Геринг, Герман

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Геринг, Герман Вильгельм»)
Перейти к: навигация, поиск
Герман Геринг
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">267x400px</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

президент рейхстага
30 августа 1932 — 23 апреля 1945
Предшественник: Пауль Лёбе
Преемник: должность упразднена
премьер-министр Пруссии
19 апреля 1933 — 23 апреля 1945
Предшественник: Франц фон Папен
Преемник: должность упразднена
рейхсминистр авиации Германии
27 апреля 1933 — 23 апреля 1945
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Роберт фон Грейм
и. о. рейхсштатгальтера Пруссии
30 января 1935 — 23 апреля 1945
Предшественник: Адольф Гитлер
Преемник: должность упразднена
уполномоченный по четырёхлетнему плану
18 октября 1936 — 23 апреля 1945
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Преемник фюрера
29 июня 1941 — 23 апреля 1945
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
и. о. рейхсминистра экономики Германии
26 ноября 1937 — 15 января 1938
Предшественник: Ялмар Шахт
Преемник: Вальтер Функ
имперский лесничий Германии
3 июля 1934 — 23 апреля 1945
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
 
Вероисповедание: лютеранин
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
близ Розенхайма, Бавария, Германская империя
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Нюрнберг, Бавария, Американская зона оккупации Германии
Место погребения: кремирован в Мюнхене
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Эрнст Генрих Геринг
Мать: Франциска Геринг (урожд. Тифенбрунн)
Супруга: Карин фон Канцов
Эмми Зоннеманн
Дети: Эдда Геринг
Партия: НСДАП (1922—1945)
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Военная служба
Годы службы: 19121918, 19231945
Принадлежность: Германская империя22x20px Германская империя
Веймарская республика22x20px Веймарская республика
Третий рейх22x20px Третий рейх
Род войск: военно-воздушные силы
Звание: 55px Рейхсмаршал

Группенфюрер СА

Командовал: люфтваффе (1935—1945)

Штурмовые отряды СА (1923)

Сражения: Первая мировая война

Вторая мировая война

 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Награды:

Немецкие (лишен всех званий и наград 23 апреля 1945 года):

60px
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
60px
60px Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса
60px 60px
60px 60px 60px

Иностранные:

Орден Восходящего солнца 1 класса Кавалер Большого креста ордена Меча Кавалер Большого креста Королевского венгерского ордена Святого Стефана
Кавалер Высшего ордена Святого Благовещения Кавалер Большого креста ордена Святых Маврикия и Лазаря Кавалер Большого креста ордена Короны Италии
60px Большой крест ордена Белой розы
Знак военного летчика Пруссия
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ге́рман Вильге́льм Ге́ринг (немецкое произношение Гёринг[1], нем. Hermann Wilhelm Göring аудио ; 12 января 1893, близ Розенхайма, Германская империя — 15 октября 1946, Нюрнберг, Американская зона оккупации Германии) — политический, государственный и военный деятель нацистской Германии, рейхсминистр Имперского министерства авиации, рейхсмаршал Великогерманского рейха (19 июня 1940), группенфюрер СА.

Сыграл важную роль в организации люфтваффе, военно-воздушных сил Германии, верховное командование которыми Геринг осуществлял практически весь период Второй мировой войны в Европе (1939—1945).

Геринг являлся одним из наиболее влиятельных людей в нацистской Германии, его иногда называют «вторым человеком» после Гитлера, а согласно декрету от 29 июня 1941 года он официально являлся «преемником фюрера»[2][3].

23 апреля 1945 года по приказу Гитлера лишён всех званий и должностей и исключен из партии. Приговором Нюрнбергского трибунала был признан одним из главных военных преступников и приговорён к смертной казни через повешение, но накануне казни покончил жизнь самоубийством.







Юность

Сын высокопоставленного чиновника, личного друга Отто фон Бисмарка, генерал-губернатора немецкой Юго-Западной Африки Эрнста Генриха Геринга. Образование получил в кадетских училищах в Карлсруэ и БерлинеЛихтерфельде (Прусская военная академия). В марте 1912 года вступил в 112-й пехотный полк принца Вильгельма (Мюльхаузен) фанен-юнкером (кандидат в офицеры). В январе 1914 года произведён в лейтенанты.

Ас Первой мировой войны

В начале Первой мировой войны участвовал в боях на Западном фронте в должности адъютанта пехотного батальона. В октябре 1914 года добился перевода в 25-й авиационный отряд. Сначала летал в качестве наблюдателя, затем — пилота разведывательной и бомбардировочной авиации. С осени 1915 года — лётчик-истребитель. Проявил себя бесстрашным авиатором, часто пренебрегал смертельной опасностью. 14 марта 1916 года сбил свой первый бомбардировщик. С мая 1917 года — командир 27-й эскадрильи, в августе 1917 года получил звание обер-лейтенант, с 3 июля 1918 года — командир 1-й истребительной эскадры «Рихтгофен» — наиболее известного элитного авиасоединения германской армии.

За время боев сбил 22 самолёта противника и был награждён Железным крестом 1-го и 2-го класса, орденом Pour le Mérite (2 июня 1918) и др. С июля 1919 года — в отпуске, в марте 1920 года демобилизован в чине капитана (приказ о присвоении звания 8 июня 1920 года). Выступал с показательными полётами в Дании и Швеции, где познакомился с женой шведского офицера Карин фон Канцов, на которой женился в 1923 году. В 1922 году вернулся в Германию и поступил в Мюнхенский университет.

В нацистской партии. Руководитель СА

В ноябре 1922 года встретился с А. Гитлером и стал активно участвовать в нацистском движении, член НСДАП. В январе 1923 года Гитлер назначил его верховным руководителем СА. Один из создателей СА, руководил их превращением в мощную военизированную силу. В это же время у Геринга возникли натянутые отношения с другим руководителем СА — Эрнстом Рёмом. Участник «Пивного путча» 9 ноября 1923 года, во время которого шёл рядом с Гитлером.

Геринг был тяжело ранен двумя пулями в верхнюю часть правого бедра и район паха; в рану попала грязь, вызвавшая заражение. Соратники по путчу дотащили раненого до двора дома по адресу Резиденцштрассе, 25. Владелец дома, еврей по национальности, Роберт Баллин (Robert Ballin) предоставил истекающему кровью Герингу убежище, в благодарность за что он после произошедших 9—10 ноября 1938 года еврейских погромов (события так называемой «Хрустальной ночи», «Kristallnacht») освободил Баллина и его жену из концлагеря.[4] 10 ноября 1923 был выдан ордер на арест Геринга. В тяжёлом состоянии жена нелегально вывезла его в Австрию для лечения. Жил в Австрии, Италии, Швеции; тогда же Геринг, чтобы избавиться от сильных болей, стал принимать морфий, который вызвал нарушение психической деятельности. У Геринга развилась зависимость от наркотика, излечили от которой его уже только после Второй мировой войны, когда он находился в плену у союзников. В результате попадания пули в район паха, у Геринга был нарушен обмен веществ, и он стал набирать вес, ставший его отличительной чертой в комиксах СССР и не только.[5] Он был помещён в психиатрическую клинику, сначала в Лангбро, затем в Конрадсберге. Когда начался суд над Гитлером, Геринг пытался вернуться в Германию, но Гитлер через своего адвоката запретил ему делать это, чтобы «сберечь себя для национал-социализма». Жена Геринга, Карин, добилась встречи с Гитлером в тюрьме; на встрече Гитлер вновь подтвердил, что Геринг является его ближайшим соратником.

Во главе рейхстага и полиции

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
На митинге (1927)

В 1927 году, после амнистии, участники путча вернулись в Германию и Геринг был назначен личным представителем Гитлера в Берлине. 20 мая 1928 года избран депутатом Рейхстага, один из 12 депутатов-нацистов. Являясь экспертом НСДАП по техническим вопросам, Геринг установил близкие связи со многими руководителями крупной, в том числе военной, промышленности Германии. После июльских выборов 1932 года, когда НСДАП, получив 230 мест в рейхстаге, стала крупнейшей партией Германии, 30 августа избран председателем рейхстага (и оставался им до 1945 года, хотя после принятия 23 марта 1933 года закона «О ликвидации бедственного положения народа и государства» (Gesetz zur Erhebung der Not im Volke und Reich), предоставлявшего кабинету министров право издавать имперские законы, роль рейхстага стала чисто декоративной, а с 1942 года он вообще перестал собираться). На этом посту Геринг добился гегемонии НСДАП в рейхстаге и принятия вотума недоверия правительству Ф. фон Папена. 30 января 1933 года после формирования правительства Гитлера, оставаясь председателем рейхстага, стал имперским министром без портфеля, осуществлявшим контроль за авиацией и Министерством внутренних дел Пруссии. 2 февраля 1933 года лично возглавил полицию Пруссии и начал проведение в ней чистки (из прусской полиции было уволено 1457 чел.), назначив на все руководящие посты приверженцев НСДАП. После того как прусский ландтаг признал действия Геринга незаконными, он был 7 февраля распущен «в интересах защиты народа». Одновременно были запрещены собрания, «способные нарушить общественный порядок».

17 февраля своим «указом о стрельбе» Геринг разрешил полиции широко применять оружие для установления общественного порядка, а 22 февраля мобилизовал во вспомогательные силы полиции около 30 тысяч штурмовиков, придав им, таким образом, официальный статус. 24 февраля подведомственные Герингу полицейские силы совершили налёт на штаб-квартиру КПГ в Берлине — «Дом Карла Либкнехта» (хотя руководство КПГ покинуло её ещё раньше, перейдя частично на нелегальное положение). Политическими противниками обвинялся в тайной организации поджога Рейхстага 27 февраля 1933 года. На экстренном заседании Рейхстага Геринг заявил, что эта акция стала ответом коммунистов на проведённую 22 февраля конфискацию документов Компартии.

С 11 апреля 1933 года — министр-президент Пруссии[6]. 30 января 1935 года А. Гитлер поручил Герингу исполнять его обязанности рейхсштатгальтера Пруссии[7].

25 апреля 1933 года создал Государственную тайную полицию (Гестапо) и стал её начальником (заместитель — Р. Дильс). Один из инициаторов уничтожения высшего руководства СА во время «Ночи длинных ножей» 30 июня 1934 года.

31 августа 1933 года прямо из капитанов Геринг произведён в генералы пехоты.

Интересно, что одной из задач советского дипломата работавшего в Германии в 1935—1937 годах Давида Канделаки было «проверить слухи, что Гитлера может сменить Геринг» (историк Лев Безыменский)[8].

В 1934 году все администрации лесничеств Германии, ранее находившихся под управлением земель, были объединены в единую службу лесничеств Reichsforstamt и поставлены под контроль Германа Геринга, назначенного 3 июля 1934 года на специально для него учреждённую должность «имперского лесничего Германии» (рейхс-форстмейстера, нем. Reichsforstmeister)[9]. Помимо этого Геринг стал также «Имперским егерем Германии» (рейхс-егермайстером, нем. Reichsjägermeister)[10], а позднее также — «Высшим уполномоченным по охране природы» («Oberster Beauftragte für den Naturschutz»). На всех этих постах Геринг осуществлял контроль за всем лесным и охотничьим хозяйством Германии.

Создание люфтваффе. Подготовка к войне

 Просмотр этого шаблона  22px Национал-социализм
Основные понятия

Диктатура Вождизм Правая идеология Шовинизм Расовая политика Милитаризм Антидемократизм

Идеология

Народное движение «25 пунктов» • «Моя борьба» • Недочеловек Нюрнбергские расовые законы Расовая теория Гюнтера Расовая политика «Миф двадцатого века»

История

Общество Туле Немецкая рабочая партия Пивной путч Третий рейх Ночь длинных ножей Хрустальная ночь Вторая мировая война Решение чешского вопроса / еврейского вопроса Катастрофа европейского еврейства Холокост Военные преступления против жителей СССР Нюрнбергский процесс

Персоналии

Адольф Гитлер Генрих Гиммлер Герман Геринг Рудольф Гесс

Организации

НСДАП СА СС Гитлерюгенд Гестапо Вервольф Союз немецких девушек Юнгфольк Союз девочек Зимняя помощь Германский трудовой фронт Сила через радость Вера и красота Образование в Третьем рейхе Национал-социалистические (мехкорпус авиакорпус народная благотворительность женская организация союз студентов союз врачей союз учителей союз юристов союз помощи жертвам войны)

Нацистские партии и движения

Венгрия Северный Кавказ Бельгия Нидерланды Чечня Норвегия Латвия Белоруссия

Родственные понятия

Фашизм Антикоммунизм Неонацизм Интегральный национализм Нацистский оккультизм


Файл:Bundesarchiv Bild 146-1977-149-13, Hermann Göring, Adolf Hitler, Albert Speer.jpg
Герман Геринг и Адольф Гитлер в 1943 году.

27 апреля 1933 года Геринг стал во главе созданного Имперского министерства авиации, начав тайное возрождение ВВС, которые Германии было запрещено иметь по условиям Версальского мира. Однако, имевший большое число партийных обязанностей Геринг переложил организацию Люфтваффе на статс-секретаря Э. Мильха и начальника Командного управления генерала Вальтера Вефера.

Файл:Retrato de Herman Goering.jpg
Рейхсмаршал люфтваффе Герман Геринг.

9 марта 1935 года Гитлер официально признал существование в Германии военно-воздушных сил, и Геринг в этот же день был назначен их главнокомандующим (1 марта 1935 года получил звание генерала авиации). Привлёк к руководству люфтваффе асов Первой мировой войны, своих друзей по фронту, многие из которых оказались абсолютно не приспособленными к руководящей работе.18 октября 1936 года Геринг был назначен уполномоченным по 4-летнему плану, и в его руках было сосредоточено все руководство экономическими мероприятиями по подготовке Германии к войне — в ущерб Имперским министерствам экономики и финансов. В июле 1937 года был создан огромный государственный концерн «Герман Геринг Верке» («Reichswerke AG für Erzbergbau und Eisenhütten Hermann Göring»), в ведение которого перешли многочисленные конфискованные у евреев заводы, а позже — заводы на оккупированных территориях. Сыграл решающую роль в организации кризиса Бломберга—Фрича. 4 февраля 1938 года произведён в звание генерал-фельдмаршала авиации (нем. General-Feldmarschall der Flieger) введённое персонально для него. Во время аншлюса Австрии Геринг по телефону осуществлял руководство и координацию действий австрийских нацистов, сыграв одну из главных ролей в присоединении этой страны к Германии. 4 сентября 1938 года в соответствии с Законом об обороне назначен постоянным заместителем Гитлера в Совете министров по обороне рейха.

Файл:Special Film Project 186 - Hermann Göring 2.jpg
Герман Геринг в 1945 году

Вторая мировая война

После успешного завершения Польской кампании, где его люфтваффе сыграло очень важную роль, 30 сентября 1939 года награждён Рыцарским орденом Железного креста. После разгрома Франции 19 июля 1940 года Геринг был награждён Большим крестом Железного креста (он был единственным, кто имел такую награду в Третьем рейхе) и персонально для него было введено звание Рейхсмаршала (Рейхсмаршал Великогерманского рейха, нем. Reichsmarschall des Grossdeutschen Reiches). Законом 29 июня 1941 официально назначен наследником Гитлера на случай его смерти или в том случае, если он по какой-либо причине окажется не в состоянии выполнять свои обязанности «даже на короткий срок». 30 июля 1941 года Геринг подписал представленный ему Рейнхардом Гейдрихом документ об «окончательном решении» еврейского вопроса, по которому предполагалось уничтожение почти 20 млн чел. Постепенно в ходе военных действий люфтваффе утратили своё превосходство в воздухе, и влияние Геринга в высших эшелонах власти стало падать. В это время Геринг стал все больше внимания уделять своей личной жизни. Он отстроил роскошный дворец Каринхалл в Шорфхайде, собрал в результате ограбления музеев оккупированных стран огромную коллекцию произведений искусства. В 1942 году, после назначения на пост имперского министра вооружений и боеприпасов любимца Гитлера Альберта Шпеера, влияние Геринга на военную экономику, как уполномоченного по 4-летнему плану, начало постепенно сходить на нет.

Несмотря на кажущуюся отрешенность, Геринг отлично понимал, что происходит. В начале 1942 года он сказал Шпееру: «Если после этой войны Германия сохранит границы 1933 года, можно будет сказать, что нам крупно повезло».

В конце 1942 года Геринг клятвенно заверил Гитлера, что обеспечит бесперебойное снабжение окружённой под Сталинградом 6-й армии генерала Паулюса всем необходимым, что было заведомо невозможно (в январе 1943 года Паулюс капитулировал). После этого Геринг окончательно утратил доверие Гитлера, чему, кроме того, способствовала сложная интрига, затеянная Мартином Борманом против Геринга[11].

Разрыв с Гитлером

Гитлер публично объявил Геринга виновным в том, что он не смог организовать противовоздушную оборону страны. 23 апреля 1945 года, исходя из Закона 29 июня 1941 года, Геринг, после совещания с Г. Ламмерсом, Ф. Боулером и другими, обратился к Гитлеру по радио[уточнить], прося его согласия на принятие им — Герингом — на себя функций руководителя правительства. Геринг объявил, что если он не получит ответ к 22 часам, то будет считать это согласием. В тот же день Геринг получил приказ Гитлера, запрещавший ему брать на себя инициативу, одновременно по приказу Мартина Бормана Геринг был арестован отрядом СС по обвинению в государственной измене[11]. Через два дня Геринг был заменён на посту главнокомандующего Люфтваффе генерал-фельдмаршалом Робертом риттером фон Греймом, лишён званий и наград. В своём Политическом завещании Гитлер 29 апреля исключил Геринга из НСДАП и официально назвал своим преемником вместо него гросс-адмирала Карла Дёница. 29 апреля переведён в замок близ Берхтесгадена. 5 мая отряд СС передал охрану Геринга подразделениям Люфтваффе, и Геринг был немедленно освобождён. 8 мая арестован американскими войсками в Берхтесгадене.

Нюрнбергский процесс и самоубийство

Файл:Nuremberg-1-.jpg
Геринг (в переднем ряду слева) на Нюрнбергском процессе
Файл:Goering-corpse.jpg
Труп Геринга после самоубийства. 16 октября 1946 года

Добровольно вместе с семьей сдался в плен армии США. В качестве главного военного преступника привлечён к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге, где являлся самым важным подсудимым. Приговорён к смертной казни через повешение. В своем последнем слове (31 августа 1946 г.) решения трибунала не признал: «Победитель всегда является судьёй, а побеждённый — осуждённым. Я не признаю решения этого судилища… Я рад, что меня приговорили к казни… ибо тех, кто сидит в тюрьме, никогда не производят в мученики». Контрольная комиссия трибунала отклонила его прошение о замене смертной казни через повешение расстрелом. За 2 часа до исполнения приговора совершил самоубийство в своей камере.

Доподлинно неизвестно, кто передал Герингу яд в тюрьме, факты таковы: казнь была назначена на два часа ночи 16 октября, дату держали в строжайшем секрете и от приговоренных, и от прессы. 15 октября в 21 час 30 минут лечащий врач Геринга доктор Пфлюкер, в сопровождении лейтенанта охраны Маклиндена, вошёл в камеру Геринга. Как большинство охранников тюрьмы, Маклинден не говорил по-немецки и не мог понять, что доктор говорил Герингу. Лейтенант проследил, как доктор передал Герингу пилюлю (снотворное), которую он принял в их присутствии. Пфлюкер и Маклинден были последними посетителями камеры № 5, которые видели её узника живым.

На армейском расследовании последний, кто охранял Геринга — рядовой Джонсон — свидетельствовал: «Было ровно 22 час. 44 мин., так как я посмотрел в этот момент на часы. Примерно через две-три минуты он (Геринг) как будто оцепенел и с его губ сорвался сдавленный вздох»[12]. На момент прибытия дежурного офицера и тюремного доктора Геринг был уже мёртв. Во рту были обнаружены осколки стекла. Военные медики определили отравление цианистым калием.

Файл:SFP 186 - Hermann Goering.ogv
Герман Геринг беседует с американским солдатом. 1945 год.

Все нацистские лидеры и министры в последние дни войны имели при себе стандартные стеклянные ампулы с цианистым калием, которые Гитлер раздал даже своим секретарям и стенографистам.

Комендант тюремного блока полковник Эндрюс был настроен категорично — ни в коем случае не допустить, чтобы кто-нибудь из плененных военных преступников, которых он охранял, ушёл из жизни до суда. Предупредительные меры были особо ужесточены после самоубийства Роберта Лея. Но Геринг был так уверен, что его яд не найдут, что за четыре дня до своей предполагаемой смерти написал письмо полковнику Эндрюсу с разъяснениями. Это было одно из трех писем, вложенных в один конверт, который нашли у него в постели после смерти. Первое письмо содержало длинное обращение к германскому народу с оправданием его действий и отрицанием обвинений союзников. Второе было коротким и являлось нежным прощанием с женой и дочкой.

Обращение Геринга к немецкому народу американцы забрали себе и с тех пор так и не предоставили его для публикации. Прощальное письмо передали жене Эмме. Третье письмо было таким:

Нюрнберг, 11 октября 1946 г.

КОМЕНДАНТУ

Я всегда имел при себе капсулу с ядом с того самого момента, когда меня взяли под арест. Когда меня привезли в Мондорф, я имел три капсулы. Первую я оставил в одежде, так чтобы её нашли при обыске. Вторую я клал под вешалкой, когда раздевался, и забирал, одеваясь. Я делал это и в Мондорфе, и здесь, в камере, так удачно, что несмотря на частые и тщательные обыски её не нашли. Во время заседаний суда я прятал её в своих сапогах. Третья капсула всё ещё находится в моём чемоданчике, спрятанная в круглой баночке с кремом для кожи. … Нельзя винить тех, кто меня обыскивал, так как найти капсулу было практически невозможно. Так уж получилось.
Герман Геринг

P.S. Доктор Гилберт (прим: тюремный психолог) сообщил мне, что контрольная коллегия отказала в замене способа казни на расстрел.[13]

Эта версия у большинства современных исследователей вызывает большие сомнения, так как они считают, что 11 месяцев водить тюремщиков за нос Геринг не мог. Однако: «третья» капсула всё-таки была изъята из его чемодана, а лейтенант Джек Уиллис (начальник склада личных вещей заключенных) попал под подозрение, тем более, что у него были найдены личные золотые вещи Геринга, которые можно было считать «оплатой»[14][15].

Заслуживает внимания и такой факт, что несмотря на беспрецедентные меры коменданта тюремного блока полковника Эндрюса, надзор за заключенными нацистами в нюрнбергской тюрьме вовсе не был таким абсолютным, как ему казалось. Альберт Шпеер, через много лет, признался: «У меня был тюбик зубной пасты с ядом внутри все время, пока я находился в Нюрнберге. А потом я взял его с собой в тюрьму Шпандау. Никому и в голову не пришло заглянуть в него»[12][16].

По результатам военного расследования американцами было сделано предположение, что яд Геринг прятал под ободком стульчака унитаза.

Файл:Bundesarchiv Bild 183-H28422, Reichskabinett Adolf Hitler.jpg
Герман Геринг и Адольф Гитлер вместе с кабинетом министров в 1933 году.

Почти сразу после самоубийства Геринга появляется новая версия. Помощник Главного обвинителя от СССР М. Ю. Рагинский в своих воспоминаниях писал: «Некоторое время спустя австрийский журналист Блейбтрей выступил с сенсационным сообщением о том, что будто бы он ухитрился до начала заседания пройти в зал и прикрепить к скамье подсудимых при помощи жевательной резинки ампулу с ядом, которым Геринг потом отравился. Журналист на этой сенсации немало заработал, но то была примитивная ложь: зайти в зал до начала судебного заседания, тем более лицу, не принадлежавшему к составу трибунала или к аппарату Главных обвинителей, имевших специальные пропуска, было абсолютно невозможно»[17].

Данная версия всерьёз даже не рассматривалась, так как на момент проведения процесса зал судебных заседаний был действительно строго охраняемым объектом.

О следующей появившейся версии по передаче яда всё тот же автор далее пишет: «Обергрупенфюрер СС Бах-Зелевски, выпущенный из тюрьмы, попытался отнять „лавры“ у журналиста. Встретившись с Герингом в тюремном коридоре, он якобы сумел передать кусочек туалетного мыла, где была запрятана ампула цианистого калия. Однако Бах-Зелевски тоже сказал неправду. И не без определённого умысла. На Нюрнбергском процессе обергруппенфюрер СС дал очень важные показания…… Подсудимые объявили его предателем, вот и придумал Бах-Зелевски легенду, чтобы задним числом в какой-то мере реабилитировать себя в глазах гитлеровских последователей.»[17]

Сам М. Ю. Рагинский считает, что яд был передан Герингу через офицера американской охраны за солидную взятку. А передала его жена Геринга, которая приезжала к мужу за несколько дней до назначенной даты исполнения приговора.

В 2005 году появляется очередная новая версия, согласно которой яд был передан Герингу его бывшим охранником Гербертом Стиверсом. Об этом он, незадолго до своей смерти, признался журналистам. Он полагает, что посмертное письмо Геринга Эндрюсу — благородный жест Геринга, чтобы отвести от него подозрения[18][19][20].

Точно установить обстоятельства, при которых Геринг получил яд, так и не удалось. Возможностей, помимо приведённых выше, для этого у него было более чем достаточно, так как Геринг ежедневно общался со многими адвокатами, они передавали ему различные бумаги и, конечно, без затруднений могли передать и ампулу с цианистым калием.

В обстановке секретности тело кремировано в Мюнхене вместе с остальными приговоренными по решению трибунала. В 2006 англичанами был поставлен фильм «Нюрнберг: Последнее противостояние Геринга» (Nuremberg: Goering’s Last Stand).

Воинские звания

генерал пехоты генерал авиации генерал-полковник авиации
100px 100px 100px
31 августа 1933 1 марта 1935 20 апреля 1936
генерал-фельдмаршал авиации рейхсмаршал Великогерманского рейха
100px 100px
4 февраля 1938 19 июля 1940


Интересные факты

  • Геринг активно поддерживал версию о том, что он был прямым потомком французского короля Людовика Святого.
  • Младший брат Геринга, Альберт Геринг (1895—1966), был ярым противником нацистского режима, помогал евреям, не раз заявлял о своём отрицательном отношении к брату. По иронии судьбы, после войны, вернувшись в Германию, Геринг-младший был вынужден работать на мелких должностях, страдая от своего родства с бывшим рейхсмаршалом.
  • История с заместителем Геринга — Мильхом. Тот был «полукровкой» (наполовину евреем), однако Геринг не позволил арестовать его или уволить, заявив: «У себя в Люфтваффе я сам решаю, кто еврей, а кто нет». В дальнейшем Мильху «подправили» биографию, объявив, что его действительный отец — немецкий аристократ, а не еврей.
  • Геринг, сам того не желая, оставил след не только в военной истории, но и в истории всемирной медицины. В разгар войны поставки опиума прекратились, и Геринг отдал приказ фармацевтической компании изготовить полностью синтетический наркотик, заменивший бы героин, чтобы избежать возможных ломок. Усилиями ученых был придуман метадон, которым в наше время лечат больных с опиумной (героиновой) зависимостью.
  • Одевался роскошно, имел привычку красить лицо, активно пользовался средствами парфюмерии.
  • Был фанатом футбола, не позволял отправлять профессиональных футболистов, бывших у него в подчинении, на фронт.
  • Конфискованный американцами золотой маршальский жезл рейхсмаршала находится в музее вооружённых сил США в Вашингтоне.

Образ Германа Геринга в кино

Напишите отзыв о статье "Геринг, Герман"

Примечания

  1. Немецкое произношение — Хе́рман Ви́льхельм Гёринг. Формально правила транскрипции требуют передавать фамилию Göring как Гёринг, но такое написание не использовалось даже во времена обязательного применения буквы «ё» в советской печати (1942—1953). См. обстоятельства, связанные с буквой «ё»
  2. Марлис Штайнер Режим гроссадмирала Деница. Капитуляция Германии — Центрполиграф, 2011. — С. 33
  3. Декрет был отменен только 23 апреля 1945 года в связи с отставкой Геринга
  4. Ben Barkow; Raphael Gross; Michael Lenarz, Hrsg., Novemberpogrom 1938 : Die Augenzeugenberichte der Wiener Library, London , Frankfurt 2008, S. 482.
  5. «Герман Геринг — маршал Рейха». — Автор: Г. Гротов, Издательства: Русич, Олимп, год выпуска: 1998, 448 страниц ISBN 5-7390-0583-3, 5-313-00015-2
  6. [http://www.ushmm.org/wlc/en/article.php?ModuleId=10007772 Hermann Göring: Timeline]
  7. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/14207/ПРУССИЯ Пруссия]
  8. [http://izvestia.ru/news/309279 Миссия Канделаки — Известия]
  9. [http://eknigi.org/voennaja_istorija/164829-schie223vorschrift-f252r-den-reichsbund-deutsche.html Военная история → Schießvorschrift für den Reichsbund «Deutsche Jägerschaft» ]
  10. Залесский К. А. «Люфтваффе. Военно-воздушные силы Третьего рейха». — М., «Яуза», «Эксмо», 2005. ISBN 5-699-13768-8.
  11. 1 2 [http://fakeoff.org/history/poslednyaya-radost-gitlera Последняя радость Гитлера]
  12. 1 2 Г. Гротов. Рейхсмаршал Геринг. — М.: «Вече», 2005. — стр.465, ISBN 5-9533-0577-X.
  13. Гротов Г. Рейхсмаршал Геринг. — М., 2005. — ISBN 5-9533-0577-X. (стр.467)
  14. [http://www.kontinent.org/article_rus_47be1ac2147d1.html СТАНДАРТЫ И ПОКЛОННИКИ]
  15. [https://archive.is/20120713010227/genproc.gov.ru/management/interview/document-50/ Генеральная прокуратура РФ | Интервью]
  16. Albert Speer. Spandauer Tagebücher. — (German) Gebunden.: «Propyläen- Verlag Ullstein Gmbh» — ISBN 978-3-549-17316-9, на русском языке А. Шпеер Шпандау: Тайный дневник, ISBN 978-5-8159-1015-7
  17. 1 2 М. Рагинский. Нюрнберг: перед судом истории — М.: «Политиздат», 1986 стр.77
  18. [https://archive.is/20120802111711/www.izvestia.ru/world/article1160410/ Тайна самоубийства Германа Геринга, возможно, раскрыта] // Известия. Ру
  19. [http://www.utro.ru/articles/2005/02/07/405079.shtml Тайна смерти Германа Геринга раскрыта] // Утро.ру
  20. [http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=14628&issue=183 Герберт Ли Стиверс: «Я убил Геринга»] // Родная газета

Литература

  • Залесский К.А. Вожди и военачальники Третьего рейха: Биографический энциклопедический словарь.. — М.: «Вече», 2000. — С. 108—112. — 576 [16 илл.] с. — ISBN 5-7838-0550-5.
  • Залесский К.А. Кто был кто в Третьем рейхе: Биографический энциклопедический словарь. — М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2002. — С. 187—191. — 942 [2] с. — ISBN 5-17-015753-3 (ООО «Издательство АСТ»); isbn 5-271-05091-2 (ООО «Издательство Астрель»).
  • Залесский К.А. НСДАП. Власть в Третьем рейхе. — М.: Эксмо, 2005. — С. 127—131. — 672 с. — ISBN 5-699-09780-5.
  • Чёрная Л. Б. Коричневые диктаторы. М.: Издательство «Республика», 1992
  • Sommerfeldt M. Hermann Göring. Ein Lebensbild. Berlin, 1933 (официальная биография).
  • Frischauer, Willi: The Rise and Fall of Hermann Goering (Ballantine Books 1951)
  • Overy, Richard J.: Goering: The Iron Man (Routledge 1984)
  • Maser, Werner: Hitlers janusköpfiger Paladin: die politische Biographie, (German) (Berlin 2000) ISBN 3-86124-509-4
  • Г. Гротов: Рейхсмаршал Геринг. — М.: «Вече», 2005. — ISBN 5-9533-0577-X.
  • М. Рагинский: Нюрнберг: перед судом истории — М.: «Политиздат», 1986.
  • Митчем С., Мюллер Дж. Командиры Третьего рейха. — Смоленск: Русич, 1995. — 480 с. — (Тирания). — 10 000 экз. — ISBN 5-88590-287-9.
  • Ben Barkow; Raphael Gross; Michael Lenarz, Hrsg., Novemberpogrom 1938 : Die Augenzeugenberichte der Wiener Library, London ,Frankfurt 2008, S. 482.
  • Гордиенко А. Н. Командиры Второй мировой войны. т. 1, Мн., 1997. ISBN 985-437-268-5
  • [http://www.geocities.com/~orion47/|звания и должности Г. Геринга]

Ссылки

  • Геринг Герман — статья из Большой советской энциклопедии.
  • Воропаев С. [http://interpretive.ru/dictionary/410/word/gering-german-vilgelm Энциклопедия третьего рейха, 1996]
  • [http://www.third-reich-books.com/x-567-hermann-goering-germany-reborn.htm Отрывок из книги Геринга «Возрождённая Германия»]
  • [http://www.dinfor.ru/?p=istoriya21&news=1027 Геринг. Впечатления Свена Гедина]
  • [http://german.imdb.com/title/tt0843290/ Nuremberg: Goering’s Last Stand] на IMDB
  • [http://hilvvs.com/avio/post_1210330512.html Герман Геринг]

Отрывок, характеризующий Геринг, Герман


Я не помню, как очутилась в центре этого круга. Помню только, как вдруг от всех этих фигур пошли ярко светящиеся зелёные лучи и соединились прямо на мне, в районе, где должно было быть моё сердце. Всё моё тело начало тихо «звучать»… (не знаю как можно было бы точнее определить моё тогдашнее состояние, потому что это было именно ощущение звука внутри). Звук становился всё сильнее и сильнее, моё тело стало невесомым и я повисла над землёй так же, как эти шестеро фигур. Зелёный свет стал нестерпимо ярким, полностью заполняя всё моё тело. Появилось ощущение невероятной лёгкости, будто я вот-вот собиралась взлететь. Вдруг в голове вспыхнула ослепительная радуга, как будто открылась дверь и я увидела какой-то совершенно незнакомый мир. Ощущение было очень странным – как будто я знала этот мир очень давно и в то же время, не знала его никогда.
Как мне позже объяснил мой муж, я увидела в тот момент Священную Даарию, далёкую и удивительную прародину наших предков. Но тогда я была всего лишь маленькой девочкой и видела только необыкновенной красоты хрустальный город, похожий на один из удивительных городов моих сказок… Потом эти видения вдруг исчезли и появились другие, уже совершенно непонятные. Перед моими глазами проплывал мощный искрящийся поток каких-то незнакомых знаков, похожих на странные и очень красивые буквы… (которые я узнала намного позже, читая старинные славянские Веды). Я увидела огромную хрустальную лестницу, такую высокую, что создавалось впечатление как будто она идёт в никуда. И один из шести показал, что я должна идти по ней наверх.
Это было необыкновенно – я совершенно не чувствовала своего тела, оно было полностью невесомым! На самом верху ждали ещё шесть высоких светящихся фигур, на голове одной из которых сверкала изумительной красоты корона. Она сияла и переливалась миллионами цветов (которых я никогда не видела на Земле!) и всё время меняла форму. Потом я, конечно, узнала, что это были просто энергетические структуры очень высокой сущности (которые чаще всего напоминают корону), но тогда это было по-настоящему абсолютно необыкновенно и до боли красиво…
Я опять каким-то образом оказалась в кругу, только теперь светящихся фигур вокруг меня уже было двенадцать. Опять послышалось удивительное звучание. И я увидела себя в странном хрустальном яйце, которое было как бы собрано из множества бриллиантовых кристалликов. Фигуры куда-то исчезли, осталась только я одна. Вдруг каждый из этих кристалликов начал ярко светиться и я почувствовала себя совершенно «дырявой». Как будто в моём теле вдруг открылись миллионы дырок, через которые из каждого кристаллика в меня полилась какая-то странная тёплая музыка. Было так удивительно хорошо, что захотелось плакать… Больше я не помнила ничего.
Очнулась я утром в своей комнате, прекрасно помня каждую деталь случившегося прошедшей ночью и абсолютно точно зная, что это был не сон и не моё воображение, а что это было настоящее и реальное – как это было со мною всегда. Но даже если бы мне очень хотелось в этом сомневаться, последующие события начисто стёрли бы самые скептические мои детские мысли, если бы таковые даже имелись.

Мои странные «прогулки» теперь повторялись каждую ночь. Я уже не ложилась спать, а с нетерпением ждала, когда же, наконец, в доме все уснут и всё вокруг погрузится в глубокую ночную тишину, чтобы можно было (не боясь оказаться «застуканной») в очередной раз полностью окунуться в тот необыкновенный и загадочный, «другой» мир, в котором я уже почти что привыкла бывать. Я ждала появления моих новых «друзей» и каждый раз заново даримого удивительного чуда. И хотя я никогда не знала, кто из них придёт, но всегда знала, что придут непременно... И кто-бы из них не пришёл, он вновь подарит мне очередное сказочное мгновение, которое я буду очень долго и бережно хранить в своей памяти, как в закрытом волшебном сундучке, ключи от которого имела только я одна…
Но однажды не появился никто. Была очень тёмная безлунная ночь. Я стояла прижавшись лбом к холодному оконному стеклу и неотрываясь смотрела на покрытый мерцающим снежным саваном сад, стараясь до боли в глазах высмотреть что-то движущее и знакомое, чувствуя себя глубоко одинокой и даже чуточку «по-предательски» брошенной… Было очень грустно и горько, и хотелось плакать. Знала, что теряю что-то невероятно для меня важное и дорогое. И как бы я ни старалась себе доказать, что всё хорошо и что они всего-навсего просто «опаздывают», в глубине души я очень боялась, что может быть они уже не придут никогда… Было обидно и больно и никак не хотелось в это поверить. Моё детское сердце не желало мириться с такой «жуткой» потерей и не желало признать, что это всё же должно будет когда-то произойти, только вот я ещё не знала – когда. И мне дико хотелось отодвинуть этот злосчастный миг как можно дальше!
Вдруг что-то за окном по-настоящему начало меняться и знакомо мерцать! Я поначалу подумала, что это наконец-то появляется кто-то из моих «друзей», но вместо знакомых светящихся сущностей я увидела странный «хрустальный» туннель, начинавшийся прямо у моего окна и уходивший куда-то в даль. Естественно, первым моим побуждением было долго не раздумывая броситься туда… Но тут вдруг показалось чуточку странным, что я не чувствую того обычного тепла и спокойствия, которые сопровождали каждое появление моих «звёздных» друзей.
Как только я об этом подумала, «хрустальный» туннель стал на глазах меняться и темнеть, превращаясь в странную очень тёмную «трубу» с длинными движущимися щупальцами внутри. И болезненное, неприятное давление сжало голову, очень быстро перерастая в дикую взрывающуюся боль, грозясь размозжить все мозги вообще. Тогда я впервые по-настоящему почувствала, какой жестокой и сильной может быть головная боль (которая в дальнейшем, только по уже совершенно другим причинам, будет отравлять мою жизнь целых девятнадцать лет). Мне стало по на-стоящему страшно. Не было никого, кто мог бы мне помочь. Весь дом уже спал. Но если даже и не спал бы, я всё равно не смогла бы никому объяснить, что же тут такое стряслось…
Тогда, находясь уже почти что в настоящей панике, я вспомнила о существе с изумительной красоты короной и мысленно позвала его на помощь. Казалось бы – глупо?.. Но головная боль мгновенно ушла, уступая место дикому восторгу, так как я вдруг опять увидела, уже знакомый, сверкающий город и моих дивных, необыкновенных друзей. Они почему-то все очень тепло, как бы с одобрением, улыбались, излучая удивительно яркий зелёный свет вокруг своих искрящихся тел. Как оказалось позже, я, совершенно того не подозревая, прошла в тот вечер первый в своей жизни тест, которых, правда, потом будет очень и очень много… Но это было тогда, и это было только начало...
Я была всего лишь ребёнком, и не могла тогда ещё подозревать, что в тех, «других», невероятно красивых и «чистых» мирах, могут также находиться и плохие, или, как мы их называем, «чёрные» сущности. Которые, как рыбу на крючок, ловят вот таких «зелёненьких», только-что вылупившихся птенцов (каким в то время была я) и с радостью пожирают их бушующую жизненную силу или просто подключают к какой-то своей «чёрной» системе уже навсегда. И, к сожалению, мало найдётся таких «птенцов», которые смогли бы когда-то освободиться, если не знали как, и не имели нужный для этого потенциал.
Поэтому, я даже не могла предположить насколько сильно мне тогда повезло, что в нужный момент я каким-то образом сумела увидеть совсем не то, что мне очень упорно кто-то пытался внушить… (я думаю, что сама того не понимая, сумела просканировать создавшуюся ситуацию уже тогда). И если бы не мой удивительный «коронованный» друг, которого я, дико напуганная, очень своевременно позвала, никто не знает в каком из далёких «чёрных» миров моя сущность обитала бы сейчас, если бы она вообще до сих пор всё ещё была бы жива... Вот почему и было столько радостного тепла и света в сердца моих «звёздных» друзей. И думаю, что это, к сожалению, также явилось одной из главных причин нашего прощания. Они считали, что я уже готова думать самостоятельно. Хотя так совершенно не считала я…

Ко мне подошли две женские сущности и как бы обняли с обоих сторон, хотя физически я этого абсолютно не чувствовала. Мы оказались внутри необычного строения, напоминавшего огромную пирамиду, все стены которой были сплошь и полностью исписаны странными незнакомыми письменами. Хотя, присмотревшись, я поняла, что я уже видела такие же письмена в самый первый день нашей встречи. Мы стояли в центре пирамиды, как вдруг я почувствовала странный «электроток» исходящий от обоих женских сущностей прямо в меня. Ощущение было таким сильным, что меня качало из стороны в сторону и казалось, что внутри начинает что-то расти…
Потом мужская сущность со сверкающей короной протянула руки в мою сторону и… мир изменился… Вокруг меня закружился ослепляюще яркий хрустальный смерч, который полностью «изолировал» меня от находящихся там друзей. Когда смерч распался, вокруг меня была странная чёрная голая Земля… Я находилась непонятно где и, опять же, была совершенно одна. Но почему-то не было страшно. Я чувствовала, что мне пытаются что-то показать и, что я обязательно должна постараться это увидеть. Вдруг появилось весьма жуткое ощущение абсолютной пустоты. Не было ничего – ни света, ни звуков, ни опоры под ногами. Я висела «нигде»…
Единственное, что я видела перед собой, был светящийся шар (как я теперь понимаю, это была Земля). А внутри него пылало зелёным огнём яркое «яйцо». Потом оно начало расти и меняться, становясь всё ярче и прозрачнее. От него во все стороны потянулись сотни зелёных «мостов», а на конце каждого из них была «другая» Земля… Я не знаю, как это можно по-другому объяснить, но это и в правду была наша Земля, только каждая из них выглядела совершенно по-разному, как будто находилась в другом времени или измерении…
Я не понимала, что это было, но совершенно точно знала, что должна это запомнить. И старалась, как только могла. Вдруг всё исчезло, и я снова оказалась внутри той же самой огромной пирамиды и увидела всех своих сияющих «друзей». Их было опять двенадцать и они так же, как в самый первый раз, стояли по кругу, а я – внутри. Только на этот раз, кроме исходящего от них тепла, я чувствовала ещё и странную глубокую грусть. И я поняла, что они пришли прощаться…
К своему великому удивлению, я восприняла это очень спокойно, как будто знала, что это не навсегда. Они подходили по одному и клали мне правую руку на грудь, отчего становилось необыкновенно тепло и спокойно. Прикосновение каждого оставляло на мне разный светящийся цвет, и под конец моё тело сияло двенадцатью изумительно яркими, меняющимися цветами. Я опять услышала странную музыку внутри себя, и всё исчезло… Больше я не помнила ничего.

С двояким чувством, одновременно потери и счастья, я тихо возвращалась домой. И вот тут-то меня ждал бо-ольшой сюрприз. Моя мама, в полуобморочном состоянии, ждала меня в моей комнате. Мир перевернулся, и я в тихом ужасе бухнулась со своих «сверкающих грёз» в безжалостную реальность… Я не могла лгать. Но я абсолютно не знала, что сказать. И ещё я чувствовала, что мама прекрасно знает, что это что-то опять же как-то связано с моими «странными талантами», разговора о которых ни она, ни я, к сожалению, не сможем избежать…

К моему огромному облегчению, в ту ночь она не сказала ничего. Возможно, даже и не знала, что сказать. Но на следующее утро окна в моей комнате надёжно заколотили. Мама не возвращалась к этому происшествию ещё недели две, как бы давая мне время осмыслить «содеянное». Но мне от этого, конечно же, ни чуточку легче не становилось. Папа в то время был в командировке и я от всего сердца надеялась, что может быть всё-таки как-то «пронесёт» и до его приезда всё забудется. Но, не тут-то было… В одно прекрасное утро, перед уходом на работу, мама сказала, что хочет со мной поговорить. Ну и естественно, для меня не было большого секрета – о чём…
Мама была, как всегда, ласковой и тёплой, но я всем своим нутром чувствовала что вся эта история её гнетёт и что она по-настоящему не знает с чего начать. Мы говорили очень долго. Я, как могла, пыталась ей объяснить, как много всё это для меня значит и, как страшно было бы для меня всё это потерять... Но, кажется, на этот раз я её по-настоящему напугала и мама заявила, что, если я не хочу чтобы она рассказала всё это отцу, когда он вернётся из командировки домой, я должна обещать, что такое больше не повторится никогда.
Она не понимала, что все эти мои странные диковатые «сюрпризы» отнюдь не происходят по моему желанию и что я почти никогда не знаю, когда одно или другое произойдёт….. Но, так как мнение отца для меня значило больше чем всё остальное, я дала маме обещание, что не буду делать ничего такого, насколько конечно это будет зависеть от меня. На этом и порешили.

Я честно, как все нормальные дети, ходила в школу, делала уроки, играла с моими «обычными» друзьями… и безмерно скучала о других, о моих необыкновенных, сверкающих «звёздных друзьях». Школа, к сожалению, тоже имела для меня свои сложности. Я начала ходить с шести лет, так как при проверке оказалось, что я могла бы пойти в 3-4 класс, что, естественно, никому не понравилось. Мои школьные друзья считали, что мне даётся всё слишком легко, а их мамы меня за это просто почему-то невзлюбили. И получилось, что в школе я почти всё время тоже проводила одна.
У меня была только одна настоящая школьная подруга, девочка, с которой мы просидели за одной партой все двенадцать школьных лет. А с остальными детьми отношения почему-то всё не налаживались. И не потому, что мне этого не хотелось или потому, что я не старалась – наоборот. Просто у меня всегда было очень странное ощущение, как будто мы все живём на разных полюсах... Домашние задания я почти никогда не делала или, вернее – делала, но это у меня занимало всего несколько минут. Родители, конечно же, всегда всё проверяли, но так как обычно ошибок не находилось, у меня оставалось очень много свободного времени. Я ходила в музыкальную школу (училась игре на фортепиано и пению), занималась рисованием, вышивала и очень много читала. Но всё равно, свободного времени у меня всегда оставалось предостаточно.
Была зима. Все соседские мальчишки катались на лыжах, потому что все они были старше меня (а как раз-то они и были в то время мои лучшими друзьями). А мне доставалось только лишь катание на санках, которое, по моему понятию, годилось только для малышей. И, конечно же, мне тоже дико хотелось покататься на лыжах!..
Наконец-то мне каким-то образом удалось «достать» мою мягкосердечную маму и она купила мне самые маленькие миниатюрные лыжи, какие только можно было достать. Я была на седьмом небе от счастья!!! Тут же помчалась оповестить соседских мальчишек и в тот же день была готова проверить свою обновку. Обычно они ходили кататься на большую гору около реки, где когда-то был княжеский замок. Горки там были весьма и весьма высокие и, чтобы с них спускаться, требовались хотя бы какие-то навыки, которых у меня в тот момент, к сожалению, ещё не было…
Но, естественно, я не собиралась никому уступать. Когда наконец-то, пыхтя и потея (несмотря на 25 градусный мороз!), я вскарабкалась за остальными наверх, мне, честно говоря, стало очень страшно. Ромас, один из мальчишек, спросил не желаю ли я сперва посмотреть, как они будут спускаться, но я, естественно же, сказала нет... и выбрала самую высокую горку. Вот тут-то, как говорится, «боженька меня и покарал»….. Я точно не помню, как мне хватило смелости оттолкнуться и пуститься в низ. Но, что я прекрасно помню – так это настоящую жуть от дико свистящего ветра в ушах и картинку слишком быстро приближающихся деревьев внизу… К моему счастью, я не врезалась в дерево, но со всего размаху грохнулась об огромный пень… Мои бедные новенькие лыжи разлетелись в щепки, а я отделалась маленьким ушибом, которого от возмущения даже не почувствовала. Так плачевно закончилась моя короткая, но весьма красочная, лыжная «эпопея»… Правда, намного позже, я очень полюбила лыжи и каталась часами с папой в зимнем лесу, но уже никогда не любила горки.

После такого обидного фиаско с моими «спортивными приключениями», далее заниматься каким-то зимним спортом у меня естественно никакого желания не было. Поэтому, чтобы хоть как-то заполнить мои, всё ещё остающиеся свободные часы, я старалась, как можно больше читать. И тут опять произошло кое-что непредвиден-ноновенькое… Я читала заданный урок, которой мне не очень нравился и, естественно, мне очень хотелось его быстрее закончить. Вдруг я заметила, что читаю как-то уж очень быстро. Оказалось, что я читаю не так как привычно – горизонтально, а вертикально – сверху вниз… Сначала я сама очень удивилась. Это было непривычно и чуточку странно. Но так как к странностям мне было не привыкать, я попробовала опять. И это правда оказалось намного быстрее. С этого дня я уже почти всегда читала «сверху вниз», только от этого почему-то намного больше уставали глаза. Но зато, это было быстрее и в дальнейшем способ «быстрого чтения», как я его называла, спасал меня много раз.
Другие чудеса тоже происходили постоянно, но я уже стала намного осторожнее и не спешила ими делиться даже с самыми близкими мне людьми. Поначалу было от этого чуточку грустно и горько, но потом я привыкла и, казалось, что жизнь должна быть именно такой, во в сяком случае – моя. Одиночество не создано для ребёнка, точно так же, как и не создан для него он…. Но, к сожалению, временами жизнь бывает с нами безжалостна и не обращает внимания, нравится нам то или иное, или нет. А также возможно, что всё это происходит по каким-то, до поры до времени скрытым от нас, причинам, смысл которых, позже открывшись, сильно кого-то из нас удивит, а кого-то так и оставит долго и грустно гадать: «а что же с нами было бы если бы»…

Моя «шестая» зима уже нехотя отступала, оставляя после себя рваные борозды на некогда таком девственно чистом лице земли. Снежные сугробы безжалостно «оседали», теряя свою гордую белизну и превращаясь в грязные комья льда, стыдливо таяли, рождая множество весёлых ручейков, которые, игриво перешёптываясь, весело бежали по уже начинающим кое-где зеленеть склонам и дорожкам. Дни стояли ясные, прозрачные и безветренные. В воздухе уверенно благоухали «зелёные» запахи весны и разливалось почти уже настоящее тепло, от чего всё больше просыпалась ещё сонная от зимней спячки земля. В очередной раз рождалась новая жизнь...
Я, как и все дети, обожала весну. Казалось что мы тоже, как сонные медвежата, вылезали после долгой спячки из своих «берлог» и радостно подставляли свои улыбающиеся мордашки для поцелуя первым ласковым солнечным лучам. И доброе солнышко с удовольствием «разукрашивало» россыпями веснушек наши детские щёки и носы, вызывая тёплые улыбки наших мам... Дни потихонечку становились длиннее и на нашей улице всё больше и больше старушек выходило со своими скамеечками посидеть у крылечка и порадоваться тёплым солнечным лучам.
Я очень любила нашу добрую тихую улицу. Она была не очень широкой и не слишком длинной, как я всегда её называла – домашней. Одним концом она упиралась в лес, другим же, в огромное ромашковое поле (на месте которого намного позже, к великому моему сожалению, была построена местная железнодорожная станция). На нашей, тогда ещё утопающей в зелени улице ютились всего около двадцати частных домов. Это было «благословенное» время, когда ещё не было телевизоров (первый у нас появился, когда мне было девять лет) и люди просто общались.
Мы все хорошо знали друг друга и жили, как будто это была одна большая дружная семья. Кого-то любили, кого-то не очень... Но каждый знал, что если у него случится беда, к нему всегда кто-то придёт на помощь, и никогда не случалось, чтобы кто-то остался в стороне. Даже самые «вредные» старались помочь, хотя позже они, конечно, так или иначе, не забывали об этом припомнить. Я отнюдь не пытаюсь показать романтическую идилличность места и времени, в котором я жила и, тем более, уменьшить значимость любого появлявшегося «прогресса». Но я никогда не смогу забыть, насколько теплее и чище люди были тогда, когда их души и умы не отягощались чужеродным «туманом благополучия» и «умственной грязью» этого же самого «прогресса».
Всего на всей нашей улице жило в моё время двенадцать мальчишек и четыре девчонки, все мы были разного возраста и имели разные интересы. Но, несмотря на это, было одно любимое всеми нами летнее время – вечернее, когда все собирались вместе и делали что-то, в чём могли участвовать все, как уже подросшие дети, так и малыши. И нашим бедным родителям всегда было весьма сложно, когда приходилось загонять свои «чада» домой, отрывая от какой-то (конечно же, всегда потрясающей!) незаконченной истории или игры…
И вот даже здесь, в самом, кажется, безобидном уголке моей жизни, я, опять получила очередной горькой урок о том, что будет лучше, если свои странные «способности» я буду держать всегда при себе. Получалось так, что в какую бы игру мы не играли, я всегда заранее знала её результат, будь то прятки или загадки, или просто какие-то истории. И поначалу я была искренне уверенна, что так оно и должно быть. Я радовалась, когда выигрывала (а это, в принципе, получалось почти всегда) и совершенно не понимала почему это вызывает «глухую ярость» моих друзей, хотя обычно они относились ко мне очень хорошо. И вот однажды видимо одного из них «прорвало» и после очередного моего успеха он зло сказал:
– Мы не хотим больше с тобой играть, если ты не перестанешь показывать свои противные «штучки»…
Для меня это был шок, потому что никаких таких «штучек», а уж тем более – противных, я не показывала и вообще не могла понять, о чём идёт речь. Я даже никогда не задумывалась, почему я знаю наперёд тот или иной ответ – для меня это было абсолютно нормально. А вот оказалось, что для всех остальных – не совсем. Я пришла домой вся разобиженная и закрылась в своей комнате, чтобы попереживать это в «своём углу»… Но, к сожалению, у моей бабушки было железное чутьё на мои неудачные «приключения». Она всегда знала, если что-то не так и отпираться было абсолютно бесполезно.
И, конечно же, она, как обычно, появилась у меня буквально через минуту и застала меня всю в слезах. Я никогда не была плаксой... Но я всегда тяжело переносила горечь несправедливых обвинений. Особенно, когда они исходили от самых близких друзей. Ведь по настоящему ранить могут только друзья, потому что их слова проникают прямиком в сердце.
– Ничего, вот увидишь, время пройдёт – всё забудется, – успокаивала бабушка, – обида не дым, глаза не выест.
Глаза-то может быть и нет, а вот сердце каждая новая капля выедала, да ещё как! Я была ещё всего лишь ребёнком, но уже знала многое из того, что «лучше не надо показывать» или «лучше не говорить»… И я училась не показывать. После того маленького инцидента во время игры я уже старалась больше не показывать, что я знаю больше чем другие и опять было всё хорошо. Да только, хорошо ли?

Лето пришло совершенно незаметно. И именно этим летом (по маминому обещанию) я должна была впервые увидеть море. Я ждала этого момента ещё с зимы, так как море было моей давнишней «великой» мечтой. Но по совершенно глупой случайности моя мечта чуть было не превратилась в прах. До поездки оставалось всего пару недель и мысленно я уже почти «сидела на берегу»... Но, как оказалось, до берега было ещё далеко. Был приятный тёплый летний день. Ничего особенного не происходило. Я лежала в саду под своей любимой старой яблоней, читала книжку и мечтала о своих любимых пряниках… Да, да, именно о пряниках. Из маленького соседского магазинчика.
Не знаю, ела ли я после когда-нибудь что-либо вкуснее? Даже после стольких лет я до сих пор прекрасно помню потрясающий вкус и запах этого, тающего во рту, изумительного лакомства! Они всегда были свежие и необыкновенно мягкие, с плотной сладкой корочкой глазури, лопающейся от малейшего прикосновения. Одурительно пахнущие мёдом и корицей, и ещё чем-то, что почти не возможно было уловить... Вот за этими-то пряниками я и собралась, долго не раздумывая, пойти. Было тепло, и я (по нашему общему обычаю) была одета только в коротенькие шортики. Магазин был рядом, буквально через пару домов (всего на нашей улице было их целых три!).
В Литве в то время были очень популярны маленькие магазинчики в частных домах, которые занимали обычно всего одну комнату. Они росли буквально, как грибы после дождя и содержались обычно гражданами еврейской национальности. Так же, как и этот магазин, в который я пошла, принадлежал соседу по имени Шрейбер. Человеком он был всегда очень приятным и обходительным, и имел очень хорошие продукты, а особенно – сладости.
К своему удивлению, когда я туда пришла, я не смогла даже войти внутрь – магазин был битком набит людьми. Видимо привезли что-то новое и никто не хотел оплошать, оставшись без новинки… Так я стояла в длиннющей очереди, упорно не собираясь уходить и терпеливо ожидала когда уже наконец получу свои любимые пряники. Двигались мы очень медленно, потому что комната была набита до отказа (а величиной она была около 5х5 м.) и из-за огромных «дядей и тётей» я ничего не видела. Как вдруг, сделав следующий шаг, я, с диким воплем, кубарем полетела по грубо сбитой деревянной лестнице вниз и шлёпнулась на такие же грубые деревянные ящики...
Оказывается, хозяин, то ли спеша продать новый товар, то ли просто забыв, оставил открытой крышку своего (семиметровой глубины!) подвала, в который я и умудрилась свалиться. Ударилась я видимо весьма сильно, так как совершенно не помнила, каким образом и кто меня оттуда вытащил. Вокруг были очень напуганные лица людей и хозяина, без конца спрашивающего всё ли у меня в порядке. В порядке я конечно же была вряд ли, но признаваться в этом почему-то не хотелось и я заявила, что пойду домой. Меня провожала целая толпа... Бедную бабушку чуть не хватил удар, когда она вдруг увидела всю эту ошеломляющую «процессию», ведущую меня домой…
Я пролежала в постели десять дней. И, как оказалось позже, считалось просто невероятным, что мне удалось отделаться всего л ишь одной царапиной после такого ошеломляющего «полёта» вниз головой на семиметровую глубину... Владелец Шрейбер зачем-то ходил к нам каждый день, приносил килограмм конфет и всё спрашивал, правда ли я хорошо себя чувствую... Честно говоря, выглядел он весьма напуганным.
Как бы там ни было, но думаю, что «подушку» мне точно кто-то подстелил… Кто-то, кто считал, что разбиваться мне тогда было пока ещё рановато. Таких «странных» случаев в моей, тогда ещё очень короткой, жизни было очень много. Одни случались и после этого очень быстро уходили в небытие, другие почему-то запоминались, хотя не обязательно были самыми интересными. Так я, по какой-то мне неизвестной причине, очень хорошо запомнила случай с зажиганием огня.

Вся соседская ребятня (включая меня) очень любила жечь костры. А уж особенно, когда нам разрешалось жарить в них картошку!.. Это было одно из самых любимых наших лакомств, а такой костёр мы вообще считали уже чуть ли не настоящим праздником! Да и разве могло сравниться что-то ещё с обжигающей, только что палками выуженной из горящего костра, сногшибающе пахнущей, усыпанной пеплом картошкой?! Надо было очень постараться, желая оставаться серьёзным, видя наши ждущие, напряжённо сосредоточенные рожицы! Мы сидели вокруг костра, как месяц не евшие, голодные Робинзоны Крузо. И в тот момент нам казалось, что ничего не может быть в этом мире вкусней, чем тот маленький, дымящийся шарик, медленно пекущийся в нашем костре!
Именно в один из таких праздничных «картошкопекущих» вечеров со мной и случилась ещё одно моё очередное «невероятное» приключение. Был тихий, тёплый летний вечер, уже понемножку начинало темнеть. Мы собрались на чьём-то «картошечном» поле, нашли подходящее место, натаскали достаточное количество веток и уже были готовы зажечь костёр, как кто-то заметил, что забыли самое главное – спички. Разочарованию не было предела... Никто не хотел за ними идти, потому что мы ушли довольно-таки далеко от дома. Попробовали зажечь по-старинке – тереть деревяшку о деревяшку – но очень скоро даже у всех самых упёртых кончилось терпение. И тут вдруг один говорит:
– Так мы ж забыли, что у нас тут с нами наша «ведьмочка»! Ну, давай что ли, зажигай…
«Ведьмочкой» меня называли часто и это с их стороны было скорее прозвище ласкательное, чем обидное. Поэтому обидеться я не обиделась, но, честно говоря, сильно растерялась. Огня я, к моему большому сожалению, не зажигала никогда и заниматься этим мне как-то не приходило в голову… Но это был чуть ли не первый раз, когда они что-то у меня попросили и я, конечно же, не собиралась упускать такого случая, а уж, тем более, «ударить лицом в грязь».
Я ни малейшего понятия не имела, что нужно делать чтобы оно «зажглось»… Просто сосредоточилась на огне и очень сильно желала чтобы это произошло. Прошла минута, другая, но ничего не происходило... Мальчишки (а они всегда и везде бывают немножечко злыми) начали надо мной смеяться, говоря, что я только и могу что «угадывать», когда мне это нужно… Мне стало очень обидно – ведь я честно пыталась изо всех сил. Но это, конечно же, никого не интересовало. Им нужен был результат, а вот результата-то как раз у меня и не было...
Если честно – я до сих пор не знаю, что тогда произошло. Может быть, у меня просто пошло очень сильное возмущение, что надо мной так незаслуженно смеялись? Или слишком мощно всколыхнулась горькая детская обида? Так или иначе, я вдруг почувствовала, как всё тело будто заледенело (казалось бы, должно было быть наоборот?) и только внутри кистей рук взрывными толчками пульсировал настоящий «огонь»… Я встала лицом к костру и резко выбросила левую руку вперёд... Жуткое ревущее пламя как будто выплеснулось из моей руки прямо в сложенный мальчишками костёр. Все дико закричали... а я очнулась уже дома, с очень сильной режущей болью в руках, спине и голове. Всё тело горело, как будто я лежала на раскалённой жаровне. Не хотелось двигаться и даже открывать глаза.
Мама была в ужасе от моей «выходки» и обвинила меня во «всех мирских грехах», а главное – в недержании слова, данного ей, что для меня было хуже любой всепожирающей физической боли. Мне было очень грустно, что на этот раз она не захотела меня понять и в то же время я чувствовала небывалую гордость, что всё-таки «не ударила лицом в грязь» и что у меня каким-то образом получилось сделать то, что от меня ожидали.
Конечно, всё это сейчас кажется немножко смешным и по-детски наивным, но тогда для меня было очень важно доказать, что я, возможно, могу быть кому-то в чём-то полезной со всеми своими, как они называли, «штучками». И что это не мои сумасшедшие выдумки, а самая настоящая реальность, с которой им теперь придётся хотя бы немножечко считаться. Если бы только всё могло быть так по-детски просто...

Как оказалось, не только моя мама была в ужасе от содеянного мною. Соседние мамы, услышав от своих детей о том, что произошло, начали требовать от них чтобы они держались от меня как можно дальше… И на этот раз я по-настоящему осталась почти совсем одна. Но так как я была человечком весьма и весьма гордым, то я ни за что не собиралась «проситься» к кому-то в друзья. Но одно – показать, а совсем другое – с этим жить.....
Я очень любила своих друзей, свою улицу и всех кто на ней жил. И всегда старалась принести каждому хоть какую-то радость и какое-то добро. А сейчас я была одна и в этом была виновата только сама, потому что не сумела устоять перед самой простой, безобидной детской провокацией. Но что ж было делать, если я сама в то время была ещё совсем ребёнком? Правда, ребёнком, который теперь стал уже понемногу понимать, что не каждый в этом мире достоин того, чтобы ему стоило бы что-то доказывать... А даже если и доказать, то это ещё абсолютно не значило, что тот, кому ты это доказываешь, тебя всегда правильно поймёт.
Через несколько дней я совсем физически «отошла» и чувствовала себя довольно сносно. Но желания зажечь огонь у меня больше не появлялось уже никогда. А вот расплачиваться за свой «эксперимент» пришлось, к сожалению, довольно долго… Первое время я находилась в полной изоляции от всех моих любимых игр и друзей. Это было очень обидно и казалось очень несправедливым. Когда я говорила об этом маме, моя бедная добрая мама не знала, что сказать. Она очень меня любила и, естественно, хотела уберечь меня от любых бед и обид. Но, с другой стороны, ей уже тоже понемножку становилось страшно оттого, что почти постоянно со мной происходило.