Гитлер, Адольф

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Адольф Гитлер
нем. Adolf Hitler<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Адольф Гитлер</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Адольф Гитлер в 1938 году</td></tr>

Фюрер Германии
2 августа 1934 — 30 апреля 1945
Предшественник: должность учреждена;
Пауль фон Гинденбург (как рейхспрезидент)[Прим. 1]
Преемник: должность упразднена;
Карл Дёниц (как рейхспрезидент)
Рейхсканцлер Германии
30 января 1933 — 30 апреля 1945
Президент: Пауль фон Гинденбург (1933—1934)
Предшественник: Курт фон Шлейхер
Преемник: Пауль Йозеф Геббельс
Председатель НСДАП
29 июля 1921 — 30 апреля 1945
Предшественник: Антон Дрекслер
Преемник: должность упразднена;
Мартин Борман как министр по делам партии
Рейхсштатгальтер Пруссии
30 января 1933 — 30 апреля 1945
с 30 января 1935 года и.о. рейхсштатгальтера был Герман Геринг
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
 
Вероисповедание: спорное; см. Религиозные взгляды Адольфа Гитлера
Рождение: 20 апреля 1889(1889-04-20)
Рансхофен, Браунау-ам-Инн Верхняя Австрия, Австро-Венгрия
Смерть: 30 апреля 1945(1945-04-30) (56 лет)
Берлин, Третий рейх
Место погребения: тайно захоронен на территории базы НКВД в Магдебурге, в 1970 году кремирован и прах развеян над Эльбой
Династия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Алоис Гитлер
Мать: Клара Гитлер
Супруга: Ева Браун
Дети: отсутствуют (официальные)
Жан-Мари Лоре (предположительно)
Партия: Немецкая рабочая партия (1919—1920)

НСДАП (1920—1945)

Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Военная служба
Годы службы: Германская империя 19141918

Веймарская республика 19181920
Третий рейх 19411945

Принадлежность: Германская империя22x20px Германская империя
Веймарская республика22x20px Веймарская республика
Третий рейх22x20px Третий рейх
Род войск: пехота
Звание: ефрейтор
Командовал: вермахт
Сражения: Первая мировая война
Вторая мировая война
 
Автограф: 128x100px
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Награды:
Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса
60px 60px
60px 60px
60px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Адо́льф Ги́тлер (нем. Adolf Hitler [ˈaːdɔlf ˈhɪtlɐ]; 20 апреля 1889, деревня Рансхофен[1] (ныне — часть города Браунау-ам-Инн), Австро-Венгрия — 30 апреля 1945, Берлин, Германия) — основоположник и центральная фигура национал-социализма, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, вождь (фюрер) Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921—1945)[2], рейхсканцлер (1933—1945) и фюрер (1934—1945) Германии, верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии (с 19 декабря 1941) во Второй мировой войне.

Экспансионистская политика Гитлера стала одной из главных причин развязывания Второй мировой войны. С его именем связаны многочисленные преступления против человечества, совершённые нацистским режимом как в самой Германии, так и на оккупированных ею территориях, включая Холокост. Международный военный трибунал признал преступными созданные Гитлером организации (СС, Служба безопасности (СД) и гестапо) и само руководство нацистской партии.







Биография

Этимология фамилии

По мнению известного немецкого филолога, специалиста по ономастике Макса Готтшальда (1882—1952), фамилия «Гитлер» (Hittlaer, Hiedler) была тождественна фамилии Hütler («смотритель», вероятно, «лесничий», Waldhütter)[3].

Родословная

Файл:Инцухт.pdf
Инцухт в роду Гитлеров[4]
 Просмотр этого шаблона  22px Национал-социализм
Основные понятия

Диктатура Вождизм Правая идеология Шовинизм Расовая политика Милитаризм Антидемократизм

Идеология

Народное движение «25 пунктов» • «Моя борьба» • Недочеловек Нюрнбергские расовые законы Расовая теория Гюнтера Расовая политика «Миф двадцатого века»

История

Общество Туле Немецкая рабочая партия Пивной путч Третий рейх Ночь длинных ножей Хрустальная ночь Вторая мировая война Решение чешского вопроса / еврейского вопроса Катастрофа европейского еврейства Холокост Военные преступления против жителей СССР Нюрнбергский процесс

Персоналии

Адольф Гитлер Генрих Гиммлер Герман Геринг Рудольф Гесс

Организации

НСДАП СА СС Гитлерюгенд Гестапо Вервольф Союз немецких девушек Юнгфольк Союз девочек Зимняя помощь Германский трудовой фронт Сила через радость Вера и красота Образование в Третьем рейхе Национал-социалистические (мехкорпус авиакорпус народная благотворительность женская организация союз студентов союз врачей союз учителей союз юристов союз помощи жертвам войны)

Нацистские партии и движения

Венгрия Северный Кавказ Бельгия Нидерланды Чечня Норвегия Латвия Белоруссия

Родственные понятия

Фашизм Антикоммунизм Неонацизм Интегральный национализм Нацистский оккультизм


Отец — Алоис Гитлер (1837—1903). Мать — Клара Гитлер (1860—1907), урождённая Пёльцль.

Алоис, будучи незаконнорождённым, до 1876 года носил фамилию своей матери Марии Анны Шикльгрубер (нем. Schicklgruber). Через пять лет после рождения Алоиса Мария Шикльгрубер вышла замуж за мельника Иоганна Георга Гидлера (Hiedler), проведшего всю жизнь в бедности и не имевшего собственного дома. В 1876 году три свидетеля удостоверили, что умерший в 1857 году Гидлер был отцом Алоиса, что позволило последнему сменить фамилию[5]. Изменение написания фамилии на «Гитлер» предположительно было вызвано опиской священника при записи в «Книгу регистрации рождений». Современные исследователи считают вероятным отцом Алоиса не Гидлера, а его брата Иоганна Непомука Гюттлера, который взял Алоиса к себе в дом и воспитывал его[4][5][6].

Сам Адольф Гитлер, вопреки распространённому с 1920-х годов и попавшему с подачи кандидата исторических наук, доцента и старшего научного сотрудника Института всеобщей истории АН СССР В. Д. Кульбакина даже в 3-е издание БСЭ[7] утверждению, никогда не носил фамилию Шикльгрубер[8][9].

7 января 1885 года Алоис женился на своей родственнице (внучатой племяннице Иоганна Непомука Гюттлера) Кларе Пёльцль. Это был его третий брак. К этому времени у него были сын Алоис и дочь Ангела, впоследствии ставшая матерью Гели Раубаль, предположительной любовницы Гитлера. Из-за родственных связей Алоису пришлось получать разрешение Ватикана, чтобы жениться на Кларе[4][10].

Гитлер знал об инцухте в его семье и поэтому всегда высказывался очень кратко и неясно о своих родителях, хотя от других требовал документального подтверждения своих предков. С конца 1921 года стал постоянно переоценивать и затемнять своё происхождение. О своём отце и деде по материнской линии он написал всего несколько предложений. Свою мать он, напротив, очень часто упоминал в разговорах. Из-за этого он никому не говорил, что он состоит в родстве (по прямой линии от Иоганна Непомука) с австрийским историком Рудольфом Коппенштайнером и австрийским поэтом Робертом Гамерлингом[4].

Прямые предки Адольфа, как по линии Шикльгруберов, так и по линии Гитлеров, были крестьянами. Только отец сделал карьеру и стал государственным чиновником.

Привязанность к местам детства у Гитлера была только к Леондингу, где похоронены его родители, Шпиталю, где жили родственники по материнской линии, и Линцу. Он посещал их и после прихода к власти[4].


Детство

Файл:Bundesarchiv Bild 183-1989-0322-506, Adolf Hitler, Kinderbild.jpg
Гитлер в младенчестве. (1889/1890)
Файл:Hitlers Geburtshaus Braunau am Inn.jpg
Дом, где в 1889 году родился А. Гитлер. Здесь прожил будущий диктатор до трёхлетнего возраста. Браунау-на-Инне (Австрия). Фотография 1934 года. Дом сохранился по настоящее время

Адольф Гитлер родился в Австрии, в городе Браунау-на-Инне близ границы с Германией 20 апреля 1889 года в 18 часов 30 минут в гостинице «У померанца»[4]. Через два дня был крещён именем Адольф. Гитлер был очень похож на мать. Глаза, форма бровей, рта и ушей были точно как у неё. Мать, родившая его в 29 лет, очень его любила. Перед этим она потеряла троих детей.

До 1892 года семья жила в Браунау в гостинице «У померанца», самом представительном доме пригорода. Помимо Адольфа в семье жили его неполнородные (единокровные) брат Алоиз и сестра Ангела. В августе 1892 года отец получил повышение, и семья переехала в Пассау[4].

24 марта родился брат Эдмунд (1894—1900), и Адольф на некоторое время перестал быть в центре внимания семьи. 1 апреля отец получил новое назначение в Линц. Но семья ещё год оставалась в Пассау, чтобы не переезжать с новорождённым младенцем.

В апреле 1895 года семья собирается в Линце. 1 мая Адольф в возрасте шести лет поступил в одногодичную народную школу в Фишльгаме под Ламбахом. А 25 июня отец неожиданно досрочно выходит на пенсию по состоянию здоровья[11]. В июле 1895 года семья переехала в Гафельд близ Ламбаха-на-Трауне, где отец купил дом с участком земли в 38 тысяч кв.м.

В начальной школе в Фишльгаме Адольф хорошо учился и получал только отличные отметки. В 1939 году он посетил эту школу и купил её, затем отдал распоряжение построить рядом новое школьное здание[4].

21 января 1896 года родилась сестра Адольфа Паула. К ней он был особенно привязан всю жизнь и всегда заботился о ней[4].

В 1896 году Гитлер поступил во второй класс Ламбахской школы старого католического монастыря бенедиктинцев, которую посещал до весны 1898 года. Здесь он тоже получал только хорошие оценки[4]. Пел в хоре мальчиков и был помощником священника во время мессы[11]. Здесь он впервые увидел на гербе аббата Хагене свастику. Такую же позднее он приказал вырезать из дерева у себя в канцелярии[4].

В этом же году из-за постоянных придирок отца из дома ушёл его неполнородный брат Алоиз. После этого Адольф стал центральной фигурой отцовских забот и постоянного давления, так как отец боялся, что Адольф вырастет таким же бездельником, как и его брат[4].

В ноябре 1897 года отец приобрёл в деревне Леондинг под Линцем дом, куда в феврале 1898 года переехала вся семья[12]. Дом находился около кладбища.

Адольф в третий раз сменил школу и здесь пошёл в четвёртый класс. Народную школу в Леондинге он посещал до сентября 1900 года.

После смерти 2 февраля 1900 года брата Эдмунда, Адольф остался единственным сыном Клары Гитлер.

Файл:Гитлер 1900 г. в центре.jpg
Гитлер (в центре) с одноклассниками. 1900 год

Именно в Леондинге зародилось у него критическое отношение к церкви под влиянием высказываний отца[4].

В сентябре 1900 года Адольф поступил в первый класс государственной реальной школы в Линце. Смена сельской школы на большую и чужую реальную школу в городе Адольфу не понравилась. Ему лишь нравилось проходить расстояние от дома до школы длиной в 6 км.[4]

С этого времени Адольф начал учить только то, что ему нравилось — историю, географию и в особенности рисование. Всё остальное игнорировал. В результате такого отношения к учёбе, он остался на второй год в первом классе реальной школы[4][13].

Юность

Когда 13-летний Адольф учился во втором классе реальной школы в Линце, 3 января 1903 года неожиданно умер отец. Несмотря на беспрерывные споры и натянутые отношения, Адольф всё-таки любил отца и у гроба безудержно рыдал[4].

По просьбе матери он продолжил ходить в школу, но окончательно для себя решил, что будет художником, а не чиновником, как хотел отец[4]. Весной 1903 года он переехал в школьное общежитие в Линц. Уроки в школе стал посещать нерегулярно.

14 сентября 1903 года Ангела вышла замуж, и теперь в доме с матерью остались только Адольф, его сестра Паула и сестра матери Иоганна Пёльцль.

Когда Адольфу исполнилось 15 лет, и он заканчивал третий класс реальной школы, 22 мая 1904 года в Линце состоялась его конфирмация. В этот период он сочинял пьесу, писал стихи и новеллы, а также сочинил либретто для оперы Вагнера по легенде Виланда и увертюру[4].

В школу он ходил по-прежнему с отвращением, и ему больше всего не нравился французский язык. Осенью 1904 года он со второго раза сдал экзамен по этому предмету, но с него взяли обещание, что в четвёртый класс он пойдёт в другую школу[4]. Гемер, который в это время преподавал Адольфу французский язык и другие предметы, на процессе над Гитлером в 1924 году сказал: «Гитлер был несомненно одарённым, хотя и односторонне. Почти не умел владеть собой, был упрямым, самовольным, своенравным и вспыльчивым. Не был прилежным». По многочисленным свидетельствам можно сделать вывод, что уже в молодости Гитлер обнаруживал ярко выраженные психопатические черты[4].

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Рисунок Гитлера

В сентябре 1904 года Гитлер, выполняя данное обещание, поступил в государственную реальную школу в Штейре в четвёртый класс и учился в ней до сентября 1905 года. В Штейре он жил в доме купца Игнаца Каммергофера на Грюнмаркет, 19. Впоследствии, это место было переименовано в Адольф Гитлерплац[4].

11 февраля 1905 года Адольф получил свидетельство об окончании четвёртого класса реальной школы. Оценка «отлично» там стояла только по рисованию и физкультуре; по немецкому, французскому, математике, стенографии — неудовлетворительно, по остальным — удовлетворительно[4].

21 июня 1905 года мать продала дом в Леондинге и переехала с детьми в Линц на улицу Гумбольта, 31.

Осенью 1905 года Гитлер по просьбе матери с большой неохотой начал снова посещать школу в Штейре и сдавать повторно экзамены, чтобы получить свидетельство за четвёртый класс[4].

В это время у него обнаружили тяжёлое заболевание лёгких — врач посоветовал матери отложить его обучение в школе хотя бы на год и порекомендовал в будущем никогда не работать в конторе. Мать забрала Адольфа из школы и отвезла в Шпиталь к родственникам.

18 января 1907 года матери сделали сложную операцию (рак молочной железы). В сентябре, когда здоровье матери улучшилось, 18-летний Гитлер поехал в Вену, чтобы сдать вступительный экзамен в общую художественную школу, однако не прошёл второй тур экзаменов. После экзаменов Гитлер сумел добиться встречи с ректором, от которого получил совет заняться архитектурой: рисунки Гитлера свидетельствовали о его способностях к этому искусству[14].

В ноябре 1907 года Гитлер вернулся в Линц и взял на себя уход за безнадёжно больной матерью. 21 декабря 1907 года Клара Гитлер умерла, 23 декабря Адольф похоронил её рядом с отцом.

В феврале 1908 года после урегулирования дел, связанных с наследством, и оформления пенсий себе и сестре Пауле, как сиротам, Гитлер уехал в Вену[15].

Друг юности Кубицек и другие сотоварищи Гитлера свидетельствуют, что он постоянно бывал на ножах со всеми и испытывал ненависть ко всему, что его окружало. Поэтому его биограф Иоахим Фест допускает, что антисемитизм Гитлера явился сфокусированной формой ненависти, бушевавшей до того впотьмах и нашедшей, наконец, свой объект в еврее[16].

В сентябре 1908 года Гитлер сделал повторную попытку поступить в Венскую художественную академию, но провалился уже в первом туре. После провала Гитлер несколько раз менял место жительства, не сообщая никому новых адресов. Уклонялся от службы в австрийской армии. Он не хотел служить в одной армии с чехами и евреями, воевать «за габсбургское государство», но в то же время был готов умереть за германский рейх[4]. Устроился на работу как «академический художник», а с 1909 года и как писатель.

В 1909 году Гитлер познакомился с Рейнгольдом Ганишем (Reinhold Hanisch), который начал успешно продавать его картины. До середины 1910 года Гитлер рисовал в Вене очень много картин малого формата. В основном это были копии с почтовых открыток и старых гравюр, изображающие всевозможные исторические здания Вены. Помимо этого он рисовал всевозможные рекламные объявления. В августе 1910 года Гитлер заявил в полицейский комиссариат Вены, что Ганиш утаил от него часть выручки и украл одну картину. Ганиша на семь дней отправили в тюрьму. С этого времени он сам продавал свои картины. Работа приносила ему такой большой доход, что в мае 1911 года он отказался от положенной ему как сироте ежемесячной пенсии в пользу сестры Паулы. Кроме этого, в этом же году он получил большую часть наследства своей тётки Иоганны Пёльцль[4].

В этот период Гитлер начал усиленно заниматься самообразованием. Впоследствии он свободно мог общаться и читать литературу и газеты в оригинале по-французски и по-английски. Во время войны любил смотреть французские и английские фильмы без перевода. Очень хорошо разбирался в вооружении армий мира, истории и т. д. В это же время у него проявился интерес к политике[4].

В мае 1913 года Гитлер в возрасте 24 лет переехал из Вены в Мюнхен и поселился на квартире портного и владельца магазина Йозефа Поппа на улице Шляйсхаймер (Schleißheimer Straße). Здесь он жил до начала Первой мировой войны, работая художником.

29 декабря 1913 года австрийская полиция попросила мюнхенскую установить адрес скрывающегося Гитлера. 19 января 1914 года мюнхенская уголовная полиция доставила Гитлера в австрийское консульство. 5 февраля 1914 года Гитлер поехал в Зальцбург на освидетельствование, где его признали непригодным к службе в армии[4].

Участие в Первой мировой войне

1 августа 1914 года началась Первая мировая война. Гитлера обрадовало известие о войне. Он немедленно подал заявление на имя короля Баварии Людвига III, чтобы получить разрешение служить в Баварской армии. Уже на следующий день ему предложили явиться в любой баварский полк. Он выбрал 16-й резервный Баварский полк («полк Листа», по фамилии командира).

16 августа он был зачислен в 6-й резервный батальон 2-го баварского пехотного полка № 16 (Königlich Bayerisches 16. Reserve-Infanterie-Regiment), состоящего из добровольцев. 1 сентября переведён в 1-ю роту Баварского резервного пехотного полка № 16. 8 октября присягнул на верность королю Баварии Людвигу III и императору Францу Иосифу.

В октябре 1914 года был отправлен на Западный фронт и 29 октября участвовал в битве на Изере, а с 30 октября по 24 ноября — под Ипром.

1 ноября 1914 года присвоено звание ефрейтора. 9 ноября переведён связным в штаб полка. С 25 ноября по 13 декабря участвовал в позиционной войне во Фландрии. 2 декабря 1914 года награждён Железным крестом второй степени. С 14 по 24 декабря участвовал в битве во Французской Фландрии, а с 25 декабря 1914 по 9 марта 1915 года — в позиционных боях во Французской Фландрии.

В 1915 году участвовал в битвах под Нав-Шапелем, под Ла Бассе и Аррасом. В 1916 году участвовал в разведывательных и демонстрационных боях 6-й армии в связи с битвой на Сомме, а также в сражении под Фромелем и непосредственно в битве на Сомме. В апреле 1916 года знакомится с Шарлотт Лобжуа. Ранен в левое бедро осколком гранаты под Ле Баргюр в первой битве на Сомме[4]. Попал в лазарет Красного Креста в Белице под Потсдамом. По выходу из госпиталя (март 1917 года) вернулся в полк во 2-ю роту 1-го резервного батальона.

В 1917 году — весенняя битва под Аррасом. Участвовал в боях в Артуа, Фландрии, в Верхнем Эльзасе. 17 сентября 1917 года награждён Крестом с мечами за боевые заслуги III степени[4].

В 1918 году участвовал в весеннем наступлении во Франции, в боях под Эвре и Мондидье. 9 мая 1918 года награждён полковым дипломом за выдающуюся храбрость под Фонтане. 18 мая получает знак отличия раненых (чёрный). С 27 мая по 13 июня — бои под Суассоном и Реймсом. С 14 июня по 14 июля — позиционные бои между Уазой, Марной и Эной. В период с 15 по 17 июля — участие в наступательных боях на Марне и в Шампани, а с 18 по 29 июля — участие в оборонительных боях на Суасонне, Реймсе и Марне. Награждён Железным крестом первой степени за доставку на артиллерийские позиции донесения в особо тяжёлых условиях, чем спас немецкую пехоту от обстрела собственной артиллерией[4].

21—23 августа 1918 года — участие в битве под Монси-Бапом.

25 августа 1918 года Гитлер получил награду за службу III степени. По многочисленным свидетельствам, он был осмотрительным, очень смелым и отличным солдатом[4]. Сослуживец Гитлера по 16-ому Баварскому пехотному полку, Адольф Мейер, приводит в своих мемуарах свидетельство другого их сослуживца, Михаэля Шлеехубера, который характеризовал Гитлера как "хорошего солдата и безупречного товарища". По словам Шлеехубера, он "ни разу не видел", чтобы Гитлер "каким-либо образом испытывал дискомфорт от службы или уклонялся от опасности", равно как не слышал о нём за время его нахождения в дивизии "ничего отрицательного"[17].

15 октября 1918 года — отравление газом под Ла Монтень в результате взрыва рядом с ним химического снаряда. Поражение глаз. Временная потеря зрения. Лечение в баварском полевом лазарете в Уденарде, затем в психиатрическом отделении прусского тылового лазарета в Пазевальке. Находясь на излечении в госпитале, узнал о капитуляции Германии и свержении кайзера, что стало для него большим потрясением.

Создание НСДАП

Поражение в войне Германской империи и Ноябрьскую революцию 1918 года Гитлер считал порождением предателей, нанёсших «удар ножом в спину» победоносной германской армии.

В начале февраля 1919 года Гитлер записался добровольцем в службу охраны лагеря для военнопленных, находившегося близ Траунштайна неподалёку от австрийской границы. Примерно месяц спустя военнопленных — несколько сот французских и русских солдат — выпустили, а лагерь вместе с его охраной расформировали[15].

7 марта 1919 года Гитлер вернулся в Мюнхен, в 7-ю роту 1-го резервного батальона 2-го Баварского пехотного полка.

Файл:Adolf Hitler,Himmler,Frick,Mutschmann,Goebbels,Schaub,Epp,Goering.jpg
Гитлер с руководством НСДАП в конце 1920-х годов.

В это время он ещё не определился, будет ли он архитектором или политиком. В Мюнхене во время бурных дней он не связывал себя никакими обязательствами, просто наблюдал и заботился о собственной безопасности. Он находился в казарме Макса в Мюнхен-Обервизенфельде (нем.) до дня, когда войска фон Эппа и Носке выбили из Мюнхена коммунистические Советы. В это же время он отдал для оценки свои работы видному художнику Максу Цеперу. Тот передал картины на заключение Фердинанду Штегеру (нем.). Штегер написал: «…совершенно незаурядный талант»[4].

27 апреля 1919 года, как указывалось в официальной биографии Гитлера, он столкнулся на мюнхенской улице с отрядом красногвардейцев, которые вознамерились арестовать его за «антисоветскую» деятельность, но, «используя свой карабин», Гитлер избежал ареста[18].

С 5 по 12 июня 1919 года начальство отправило его на курсы агитаторов (Vertrauensmann). Курсы были предназначены для подготовки агитаторов, которые должны были проводить разъяснительные беседы против большевиков среди возвращающихся с фронта солдат. Среди лекторов преобладали ультраправые взгляды, в числе прочих лекции читал Готфрид Федер, будущий экономический теоретик НСДАП[19].

Во время одной из дискуссий Гитлер произвёл очень сильное впечатление своим антисемитским монологом на руководителя отдела агитации 4-го Баварского командования рейхсвера, и тот предложил ему взять на себя политические функции в масштабах армии. Через несколько дней он был назначен офицером просвещения (доверенным лицом). Гитлер оказался ярким и темпераментным оратором и привлекал к себе внимание слушателей[4].

Решающим в жизни Гитлера стал момент его непоколебимого признания сторонниками антисемитизма[4]. В период с 1919 года по 1921 год Гитлер усиленно читал книги из библиотеки Фридриха Кона. Эта библиотека была явно антисемитского содержания, что наложило глубокий след на убеждения Гитлера[4].

12 сентября 1919 года Адольф Гитлер по заданию военных пришёл в пивную Штернекерброй на заседание Немецкой рабочей партии (DAP) — основанной в начале 1919 года слесарем Антоном Дрекслером и насчитывавшей около 40 человек. Во время дебатов Гитлер, выступая с пангерманских позиций, одержал убедительную победу над сторонником независимости Баварии. Выступление произвело на Дрекслера большое впечатление и он предложил Гитлеру вступить в партию. После некоторого размышления Гитлер решил принять предложение и в конце сентября 1919, уволившись из армии, он стал членом DAP[20][Прим. 2]. Гитлер сразу сделал себя ответственным за партийную пропаганду и вскоре стал определять деятельность всей партии[21].

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Собрание НСДАП в Мюнхене

24 февраля 1920 года Гитлер организовал в пивном зале Хофбройхаус первое из многих больших публичных мероприятий партии. В ходе своего выступления он провозгласил составленные им, Дрекслером и Федером двадцать пять пунктов, которые стали программой партии. «Двадцать пять пунктов» сочетали пангерманизм, требования отмены Версальского договора, антисемитизм, требования социалистических преобразований и сильной центральной власти[22]. В тот же день по предложению Гитлера партия была переименована в NSDAP (нем. Deutsche Nationalsozialistische Arbeiterpartei — немецкая национал-социалистическая рабочая партия)[Прим. 3].

В июле в руководстве НСДАП[Прим. 4] произошёл конфликт: Гитлер, желавший диктаторских полномочий в партии, был возмущён переговорами с другими группировками, проходившими в то время, когда Гитлер был в Берлине, без его участия. 11 июля он объявил о выходе из НСДАП. Поскольку Гитлер на тот момент был наиболее активным публичным политиком и самым успешным оратором партии, другие руководители были вынуждены просить его о возвращении. Гитлер вернулся в партию и 29 июля был избран её председателем с неограниченной властью. Дрекслеру был оставлен пост почётного председателя без реальных полномочий, но его роль в НСДАП с того момента резко упала[15][23].

За срыв выступления баварского политика-сепаратиста Отто Баллерстедта (нем.)) Гитлер был приговорён к трём месяцам заключения, однако он отсидел в мюнхенской тюрьме Штадельхайм только месяц — с 26 июня по 27 июля 1922 года. 27 января 1923 года Гитлер провёл первый съезд НСДАП; 5000 штурмовиков промаршировали по Мюнхену.

«Пивной путч»

Файл:Hitler as young man.jpg
Гитлер в 1920-е годы

К началу 1920-х годов НСДАП стала одной из наиболее заметных организаций Баварии. Во главе штурмовых отрядов (немецкое сокращение СА) встал Эрнст Рём. Гитлер быстро превратился в политическую фигуру, с которой стали считаться, по крайней мере, в пределах Баварии.

В январе 1923 году в Германии разразился кризис, причиной которого являлась французская оккупация Рура. Правительство во главе с беспартийным рейхсканцлером Вильгельмом Куно призвало немцев к пассивному сопротивлению, приведшему к большому экономическому ущербу. Новое правительство во главе с рейхсканцлером Густавом Штреземаном 26 сентября 1923 года было вынуждено принять все требования Франции, и в результате подвергалось нападкам и со стороны правых, и со стороны коммунистов. Предвидя это, Штреземан добился введения президентом Эбертом чрезвычайного положения в стране с 26 сентября 1923 года.

Консервативный баварский кабинет министров 26 сентября объявил о введении на территории земли чрезвычайного положения и назначил правого монархиста Густава фон Кара комиссаром земли Бавария, наделив его диктаторскими полномочиями. Власть была сосредоточена в руках триумвирата: Кара, командующего силами рейхсвера в Баварии генерала Отто фон Лоссова и начальника баварской полиции Ханса фон Сейсера (Hans von Seißer). Кар отказался признать, что введенное в Германии президентом чрезвычайное положение действительно в отношении Баварии и не стал исполнять ряд приказаний Берлина, в частности — арестовать трёх популярных лидеров вооружённых формирований и закрыть орган НСДАП Völkischer Beobachter.

Гитлера вдохновлял пример похода на Рим Муссолини, он надеялся повторить нечто подобное, организовав поход на Берлин и обратился к Кару и Лоссову с предложением предпринять марш на Берлин. Кар, Лоссов и Сейсер не были заинтересованы в проведении бессмысленной акции и 6 ноября проинформировали «Немецкий союз борьбы», в котором Гитлер был ведущей политической фигурой, что не намерены втягиваться в поспешные действия и сами примут решение о своих действиях. Гитлер воспринял это как сигнал, что следует брать инициативу в свои руки. Он решил взять в заложники фон Кара и вынудить его поддержать поход.

8 ноября 1923 года около 9 часов вечера Гитлер и Эрих Людендорф во главе вооружённых штурмовиков явились в мюнхенскую пивную «Бюргербройкеллер», где проходил митинг с участием Кара, Лоссова и Сейсера. Войдя внутрь, Гитлер объявил о «свержении правительства предателей в Берлине». Однако вскоре баварским лидерам удалось покинуть пивную, после чего Кар издал прокламацию о роспуске НСДАП и штурмовых отрядов. Со своей стороны штурмовики под командованием Рёма заняли здание штаб-квартиры сухопутных сил в военном министерстве; там они, в свою очередь, были окружены солдатами рейхсвера.

Утром 9 ноября Гитлер и Людендорф во главе 3-тысячной колонны штурмовиков двинулись к министерству обороны, однако на улице Резиденцштрассе путь им преградил отряд полиции, открывший огонь. Унося убитых и раненых, нацисты и их сторонники покинули улицы. В историю Германии этот эпизод вошёл под названием «пивной путч».

В феврале — марте 1924 года состоялся процесс над руководителями путча. На скамье подсудимых оказались лишь Гитлер и несколько его сподвижников. Суд приговорил Гитлера за государственную измену к 5 годам заключения и штрафу размером в 200 золотых марок. Гитлер отбывал наказание в тюрьме Ландсберг. Однако уже через 9 месяцев, 20 декабря 1924 года, его выпустили на свободу[24].

На пути к власти

Файл:Silk-film.png Внешние видеофайлы
Файл:Silk-film.png [http://www.youtube.com/watch?v=Mw3EdRoaZQs Апокалипсис. Редкие цветные кадры с Гитлером. часть. 1]
Файл:Silk-film.png [http://www.youtube.com/watch?v=Eo62HdebG3M Апокалипсис. Редкие цветные кадры с Гитлером. часть. 2]
Файл:Bundesarchiv Bild 102-13774, Adolf Hitler.jpg
Гитлер — оратор, начало 1930-х годов

За время отсутствия лидера партия распалась. Гитлеру пришлось практически начинать всё с нуля. Большую помощь оказал ему Рём, начавший восстановление штурмовых отрядов. Однако решающую роль в возрождении НСДАП сыграл Грегор Штрассер, лидер правоэкстремистских движений в Северной и Северо-Западной Германии. Приведя их в ряды НСДАП, он помог превращению партии из региональной (баварской) в общенациональную политическую силу.

В апреле 1925 года Гитлер отказался от австрийского гражданства и до февраля 1932 года был без гражданства.

В 1926 году был основан гитлерюгенд, учреждено высшее руководство СА, началось завоевание «красного Берлина» Геббельсом. Тем временем Гитлер искал поддержку на общегерманском уровне. Ему удалось завоевать доверие части генералитета, а также установить контакты с промышленными магнатами. В это же время Гитлер написал свой труд «Майн кампф».

В 1930—1945 был Верховным фюрером СА.

Когда парламентские выборы в 1930 году и 1932 году принесли нацистам серьёзный прирост депутатских мандатов, в правящих кругах страны стали всерьёз рассматривать НСДАП как возможного участника правительственных комбинаций. Была предпринята попытка отстранить Гитлера от руководства партией и сделать ставку на Штрассера. Однако Гитлеру удалось быстро изолировать своего сподвижника и лишить его всякого влияния в партии. В конце концов в германских верхах было принято решение предоставить Гитлеру главный административно-политический пост, окружив его (на всякий случай) опекунами из традиционных консервативных партий.

В феврале 1932 года Гитлер принял решение выдвинуть свою кандидатуру на выборах рейхспрезидента Германии. 25 февраля министр внутренних дел Брауншвейга назначил его на должность атташе при представительстве Брауншвейга в Берлине. Это не накладывало на Гитлера никаких должностных обязанностей, но автоматически давало немецкое гражданство и позволяло участвовать в выборах[25]. Гитлер брал уроки ораторского искусства и актёрского мастерства у оперного певца Пауля Девриента (Paul Devrient), нацисты организовали грандиозную пропагандистскую кампанию, в частности, Гитлер стал первым немецким политиком, который совершал предвыборные поездки на самолёте. В первом туре 13 марта Пауль фон Гинденбург набрал 49,6 % голосов, а Гитлер занял второе место с 30,1 %. 10 апреля на повторном голосовании Гинденбург набрал 53 %, а Гитлер — 36,8 %. Третье место оба раза занял коммунист Тельман[26].

4 июня 1932 года был распущен Рейхстаг. На состоявшихся 7 июля выборах НСДАП одержала уверенную победу, набрав 37,8 % голосов и получив 230 мест в Рейхстаге вместо предыдущих 143. Второе место получили социал-демократы — 21,9 % и 133 места в Рейхстаге.

6 ноября 1932 года снова прошли внеочередные выборы в рейхстаг. На этот раз НСДАП потеряла два миллиона голосов, набрав 33,1 % и получила всего 196 мест вместо предыдущих 230.

3 декабря 1932 года рейхсканцлером назначен Курт фон Шлейхер.

Однако через 2 месяца, 30 января 1933 года президент Гинденбург освободил фон Шлейхера от этой должности и назначил рейхсканцлером Гитлера[27].

Рейхсканцлер и глава государства

Захват власти

С назначением на пост рейсхканцлера Гитлер ещё не получил абсолютную власть над страной. Во-первых, любые законы в Германии мог принимать только Рейхстаг, а партия Гитлера не имела в нём необходимого количества голосов. Во-вторых, в самой партии существовала оппозиция Гитлеру в лице штурмовиков и их лидера Эрнста Рёма. И наконец в-третьих, глава государства — рейхспрезидент — обладал рядом важных прерогатив. Однако за полтора года Гитлер убрал все эти препятствия и стал неограниченным диктатором.

Файл:Bundesarchiv Bild 183-S38324, Tag von Potsdam, Adolf Hitler, Paul v. Hindenburg.jpg
«День Потсдама» — торжественная церемония 21 марта 1933 года по случаю созыва нового рейхстага

27 февраля (менее чем через месяц после назначения Гитлера канцлером) произошёл пожар в здании парламента — Рейхстаге. Официальная версия случившегося гласила, что в этом виноват голландский коммунист Маринус ван дер Люббе, схваченный во время тушения пожара. В настоящее время считается доказанным, что поджог был спланирован нацистами и непосредственно осуществлён штурмовиками под командованием Карла Эрнста[28][29].

Гитлер объявил о заговоре Коммунистической партии с целью захвата власти и уже на следующий день после пожара представил Гинденбургу два декрета: «О защите народа и государства» и «Против предательства немецкого народа и происков изменников родины», которые тот подписал. Декрет «О защите народа и государства» отменял семь статей конституции, ограничивал свободу слова, прессы, собраний и митингов; разрешал просмотр корреспонденции и прослушивание телефонов. Но главным результатом этого декрета стала система неконтролируемого заключения в концентрационные лагеря под названием «защитного ареста».

Файл:Adolf Hitler-1933.jpg
Гитлер в 1933 году

Пользуясь этими декретами, нацисты сразу же арестовали 4 тысячи видных членов коммунистической партии — своего главного противника. После этого были объявлены новые выборы в Рейхстаг. Они состоялись 5 марта и на них нацистская партия получила 43,9 % голосов и 288 мест в Рейхстаге. Обезглавленная компартия потеряла 19 мест. Однако и такой состав Рейхстага не мог удовлетворить нацистов. Тогда специальным постановлением была запрещена Коммунистическая партия Германии, а мандаты, которые должны были по итогам выборов достаться депутатам-коммунистам (81 мандат), аннулированы. Кроме того некоторые оппозиционные нацистам депутаты СДПГ были арестованы или высланы.[30]

И уже 24 марта 1933 года новый Рейхстаг принял Закон о чрезвычайных полномочиях. Согласно этому закону, правительству во главе с рейхсканцлером предоставлялись полномочия по изданию государственных законов (раньше это мог делать только Рейхстаг), а в Статье 2 указывалось, что издаваемые таким образом законы могут содержать отступления от конституции.

30 июня 1934 года Гестапо устроило массовый погром против штурмовиков СА. Были убиты больше тысячи человек, среди них и лидер штурмовиков Эрнст Рём. Также было убито много людей, не имевших никакого отношения к СА, в частности предшественник Гитлера на посту рейхсканцлера Курт фон Шлейхер и его жена. Этот погром вошёл в историю как Ночь длинных ножей.

2 августа 1934 года в девять часов утра в возрасте 86 лет скончался президент Германии Гинденбург. Спустя три часа было объявлено, что в соответствии с законом, принятым кабинетом министров за день до смерти президента, функции канцлера и президента совмещаются в одном лице и что Адольф Гитлер принял на себя полномочия главы государства и главнокомандующего вооруженными силами. Титул президента упразднялся; отныне Гитлера следовало называть фюрером и рейхсканцлером. Гитлер потребовал от всего личного состава вооруженных сил присягнуть в верности не Германии, не конституции, которую он нарушил, отказавшись назначить выборы преемника Гинденбурга, а лично ему.[31] 19 августа был проведён референдум, на котором эти действия получили одобрение 84,6 % электората[32].

Внутренняя политика

Под руководством Гитлера была резко сокращена, а затем ликвидирована безработица. Развернулись широкомасштабные акции по гуманитарной помощи нуждающемуся населению. Поощрялись массовые культурные и спортивные празднества. Основу политики гитлеровского режима составляла подготовка к реваншу за проигранную Первую мировую войну. С этой целью реконструировалась промышленность, развернулось большое строительство, создавались стратегические резервы. В духе реваншизма велась пропагандистская обработка населения.

Были запрещены сначала коммунистическая, а затем социал-демократическая партии. Ряд партий были вынуждены заявить о самороспуске. Были ликвидированы профсоюзы, имущество которых передано нацистскому рабочему фронту. Противники новой власти без суда и следствия отправлялись в концентрационные лагеря[33].

Важной частью внутренней политики Гитлера являлся антисемитизм. Начались массовые преследования евреев и цыган. 15 сентября 1935 года были приняты Нюрнбергские расовые законы, лишавшие евреев гражданских прав; осенью 1938 года был организован общегерманский еврейский погром (Хрустальная ночь). Развитием этой политики спустя несколько лет стала операция «эндлёзунг» (окончательное решение еврейского вопроса), направленная на физическое уничтожение всего еврейского населения. Эта политика, которую Гитлер впервые продекларировал ещё в 1919 году[34], увенчалась геноцидом еврейского населения, решение о котором было принято уже во время войны (см. Холокост).

Начало территориальной экспансии

Вскоре после прихода к власти Гитлер объявил о выходе Германии из военных статей Версальского договора, ограничивающего военные усилия Германии. Стотысячный рейхсвер был превращён в миллионный вермахт, созданы танковые войска и восстановлена военная авиация. Был отменён статус демилитаризованной Рейнской зоны.

В 19361939 годах Германия под руководством Гитлера оказала существенную помощь франкистам во время Гражданской войны в Испании.

В это время Гитлер считал, что он серьёзно болен и скоро умрёт и начал спешить с реализацией своих планов. 5 ноября 1937 года написал политическое завещание, а 2 мая 1938 года — личное[4] .

В марте 1938 года была аннексирована Австрия.

Осенью 1938 года, в соответствии с Мюнхенским соглашением, была аннексирована часть Чехословакии — Судетская область (рейхсгау).

Журнал Time в номере за 2 января 1939 года назвал Гитлера «человеком 1938 года»[35]. Статья, посвящённая «Человеку года», начиналась с титулатуры Гитлера, которая звучит, по версии журнала, следующим образом: «Führer of the German people, Commander-in-Chief of the German Army, Navy & Air Force, Chancellor of the Third Reich, Herr Hitler». Заключительное предложение весьма пространной статьи возвещало:

Тем, кто следил за заключительными событиями года, представлялось более, чем вероятным, что Человек 1938 года может сделать год 1939 незабываемым.

В марте 1939 года была оккупирована оставшаяся часть Чехии, превращённая в государство-сателлит Протекторат Богемии и Моравии (Словакия осталась формально независимой), а также аннексирована часть территории Литвы близ Клайпеды (Мемельская область). После этого Гитлер предъявил территориальные претензии к Польше (сначала — о предоставлении экстерриториальной дороги в Восточную Пруссию, а затем — о проведении референдума о принадлежности «Польского коридора», в котором должны были бы принять участие люди, проживавшие на этой территории по состоянию на 1918 год). Последнее требование было явно неприемлемо для союзников Польши — Великобритании и Франции, — что могло послужить основанием для назревания конфликта.

Вторая мировая война

Файл:Hitler Polen Sep. 39 Josef Gierse.JPG
Визит в захваченную Польшу, 1939

Эти претензии встречают резкий отпор. 3 апреля 1939 года Гитлер утвердил план вооружённого нападения на Польшу (операция «Вайс»).

23 августа 1939 года Гитлер заключает Договор о ненападении с Советским Союзом, секретное приложение к которому содержало план раздела сфер влияния в Европе. 1 сентября произошёл инцидент в Глейвице, послуживший поводом для нападения на Польшу (1 сентября) ознаменовавшего начало Второй мировой войны. Разгромив в течение сентября Польшу, Германия в апреле-мае 1940 года оккупировала Норвегию, Данию, Голландию, Люксембург и Бельгию и прорвала фронт во Франции. В июне силы вермахта заняли Париж, и Франция капитулировала. Весной 1941 года Германия под руководством Гитлера захватывает Грецию и Югославию, а 22 июня нападает на СССР. Поражения советских войск на первом этапе Великой Отечественной войны привели к оккупации немецкими и союзными ему войсками республик Прибалтики, Белоруссии, Украины, Молдавии и западной части РСФСР. На оккупированных территориях был установлен жесточайший оккупационный режим, уничтоживший многие миллионы людей.

Однако с конца 1942 года немецкие армии стали терпеть крупные поражения как в СССР (Сталинград), так и в Египте (Эль-Аламейн). В следующем году Красная армия перешла в широкое наступление, тогда как англо-американцы высадились в Италии и вывели её из войны. В 1944 году советская территория была освобождена от оккупации, Красная Армия продвинулась в Польшу и на Балканы; в то же время англо-американские войска, высадившись в Нормандии, освободили большую часть Франции. С началом 1945 года боевые действия были перенесены на территорию рейха.

Покушения на Гитлера

Первым известным случаем неудачного покушения на жизнь Адольфа Гитлера стало 1 марта 1932 года, когда группа неизвестных в количестве четырёх человек в окрестностях Мюнхена обстреляла поезд, в котором Гитлер ехал с целью выступить перед своими сторонниками. Гитлер не пострадал.

  • 2 июня 1932 года группа неизвестных обстреляла из засады на дороге автомобиль с Гитлером в окрестностях города Штральзунд. Гитлер вновь не пострадал.
  • 4 июля 1932 года неизвестные обстреляли автомобиль с Гитлером в Нюрнберге. Гитлер получил касательное ранение руки.

На протяжении 1933 — 1938 годов на жизнь Гитлера было совершено ещё 16 покушений, которые окончились провалами.

  • 9 ноября 1938 года 22-летний Моррис Бово с расстояния в 8 метров трижды стрелял в Гитлера из полуавтоматического пистолета «Шмайссер» калибра 6,5 мм во время праздничного парада, посвященного 15-й годовщине «Пивного путча». Все пули прошли мимо цели. В начавшейся суматохе Бово успел скрыться, однако спустя несколько дней его задержали сотрудники гестапо, когда он пытался сесть на поезд в Париж. Суд приговорил Бово к смертной казни на гильотине и в январе 1939 года приговор был приведён в исполнение.
  • 8 ноября 1939 года в мюнхенской пивной «Бюргерброй», где Гитлер каждый год выступал перед ветеранами НСДАП, коммунист Иоганн Георг Эльзер вмонтировал самодельное взрывное устройство с часовым механизмом в колонну, перед которой обычно устанавливали трибуну для вождя. В результате взрыва 8 человек было убито и 63 ранено. Однако Гитлера среди пострадавших не оказалось. Фюрер, ограничившись на этот раз кратким приветствием в адрес собравшихся, покинул зал за семь минут до взрыва, так как ему нужно было возвращаться в Берлин. В тот же вечер Эльзер был схвачен на швейцарской границе и после нескольких допросов во всём сознался. В качестве «особого заключённого» он был помещён в концлагерь Заксенхаузен, затем переведён в Дахау. 9 апреля 1945 года, когда союзники оказались уже вблизи концлагеря, по распоряжению Гиммлера Эльзера расстреляли[36].
  • 22 ноября 1939 года на пути следования кортежа Гитлера в Варшаве были заложены 500 килограммов взрывчатки, но по неизвестной причине бомба не сработала.
  • 15 мая 1942 года группа лиц совершает нападение на поезд Гитлера в Польше. Несколько охранников фюрера были убиты, как и все нападавшие. Гитлер не пострадал.
  • 13 марта 1943 года во время посещения Гитлером Смоленска полковник Хеннинг фон Тресков и его адъютант, лейтенант фон Шлабрендорф, подложили в самолёт Гитлера бомбу в подарочной коробке с бренди, в которой не сработало взрывное устройство.
  • 21 марта 1943 года во время посещения Гитлером выставки трофейной советской военной техники в Берлине полковник Рудольф фон Герсдорф должен был взорвать себя вместе с Гитлером. Однако фюрер покинул выставку раньше намеченного времени, а Герсдорф едва успел обезвредить взрыватель.
  • 14 июля 1944 года британские спецслужбы собирались провести Операцию «Фоксли». По плану, лучшие британские снайперы должны были застрелить Гитлера во время посещения им горной резиденции Бергхоф в Баварских Альпах. План не был окончательно утверждён, и его осуществление не состоялось по этой причине.
  • 20 июля 1944 года против Гитлера был организован заговор, целью которого было его физическое устранение и заключение мира с наступающими союзными войсками. При взрыве бомбы погибли 4 человека, Гитлер остался жив. После покушения он был не в состоянии находиться целый день на ногах, так как из них было извлечено более 100 осколков. Кроме этого, у него был вывих правой руки, волосы на затылке опалены и повреждены барабанные перепонки. На правое ухо временно оглох.

Смерть Гитлера

« Нет никаких сомнений в том, что Гитлер застрелился.
Доктор Маттиас Уль[37]
»
« С приходом русских в Берлин, Гитлер боялся, что Рейхсканцелярию обстреляют снарядами с усыпляющим газом, а потом выставят его напоказ в Москве, в клетке.
»

По показаниям свидетелей, допрошенных как советскими органами контрразведки, так и соответствующими службами союзников, 30 апреля 1945 года в окружённом советскими войсками Берлине Гитлер вместе со своей женой Евой Браун покончил жизнь самоубийством, предварительно умертвив любимую собаку Блонди. В советской историографии утвердилась точка зрения, что Гитлер принял яд (цианистый калий, как и большинство покончивших с собой нацистов), однако, по свидетельствам очевидцев, он застрелился. Существует также версия, согласно которой Гитлер, взяв в рот и раскусив ампулу с ядом, одновременно выстрелил в себя из пистолета (применив, таким образом, оба орудия смерти).

Файл:Stars & Stripes & Hitler Dead2.jpg
«Гитлер мёртв». Заголовок американской армейской газеты «Звёзды и полосы»

По словам свидетелей из числа обслуживающего персонала, ещё накануне Гитлер отдал приказ доставить из гаража канистры с бензином (для уничтожения тел). 30 апреля, после обеда, Гитлер попрощался с лицами из своего ближайшего окружения и, пожав им руки, вместе с Евой Браун удалился в свои апартаменты, откуда вскоре раздался звук выстрела. Вскоре после 15:15 (по другим данным[каким?] 15:30) слуга Гитлера Хайнц Линге, в сопровождении его адъютанта Отто Гюнше, Геббельса, Бормана и Аксмана, вошли в апартаменты фюрера. Мёртвый Гитлер сидел на диване; на виске у него расплывалось кровавое пятно. Рядом лежала Ева Браун, без видимых внешних повреждений. Гюнше и Линге завернули тело Гитлера в солдатское одеяло и вынесли в сад рейхсканцелярии; вслед за ним вынесли и тело Евы. Трупы положили недалеко от входа в бункер, облили бензином и сожгли.

5 мая тела были найдены по торчавшему из земли куску одеяла группой гвардии старшего лейтенанта А. А. Панасова и попали в руки советского СМЕРШа. Руководил правительственной комиссией по опознанию и идентификации останков генерал К. Ф. Телегин. Возглавлял экспертную комиссию по исследованию останков полковник медслужбы Ф. И. Шкаравский. Тело Гитлера, в частности, было опознано с помощью Кете Хойзерман (Кетти Гойзерман), ассистентки зубного врача Гитлера, подтвердившей сходство зубных протезов, предъявленных ей на опознании, с протезами Гитлера. Однако, после выхода из советских лагерей, она отказалась от своих показаний. В феврале 1946 года останки, идентифицированные следствием как тела Гитлера, Евы Браун, супружеской четы Геббельс — Йозефа, Магды и их шестерых детей, а также двух собак, были захоронены на одной из баз НКВД в Магдебурге. В 1970 году, когда территория этой базы должна была быть передана ГДР, по предложению Ю. В. Андропова, утверждённому Политбюро, данные останки были вырыты, кремированы до пепла и затем выброшены в Эльбу[39][40] (по другим данным, останки были сожжены на пустыре в районе города Шёнебек в 11 км от Магдебурга и выброшены в реку Бидериц[41]). Сохранились лишь зубные протезы и часть черепа с входным пулевым отверстием (обнаруженная отдельно от трупа). Они хранятся в российских архивах, как и боковые ручки дивана со следами крови, на котором застрелился Гитлер. В интервью начальник Архива ФСБ рассказал, что подлинность челюсти доказана рядом экспертиз международного уровня[42]. Биограф Гитлера Вернер Мазер высказывает сомнения, что обнаруженный труп и часть черепа действительно принадлежали Гитлеру[43][44][45]. В сентябре 2009 года исследователи из Университета Коннектикута на основании результатов проведённого ими анализа ДНК заявили, что череп принадлежал женщине возрастом менее 40 лет[46]. Представители ФСБ это опровергли[47].

В мире, однако, ходит популярная городская легенда, что в бункере были найдены трупы двойников Гитлера и его жены, а сам фюрер с супругой якобы скрылся в Аргентине, где они дожили спокойно до конца своих дней. Подобные версии выдвигаются и доказываются даже некоторыми историками, в числе которых состоят британцы Джерард Уильямс и Саймон Данстен[48]. Однако научное сообщество отвергает подобные теории.

Убеждения и привычки

Согласно большинству биографов, Гитлер был вегетарианцем с 1931 года (с момента самоубийства Гели Раубаль) до самой смерти в 1945 году. Некоторые авторы утверждают, что Гитлер лишь ограничивал себя в употреблении мяса. Он также отрицательно относился к курению, в нацистской Германии была развёрнута борьба с этой привычкой.

Гитлер с болезненной тщательностью заботился о чистоте. Панически боялся людей с насморком. Не терпел фамильярности[4] .

Был человеком малообщительным. Считался с другими только тогда, когда они были ему нужны и делали то, что он считал правильным. В письмах никогда не интересовался мнением других. Любил употреблять иностранные слова. Много читал, даже во время войны. По утверждению личного врача фон Хассельбаха, он обязательно каждый день прорабатывал хотя бы одну книгу. В Линце, например, он записался сразу в три библиотеки. Вначале перелистывал книгу с конца. Если решал, что книгу стоит читать, то читал частями, только то, что ему было нужно[4] .

Интересные факты

  • Однажды, когда Гитлер ушёл отдыхать, оставшиеся стали играть в карты и курить. Неожиданно Гитлер вернулся. Сестра Евы Браун бросила горящую сигарету в пепельницу и села на неё, так как Гитлер запрещал курить в его присутствии. Гитлер это заметил и решил пошутить. Подошёл к ней и попросил подробно объяснить правила игры. Утром Ева, узнав всё от Гитлера, спросила у сестры, «как дела с пузырями от ожогов на попе»[4].
  • Гитлер диктовал свои выступления «на одном дыхании», непосредственно машинистке. По свидетельству очевидцев, он оттягивал диктовку до последней минуты; перед диктовкой долго ходил взад-вперёд. Затем Гитлер начинал диктовать — фактически произносить речь — со вспышками гнева, жестикуляцией и т. д. Две секретарши еле успевали записывать. Позже несколько часов работал, исправляя напечатанный текст[4].
  • Последняя прижизненная видеосъёмка Гитлера была сделана 20 апреля 1945 года в саду рейхсканцелярии. На ней Гитлер награждает членов гитлерюгенда за подбитые советские танки. Последняя известная прижизненная фотография сделана днём 28 апреля или 29 апреля 1945 года. На ней Гитлер в сопровождении неизвестного офицера заснят осматривающим вход в бункер, повреждённый взрывом снаряда[49].
  • В январе 2012 года картину фюрера «Ночное море» продали на аукционе за 32 тыс. евро[50].
  • Anophthalmus hitleri — жук, названный в честь Гитлера и ставший редким из-за его популярности у неонацистов[51].
  • Личным оружием Гитлера был пистолет Walther PPK.
  • Будучи верховным главнокомандующим вооружённых сил Германии, Гитлер до конца оставался в воинском звании ефрейтора.
  • 22 июня 2015 года на аукционе в Германии 14 картин, написанных Адольфом Гитлером, были проданы за 400 000 €[52].
  • В Секторе Газа открылся магазин, названный в честь Гитлера.[53] По словам посетителей, им нравится этот магазин также потому, что он назван в честь человека, который «больше всех остальных ненавидел евреев»[54].

Образ Адольфа Гитлера в кино

Художественное

Образ Гитлера отражается в многочисленных художественных фильмах. В некоторых из них он играет ключевую роль, в частности: «Гитлер: Последние десять дней», «Бункер», «Гитлер: Восхождение дьявола», «Моя борьба» и другие.

Документальное

См. также

Напишите отзыв о статье "Гитлер, Адольф"

Примечания

  1. В 1934—1945 годы пост рейхспрезидента Германии был объединён с постом рейхсканцлера. По закону от 2 августа 1934 года объединённый пост стал называться «фюрер и рейхсканцлер» («Der Führer und Reichskanzler»). Титул «фюрер и рейхсканцлер Германской империи» он носил до конца 1938 года, а начиная с января 1939 года Гитлер именовался только как «фюрер». Тем не менее в своём «Политическом завещании» от 29 апреля 1945 года он разделил этот пост и назначил на посты рейхспрезидента и рейхсканцлера разных лиц (Карла Дёница и Йозефа Геббельса).
  2. На момент вступления Гитлера в ряды DAP последняя не имела формальных удостоверений о членстве. Первый список членов партии был составлен только в январе 1920. Список был составлен по алфавиту, и Гитлер занимал в нём место № 555. На самом деле его номер был 55-м, но для создания иллюзии численности список был начат с № 501. В своей автобиографической книге «Моя борьба» Гитлер утверждал, что его номер был 7-м, что указывало бы на его принадлежность к руководству партии. Позднее членская карточка Гитлера была подделана в соответствии с этим утверждением.
  3. Название было позаимствовано у другой партии того времени — австрийской национал-социалистической партии. Первоначально Гитлер хотел назвать партию — «Партия социалистов-революционеров», но Рудольф Юнг убедил его принять название NSDAP (Konrad Heiden, «Les débuts du national-socialisme», Revue d’Allemagne, VII, No. 71 (Sept. 15, 1933), p. 821.). В политической публицистике партию стали называть На́ци, по аналогии с социалистами — Со́ци.
  4. Советская аббревиатура нацистской партии была образована не от русского перевода названия «национал-социалистическая рабочая партия Германии» — НСРПГ, как для других зарубежных партий, а в виде транслитерации немецкого сокращения NSDAP — НСДАП.

Сноски

  1. [http://www.bbc.co.uk/russian/society/2011/07/110708_hitler_honorary_citizen.shtml Город в Австрии лишил Гитлера почетного гражданства]
  2. 29 июля 1921 года был избран первым председателем НСДАП, фюрер с ноября 1921 года [http://www.nmt-journal.com/arch/files/W/2008_4/2008_4_Pages_54-63.pdf], Новая медицина тысячелетия, 4/2008).
  3. Deutsche Namenkunde: Unsere Familiennamen nach ihrer Entstehung und Bedeutung. München-Berlin, 1942. S. 276.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 Вернер Мазер. Адольф Гитлер. Ростов н/Д: Феникс, 1998. — 608 с. — (След в истории). — ISBN 5-222-004595-X (ошибоч.)
  5. 1 2 Davidson, Eugene. [http://books.google.ru/books?id=JagUZcri3s8C&pg=PA4 The making of Adolf Hitler: the birth and rise of Nazism]. — University of Missouri Press (англ.), 1997. — P. 4-6. — 419 p. — ISBN 978-0-8262-1117-0. (англ.)
  6. Alan Bullock. Hitler: a Study in Tyranny. — New York: Harper & Raw.  (англ.)
  7. Адольф Гитлер / Кульбакин В. Д. // Газлифт — Гоголево. — М. : Советская энциклопедия, 1971. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 6).</span>
  8. Davin, Eric Leif [http://www.nytimes.com/1990/05/06/opinion/l-hitler-never-really-was-schicklgruber-016390.html Hitler Never Really Was Schicklgruber]. The New York Times (6 мая 1990). Проверено 25 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/618xdyuTU Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].  (англ.)
  9. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. — Т. 1. — С. 16.
  10. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. — Т. 1. — С. 18.
  11. 1 2 Фест И. Адольф Гитлер. В 3-х томах. — Том 1 / Перевод А. А. Фёдоров. — Пермь: Алетейя, 1993. — Глава I. — С. 29. — ISBN 5-87964-006-X, ISBN 5-87964-005-1. // Fest, J. Hitler. Eine Biografie. — Berlin: Propyläen, 1973.
  12. Эрих Фромм, «Анатомия человеческой деструктивности», Глава 13.
  13. Фест И. Том 1. — Глава I. — С. 30.
  14. Mein Kampf, Глава 2
  15. 1 2 3 Фест И. Адольф Гитлер. В 3-х томах. — Том 1 / Перевод А. А. Фёдоров. — Пермь: Алетейя, 1993. — Глава V. — С. 87. — ISBN 5-87964-006-X, ISBN 5-87964-005-1; Том 2 / Перевод А. А. Фёдоров, Н. С. Летнева, А. М. Андронов. — Пермь: Алетейя, 1993. — ISBN 5-87964-007-8, ISBN 5-87964-005-1; Том 3 / Перевод А. М. Андронов, А. А. Фёдоров. — Пермь: Алетейя, 1993. — ISBN 5-87964-005-1, ISBN 5-87964-008-6 /// Fest, J. Hitler. Eine Biografie. — Berlin: Propyläen, 1973.[http://militera.lib.ru/bio/fest_j01/index.html]
  16. Фест, том I, глава V, стр. 48
  17. Meyer A. Mit Adolf Hitler im Bayerischen Reserve-Infanterie-Regiment 16 List. Neustadt a. d. Aisch: Aupperle, 1934. S. 15.
  18. Bouhler F. Adolf Hitler. Lübeck, 1939. S. 13.
  19. Davidson, Eugene. [http://books.google.ru/books?id=JagUZcri3s8C&pg=PA13&pg=PA124 The making of Adolf Hitler: the birth and rise of Nazism]. — University of Missouri Press (англ.), 1997. — P. 124. — 419 p. — ISBN 978-0-8262-1117-0. (англ.)
  20. Davidson, Eugene. [http://books.google.ru/books?id=JagUZcri3s8C&pg=PA13&pg=PA126 The making of Adolf Hitler: the birth and rise of Nazism]. — University of Missouri Press, 1997. — P. 126. — 419 p. — ISBN 978-0-8262-1117-0. (англ.)
  21. Heiden, Konrad. A history of national socialism. P. 12.  (англ.)
  22.  (англ.) Heiden, K. A history of national socialism. P. 20.
  23. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. Т. 1. С. 71—73.
  24. Мельников Д. Е., Чёрная Л. Б. Преступник номер 1. Нацистский режим и его фюрер. М., 1981.
  25. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. Т. 1. С. 228—229.
  26. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. Т. 1. С. 230—231.
  27. Kershaw, Ian. Hitler, 1936-45: nemesis, 2001.  (англ.)
  28. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. Т. 1. С. 280—281.
  29. Paterson, T. [http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/germany/1310995/Historians-find-proof-that-Nazis-burnt-Reichstag.html Historians find 'proof' that Nazis burnt Reichstag] (англ.). The Daily Telegraph (15 апреля 2001). Проверено 19 июня 2010. [http://www.webcitation.org/618xeVbb6 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  30. [http://einestages.spiegel.de/static/topicalbumbackground/1767/_die_spd_hat_die_ehre_der_weimarer_republik_gerettet.html Ermächtigungsgesetz - «Die SPD hat die Ehre der Weimarer Republik gerettet» -] (нем.). SPIEGEL ONLINE. Проверено 14 июля 2012. [http://www.webcitation.org/6B1ZNXBdH Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].
  31. Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха. Книга 2.
  32.  (англ.) Fest Joachim. Hitler. New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1974, стр. 476
  33. [http://www.stiftung-bg.de/kz-oranienburg/index.php?id=35 Oranienburg — das erste Konzentrationslager in Preußen]
  34. Завадский М. [http://www.jewish.ru/history/facts/2011/06/news994297114.php Молодой Гитлер решил «еврейский вопрос»]. Jewish.ru. ФЕОР (6 июня 2011). Проверено 16 июля 2011. [http://www.webcitation.org/618xfsTEU Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  35.  (англ.) [http://www.time.com/time/magazine/article/0,9171,760539-1,00.html Man of the Year] Time.com Monday, Jan. 02, 1939
  36. Энциклопедия для детей Аванта+. — Т. 1. Всемирная история. — 4-е издание, испр. и перераб. / Ред. коллегия: М. Аксёнова, Д. Володихин, О. Елисеева и др. — М., 2007. — С. 582—583. — ISBN 5-98986-050-1
  37. Правда.Ру: [http://www.pravda.ru/culture/literature/news/52053-hitler-0 «Неизвестный Гитлер»: взгляд изнутри — Правила игры]
  38. GZT.ru: [http://web.archive.org/web/20080229214655/http://www.gzt.ru/politics/2002/02/15/120005.html «Умерла последняя соратница Гитлера»], 15 февраля 2002
  39. Безыменский Л. А. [http://militera.lib.ru/research/bezymensky2 Операция «Миф», или Сколько раз хоронили Гитлера]
  40. [http://www.newsru.com/world/21dec2007/hitler.html Рассекреченные архивы КГБ: останки Гитлера сбросили в Эльбу]. NEWSru (21 декабря 2007). Проверено 13 августа 2010. [http://www.webcitation.org/618xh14Nv Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  41. BBC Russian: [http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2009/12/091207_hitler_burnt.shtml «ФСБ рассказала о сожжении останков Гитлера»]
  42. [http://www.interfax.ru/txt.asp?sec=1483&id=113752 Архив ФСБ России хранит челюсти Гитлера]
  43. [http://www.chayka.org/oarticle.php?id=926 Валерий Лебедев: Загробные путешествия трупа Гитлера] (Журнал «Чайка» #10(50), 16.05.2003.)
  44. [http://www.segodnya.ru/w3s.nsf/Archive/2000_93_news_text_filatova1.html Череп, челюсть и диван]
  45. Огонёк: [http://www.ogoniok.com/archive/2004/4872/45-60-63/ «ГДЕ ГИТЛЕР?»]
  46.  (англ.) [http://www.dailymail.co.uk/news/worldnews/article-1216455/Hitlers-skull-really-womans-Fresh-doubts-death-tests-bullet-hole.html Fresh doubts over Hitler’s death after tests on bullet hole skull reveal it belonged to a woman]
  47. Тони Хэлпин (Tony Halpin). [http://inosmi.ru//politic/20091209/156918731.html Вокруг черепа Гитлера развернулись бои, и России пришлось рассказать всё]. ИноСМИ.ру (9 декабря 2009). Проверено 13 августа 2010. [http://www.webcitation.org/618xj26RU Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  48. [http://www.kp.ru/daily/25818/2796573/ Историки настаивают: Гитлер на девять лет пережил Сталина?]. Комсомольская правда (16 января 2011). Проверено 13 августа 2010. [http://www.webcitation.org/65ArEN2Cf Архивировано из первоисточника 3 февраля 2012].
  49. [http://agilliol.az/znamenitie_fotografii/2028-poslednyaya-fotografiya-gitlera.html Последняя фотография Гитлера " Ağıllı Ol]
  50. [http://news.mail.ru/society/7948043/?frommail=1 Картина Гитлера ушла с молотка за 32 тысячи евро]
  51. [http://www.newsru.ru/world/22aug2006/beetle.html Мода на неонацизм поставила на грань вымирания редких жуков]. NEWSru.com (22 августа 2006). Проверено 31 мая 2013. [http://www.webcitation.org/6H3nSrmMx Архивировано из первоисточника 2 июня 2013].
  52. [http://www.bbc.com/russian/international/2015/06/150622_hitler_paintings_auction Картины, написанные Гитлером, проданы за 400 тыс. евро] На аукционе в Германии картины, написанные Адольфом Гитлером, были проданы за 400 тыс. евро. (рус.). В мире. Русская служба Би-би-си (22 июня 2015). Проверено 23 июня 2015.
  53. [http://www.newsru.co.il/mideast/09nov2015/hitler2_008.html В секторе Газы открылся магазин модной одежды "Гитлер2"]
  54. [https://www.youtube.com/watch?v=-1Rua3DCd-o A clothing store in Gaza City, 'Hitler 2']
  55. </ol>

Литература

на русском языке
  • Буллок А. Гитлер. Исследование тирании. — 1952.
  • Гитлер Адольф / О. В. Вишлёв // Гермафродит — Григорьев. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2007. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 7). — ISBN 978-5-85270-337-8.</span>
  • Мазер, В. Адольф Гитлер. — Феникс, 1998. — 608 с. — ISBN ISBN 5-222-004595-X (ошибоч.).
  • [http://razym.ru/main/109417-poslednie-dni-gitlera-vyrezka-iz-pyati-nomerov-gazety-pravda-dekabr-1947-g-yanvar-1948-g.html Последние дни Гитлера.]. — свидетельства немецкого офицера Герхарда Больдта, Вырезка из пяти номеров газеты «Правда», декабрь 1947 г., январь 1948 г..
  • Соколов Б. В. Адольф Гитлер: Фюрер, преступник, личность. М.: Зебра Е, 2013. — 416 с., 3000 экз., ISBN 978-5-906339-13-3
  • Фест, И. Адольф Гитлер: в 3 т. = Hitler. — Пермь: Алетейя, 1993. — ISBN 5-87964-005-1. — ISBN 5-87964-006-X (т. 1). — ISBN 5-87964-007-8 (т. 2). — ISBN 5-87964-008-6 (т. 3).
  • Адольф Гитлер. Судьбы ХХ века. (Автор проекта Жак Легран, пер. с фр. Т. Кунициной, предисловие Л. Чёрная), М., АСТ-ПРЕСС, 1999, 7 000 экз.
  • Ширер, У. Взлёт и падение Третьего рейха: в 2 т. = The Rise and Fall of the Third Reich. — М.: Захаров, 2009. — ISBN 978-5-8159-0921-2 (т. 1). — ISBN 978-5-8159-0920-5 (т. 2).
  • Штайнерт М. Гитлер. / Пер. с фр. Е.Головиной. — М.: Этерна, 2010. — 672 с.: ил. — (Новая версия). — 3000 экз. — ISBN 978-5-480-00242-3
на других языках
  • Heiden, K. [http://books.google.ru/books?id=qcQOAAAAQAAJ&printsec=frontcover&source=gbs_v2_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false A history of national socialism]. — Taylor & Francis, 1934. — 1934 p. — ISBN 9780374937768.
  • Heiden, K. The Fuhrer: Hitler's Rise to Power. — Basic Books, 1999. — 624 p. — ISBN 0-7867-0683-X.
  • Welch, D. [http://books.google.ru/books?id=3r9G5HOk6JMC&printsec=frontcover&source=gbs_atb#v=onepage&q&f=false Hitler: profile of a dictator]. — Routledge, 2001. — 144 p. — ISBN 978-0-415-25075-7.

Ссылки

  • [//www.dmoz.org//Society/History/By_Region/Europe/Germany/Third_Reich/Officials/Hitler,_Adolf/ Адольф Гитлер] в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz). (англ.)
  • [http://europeanhistory.about.com/od/germanyandprussia/fl/What-did-Hitler-Believe.htm Robert Wilde «What did Hitler Believe?»] — краткий обзор идеологии гитлеризма (англ.)

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Гитлер, Адольф

– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!
Я не была уверенна, увидит ли он то же самое, что видели мы, но это была моя единственная надежда как-то его «очухать» и таким образом заставить хоть самую малость протрезветь.
По тому, как его глаза вдруг полезли на лоб, оказалось – увидел… В ужасе шарахнувшись в угол, он не мог отвезти взгляд от своих «симпатичных» гостей и, не в состоянии вымолвить ни слова, только показывал на них дрожащей рукой. Его мелко трясло, и я поняла, что если ничего не сделать, у бедного человека начнётся настоящий нервный припадок.
Я попробовала мысленно обратиться к этим странными монстроподобными существам, но ничего путного из этого не получилось; они лишь зловеще «рычали», отмахиваясь от меня своими когтистыми лапами, и не оборачиваясь, послали мне прямо в грудь очень болезненный энергетический удар. И тут же, один из них «отклеился» от Артура и, присмотрев, как он думал, самую лёгкую добычу, прыгнул прямо на Вэсту… Девчушка от неожиданности дико завизжала, но – надо отдать должное её храбрости – тут же начала отбиваться, что было сил. Они оба, и он и она, были такими же бестелесными сущностями, поэтому прекрасно друг друга «понимали» и могли свободно наносить друг другу энергетические удары. И надо было видеть, с каким азартом эта бесстрашная малышка кинулась в бой!.. От бедного съёжившегося «монстра» только искры сыпались от её бурных ударов, а мы, трое наблюдавших, к своему стыду так остолбенели, что не сразу среагировали, чтобы хотя бы как-то ей помочь. И как раз в тот же момент, Вэста стала похожа на полностью выжатый золотистый комок и, став совершенно прозрачной, куда-то исчезла. Я поняла, что она отдала все свои детские силёнки, пытаясь защититься, и вот теперь ей не хватило их, чтобы просто выдерживать с нами контакт… Кристина растерянно озиралась вокруг – видимо её дочь не имела привычки так просто исчезать, оставляя её одну. Я тоже осмотрелась вокруг и тут… увидела самое потрясённое лицо, которое когда-либо видела в своей жизни и тогда, и все последующие долгие годы... Артур стоял в настоящем шоке и смотрел прямо на свою жену!.. Видимо слишком большая доза алкоголя, огромный стресс, и все последующие эмоции, на какое-то мгновение открыли «дверь» между нашими разными мирами и он увидел свою умершую Кристину, такую же красивую и такую же «настоящую», какой он знал её всегда… Никакими словами невозможно было бы описать выражения их глаз!.. Они не говорили, хотя, как я поняла, Артур вероятнее всего мог её слышать. Думаю, в тот момент он просто не мог говорить, но в его глазах было всё – и дикая, душившая его столько времени боль; и оглушившее его своей неожиданностью, безграничное счастье; и мольба, и ещё столько всего, что не нашлось бы никаких слов, чтобы попытаться всё это рассказать!..
Он протянул к ней руки, ещё не понимая, что уже никогда не сможет её больше в этом мире обнять, да и вряд ли он в тот момент понимал что-то вообще... Он просто опять её видел, что само по себе уже было совершенно невероятно!.. А всё остальное не имело сейчас для него никакого значения... Но тут появилась Вэста. Она удивлённо уставилась на отца и, вдруг всё поняв, душераздирающе закричала:
– Папа! Папулечка… Папочка!!! – и бросилась ему на шею… Вернее – попыталась броситься… Потому что она, так же, как и её мать, уже не могла физически соприкасаться с ним в этом мире больше никогда.
– Лисёнок… малышка моя… радость моя… – повторял, всё ещё хватая пустоту, отец. – Не уходи, только пожалуйста не уходи!...
Он буквально «захлёбывался» слишком сильными для его изболевшегося сердца эмоциями. И тут я испугалась, что это нежданное, почти что нечеловеческое счастье может его просто-напросто убить... Но обстановку (очень вовремя!) разрядили всеми забытые, но не забывшие никого, шипящие и взбесившиеся «монстры»… К своему стыду, «загипнотизированная» красотой встречи, я начисто про них забыла!.. Теперь же, изменив свою «тактику» и уже не нападая больше на отца, они сочли более удобным утолить свой вечный «голод» и насытиться жизненной силой ребёнка – маленькой Вэсты… Артур в полной панике размахивал руками, пытаясь защитить свою дочь, но естественно был не в состоянии никому навредить. Ситуация полностью уходила из под контроля и слишком быстро начинала принимать весьма нежелательный для меня оборот. Надо было как можно скорее избавиться от всей этой клыкастой-когтистой-шипящей жути, да ещё так, чтобы она не смогла больше вернуться к этому бедному человеку уже никогда...
– Думай, думай, думай!.. – чуть ли не в слух кричала я себе.
И вдруг, как в яркой вспышке, я очень чётко увидела «картинку» своего светящегося слепящим зелёным цветом тела, и своих старых «звёздных друзей», которые, улыбаясь, показывали на этот зелёный свет... Видимо каким-то образом моему «паникующему» мозгу удалось их откуда-то призвать, и теперь они пытались мне по-своему «подсказать», что я должна делать. Долго не думая, я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, пробуя мысленно призвать давно забытое ощущение… И буквально через долю секунды вся «вспыхнула» тем же самым изумительно ярким зелёным светом, который только что видела на показанной друзьями «картинке». Моё тело сияло так сильно, что освещало почти что всю комнату, вместе с кишащими в ней мерзкими существами. Я не была уверенна, что делать дальше, но чувствовала, что должна направить этот «свет» (или точнее, энергию) на всех тех извивающихся «ужастиков», чтобы как можно скорее заставить их исчезнуть из нашего поля зрения, а также, из и без них достаточно сложной, жизни Артура. Комната вспыхнула зелёным, и я почувствовала как из моих ладоней вырвался очень «густой» зелёный луч и направился прямиком в цель… Тут же послышался дикий визг, перешедший в настоящий «потусторонний» вой… Я почти уже успела обрадоваться, что наконец-то будет всё хорошо и они прямо сейчас исчезнут навсегда, но, как оказалось, до «счастливого конца» пока ещё было чуточку далековато… Существа судорожно цеплялись когтями и лапами за всё ещё машущего руками «папу» и отбивающуюся от них малышку, и пока что явно не собирались сдаваться. Я поняла, что второй «атаки» Вэста уже не выдержит, и тем же самым потеряет свой единственный шанс последний раз поговорить со своим отцом. А вот этого, как раз-то, я допустить никак не могла. Тогда я ещё раз собралась и, что было сил, «швырнула» зелёные лучи теперь уже на всех «монстров» одновременно. Что-то звонко хлопнуло… и наступила полная тишина.
Наконец-то все монстроподобные страшилища куда-то исчезли, и мы могли позволить себе свободно вздохнуть...
Это была моя первая, совсем ещё «детская» война с настоящими нижнеастральными существами. И не могу сказать, что она была очень приятной или, что я совершенно не испугалась. Это теперь, когда мы живём в буквально «заваленном» компьютерными играми двадцать первом веке, мы ко всему привыкли и почти что полностью перестали удивляться какой-либо жути… И даже маленькие дети, полностью освоившись в мире вампиров, оборотней, убийц и насильников, сами точно также в восторге убивают, режут, пожирают и стреляют, всего лишь для того, чтобы «пройти на следующий уровень» какой-то им полюбившейся компьютерной игры… И наверное, появись у них в тот момент в комнате какой-нибудь настоящий страшенный монстр – они даже и не подумали бы испугаться, а не задумываясь, спокойно свалили бы всё на, так хорошо знакомые им, спецэффекты, голографию, перемещение во времени, и т.д., несмотря на то, что того же самого «перемещения во времени» или других любимых ими «эффектов» ещё никому из них в реальности пока что не удалось пережить.
И те же самые дети гордо чувствуют себя «бесстрашными героями» своих любимых, жестоких игр, хотя вряд ли бы эти герои себя бы так же «геройски» повели, увидь они в реальности любого ЖИВОГО нижнеастрального монстра…
Но, вернёмся в нашу, теперь уже «очищенную» от всей когтисто-клыкастой грязи, комнату…
Понемногу я пришла в себя и опять уже была в состоянии общаться со своими новыми знакомыми.
Артур сидел окаменевший в своём кресле и теперь уже ошарашено глядел на меня.
Весь алкоголь из него за это время выветрился, и теперь на меня смотрел очень приятный, но безумно несчастный молодой человек.
– Кто ты?.. Ты тоже ангел? – очень тихо спросил он.
Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать.
Меня это чем-то насторожило.
– Почему – «тоже»?– озадачено спросила я.
– Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур.
Тут меня осенила очень неприятная догадка...
– А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я.
– Откуда знаешь?.. – очень удивился он.
– Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я.
– Это чем-то похоже на то, что я видел сегодня? – задумчиво спросил Артур.
– В каком-то смысле да, – ответила я.
Было видно, что он очень сильно старается что-то для себя понять. Но, к сожалению, я не в состоянии была тогда ещё толком ему что-либо объяснить, так как сама была всего лишь маленькой девочкой, которая старалась своими силами «докопаться» до какой-то сути, руководствуясь в своих «поисках» всего лишь, ещё самой не совсем понятным, своим «особым талантом»...
Артур был, видимо, сильным человеком и, даже не понимая происходящего, он его просто принимал. Но каким бы сильным не был этот измученный болью человек, было видно, что снова скрывшиеся от него родные образы его любимой дочери и жены, заставляли его опять также нестерпимо и глубоко страдать... И надо было иметь каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать, как он озирается вокруг глазами растерянного ребёнка, стараясь хоть на короткое мгновение ещё раз «вернуть» свою любимую жену Кристину и своего храброго, милого «лисёнка» – Вэсту. Но, к сожалению, его мозг, видимо не выдержавший такой огромной для него нагрузки, намертво замкнулся от мира дочери и жены, больше уже не давая возможности с ними соприкоснуться даже в самом коротком спасительном мгновении…
Артур не умолял о помощи и не возмущался... К моему огромному облегчению, он с удивительным спокойствием и благодарностью принимал то оставшееся, что жизнь ещё могла ему сегодня подарить. Видимо слишком бурный «шквал», как положительных, так и отрицательных эмоций полностью опустошил его бедное, измученное сердце, и теперь он лишь с надеждой ждал, что же ещё я смогу ему предложить…
Они говорили долго, заставляя плакать даже меня, хотя я была уже вроде бы привыкшая к подобному, если конечно к такому можно привыкнуть вообще...
Примерно через час я уже чувствовала себя, как выжатый лимон и начала немножко волноваться, думая о возвращении домой, но всё никак не решалась прервать этой, хоть теперь уже и более счастливой, но, к сожалению, их последней встречи. Очень многие, которым я пыталась таким образом помочь, умоляли меня прийти опять, но я, скрепив сердце, категорически в этом отказывала. И не потому, что мне их не было жалко, а лишь потому, что их было множество, а я, к сожалению, была одна… И у меня также ещё была какая-то моя собственная жизнь, которую я очень любила, и которую всегда мечтала, как можно полнее и интереснее прожить.
Поэтому, как бы мне не было жалко, я всегда отдавала себя каждому человеку только лишь на одну единственную встречу, чтобы он имел возможность изменить (или хотя бы попытаться) то, на что, обычно, у него уже никогда не могло быть никакой надежды… Я считала это честным подходом для себя и для них. И только один единственный раз я преступила свои «железные» правила и встречалась со своей гостьей несколько раз, потому что отказать ей было просто не в моих силах…

Как можно понять или объяснить то, чего мы никогда не слышали и никогда не знали?.. А ведь люди это делают постоянно, даже не задумываясь о том, что, возможно, они не правы или, что все остальные просто не нуждаются ни в их мнении, ни объяснении... Так, помню, когда я один единственный раз попыталась рассказать одному «умному человеку» про удивительную девочку со светлым именем – Стелла, он тут же начал, с «высоты своего полёта», очень снисходительно мне объяснять, что же «по-настоящему» я чувствовала, и что «по-настоящему» произошло....
Это была удивительная история, и мне впервые очень захотелось ею искренне с кем-то поделиться, но после этого беспрецедентного по своей глупости случая, я уже никогда не повторяла подобной ошибки и не делилась своими мыслями или приключениями ни с кем, кроме моего отца, хотя это было уже несколько позже. Тогда же я твёрдо для себя решила, что никогда больше не допущу, чтобы кто-то так грубо ранил мою душу, которую я обычно держала «нараспашку» для всех, кто мог в этом нуждаться... и, которая сейчас получила глубокую трещину только оттого, что какой-то недалёкий человек захотел бессмысленно блеснуть своим «знанием» перед наивным девятилетним ребёнком.
Самым потрясающим здесь являлось то, что человек-то этот был вроде бы «образованным» профессором университета, который приехал к нам в школу на встречу по приглашению и выбору ребят, и я подумала, что уж он-то воспримет всё правильно, именно так, как оно по-настоящему и должно было бы быть. Но, как оказалось, не всегда учёная степень могла дать настоящий уровень понимания, не говоря уже о его чёрствой и безразличной душе... Хотя, как говорил один великолепный писатель: «даже небольшим умом можно блистать, если тщательно натереть его о книги»… Вот этот профессор, видимо, и натирал....
Но эта история не о нём, а о ком-то достаточно стоящем и светлом, чтобы об этом захотелось рассказать.
Как-то ранним осенним утром я гуляла в соседнем лесу и, собрав букет последних осенних цветов, как обычно, зашла на кладбище, чтобы положить их на дедушкину могилу.
Наше кладбище было очень красивым (если конечно так можно выразиться, рассказывая о таком грустном месте?). Оно находилось (и до сих пор находится) прямо в лесу, на удивительно светлой, плотно окружённой могучими старыми деревьями поляне и было похоже на тихую зелёную гавань, в которой каждый мог найти покой, если судьба вдруг, по той или иной причине, неожиданно обрывала его хрупкую жизненную нить. Это кладбище называлось «новым», так как оно было только-только открытым, и мой дедушка был всего лишь третьим человеком, которого успели там похоронить. Поэтому и на настоящее-то кладбище оно пока ещё не очень-то было похожим...
Я вошла в ворота и поздоровалась с маленькой худенькой старушкой, которая там сидела одна и очень отрешённо о чём-то думала.
День был приятным, солнечным и тёплым, хотя на дворе уже весьма уверенно властвовала осень. Лёгкий ветерок шуршал в последних оставшихся листьях, разнося вокруг сочный запах мёда, грибов и разогретой последними солнечными лучами земли... Как и должно было быть, в этом мирном месте Вечного Покоя царила добрая, глубокая, «золотая» тишина…
Как обычно, я села у дедушки на скамеечку и начала рассказывать ему все свои последние новости. Я знала, что это глупо и что он, даже при моём самом большом на то желании, никаким образом меня услышать не мог (потому, что его сущность со дня его смерти жила во мне), но мне так сильно и постоянно его не хватало, что я разрешала себе эту крошечную, безобидную иллюзию, чтобы хоть на какое-то короткое мгновение вернуть ту чудесную связь, которую я до сих пор имела только с ним одним.
Вот так тихо-мирно «беседуя» с дедушкой, я совершенно не заметила, как та же самая миниатюрная старушка подошла ко мне и села рядышком на небольшой пенёк. Как долго она со мной так просидела – не знаю. Но когда я вернулась в «нормальную реальность», то увидела ласково смотревшие на меня лучистые, совсем не старческие, голубые глаза, которые будто спрашивали, не нужна ли мне какая-то помощь…
– Ой, простите меня, бабушка, я и не заметила когда вы подошли! – сильно смутившись, сказала я.
Обычно ко мне трудно было подойди незамеченным – всегда срабатывало какое-то внутреннее чувство самозащиты. Но от этой тёплой, милой старушки исходило такое безграничное добро, что видимо, все мои «защитные инстинкты» затормозились…
– Вот разговариваю с дедушкой… – смущённо проговорила я.
– А ты не стыдись, милая, – покачала головой старушка, – у тебя душа-дарительница, это счастье большое и редкое. Не стыдись.
Я смотрела во все глаза на эту щупленькую и очень необычную старушку, совершенно не понимая, о чём она говорит, но почему-то чувствуя абсолютное и полное к ней доверие. Она подсела рядышком, ласково обняла меня своей, по-старчески сухой, но очень тёплой рукой и неожиданно очень светло улыбнулась:
– Ты не волнуйся, милая, всё будет хорошо. Только не торопись узнать на всё ответы… для тебя это ещё слишком рано, потому что, для того, чтобы получить ответы, сперва ты должна знать правильные вопросы… А они, пока что, у тебя ещё не созрели...
Только через много лет мне удалось понять, что по-настоящему хотела сказать эта странная мудрая старушка. Но тогда я лишь очень внимательно её слушала, стараясь запомнить каждое слово, чтобы позже ещё не один раз «прокрутить» в своей памяти всё непонятое (но, как я чувствовала – очень для меня важное) и постараться уловить хотя бы крупицы того, что могло бы мне помочь в моём вечно продолжавшимся «поиске»…
– Слишком тяжёлый груз взяла на себя – подломишься… – спокойно продолжала старушка, и я поняла, что она имеет в виду мои контакты с умершими. – Не все люди этого стоят, милая, некоторые должны платить за свои поступки, иначе беспричинно начнут считать, что они уже достойны прощения, и тогда твоё добро принесёт только лишь зло... Запомни моя девочка, добро всегда должно быть УМНЫМ. Иначе оно уже и не добро совсем, а просто отголосок твоего сердца или желания, которое совсем необязательно совпадает с тем, кем по-настоящему является одаренный тобою человек.
Мне стало вдруг не по себе… Казалось, это уже говорила не простая милая старушечка, а какая-то очень мудрая и добрая ведунья, каждое слово которой буквально впечатывалось в моём мозгу… Она как бы осторожно вела меня по «правильной» дорожке, чтобы мне, ещё маленькой и глупой, не пришлось слишком часто «спотыкаться», совершая свои, возможно не всегда очень правильные, «мягкосердечные подвиги»…
Вдруг промелькнула паническая мысль – а что если прямо сейчас она возьмёт и просто исчезнет?!.. Ведь мне так хотелось, чтобы она как можно большим со мной поделилась, и как можно больше чему-то научила!..
Но я понимала, что как раз-то это и являлось бы уже с моей стороны именно тем «получением чего-то даром», о котором она только что меня предостерегала… Поэтому я постаралась взять себя в руки, заглушив насколько могла, свои бушующие эмоции, и по-ребячьему ринулась честно «отстаивать» свою правоту…
– А если эти люди просто совершили ошибки? – не сдавалась я. – Ведь каждый, рано или поздно, совершает ошибку и имеет полное право в ней раскаяться.
Старушка грустно на меня посмотрела и, покачав своей седой головой, тихо сказала:
– Ошибка ошибке рознь, милая… Не каждая ошибка искупается всего лишь тоской и болью или ещё хуже – просто словами. И не каждый желающий раскаяться должен получить на это свой шанс, потому-то ничто, приходящее даром, по великой глупости человека, не ценится им. И всё, дарящееся ему безвозмездно, не требует от него усилий. Поэтому, ошибшемуся очень легко раскаяться, но невероятно тяжело по-настоящему измениться. Ты ведь не дашь шанс преступнику только лишь потому, что тебе вдруг стало его жалко? А ведь каждый, оскорбивший, ранивший или предавший своих любимых, уже на какую-то, хотя и ничтожную долю, в душе преступник. Поэтому, «дари» осторожно, девочка…
Я сидела очень тихо, глубоко задумавшись над тем, чем только что поделилась со мной эта дивная старая женщина. Только я, пока что, никак не могла со всей её мудростью согласиться… Во мне, как и в каждом невинном ребёнке, ещё очень сильна была несокрушимая вера в добро, и слова необычной старушки тогда казались мне чересчур жёсткими и не совсем справедливыми. Но это было тогда...
Как будто уловив ход моих по-детски «возмущённых» мыслей, она ласково погладила меня по волосам и тихо сказала:
– Вот это я и имела в виду, когда сказала, что ты ещё не созрела для правильных вопросов. Не волнуйся, милая, это очень скоро придёт, даже, возможно, скорее, чем ты сейчас думаешь...
Тут я нечаянно заглянула ей в глаза и меня буквально прошиб озноб... Это были совершенно удивительные, по-настоящему бездонные, всезнающие глаза человека, который должен был прожить на Земле, по крайней мере, тысячу лет!.. Я никогда не видела таких глаз!
Она видимо заметила моё замешательство и успокаивающе прошептала:
– Жизнь не совсем такая, как ты думаешь, малышка… Но ты поймёшь это позже, когда начнёшь её правильно принимать. Твоя доля странная... тяжёлая и очень светлая, соткана из звёзд… Много чужих судеб в твоих руках. Береги себя, девочка…
Я опять не поняла, что всё это значило, но не успела ничего больше спросить, так как, к моему большому огорчению, старушка вдруг исчезла… а вместо неё появилось потрясающее по своей красоте видение – будто открылась странная прозрачная дверь и появился залитый солнечным светом дивный город, словно весь вырезанный из сплошного хрусталя... Весь искрящийся и блистающий цветными радугами, переливающийся сверкающими гранями невероятных дворцов или каких-то удивительных, ни на что непохожих строений, он был дивным воплощением чей-то сумасшедшей мечты… А там, на прозрачной ступеньке резного крыльца сидел маленький человечек, как я потом рассмотрела – очень хрупкая и серьёзная рыжеволосая девочка, которая приветливо махала мне рукой. И мне вдруг очень захотелось к ней подойти. Я подумала, что это видимо опять какая-то «другая» реальность и, вероятнее всего, как это уже бывало раньше, никто и ничего мне опять не объяснит. Но девочка улыбнулась и отрицательно покачала головой.
Вблизи она оказалась совсем «крохой», которой от силы можно было дать самое большее пять лет.
– Здравствуй! – весело улыбнувшись, сказала она. – Я Стелла. Как тебе нравится мой мир?..
– Здравствуй Стелла! – осторожно ответила я. – Здесь правда очень красиво. А почему ты называешь его своим?
– А потому, что я его создала! – ещё веселее прощебетала девчушка.
Я остолбенело открыла рот, но никак не могла ничего сказать... Я чувствовала, что она говорит правду, но даже представить себе не могла, каким образом такое можно создать, тем более, говоря об этом так беспечно и легко…
– Бабушке тоже нравится. – Довольно сказала девочка.
И я поняла, что «бабушкой» она называет ту же самую необычную старушку, с которой я только что так мило беседовала и которая, как и её не менее необычная внучка, ввела меня в настоящий шок…
– Ты здесь совершенно одна? – спросила я.
– Когда как… – погрустнела девочка.
– А почему ты не позовёшь своих друзей?
– У меня их нет… – уже совсем грустно прошептала малышка.
Я не знала, что сказать, боясь ещё больше огорчить это странное, одинокое и такое милое существо.
– Ты хочешь посмотреть что-то ещё? – как бы очнувшись от грустных мыслей, спросила она.
Я только кивнула в ответ, решив оставить вести разговор ей, так как не знала, что ещё могло бы её огорчить и совсем не хотела этого пробовать.
– Смотри, это было вчера – уже веселее сказала Стелла.
И мир перевернулся с ног на голову… Хрустальный город исчез, а вместо него полыхал яркими красками какой-то «южный» пейзаж… У меня от удивления перехватило горло.
– И это тоже ты?.. – осторожно спросила я.
Она гордо кивнула своей кудрявой рыжей головкой. Было очень забавно за ней наблюдать, так как девочка по-настоящему серьёзно гордилась тем, что ей удалось создать. Да и кто не гордился бы?!. Она была совершенной крошкой, которая, смеясь, между делом, создавала себе новые невероятные миры, а надоевшие тут же заменяла другими, как перчатки... Если честно, было от чего прийти в шок. Я старалась понять, что же здесь такое происходит?.. Стелла явно была мертва, и со мной всё это время общалась её сущность. Но где мы находились и как она создавала эти свои «миры», пока что было для меня совершенной загадкой.
– Разве тебе что-то непонятно? – удивилась девочка.
– Говоря честно – ещё как! – откровенно воскликнула я.
– Но ты же можешь намного больше? – ещё сильнее удивилась малышка.
– Больше?.. – ошарашено спросила я.
Она кивнула, смешно наклонив в сторону свою рыжую головку.
– Кто же тебе всё это показал? – осторожно, боясь чем-то её нечаянно обидеть, спросила я.
– Ну, конечно же бабушка. – Как будто что-то само собой разумеющееся сказала она. – Я была в начале очень грустной и одинокой, и бабушке было меня очень жалко. Вот она и показала мне, как это делается.
И тут я, наконец, поняла, что это и вправду был её мир, созданный лишь силой её мысли. Эта девочка даже не понимала, каким сокровищем она была! А вот бабушка, я думаю, как раз-то понимала это очень даже хорошо...
Как оказалось, Стелла несколько месяцев назад погибла в автокатастрофе, в которой погибла также и вся её семья. Осталась только бабушка, для которой в тот раз просто не оказалось в машине места... И которая чуть не сошла с ума, узнав о своей страшной, непоправимой беде. Но, что было самое странное, Стелла не попала, как обычно попадали все, на те же уровни, в которых находилась её семья. Её тело обладало высокой сущностью, которая после смерти пошла на самые высокие уровни Земли. И таким образом девочка осталась совершенно одна, так как её мама, папа и старший брат видимо были самыми обычными, ординарными людьми, не отличавшимися какими-то особыми талантами.
– А почему ты не найдёшь кого-то здесь, где ты теперь живёшь? – опять осторожно спросила я.
– Я нашла… Но они все какие-то старые и серьёзные… не такие как ты и я. – Задумчиво прошептала девчушка.
Вдруг она неожиданно весело улыбнулась и её милая мордашка тут же засияла ярким светлым солнышком.
– А хочешь, я покажу тебе, как это делать?
Я лишь кивнула, соглашаясь, очень боясь, что она передумает. Но девчушка явно не собиралась ничего «передумывать», наоборот – она была очень рада, найдя кого-то, кто был почти что её ровесником, и теперь, если я что-то понимала, не собиралась так легко меня отпускать... Эта «перспектива» меня полностью устраивала, и я приготовилась внимательно слушать о её невероятных чудесах...
– Здесь всё намного легче, чем на Земле, – щебетала, очень довольная оказанным вниманием, Стелла, – ты должна всего лишь забыть о том «уровне», на котором ты пока ещё живёшь (!) и сосредоточиться на том, что ты хочешь увидеть. Попробуй очень точно представить, и оно придёт.
Я попробовала отключиться от всех посторонних мыслей – не получилось. Это всегда давалось мне почему-то нелегко.
Потом, наконец, всё куда-то исчезло, и я осталась висеть в полной пустоте… Появилось ощущение Полного Покоя, такого богатого своей полнотой, какого невозможно было испытать на Земле... Потом пустота начала наполняться сверкающим всеми цветами радуги туманом, который всё больше и больше уплотнялся, становясь похожим на блестящий и очень плотный клубок звёзд… Плавно и медленно этот «клубок» стал расплетаться и расти, пока не стал похожим на потрясающую по своей красоте, гигантскую сверкающую спираль, конец которой «распылялся» тысячами звёзд и уходил куда-то в невидимую даль… Я остолбенело смотрела на эту сказочную неземную красоту, стараясь понять, каким образом и откуда она взялась?.. Мне даже в голову не могло прийти, что создала это в своём воображении по-настоящему я… И ещё, я никак не могла отвязаться от очень странного чувства, что именно ЭТО и есть мой настоящий дом…
– Что-о это?.. – обалдевшим шёпотом спросил тоненький голосок.
Стелла «заморожено» стояла в ступоре, не в состоянии сделать хотя бы малейшее движение и округлившимися, как большие блюдца глазами, наблюдала эту невероятную, откуда-то неожиданно свалившуюся красоту...
Вдруг воздух вокруг сильно колыхнулся, и прямо перед нами возникло светящееся существо. Оно было очень похожим на моего старого «коронованного» звёздного друга, но это явно был кто-то другой. Оправившись от шока и рассмотрев его повнимательнее, я поняла, что он вообще не был похож на моих старых друзей. Просто первое впечатление «зафиксировало» такой же обруч на лбу и похожую мощь, но в остальном ничего общего между ними не было. Все «гости», до этого приходившие ко мне, были высокими, но это существо было очень высоким, вероятно где-то около целых пяти метров. Его странные сверкающие одежды (если их можно было бы так назвать) всё время развевались, рассыпая за собой искрящиеся хрустальные хвосты, хотя ни малейшего ветерка вокруг не чувствовалось. Длинные, серебряные волосы сияли странным лунным ореолом, создавая впечатление «вечного холода» вокруг его головы… А глаза были такими, на которые лучше никогда бы не выпало смотреть!.. До того, как я их увидела, даже в самой смелой фантазии невозможно было представить подобных глаз!.. Они были невероятно яркого розового цвета и искрились тысячью бриллиантовых звёздочек, как бы зажигающихся каждый раз, когда он на кого-то смотрел. Это было совершенно необычно и до умопомрачения красиво…
От него веяло загадочным далёким Космосом и чем-то ещё, чего мой маленький детский мозг тогда ещё не в состоянии был постичь...
Существо подняло развёрнутую к нам ладонью руку и мысленно сказало:
– Я – Элей. Ты не готова приходить – вернись…
Естественно, меня сразу же дико заинтересовало – кто это, и очень захотелось каким-то образом хоть на короткое время его удержать.
– Не готова к чему? – как могла более спокойно спросила я.
– Вернуться домой. – Ответил он.
От него исходила (как мне тогда казалось) невероятная мощь и в то же время какое-то странное глубокое тепло одиночества. Хотелось, чтобы он никогда не ушёл, и вдруг стало так грустно, что на глаза навернулись слёзы…
– Ты вернёшься, – как будто отвечая на мои грустные мысли произнёс он. – Только это будет ещё не скоро… А теперь уходи.
Сияние вокруг него стало ярче... и, к моему большому огорчению, он исчез…
Сверкающая громадная «спираль» ещё какое-то время продолжала сиять, а потом начала рассыпаться и полностью растаяла, оставляя за собой только глубокую ночь.
Стелла наконец-то «очнулась» от шока, и всё вокруг тут же засияло весёлым светом, окружая нас причудливыми цветами и разноцветными птицами, которых её потрясающее воображение поспешило скорее создать, видимо желая как можно быстрее освободиться от гнетущего впечатления навалившейся на нас вечности.
– Ты думаешь это я?.. – всё ещё не в состоянии поверить в случившееся, ошарашено прошептала я.
– Конечно! – уже опять весёлым голоском прощебетала малышка. – Это ведь то, что ты хотела, да? Оно такое огромное и страшное, хоть и очень красивое. Я бы ни за что не осталась там жить! – с полной уверенностью заявила она.
А я не могла забыть той невероятно-огромной и такой притягательно-величавой красоты, которая, теперь я знала точно, навечно станет моей мечтой, и желание когда-то туда вернуться станет преследовать меня долгие, долгие годы, пока, в один прекрасный день, я не обрету наконец-то мой настоящий, потерянный ДОМ…
– Почему ты грустишь? У тебя ведь так здорово получилось! – удивлённо воскликнула Стелла. – Хочешь, я покажу тебе что-то ещё?
Она заговорщически сморщила носик, от чего стала похожа на милую, смешную маленькую обезьянку.
И опять всё вверх ногами перевернулось, «приземлив» нас в каком-то сумасшедше-ярком «попугайном» мире… в котором дико кричали тысячи птиц и от этой ненормальной какофонии закружилась голова.
– Ой! – звонко засмеялась Стелла, – не так!
И сразу наступила приятная тишина... Мы ещё долго «шалили» вместе, теперь уже попеременно создавая смешные, весёлые, сказочные миры, что и вправду оказалось совершенно несложно. Я никак не могла оторваться от всей этой неземной красоты и от хрустально-чистой, удивительной девочки Стеллы, которая несла в себе тёплый и радостный свет, и с которой искренне хотелось остаться рядом навсегда…
Но реальная жизнь, к сожалению, звала обратно «опуститься на Землю» и мне приходилось прощаться, не зная, удастся ли когда-то хоть на какое-то мгновение её опять увидеть.
Стелла смотрела своими большими, круглыми глазами, как будто желая и не смея что-то спросить... Тут я решила ей помочь:
– Ты хочешь, чтобы я пришла ещё? – с затаённой надеждой спросила я.
Её смешное личико опять засияло всеми оттенками радости:
– А ты правда-правда придёшь?! – счастливо запищала она.
– Правда-правда приду… – твёрдо пообещала я...

Загруженные «по-горлышко» каждодневными заботами дни сменялись неделями, а я всё ещё никак не могла найти свободного времени, чтобы посетить свою милую маленькую подружку. Думала я о ней почти каждый день и сама себе клялась, что завтра уж точно найду время, чтобы хоть пару часов «отвести душу» с этим чудесным светлым человечком... А также ещё одна, весьма странная мысль никак не давала мне покоя – очень хотелось познакомить бабушку Стеллы со своей, не менее интересной и необычной бабушкой... По какой-то необъяснимой причине я была уверена, что обе эти чудесные женщины уж точно нашли бы о чём поговорить...
Так, наконец-то, в один прекрасный день я вдруг решила, что хватит откладывать всё «на завтра» и, хотя совершенно не была уверена, что Стеллина бабушка именно сегодня будет там, решила, что будет чудесно если сегодня я наконец-то навещу свою новую подружку, ну, а если повезёт, то и наших милых бабушек друг с другом познакомлю.
Какая-то странная сила буквально толкала меня из дома, будто кто-то издалека очень мягко и, в то же время, очень настойчиво меня мысленно звал.
Я тихо подошла к бабушке и, как обычно, начала около неё крутиться, стараясь придумать, как бы ей всё это получше преподнести.
– Ну, что, пойдём что-ли?.. – спокойно спросила бабушка.
Я ошарашено на неё уставилась, не понимая каким образом она могла узнать, что я вообще куда-то собралась?!.
Бабушка хитро улыбнулась и, как ни в чём не бывало, спросила:
– Что, разве ты не хочешь со мной пройтись?
В душе возмутившись такому бесцеремонному вторжению в мой «частный мысленный мир», я решила бабушку «испытать».
– Ну, конечно же хочу! – радостно воскликнула я, и не говоря куда мы пойдём, направилась к двери.
– Свитер возьми, вернёмся поздно – прохладно будет! – вдогонку крикнула бабушка.
Тут уж я дольше выдержать не могла...
– И откуда ты знаешь, куда мы идём?! – нахохлившись, как замёрзший воробей, обижено буркнула я.
Так у тебя ж всё на лице написано, – улыбнулась бабушка.
На лице у меня, конечно же, написано этого не было, но я бы многое отдала, чтобы узнать, откуда она так уверенно всегда всё знала, когда дело касалось меня?
Через несколько минут мы уже дружно топали по направлению к лесу, увлечённо болтая о самых разнообразных и невероятных историях, которых она, естественно, знала намного больше, чем я, и это была одна из причин, почему я так любила с ней гулять.
Мы были только вдвоём, и не надо было опасаться, что кто-то подслушает и кому-то может быть не понравится то, о чём мы говорим.
Бабушка очень легко принимала все мои странности, и никогда ничего не боялась; а иногда, если видела, что я полностью в чём-то «потерялась», она давала мне советы, помогавшие выбраться из той или иной нежелательной ситуации, но чаще всего просто наблюдала, как я реагирую на, уже ставшие постоянными, жизненные сложности, без конца попадавшиеся на моём «шипастом» пути. В последнее время мне стало казаться, что бабушка только и ждёт когда попадётся что-нибудь новенькое, чтобы посмотреть, повзрослела ли я хотя бы на пяту, или всё ещё «варюсь» в своём «счастливом детстве», никак не желая вылезти из коротенькой детской рубашонки. Но даже за такое её «жестокое» поведение я очень её любила и старалась пользоваться каждым удобным моментом, чтобы как можно чаще проводить с ней время вдвоём.
Лес встретил нас приветливым шелестом золотой осенней листвы. Погода была великолепная, и можно было надеяться, что моя новая знакомая по «счастливой случайности» тоже окажется там.
Я нарвала маленький букет каких-то, ещё оставшихся, скромных осенних цветов, и через несколько минут мы уже находились рядом с кладбищем, у ворот которого... на том же месте сидела та же самая миниатюрная милая старушка...
– А я уже думала вас не дождусь! – радостно поздоровалась она.
У меня буквально «челюсть отвисла» от такой неожиданности, и в тот момент я видимо выглядела довольно глупо, так как старушка, весело рассмеявшись, подошла к нам и ласково потрепала меня по щеке.
– Ну, ты иди, милая, Стелла уже заждалась тебя. А мы тут малость посидим...
Я не успела даже спросить, как же я попаду к той же самой Стелле, как всё опять куда-то исчезло, и я оказалась в уже привычном, сверкающем и переливающемся всеми цветами радуги мире буйной Стеллиной фантазии и, не успев получше осмотреться, тут же услышала восторженный голосок:
– Ой, как хорошо, что ты пришла! А я ждала, ждала!..
Девчушка вихрем подлетела ко мне и шлёпнула мне прямо на руки... маленького красного «дракончика»... Я отпрянула от неожиданности, но тут же весело рассмеялась, потому что это было самое забавное и смешное на свете существо!..
«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...
Я спросила у Стелы, как его зовут, и давно ли она его создала.
– Ой, я ещё даже и не придумала, как звать! А появился он прямо сейчас! Правда он тебе нравится? – весело щебетала девчушка, и я чувствовала, что ей было приятно видеть меня снова.
– Это тебе! – вдруг сказала она. – Он будет с тобой жить.
Дракончик смешно вытянул свою шипастую мордочку, видимо решив посмотреть, нет ли у меня чего интересненького... И неожиданно лизнул меня прямо в нос! Стелла визжала от восторга и явно была очень довольна своим произведением.
– Ну, ладно, – согласилась я, – пока я здесь, он может быть со мной.
– Ты разве его не заберёшь с собой? – удивилась Стелла.
И тут я поняла, что она, видимо, совершенно не знает, что мы «разные», и что в том же самом мире уже не живём. Вероятнее всего, бабушка, чтобы её пожалеть, не рассказала девчушке всей правды, и та искренне думала, что это точно такой же мир, в котором она раньше жила, с разницей лишь в том, что теперь свой мир она ещё могла создавать сама...
Я совершенно точно знала, что не хочу быть тем, кто расскажет этой маленькой доверчивой девочке, какой по-настоящему является её сегодняшняя жизнь. Она была довольна и счастлива в этой «своей» фантастической реальности, и я мысленно себе поклялась, что ни за что и никогда не буду тем, кто разрушит этот её сказочный мир. Я только не могла понять, как же объяснила бабушка внезапное исчезновение всей её семьи и вообще всё то, в чём она сейчас жила?..
– Видишь ли, – с небольшой заминкой, улыбнувшись сказала я, – там где я живу драконы не очень-то популярны....
– Так его же никто не увидит! – весело прощебетала малышка.
У меня прямо-таки гора свалилась с плеч!.. Я ненавидела лгать или выкручиваться, и уж особенно перед таким чистым маленьким человечком, каким была Стелла. Оказалось – она прекрасно всё понимала и каким-то образом ухитрялась совмещать в себе радость творения и грусть от потери своих родных.
– А я наконец-то нашла себе здесь друга! – победоносно заявила малышка.
– Да ну?.. А ты меня с ним когда-нибудь познакомишь? – удивилась я.
Она забавно кивнула своей пушистой рыжей головкой и лукаво прищурилась.
– Хочешь прямо сейчас? – я чувствовала, что она буквально «ёрзает» на месте, не в состоянии более сдерживать своё нетерпение.
– А ты уверена, что он захочет придти? – насторожилась я.
Не потому, что я кого-то боялась или стеснялась, просто у меня не было привычки беспокоить людей без особо важного на то повода, и я не была уверена, что именно сейчас этот повод является серьёзным... Но Стелла была видимо, в этом абсолютно уверена, потому, что буквально через какую-то долю секунды рядом с нами появился человек.
Это был очень грустный рыцарь... Да, да, именно рыцарь!.. И меня очень удивило, что даже в этом, «другом» мире, где он мог «надеть» на себя любую энергетическую «одежду», он всё ещё не расставался со своим суровым рыцарским обличием, в котором он себя всё ещё, видимо, очень хорошо помнил... И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.
Обычно, когда люди умирают, в первое время после своей смерти их сущности всегда выглядят именно так, как они выглядели в момент своей физической смерти. Видимо, огромнейший шок и дикий страх перед неизвестным достаточно велики, чтобы не добавлять к этому какой-либо ещё дополнительный стресс. Когда же время проходит (обычно через год), сущности старых и пожилых людей понемногу начинают выглядеть молодыми и становятся точно такими же, какими они были в лучшие годы своей юности. Ну, а безвременно умершие малыши резко «взрослеют», как бы «догоняя» свои недожитые годы, и становятся чем-то похожими на свои сущности, какими они были когда вошли в тела этих несчастных, слишком рано погибших, или от какой-то болезни безвременно умерших детей, с той лишь разницей, что некоторые из них чуть «прибавляют» в развитии, если при их коротко прожитых в физическом теле годах им достаточно повезло... И уже намного позже, каждая сущность меняется, в зависимости от того, как она дальше в «новом» мире живёт.
А живущие на ментальном уровне земли высокие сущности, в отличие от всех остальных, даже в состоянии сами себе, по собственному желанию, создавать «лицо» и «одежду», так как, прожив очень долгое время (чем выше развитие сущности, тем реже она повторно воплощается в физическое тело) и достаточно освоившись в том «другом», поначалу незнакомом им мире, они уже сами бывают в состоянии многое творить и создавать.
Почему малышка Стелла выбрала своим другом именно этого взрослого и чем-то глубоко раненого человека, для меня по сей день так и осталось неразгаданной загадкой. Но так как девчушка выглядела абсолютно довольной и счастливой таким «приобретением», то мне оставалось только полностью довериться безошибочной интуиции этой маленькой, лукавой волшебницы...
Как оказалось, его звали Гарольд. Последний раз он жил в своём физическом земном теле более тысячи лет назад и видимо обладал очень высокой сущностью, но я сердцем чувствовала, что воспоминания о промежутке его жизни в этом, последнем, воплощении были чем-то очень для него болезненными, так как именно оттуда Гарольд вынес эту глубокую и скорбную, столько лет его сопровождающую печаль...