Ганская, Эвелина

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Эвелина Ганская
Ewelina Constancja Viktoria Hańska
Эвелина Ганская, художник Фердинанд Георг Вальдмюллер (1835)
Эвелина Ганская, художник Фердинанд Георг Вальдмюллер (1835)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Имя при рождении:

Эвелина Ржевусская

Род деятельности:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения:

6 января 1801(1801-01-06)

Место рождения:

Погребище

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подданство:

Российская Империя

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).

Место смерти:

Париж

Отец:

Ржевуский, Адам Станиславович

Мать:

Юстина Ржевуская (Рдуловская)

Супруг:

Вацлав Ганский,
Оноре де Бальзак

Супруга:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дети:

от Вацлава Ганского:
Анна Мнишек

Награды и премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Разное:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Эвели́на Га́нская, урождённая Ржевуская (польск. Ewelina Constancja Viktoria Hańska, 18011882) — польская помещица и русская подданная, жена Оноре де Бальзака.

Эвелина была четвёртой из семи детей, рождённых в имении Погребище в семье сенатора Адама Ржевуского и его жены Юстины Рдуловской. Её первый муж Вацлав Ганский (1784—1842), предводитель дворянства на Волыни и кавалер многих орденов, владелец усадебного дома в селе Верховне. Вацлав Ганский был старше Эвелины на 17 лет. Сестра — Каролина Собаньская, в которую в своё время был влюблён Пушкин.







Отношения с Бальзаком

Первое письмо от Эвелины Бальзак получил в 1832 году, оно было датировано 28-м февраля и подписано «Чужестранка». Автор письма восхваляла талант Бальзака и слегка критиковала его.

«Ваша душа прожила века, милостивый государь, а между тем меня уверили, что Вы ещё молоды, и мне захотелось познакомиться с Вами… Когда я читала Ваши произведения, сердце моё трепетало; Вы показываете истинное достоинство женщины, любовь для женщины — дар небес, божественная эманация; меня восхищает в Вас восхитительная тонкость души, она-то и позволила Вам угадать душу женщины».

7 ноября пришло второе письмо. Чужестранка не открывала своего имени, но обещала писать регулярно.

Чужестранка просила опубликовать в газете «Котидьен» (единственной, которая была разрешена в России) объявление, подтверждающее получение этого письма. Бальзак выполнил её просьбу, после этого Эвелина раскрыла своё инкогнито. Ей было тридцать два года, хотя она и скрывала свой возраст, всегда отнимая пять лет. Писатель посылал госпоже Ганской письма через гувернантку её дочери в двойном конверте. Впервые Оноре и Эвелина увиделись в октябре 1833 года в Невшателе. Тогда же Бальзак познакомился и с мужем Эвелины — Вацллавом Ганским. Роман в письмах продолжался долгие 10 лет.

Эвелина овдовела в 1842 году, но ещё долго не могла выйти замуж за Бальзака. По законам Российской империи дать разрешение на вступление в брак с иностранным подданным и на вывоз за границу родового состояния мог дать только сам император Николай I. Только после передачи состояния своей единственной дочери Эвелина смогла выйти вторично замуж.

В сентябре 1847 года, несмотря на свою болезнь, Бальзак решил ехать в имение Ганской — Верховню. Однако вскоре вернулся в Париж ни с чем — Ганская отказалась выйти за него замуж. Романист был настойчив: в сентябре 1848 года он вновь посетил Верховню. Теперь это был уже постаревший и очень больной человек. Ганская, увидев беспомощность Бальзака, да и сама уставшая от одиночества, в этот раз решилась на брак.

14 марта 1850 года Бальзак обвенчался с Эвелиной в костёле святой Варвары в Бердичеве, за 5 месяцев до своей кончины, и в тот же день Оноре написал своему близкому другу мадам Карро:

«Только Вы должны узнать от меня о счастливой развязке великой и прекрасной драмы сердца, длившейся шестнадцать лет. Три дня тому назад я женился на единственной женщине, которую любил, которую люблю ещё больше, чем прежде, и буду любить до самой смерти»
.

Шафером на свадьбе был Густав Олизар. С Эвелиной Ганской Олизар состоял в родстве — ещё в 1838 году за её двоюродного брата он выдал замуж свою дочь, красавицу Лили. А венчал Бальзака и Ганскую брат жены Олизара, прелат Ожаровский.

Родные братья Ганской, гордившиеся своим знатным родом и богатством, считали неприличным брак сестры с человеком совсем не знатным и живущим на литературные заработки. В 1846 г. Эвелина выдала свою дочь Анну за графа Георга Мнишека, одного из последних представителей знаменитого польского рода.

После свадьбы Эвелина навсегда покинула родину. Когда супруги приехали в Париж, Бальзак был уже тяжело болен. Эвелина преданно ухаживала за ним.

Бальзак сделал свою жену единственной наследницей. Она могла отказаться от наследства, обременённого долгами, но предпочла уплатить их и лишилась почти всего своего личного состояния. Её дочь с мужем, продав почти все владения в России, обосновались в Париже, рядом с Эвелиной.

В 1851 году Эвелина познакомилась с художником Жаном Жигу, их связь продолжалась тридцать лет до её смерти.

См. также

Напишите отзыв о статье "Ганская, Эвелина"

Литература

  • Моруа А. Прометей, или жизнь Бальзака. — М., 1967.

Ссылки

  • [http://www.aif.ru/online/dochki/323/42_01 Почтовый роман Оноре де Бальзака]
  • [http://ws.net.ua/berd/berdichev/doc/balzak/albom/ganska.htm Фотографии]

Отрывок, характеризующий Ганская, Эвелина

– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.