Герой Социалистического Труда

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Герой Социалистического Труда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 150x300px

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оригинальное название

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Девиз

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

СССР22x20px СССР

Тип

высшее звание

Кому вручается

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Кем вручается

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Основания награждения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус

не вручается

Статистика
Параметры

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата учреждения

27 декабря 1938 года

Первое награждение

20 декабря 1939 года

Последнее награждение

21 декабря 1991 года

Количество награждений

20 605

Очерёдность
Старшая награда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Младшая награда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Соответствует

Герой Труда Российской Федерации

Сайт

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Герой Социалистического Труда]] на Викискладе

Геро́й Социалисти́ческого Труда́ — высшее звание в СССР с 1938 по 1991 год, высшая степень отличия за труд.







История награды

Файл:Stamp of USSR 1454.jpg
Почтовая марка СССР, 1949 год: Призыв труженикам сельского хозяйства

Звание Героя Социалистического Труда и Положение о звании учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1938 года «Об установлении высшей степени отличия — звания Героя Социалистического Труда». Ранее существовало звание Герой Труда.

Текст Положения гласил: «звание Героя Социалистического Труда присваивается лицам, которые своей особо выдающейся новаторской деятельностью в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта, торговли, научных открытий и технических изобретений проявили исключительные заслуги перед Советским государством, содействовали подъёму народного хозяйства, науки, культуры, росту могущества и славы СССР». Согласно Положению, Герою Социалистического Труда вручались орден Ленина и грамота Президиума Верховного Совета СССР.

Первое награждение состоялось через год после учреждения награды: 20 декабря 1939 года звание Героя Социалистического Труда присвоено И. В. Сталину в честь его шестидесятилетия и «за исключительные заслуги в деле организации Большевистской партии, создания Советского государства, построения социалистического общества в СССР и укрепления дружбы между народами Советского Союза»[1]

Позднее, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 мая 1940 года «О дополнительных знаках отличия для Героев Социалистического Труда», был установлен особый знак отличия для Героев Соцтруда — золотая медаль «Серп и Молот».

Первоначально не предусматривалось награждение Героя Социалистического Труда за новый трудовой подвиг второй золотой медалью. В Указе Президиума ВС СССР от 3 марта 1949 года впервые была установлена возможность награждения Героев Социалистического Труда — передовиков сельского хозяйства второй золотой медалью «Серп и Молот». Данный Указ предусматривал, что в честь заслуг дважды Героев сооружались бронзовые бюсты на их родине. Однако вторыми золотыми медалями отмечались и Герои Социалистического Труда, работавшие в других областях народного хозяйства.

Орден Ленина первоначально вручался не более одного раза, только при первом награждении.

Позднее Президиум Верховного Совета СССР Указом от 6 сентября 1967 года установил ряд льгот Героям Социалистического Труда, Героям Советского Союза и кавалерам всех трёх степеней ордена Славы. Перечень льгот был расширен к 30-летию Победы Указом от 30 апреля 1975 года и действует поныне, подтверждённый законодательством Российской Федерации, хотя звание Героя Социалистического Труда упразднено.

В 1973 году Указом от 14 мая было утверждено Положение о звании Героя Социалистического Труда в новой редакции. Положение определяло, что «звание Героя Социалистического Труда является высшей степенью отличия за заслуги в области хозяйственного и социально-культурного строительства» и «присваивается лицам, которые проявили трудовой героизм, своей особо выдающейся трудовой деятельностью внесли значительный вклад в повышение эффективности общественного производства, содействовали подъёму народного хозяйства, науки, культуры, росту могущества и славы СССР». Было снято ограничение в количестве повторных награждений медалью «Серп и Молот», существовавшее с 1940 года (не более трёх раз)[2]. Положение вводило порядок вручения ордена Ленина при каждом награждении медалью «Серп и Молот». Положение утвердило также, что если Герой Социалистического Труда является одновременно Героем Советского Союза, то на его родине также сооружается бронзовый бюст, как если бы он был дважды Героем Социалистического Труда. Кроме того, Положение утвердило перечень льгот, установленных ранее.

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1988 года «О совершенствовании порядка награждения государственными наградами СССР» повторное награждение медалью «Серп и Молот» было прекращено. Героям Советского Союза, являющимся одновременно Героями Социалистического Труда, по ходатайству государственных органов и общественных организаций могут сооружаться бронзовые бюсты. Бронзовые бюсты при жизни Героев не устанавливаются.

Через три года, в 1991 году, это звание было упразднено вместе с наградной системой СССР.

Всего звания Героя Социалистического Труда удостоены 20 605 человек[3] (по другим данным, число награждённых составило 21 560 человек[4]), в том числе 205 раз — дважды и 16 раз — трижды. Не менее 20 человек получили это высокое звание посмертно. 89 человек по разным причинам были лишены звания Героя Социалистического Труда. В отношении 45 человек Указы о присвоении звания были отменены как необоснованные. Ещё 3 человека были лишены только второй медали «Серп и Молот», то есть перестали быть дважды Героями Социалистического Труда, но остались Героями Социалистического Труда.

После распада СССР живущим героям Социалистического Труда — гражданам России выплачивается ежемесячная денежная выплата, которая с 1 апреля 2014 года составляет 36 930 рублей 55 копеек[5].

Известные Герои Социалистического Труда

Первое звание Героя Социалистического Труда Указом от 20 декабря 1939 года присвоено И. В. Сталину. В 1945 году он также удостоен звания Героя Советского Союза. Но поскольку Сталин не считал себя достойным этой награды, он никогда не надевал медаль «Золотая Звезда», в то время как медаль «Серп и Молот» носил постоянно[6]. Вторым Героем Социалистического Труда стал В. А. Дегтярёв на основании Указа от 2 января 1940 года.

В 1949 году звание Героя Социалистического Труда несколько раз было присвоено школьникам: Махмуду Ишназарову, Турсунали Матказимову за сбор хлопка и Нателле Челебадзе за сбор чая.

За всю историю СССР трижды Героями Социалистического Труда становились 16 человек:

  1. Александров, Анатолий Петрович
  2. Ванников, Борис Львович
  3. Духов, Николай Леонидович
  4. Зельдович, Яков Борисович
  5. Ильюшин, Сергей Владимирович
  6. Келдыш, Мстислав Всеволодович
  7. Кунаев, Динмухамед Ахмедович
  8. Курчатов, Игорь Васильевич
  9. Сахаров, Андрей Дмитриевич
  10. Славский, Ефим Павлович
  11. Туполев, Андрей Николаевич
  12. Турсункулов, Хамракул
  13. Харитон, Юлий Борисович
  14. Хрущёв, Никита Сергеевич.
  15. Черненко, Константин Устинович
  16. Щёлкин, Кирилл Иванович

Трижды Герой Социалистического Труда академик А. Д. Сахаров за антисоветскую деятельность был лишён этого звания и всех трёх медалей «Серп и Молот» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 января 1980 года. Впоследствии, в ходе перестройки, М. С. Горбачёв проинформировал Сахарова о подготавливаемом указе о возвращении ему всех наград. Однако в ответ Сахаров заявил, что он примет награды только после того как в СССР будут освобождены все политические заключённые. В результате указ так и не был подписан до смерти учёного.

Дважды Героем Социалистического Труда является 201 человек (помимо этого, три Героя Социалистического Труда были лишены второго звания, а один человек лишён обоих званий).

Одиннадцать Героев Социалистического Труда были также Героями Советского Союза:

  1. Брежнев, Леонид Ильич
  2. Ворошилов, Климент Ефремович
  3. Головченко, Василий Иванович
  4. Гризодубова, Валентина Степановна
  5. Машеров, Пётр Миронович
  6. Орловский, Кирилл Прокофьевич
  7. Сталин, Иосиф Виссарионович
  8. Трайнин, Пётр Афанасьевич
  9. Третьяк, Иван Моисеевич
  10. Устинов, Дмитрий Фёдорович
  11. Хрущёв, Никита Сергеевич

Маршал Советского Союза Д. Ф. Устинов являлся одновременно дважды Героем Социалистического Труда и Героем Советского Союза, а конструктор-оружейник М. Т. Калашников — одновременно дважды Героем Социалистического Труда и Героем Российской Федерации.

Восемь Героев Социалистического Труда являются полными кавалерами ордена Славы:

  1. Величко, Максим Константинович
  2. Литвиненко, Павел Андреевич
  3. Мартыненко, Анатолий Алексеевич
  4. Пеллер, Владимир Израйлевич
  5. Султанов, Хатмулла Асылгареевич
  6. Фёдоров, Сергей Васильевич
  7. Христенко, Василий Тимофеевич
  8. Яровой, Михаил Саввич

Один Герой Социалистического Труда является полным кавалером ордена Трудовой Славы[7]:

  1. Вашакидзе, Борис Ильич

Последней в истории СССР удостоенной звания Героя Социалистического Труда (по официально опубликованным указам) стала оперная певица из Казахстана Бибигуль Тулегенова, награждённая Указом Президента СССР от 21 декабря 1991 года[8][9].

Дополнительные факты

См. также

Напишите отзыв о статье "Герой Социалистического Труда"

Примечания

  1. [http://top.rbc.ru/politics/29/03/2013/851714.shtml В России будут награждать героев капиталистического труда :: Политика :: Top.rbc.ru]. Проверено 1 апреля 2013. [http://www.webcitation.org/6FljJXtrM Архивировано из первоисточника 10 апреля 2013].
  2. [http://iam.duma.gov.ru/node/3/4704/16850 К проекту федерального закона 247077-4 О внесении изменений в Федеральный закон О предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда и полным кавалерам ордена Трудовой Славы // Информационно-аналитические материалы Государственной Думы]
  3. 1 2 3 [http://russia.tv/brand/show/brand_id/4977 Стаханов. Забытый герой. — Документальный фильм.]
  4. [http://lfpspb.com/contacts/4-2011-04-27-13-44-44/stranicy/3722-geroisoctruda.html Герои Социалистического Труда // Сайт Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области]
  5. [http://www.pfrf.ru/branches/smolensk/news/~2014/04/28/62339 О звании Героя Труда Российской Федерации // Пенсионный фонд Российской Федерации]
  6. Д-р наук, проф. В. А. Туев: «На его портретах того времени иногда встречаются две звезды, но это подрисовка» [http://stalin-irk.narod.ru/index.files/STALIN_1/Tuev_3.htm].
  7. Герои Социалистического Труда. — М.: Изд-во «Известия Советов народных депутатов». — 1988.
  8. Указ Президента СССР от 21.12.1991 г. № УП-3122 [http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=13499;div=LAW;mb=LAW;opt=1;ts=37A615193ACB6AE7DC12C31216129A71 «О присвоении Тулегеновой Б. А. звания Героя Социалистического Труда»]
  9. [http://www.gorodokn.ru/people/geroizemljiak/heromedallwork.htm Герой Социалистического Труда. История медали]
  10. [http://www.sochi-news.ru/old/arhiv/htm/05/24_09_07.htm По проекту политзаключённого]
  11. Лишён звания в 1953 году.
  12. Сарнов Б. М. Наш советский новояз. — М.: Материк, 2002. — ISBN 5-85646-059-6 — С. 184.

Литература

  • Колесников Г. А., Рожков А. М. Ордена и медали СССР. — 2-е изд., доп. — М.: Воениздат, 1978. — 311 p. — 50 000 экз.
  • Изотова М. А., Царёва Т.Б. Глава 5. Советская наградная система // Ордена и медали России и СССР / редакторы к.и.н. Хомутова Е., Рублёв С.. — 1. — Ростов-на-Дону: Владис, 2010. — С. 398. — 736 с. — 2500 экз. — ISBN 978-5-9567-0960-3.

Ссылки

  • [http://www.debryansk.ru/~tfizik/zakakt/main.htm Положение об орденах, медалях и почётных званиях.]
  • [http://web.archive.org/web/20130703152455/http://www.museum-rogwu.ru/PDF/00309.pdf Герои Социалистического Труда нефтяной отрасли]
  • [http://www.tv100.ru/program/view/4225 Документальный сериал «Здравствуй, страна героев!»]
  • [http://www.donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=1&id=18 Трут В. П. История звания «Герой Социалистического Труда»] // Герои труда Дона: биобиблиографический справочник / Донская государственная публичная библиотека. Ростов-на-Дону, 2008—2014.

Отрывок, характеризующий Герой Социалистического Труда

Выбрав, как он предполагал, свою «жертву», Реми направился прямиком ко мне и я поняла, что, к моему большому сожалению, конфликта никак не удастся избежать. Он, как обычно, начал меня «доставать» и тут меня вдруг просто прорвало... Может быть, это случилось потому, что я уже давно подсознательно этого ждала? Или может быть просто надоело всё время терпеть, оставляя без ответа, чьё-то нахальное поведение? Так или иначе, в следующую секунду он, получив сильный удар в грудь, отлетел от своей парты прямо к доске и, пролетев в воздухе около трёх метров, визжащим мешком шлёпнулся на пол…
Я так никогда и не узнала, как у меня получился этот удар. Дело в том, что Реми я совершенно не касалась – это был чисто энергетический удар, но как я его нанесла, не могу объяснить до сих пор. В классе поднялся неописуемый кавардак – кто-то с перепугу пищал… кто-то кричал, что надо вызвать скорую помощь… а кто-то побежал за учительницей, потому что, какой бы он не был, но это был именно её «искалеченный» сын. А я, совершенно ошалевшая от содеянного, стояла в ступоре и всё ещё не могла понять, как же, в конце концов, всё это произошло…
Реми стонал на полу, изображая чуть ли не умирающую жертву, чем поверг меня в настоящий ужас. Я понятия не имела, насколько сильным был удар, поэтому не могла даже приблизительно знать, играет ли он, чтобы мне отомстить, или ему по-настоящему так плохо. Кто-то вызвал скорую помощь, пришла учительница-мать, а я всё ещё стояла «столбом», не в состоянии говорить, настолько сильным был эмоциональный шок.
– Почему ты это сделала? – спросила учительница.
Я смотрела ей в глаза и не могла произнести ни слова. Не потому, что не знала, что сказать, а просто потому, что всё ещё никак не могла отойти от того жуткого потрясения, которое сама же получила от содеянного. До сих пор не могу сказать, что тогда увидела в моих глазах учительница. Но того буйного возмущения, которого так ожидали все, не произошло или точнее, не произошло вообще ничего... Она, каким-то образом, сумела собрать всё своё возмущение «в кулак» и, как ни в чём не бывало, спокойно велела всем сесть и начала урок. Так же просто, как будто совершенно ничего не случилось, хотя пострадавшим был именно её сын!
Я не могла этого понять (как не мог понять никто) и не могла успокоиться, потому что чувствовала себя очень виноватой. Было бы намного легче, если бы она на меня накричала или просто выгнала бы из класса. Я прекрасно понимала, что ей должно было быть очень обидно за случившееся и неприятно, что сделала это именно я, так как до этого она ко мне всегда очень хорошо относилась, а теперь ей приходилось что-то поспешно (и желательно «безошибочно»!) решать по отношению меня. А также я знала, что она очень тревожится за своего сына, потому что мы всё ещё не имели о нём никаких новостей.
Я не помнила, как прошёл этот урок. Время тянулось на удивление медленно и казалось, что этому никогда не будет конца. Кое-как дождавшись звонка, я сразу же подошла к учительнице и сказала, что я очень и очень сожалею о случившемся, но что я честно и абсолютно не понимаю, как такое могло произойти. Не знаю, знала ли она что-то о моих странных способностях или просто увидела что-то в моих глазах, но каким-то образом она поняла, что никто уже не сможет наказать меня больше, чем наказала себя я сама…
– Готовься к следующему уроку, всё будет хорошо, – только и сказала учительница.
Я никогда не забуду того жутко-мучительного часа ожидания, пока мы ждали новостей из больницы… Было очень страшно и одиноко и это навечно отпечаталось кошмарным воспоминанием в моём мозгу. Я была виновата в «покушении» на чью-то жизнь!!! И не имело никакого значения, произошло оно случайно или осмысленно. Это была Человеческая Жизнь и по моему неусмотрению, она могла неожиданно оборваться… И уж, конечно же, я не имела на это никакого права.
Но, как оказалось, к моему величайшему облегчению, ничего страшного, кроме хорошего испуга с нашим «террористом-одноклассником» не произошло. Он отделался всего лишь небольшой шишкой и уже на следующий день опять сидел за своей партой, только на этот раз он вёл себя на удивление тихо и, к всеобщему удовлетворению, никаких «мстительных» действий с его стороны в мой адрес не последовало. Мир опять казался прекрасным!!! Я могла свободно дышать, не чувствуя более той ужасной, только что висевшей на мне вины, которая на долгие годы полностью отравила бы всё моё существование, если бы из больницы пришёл другой ответ.
Конечно же, осталось горькое чувство упрёка самой себе и глубокое сожаление от содеянного, но уже не было того жуткого неподдельного чувства страха, которое держало всё моё существо в холодных тисках, пока мы не получили положительных новостей. Вроде бы опять всё было хорошо… Только, к сожалению, это злополучное происшествие оставило в моей душе такой глубокий след, что уже ни о чём «необычном» мне не хотелось больше слышать даже издалека. Я шарахалась от малейшего проявления во мне любых «необычностей» и, как только чувствовала, что что-либо «странное» начинало вдруг проявляться, я тут же пыталась это погасить, не давая никакой возможности опять втянуть себя в водоворот каких либо опасных неожиданностей.
Я честно старалась быть самым обычным «нормальным» ребёнком: занималась в школе (даже больше чем обычно!), очень много читала, чаще чем раньше ходила с друзьями в кино, старательно посещала свою любимую музыкальную школу… и беспрерывно чувствовала какую-то глубокую, ноющую душевную пустоту, которую не могли заполнить никакие из выше упомянутых занятий, даже если я честно старалась изо всех сил.
Но дни бежали друг с дружкой на перегонки и всё «плохое страшное» начинало понемножечку забываться. Время залечивало в моём детском сердце большие и маленькие рубцы и, как правильно всегда говорят, оказалось по-настоящему самым лучшим и надёжным целителем. Я понемножку начинала оживать и постепенно всё больше и больше возвращалась к своему обычному «ненормальному» состоянию, которого, как оказалось, всё это время мне очень и очень не хватало… Не даром ведь говорят, что даже самое тяжёлое бремя для нас не столь тяжело только лишь потому, что оно наше. Вот так и я, оказывается, очень скучала по своим, таким для меня обычным, «ненормальностям», которые, к сожалению, уже довольно таки часто заставляли меня страдать...

Этой же зимой у меня проявилась очередная необычная «новинка» которую наверное можно было бы назвать самообезболиванием. К моему большому сожалению, это так же быстро исчезло, как и появилось. Точно так же, как очень многие из моих «странных» проявлений, которые вдруг очень ярко открывались и тут же исчезали, оставляя только лишь хорошие или плохие воспоминания в моём огромном личном «мозговом архиве». Но даже за то короткое время, что эта «новинка» оставалась «действующей», произошли два весьма интересных события, о которых мне хотелось бы здесь рассказать...
Уже наступила зима, и многие мои одноклассники начали всё чаще ходить на каток. Я не была очень большим любителем фигурного катания (вернее, больше предпочитала смотреть), но наш каток был таким красивым, что мне нравилось просто там бывать. Он устраивался каждую зиму на стадионе, который был построен прямо в лесу (как и большая часть нашего городка) и обнесён высокой кирпичной стеной, что издалека делало его похожим на миниатюрный город.
Уже с октября там наряжалась большущая новогодняя ёлка, а вся стена вокруг стадиона украшалась сотнями разноцветных лампочек, отблески которых сплетались на льду в очень красивый сверкающий ковёр. По вечерам там играла приятная музыка, и всё это вместе создавало вокруг уютную праздничную атмосферу, которую не хотелось покидать. Вся ребятня с нашей улицы ходила кататься, ну и, конечно же, ходила с ними на каток и я. В один из таких приятных тихих вечеров и случилось то, не совсем обычное происшествие, о котором я хотела бы рассказать.
Обычно мы катались в цепочке по три-четыре человека, так как в вечернее время было не совсем безопасно кататься в одиночку. Причина была в том, что по вечерам приходило много «ловящих» пацанов, которых никто не любил, и которые обычно портили удовольствие всем вокруг. Они сцеплялись по несколько человек и, катаясь очень быстро, старались поймать девочек, которые, естественно, не удержавшись от встречного удара, обычно падали на лёд. Это сопровождалось смехом и гиканьем, что большинство находило глупым, но, к сожалению, почему-то никем из того же «большинства» не пресекалось.
Меня всегда удивляло, что среди стольких, почти что взрослых, ребят не находилось ни одного, кого эта ситуация бы задела или хотя бы возмутила, вызывая хоть какое-то противодействие. А может, и задевала, да только страх был сильнее?.. Ведь не даром же существует глупая поговорка, что: наглость – второе счастье… Вот эти «ловители» и брали всех остальных простой неприкрытой наглостью. Это повторялось каждую ночь и не находилось никого, кто хотя бы попробовал остановить наглецов.
Именно в такую глупую «ловушку» в тот вечер попалась и я. Не владея катанием на коньках достаточно хорошо, я старалась держаться от сумасшедших «ловцов» как можно дальше, но это не очень-то помогло, так как они носились по всей площадке как угорелые, не щадя никого вокруг. Поэтому, хотела я того или нет, наше столкновение было практически неизбежным...
Толчок получился сильным, и мы все упали движущейся кучей на лёд. Ушибиться я не ушиблась, но вдруг почувствовала, как что-то горячее течёт по лодыжке и немеет нога. Я кое-как выскользнула из барахтающегося на льду клубка тел и увидела, что у меня каким-то образом жутко порезана нога. Видимо, я очень сильно столкнулась с кем-то из падающих ребят, и чей-то конёк меня так сильно поранил.
Выглядело это, надо сказать, весьма неприятно... Коньки у меня были с короткими сапожками (достать высокие в то время у нас было ещё невозможно) и я увидела, что вся моя нога у лодыжки перерезана чуть ли не до кости… Другие тоже это увидели, и тут уже началась паника. Слабонервные девочки чуть ли не падали в обморок, потому что вид, честно говоря, был жутковатый. К своему удивлению, я не испугалась и не заплакала, хотя в первые секунды состояние было почти что шоковое. Изо всех сил зажав руками разрез, я старалась сосредоточиться и думать о чём-то приятном, что оказалось весьма не просто из-за режущей боли в ноге. Через пальцы просачивалась кровь и крупными каплями падала на лёд, постепенно собираясь на нём в маленькую лужицу...
Естественно, это никак не могло успокоить уже и так достаточно взвинченных ребят. Кто-то побежал вызывать скорую помощь, а кто-то неуклюже пытался как-то мне помочь, только усложняя и так неприятную для меня ситуацию. Тогда я опять попробовала сосредоточиться и подумала, что кровь должна остановиться. И начала терпеливо ждать. К всеобщему удивлению, буквально через минуту через мои пальцы не просачивалось уже ничего! Я попросила наших мальчишек, чтобы помогли мне встать. К счастью, там находился мой сосед, Ромас, который обычно никогда и ни в чём мне не противоречил. Я попросила его помочь мне подняться. Он сказал, что если я встану, то кровь наверняка опять «польётся рекой». Я отняла руки от пореза... и какое же было наше удивление, когда мы увидели, что кровь больше не идёт вообще! Выглядело это очень необычно – рана была большой и открытой, но почти что совершенно сухой.
Когда наконец-то приехала скорая помощь, осмотревший меня врач никак не мог понять, что же такое произошло и почему у меня, при такой глубокой ране, не течёт кровь. Но он не знал ещё и того, что у меня не только не текла кровь, но я также не чувствовала никакой боли вообще! Я видела рану своими глазами и по всем законам природы должна была чувствовать дикую боль... которой, как ни странно, в данном случае не было совсем. Меня забрали в больницу и приготовились зашивать.
Когда я сказала, что не хочу анестезию, врач посмотрел на меня, как на тихо-помешанную и приготовился делать обезболивающий укол. Тогда я ему заявила, что буду кричать... На этот раз он посмотрел на меня очень внимательно и, кивнув головой, начал зашивать. Было очень странно наблюдать, как моя плоть прокалывается длинной иглой, а я, в место чего-то очень болезненного и неприятного, чувствую всего лишь лёгкий «комариный» укус. Врач всё время за мной наблюдал и несколько раз спросил всё ли у меня в порядке. Я отвечала, что да. Тогда он поинтересовался, происходит ли подобное со мной всегда? Я сказала, что нет, только сейчас.
Не знаю, то ли он был весьма «продвинутым» для того времени врачом, то ли мне удалось его каким-то образом убедить, но, так или иначе, он мне поверил и больше никаких вопросов не задавал. Примерно через час я уже была дома и с удовольствием поглощала на кухне тёплые бабушкины пирожки, никак не наедаясь и искренне удивляясь такому дикому чувству голода, как если бы я была не евшая несколько дней. Теперь я, естественно, уже понимаю, что это просто была слишком большая потеря энергетики после моего «самолечения», которую срочно требовалось восстановить, но тогда я, конечно же, ещё не могла этого знать.
Второй случай такого же странного самообезболивания произошёл во время операции, на которую уговорила нас пойти наш семейный врач, Дана. Насколько я могла себя помнить, мы с мамой очень часто болели ангиной. Это происходило не только от простуды зимой, но также и летом, когда на улице было очень сухо и тепло. Стоило нам только чуточку перегреться, как наша ангина была тут, как тут и заставляла нас безвылазно валяться в постели неделю или две, чего моя мама и я одинаково не любили. И вот, посоветовавшись, мы наконец-то решили внять голосу «профессиональной медицины» и удалить то, что так часто мешало нам нормально жить (хотя, как позже оказалось, удалять это необходимости не было и это опять же, было очередной ошибкой наших «всезнающих» врачей).
Операцию назначили на один из будних дней, когда мама, как и все остальные, естественно, работала. Мы с ней договорились, что сначала, утром, пойду на операцию я, а уже после работы сделает это она. Но мама железно пообещала, что обязательно постарается прийти хотя бы на пол часа перед тем, как доктор начнёт меня «потрошить». Страха я, как ни странно, не чувствовала, но было какое-то ноющее ощущение неопределённости. Это была первая в моей жизни операция и я ни малейшего представления не имела о том, как это будет происходить.
С самого утра я, как львёнок в клетке, ходила вперёд-назад по коридору, ожидая, когда же уже всё это наконец-то начнётся. Тогда, как и сейчас, мне больше всего не нравилось чего-либо или кого-либо ждать. И я всегда предпочитала самую неприятную реальность любой «пушистой» неопределённости. Когда я знала, что и как происходит, я была готова с этим бороться или, если было нужно, что-то решать. По моему понятию, не было неразрешаемых ситуаций – были только нерешительные или безразличные люди. Поэтому и тогда, в больнице, мне очень хотелось как можно быстрее избавиться от нависшей над моей головой «неприятностью» и знать, что она уже позади…
Больниц я не любила никогда. Вид такого множества находящихся в одном помещении, страдающих людей внушал мне настоящий ужас. Я хотела, но не могла им ничем помочь и в то же время чувствовала их боль так же сильно (видимо полностью «включаясь»), как если бы она была моей. Я пыталась от этого как-то защититься, но она наваливалась настоящей лавиной, не оставляя ни малейшей возможности от всей этой боли уйти. Мне хотелось закрыть глаза, замкнуться в себе и бежать, не оборачиваясь от всего этого, как можно дальше и как можно быстрей…