Гильом IX (герцог Аквитании)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Гильом (Гильем) IX Трубадур
окс. Guilhem IX le Troubadour
фр. Guillaume IX le Troubadour
<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Гильом (Гильем) IX Трубадур</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

герцог Аквитании
25 сентября 1086 — 10 февраля 1126
(под именем Гильом IX)
Предшественник: Гильом VIII
Преемник: Гильом X
граф Пуатье
25 сентября 1086 — 10 февраля 1126
(под именем Гильом VII)
Предшественник: Гильом VI
Преемник: Гильом VII
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 22 октября 1071(1071-10-22)
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Место погребения: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Род: Рамнульфиды
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Гильом VIII
Мать: Хильдегарда Бургундская
Супруга: 1-я жена: Ирменгарда Анжуйская
2-я жена: Филиппа Тулузская
Дети: От 2-го брака: Гильом X
5 дочерей
незаконные: Раймунд, Генрих, Аделаида, Сибилла
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гильом (Гильем, Гийом, Вильгельм) IX Трубадур (окс. Guilhem IX le Troubadour de Peiteus d'Aquitaine , фр. Guillaume IX le Troubadour; 22 октября 107110 февраля 1126[1]) — граф Пуатье (Гильом VII) и герцог Аквитании, прадед Ричарда I Львиное Сердце, «первый трубадур» Прованса. Иногда его называют Франсуа Вийоном XII в.







Биография

Родился 22 октября 1071 года. Сын Гильома VIII Аквитанского и его третьей жены, Хильдегарды Бургундской. Рождение наследника стало причиной большого праздника при аквитанском дворе, но он считался незаконнорожденным из-за предыдущих разводов отца и кровного родства между родителями. Вскоре Гильом VIII совершил паломничество в Рим и добился папского утверждения своего третьего брака и легитимизации наследника.

Гильом унаследовал герцогство в возрасте пятнадцати лет после смерти отца. В 1088 году в возрасте шестнадцати лет Гильом женился на дочери Фулька IV Ирменгарде, по общему мнению, красивой и хорошо образованной женщине. Но Ирменгарда была неуравновешенной, капризной, легко переходившей от радости к унынию. Она могла после супружеской ссоры удалиться в монастырь, потом, как ни в чём ни бывало, внезапно появиться при дворе. Так как она была неспособна зачать ребёнка, Гильом отправил её к отцу в 1091 году и расторг брак.

В 1094 году Гильом женился на Филиппе, дочери граф Тулузы Гильома IV и Эммы де Мортен.

В 1095 году Гильом пригласил папу Урбана II провести Рождество при его дворе. Папа призвал его принять участие в первом крестовом походе, но Гильом был более заинтересован в использовании отсутствия участника похода Раймунда IV Тулузского, дяди Филиппы, его жены. Гильом захватил Тулузу в 1098 году, за это ему грозило отлучение от церкви. Отчасти из-за желания примириться с церковными властями, а отчасти из желания увидеть мир, он принял участие в Крестовом походе 1101 года. Для того, чтобы получить средства на это предприятие, Гильом был вынужден заложить Тулузу графу Бертрану, сыну Раймунда IV.

Гильом прибыл в Святую землю через Германию, Балканы и Константинополь в 1101 году и оставался там до следующего года. Он участвовал в основных сражениях в Анатолии и часто терпел поражения. В начале сентября 1101 года его воины попали в засаду, подстроенную султаном Иконии Кылыч-Арсланом I, были окружены и разбиты при Гераклее. Сопровождавшая их маркграфиня Ида Австрийская исчезла. Гильом едва спасся, и, согласно сообщению Ордерика Виталия, прибыл в Антиохию с шестью людьми свиты.

В 1104 году Гильом оказал поддержку бенедиктинскому аббатству Фонтевро. Основное строительство в монастыре велось в 1110—1119 годах. В 1110 году, в период малолетства Альфонса Иордана, второго кузена Филиппы, Гильом IX опять захватил земли графства Тулуза, но после десятилетней войны в 1120 году вынужден был от них отказаться.

У Гильома IX были частые стычки с дядей анжуйским графом Фульком IV Богатым или Угрюмым и его сыном Фульком V Молодым (1092—1144), родственниками первой жены.

Гильом два раза отлучался от церкви и оба раза возвращался в её лоно. Первый раз он был отлучён в 1114 году по подозрению в нарушении церковных налоговых льгот. Когда епископ Пуатье Пьер произносил анафему герцогу, тот вынул меч и с руганью пообещал убить его, если не получит отпущения грехов. Епископ, склонив голову, завершил чтение. По свидетельству современников, Гильом почти готов был нанести удар, но передумал, сказав: «Я ненавижу вас настолько, что не хочу отправлять в рай».

Во второй раз Гильом был отлучён за похищение виконтессы Амальберги (Данжеросса - Опасная) де Л’Иль-Бушар, жены своего вассала Эмери де Шательро, виконта де Шательро. Похищение было совершено при полном согласии дамы. Гильом поселил её в башне Мальбергион в своём замке в Пуатье (отсюда виконтесса получила имя Ла Мальбергион), а её портрет приказал нарисовать на своём щите.

- О Друзья, навек утратил я покой:
Как мне спеть о горе дамы, что с мольбой
Просит защитить от стражей, посланных рукою злой.

Честь и совесть не закон им – звук пустой,
Был бы стражей тех любезней пес цепной –
Ведь когда один задремлет, даму стережет другой.

Так они её неволят день-деньской:
Ступит шаг – они поднимут крик такой,
Будто праздный двор французский скачет шумною толпой.

Я хочу вам, стражи, дать совет простой
(И словам моим не внемлет лишь глухой):
Не старайтесь понапрасну, не поможет вам разбой.

Я не видел в мире дамы молодой,
Что могли б сдержать засовы со скобой.
Если путь прямой заказан, путь найдет она кривой.

Жена Гильома Филиппа прибегла к помощи папского легата, но герцог наотрез отказался расстаться с любовницей. Униженная Филиппа удалилась в 1116 году в аббатство Фонтевро, где находилась также первая жена Гильома Ирменгарда Анжуйская. 28 ноября 1118 года Филиппа скончалась в аббатстве Фонтевро.

Отношения между герцогом и его сыном Гильомом также были напряжёнными. Но маловероятно, что это был результат ссоры Гильома IX с женой из-за виконтессы, и что младший Гильом поднял восстание против отца, как утверждал Ральф де Дисето. Другие источники категорически отвергают подобное предположение. Ральф де Дисето сообщает, что восстание началось в 1113 году, когда будущему Гильому X было тринадцать лет, а связь его отца с Данжероссой ещё не началась. Отец и сын помирились после заключения в 1121 году брака между молодым Гильомом и Аенор де Шательро, дочери Данжероссы от Эмери I, виконта де Шательро.

После смерти Филиппы Ирменгарда прибыла ко двору Пуатье, заявив, что именно она является герцогиней Аквитанской. Предположительно это была месть за жестокое обращение мужа. В октябре 1119 года она обратилась к папе Каликсту II, потребовав нового отлучения для Гильома, изгнания Данжероссы из герцогского дворца и восстановления себя в правах законной жены. Папа отказался удовлетворить её притязания, однако Ирменгарда ещё несколько лет докучала Гильому.

С 1119 по 1123 год Гильом в союзе с королём Арагона Альфонсо I и племянником по сестре воевал против сарацин, отстаивая новую столицу Сарагосу. Между 1120 и 1123 годами Гильом вступил в союз с Королевством Кастилии и Леона. Аквитанские войска воевали с кастильцами за взятие Кордовы.

Гильом имел репутацию посредственного государственного деятеля. Возможно, что при таком образе жизни только протекция троюродного брата — папы Каликста II способствовала снятию второго церковного отлучения с Гильома IX.

Похоронен в соборе Монтьернёф города Пуатье.

Брак и дети

1-я жена с 1089, развод в 1090: Ирменгарда Анжуйская (1068—1 июня 1146), дочь Фулька IV, графа Анжу.

2-я жена с 1094, развод в 1115: Филиппа Тулузская (ум. 28 ноября 1117), дочь Гильома IV, графа Тулузы. Дети:

Внебрачная связь: Амальберга де Л’Иль-Бушар, жена Эмери де Шательро, виконта де Шательро. Дети:

Творчество

- Не знаю, под какой звездой
Рожден: ни добрый я, ни злой,
Ни всех любимец, ни изгой,
Но все в зачатке;
Я феей одарен ночной
В глухом распадке.

Хронологически первый из известных трубадуров, Гильом Аквитанский считается родоначальником не только провансальской, но и европейской поэзии. Жизнеописание XIII века сообщает, что: «Граф Пуатье был одним из самых куртуазных людей на свете, и одним из самых великих обманщиков дам, и был он добрым рыцарем, галантным и щедрым; и хорошо сочинял и пел…»[2].

До нас дошло одиннадцать стихотворений, написанных им на языке ок: шесть озорных «кансон», четыре куртуазных «кансоны» и стоящая особняком «покаянная песнь». Исследователи творчества Гильома Аквитанского отмечают поэтическое совершенство стихов и их яркую индивидуальность.

Напишите отзыв о статье "Гильом IX (герцог Аквитании)"

Примечания

  1. [http://books.google.com/books?id=RbYTW1L208kC&pg=PA865&lpg=PA865&dq=en+lemosin&source=bl&ots=dkajIjCY49&sig=os9IVERcSdqNXcKM8evPPpCXl1o&hl=oc&ei=IkadSqiwGdPj-QaA-czpAg&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=10#v=onepage&q=&f=false Robert A. Taylor, An assessment on what we know and we don’t know about the first troubadour]
  2. Цит. по: Песни трубадуров.— М.: Наука, 1979, с. 204

Литература

  • Бретон Ги История любви в истории Франции. — М., Крон-Пресс, 1993
  • Декс Пьер Семь веков романа. — М., Иност. литература, 1962
  • Жизнеописания трубадуров. М., 1993
  • Прекрасная дама. Из средневековой лирики. М., Московский рабочий, 1984
  • Песни трубадуров.— М.: Наука, 1979, с.с. 26 — 29, с.с. 204—205
  • Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия вагантов. М., 1974. С.38-39.
  • Федоров-Давыдов А. А. Крестовые походы. — АСТ-Москва, 2008
  • Harvey, Ruth E. The wives of the 'first troubadour', Duke William IX of Aquitaine (Journal of Medieval History), 1993

См. также

Ссылки

  • [http://fmg.ac/Projects/MedLands/AQUITAINE.htm#GuillaumeIXdied1127B DUKES OF AQUITAINE, COMTES de POITOU 902-1137] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 1 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/5w9iDG9TN Архивировано из первоисточника 31 января 2011].
  • Елена Сизова. [http://www.monsalvat.globalfolio.net/rus/dominator/eleanor-aquitaine/sizova_eleanor/index013.php Алиенора де Пуату Аквитанская и её семья как создатели европейской куртуазности]. Историко-искусствоведческий портал "Монсальват". Проверено 30 июля 2010. [http://www.webcitation.org/619Pq9z6a Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • Елена Сизова [http://monsalvat.globalfolio.net/rus/dominator/guilliamIX-aquitaine-troubadour/sizova-aquitaine/index.php Гильем IX Трубадур де Пуатье Аквитанский — родоначальник трубадуров. Короли-поэты]

Отрывок, характеризующий Гильом IX (герцог Аквитании)

– Может что-то случилось? – задала совершенно глупый вопрос я.
– Ну, естественно – случилось! Иначе он бы никогда отсюда не ушёл.
– А может здесь тоже был тот злой человек? – испуганно спросила Мария.
Честно признаться, у меня тоже мелькнула такая мысль, но высказать её я не успела по той простой причине, что, ведя за собой троих малышей, появился Светило... Детишки были чем-то смертельно напуганы и, трясясь как осенние листики, боязливо жались к Светилу, боясь от него отойти хоть на шаг. Но детское любопытство вскоре явно пересилило страх, и, выглядывая из-за широкой спины своего защитника, они удивлённо рассматривали нашу необычную тройку... Что же касалось нас, то мы, забыв даже поздороваться, вероятно, с ещё большим любопытством уставились на малышей, пытаясь сообразить, откуда они могли взяться в «нижнем астрале», и что же всё-таки такое здесь произошло...
– Здравствуйте, милые... Не надо вам было сюда приходить. Что-то нехорошее здесь происходит... – ласково поздоровался Светило.
– Ну, хорошего здесь вряд ли можно было бы ожидать вообще... – грустно усмехнувшись, прокомментировала Стелла. – А как же получилось, что ты ушёл?!... Ведь сюда любой «плохой» мог за это время явиться, и занять всё это...
– Что ж, тогда ты бы обратно всё «свернула»... – просто ответил Светило.
Тут уж мы обе на него удивлённо уставились – это было самое подходящее слово, которое можно было употребить, называя данный процесс. Но откуда его мог знать Светило?!. Он ведь ничего в этом не понимал!.. Или понимал, но ничего об этом не говорил?...
– За это время много воды утекло, милые... – как бы отвечая на наши мысли, спокойно произнёс он. – Я пытаюсь здесь выжить, и с вашей помощью начинаю кое-что понимать. А что привожу кого, так не могу я один такой красотой наслаждаться, когда всего лишь за стеной такие малые в жутком ужасе трясутся... Не для меня всё это, если я не могу помочь...
Я взглянула на Стеллу – она выглядела очень гордой, и, конечно же, была права. Не напрасно она создавала для него этот чудесный мир – Светило по-настоящему его стоил. Но он сам, как большое дитя, этого совершенно не понимал. Просто его сердце было слишком большим и добрым, и не желало принимать помощь, если не могло делиться ею с кем-то другим...
– А как они здесь оказались? – показывая на испуганных малышей, спросила Стелла.
– О, это длинная история. Я время от времени их навещал, они к отцу с матерью с верхнего «этажа» приходили... Иногда к себе забирал, чтобы от беды уберечь. Они же малые, не понимали, насколько это опасно. Мама с папой были здесь, вот им и казалось, что всё хорошо... А я всё время боялся, что опасность поймут, когда уже поздно будет... Вот и случилось только что это же самое «поздно»...
– А что же такого их родители натворили, что попали сюда? И почему они все «ушли» одновременно? Они погибли что ли? – не могла остановиться, сердобольная Стелла.
– Чтобы спасти своих малышей, их родителям пришлось убить других людей... За это здесь и платили посмертно. Как и все мы... Но сейчас их уже и здесь больше нет... Их нигде нет более... – очень грустно прошептал Светило.
– Как – нет нигде? А что же случилось? Они что – и здесь сумели погибнуть?! Как же такое случилось?.. – удивилась Стелла.
Светило кивнул.
– Их убил человек, если «это» можно назвать человеком... Он чудовище... Я пытаюсь найти его... чтобы уничтожить.
Мы сразу же дружно уставились на Марию. Опять это был какой-то страшный человек, и опять он убивал... Видимо, это был тот же самый, кто убил её Дина.
– Вот эта девочка, её зовут Мария, потеряла свою единственную защиту, своего друга, которого тоже убил «человек». Я думаю, это тот же самый. Как же мы можем найти его? Ты знаешь?
– Он сам придёт... – тихо ответил Светило, и указал на жмущихся к нему малышей. – Он придёт за ними... Он их случайно отпустил, я ему помешал.
У нас со Стеллой поползли по спинам большие-пребольшие, шипастые мурашки...
Это звучало зловеще... А мы ещё не были достаточно взрослыми, чтобы кого-то так просто уничтожать, и даже не знали – сможем ли... Это в книгах всё очень просто – хорошие герои побеждают чудовищ... А вот в реальности всё гораздо сложнее. И даже если ты уверен, что это – зло, чтобы побеждать его, нужна очень большая смелость... Мы знали, как делать добро, что тоже не все умеют... А вот, как забирать чью-то жизнь, даже самую скверную, научиться ни Стелле, ни мне, пока ещё как-то не пришлось... И не попробовав такое, мы не могли быть совершенно уверены, что та же самая наша «смелость» в самый нужный момент нас не подведёт.
Я даже не заметила, что всё это время Светило очень серьёзно за нами наблюдает. И, конечно же, наши растерянные рожицы ему говорили обо всех «колебаниях» и «страхах» лучше, чем любая, даже самая длинная исповедь...
– Вы правы, милые – не боятся убить лишь глупцы... либо изверги... А нормальный человек к этому никогда не привыкнет... особенно, если даже ещё не пробовал никогда. Но вам не придётся пробовать. Я не допущу... Потому что, даже если вы, праведно кого-то защищая, мстить будете, оно сожжёт ваши души... И уже больше никогда прежними не будете... Вы уж поверьте мне.
Вдруг прямо за стеной послышался жуткий хохот, своей дикостью леденящий душу... Малыши взвизгнули, и все разом бухнулись на пол. Стелла лихорадочно пыталась закрыть пещеру своей защитой, но, видимо от сильного волнения, у неё ничего не получалось... Мария стояла не двигаясь, белая, как смерть, и было видно, что к ней возвращалось состояние недавно испытанного шока.
– Это он... – в ужасе прошептала девчушка. – Это он убил Дина... И он убьёт всех нас...
– Ну это мы ещё посмотрим. – нарочито, очень уверенно произнёс Светило. – Не таких видели! Держись, девочка Мария.
Хохот продолжался. И я вдруг очень чётко поняла, что так не мог смеяться человек! Даже самый «нижнеастральный»... Что-то в этом всём было неправильно, что-то не сходилось... Это было больше похоже на фарс. На какой-то фальшивый спектакль, с очень страшным, смертельным концом... И тут наконец-то меня «озарило» – он не был тем человеком, которым выглядел!!! Это была всего лишь человеческая личина, а нутро было страшное, чужое... И, была не была, – я решила попробовать с ним бороться. Но, если бы знала исход – наверное, не пробовала бы никогда...
Малыши с Марией спрятались в глубокой нише, которую не доставал солнечный свет. Мы со Стеллой стояли внутри, пытаясь как-то удержать, почему-то всё время рвущуюся, защиту. А Светило, стараясь сохранить железное спокойствие, встречал это незнакомое чудище у входа в пещеру, и как я поняла, не собирался его туда пропускать. Вдруг у меня сильно заныло сердце, будто в предчувствии какой-то большой беды....
Полыхнуло яркое синее пламя – все мы дружно ахнули... То, что минуту назад было Светилом, за одно лишь коротенькое мгновение превратилось в «ничто», даже не начав сопротивляться... Вспыхнув прозрачным голубым дымком, он ушёл в далёкую вечность, не оставив в этом мире даже следа...
Мы не успели испугаться, как сразу же за происшедшим, в проходе появился жуткий человек. Он был очень высоким и на удивление... красивым. Но всю его красоту портило мерзкое выражение жестокости и смерти на его утончённом лице, и ещё было в нём какое-то ужасающее «вырождение», если можно как-то такое определить... И тут, я вдруг вспомнила слова Марии про её «ужастика» Дина. Она была абсолютно права – красота может быть на удивление страшной... а вот доброе «страшное» можно глубоко и сильно полюбить...
Жуткий человек опять дико захохотал...
Его хохот болезненным эхом повторялся в моём мозгу, впиваясь в него тысячами тончайших игл, а моё немеющее тело слабело, постепенно становясь почти что «деревянным», как под сильнейшим чужеродным воздействием... Звук сумасшедшего хохота фейерверком рассыпался на миллионы незнакомых оттенков, тут же острыми осколками возвращаясь обратно в мозг. И тут я наконец-то поняла – это и правда было нечто наподобие мощнейшего «гипноза», что своим необычным звучанием постоянно наращивало страх, заставляя нас панически бояться этого человека.
– Ну и что – долго вы собираетесь хохотать?! Или говорить боитесь? А то нам надоело вас слушать, глупости всё это! – неожиданно для самой себя, грубо закричала я.
Я понятия не имела, что на меня нашло, и откуда у меня вдруг взялось столько смелости?! Потому, что от страха уже кружилась голова, а ноги подкашивались, как будто я собиралась сомлеть прямо сейчас, на полу этой же самой пещеры... Но недаром ведь говорят, что иногда от страха люди способны совершать подвиги... Вот и я, наверное, уже до того «запредельно» боялась, что каким-то образом сумела забыть про тот же самый страх... К счастью, страшный человек ничего не заметил – видимо его вышиб тот факт, что я посмела вдруг с ним так нагло заговорить. А я продолжала, чувствуя, что надо во что бы то ни стало быстрее разорвать этот «заговор»...
– Ну, как, чуточку побеседуем, или вы и можете всего только хохотать? Говорить-то вас научили?..
Я, как могла, умышленно его злила, пытаясь выбить из колеи, но в то же время дико боялась, что он нам таки покажет, что умеет не только говорить... Быстро глянув на Стеллу, я попыталась передать ей картинку, всегда спасавшего нас, зелёного луча (этот «зелёный луч» означал просто очень плотный, сконцентрированный энергетический поток, исходящий от зелёного кристалла, который когда-то подарили мне мои далёкие «звёздные друзья», и энергия коего видимо сильно отличалась качеством от «земной», поэтому срабатывало оно почти всегда безотказно). Подружка кивнула, и пока страшный человек не успел опомниться, мы дружно ударили его прямо в сердце... если оно, конечно, там вообще находилось... Существо взвыло (я уже поняла, что это не человек), и начало корчиться, как бы «срывая» с себя, так мешавшее ему, чужое «земное» тело... Мы ударили ещё. И тут вдруг увидели уже две разные сущности, которые плотно сцепившись, вспыхивая голубыми молниями, катались на полу, как бы пытаясь друг друга испепелить... Одна из них была той же красивой человеческой, а вторая... такого ужаса невозможно было нормальным мозгом ни представить, ни вообразить... По полу, яро сцепившись с человеком, каталось что-то невероятно страшное и злое, похожее на двухголовое чудище, истекающее зелёной слюной и «улыбающееся» оскаленными ножеобразными клыками... Зелёное, чешуйчато-змеевидное тело ужасающего существа поражало гибкостью и было ясно, что человек долго не выдержит, и что, если ему не помочь, то жить осталось этому бедняге всего ничего, даже и в этом ужасном мире...
Я видела, что Стелла изо всех сил пытается ударить, но боится повредить человека, которому сильно хотела помочь. И тут вдруг из своего укрытия выскочила Мария, и... каким-то образом схватив за шею жуткое существо, на секунду вспыхнула ярким факелом и... навсегда перестала жить... Мы не успели даже вскрикнуть, и уж, тем более, что-то понять, а хрупкая, отважная девчушка без колебаний пожертвовала собой, чтобы какой-то другой хороший человек мог победить, оставаясь жить вместо неё... У меня от боли буквально остановилось сердце. Стелла зарыдала... А на полу пещеры лежал необыкновенно красивый и мощный по своему сложению человек. Только вот сильным на данный момент он никак не выглядел, скорее наоборот – казался умирающим и очень уязвимым... Чудовище исчезло. И, к нашему удивлению, сразу же снялось давление, которое всего лишь минуту назад грозилось полностью размозжить наши мозги.