Гласные

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Гла́сные — тип звуков, при артикуляции которых потоку воздуха не создаётся существенных препятствий, соответственно, нигде над гортанью не создаётся сколько-нибудь существенного воздушного давления.

Артикуляция гласных звуков акустически отражается как периодические колебания по всему спектру, поэтому гласные звуки являются музыкальными звуками[1][2]. Различия в артикуляции гласных достигаются изменением формы резонатора: это может осуществляться изменением в положении тела или корня языка, а также губ. Кроме того, гласные могут иметь дополнительные артикуляции (например, носовую) и фонации.

Под гласными зачастую понимают также буквы, передающие такие звуки. Иногда во избежание путаницы употребляют термин «гласные звуки».







Различительные признаки гласных

Подъём

Гласные
Передние Ненапряж. передние Средние Ненапряж. задние Задние
Верхние
300px
i • y
ɨ • ʉ
ɯ • u
ɪ • ʏ
ɪ̈ • ʊ̈
ɯ̽ • ʊ
e • ø
ɘ • ɵ
ɤ • o
ɛ • œ
ɜ • ɞ
ʌ • ɔ
a • ɶ
ɑ • ɒ
Ненапряж.
верхние
Ср.-верхние
Средние
Ср.-нижние
Ненапряж.
нижние
Нижние
Если символы стоят в парах, то правый из них
обозначает огублённый гласный

Подъём определяется вертикальным положением тела языка. Различают четыре подъёма: верхний, средне-верхний, средне-нижний и нижний. Иногда верхние гласные называются закрытыми (поскольку при их артикуляции спинка языка ближе всего подходит к нёбу), а нижние, соответственно, открытыми (редко также говорят о полуоткрытых и полузакрытых гласных). Не все языки различают все четыре подъёма: часто встречается ситуация, когда в языке встречается лишь один из средних подъёмов (например, в русском или испанском) или гласные верхне-среднего и нижне-среднего подъёмов являются аллофонами (например, в зулу).

Кроме того, во многих языках (например, в английском, исландском или яванском) встречаются гласные, промежуточные между верхним и верхне-средним подъёмом [ɪ], [ʏ], [ʊ], но они редко ведут себя как гласные отдельного подъёма, отличного от других (правда, в исландском [ɪ] является отдельной фонемой). Об альтернативном понимании этих гласных см. ниже.

Ни один известный язык не различает меньше двух подъёмов. Иногда встречаются утверждения, будто некоторые языки различают пять разных подъёмов, но на поверку это не всегда так: так, для многих языков Африки оказывается верным, что предполагаемая система из пяти подъёмов на самом деле является результатом противопоставления гласных не только по подъёму, но и по положению корня языка (см. ниже). Обычно считается, что естественный язык не различает больше четырёх подъёмов.

Ряд

Ряд определяется горизонтальным положением тела языка: обычно различаются три ряда: передний, средний и задний. Утверждается, что некоторые языки (например, абхазский) не различают гласные разных рядов; однако это верно лишь фонологически, но не фонетически: в абхазском языке есть и звукотип [i] (переднего ряда), и звукотип [a] (среднего ряда), и звукотип [u] (заднего ряда), однако [i] и [u] находятся в дополнительном распределении. Ни один язык не различает более трех рядов.

Огубленность (лабиализация)

Кроме изменения положения языка, форму резонатора можно менять с помощью губ. Обычно огубленные (лабиализованные) гласные артикулируются путём вытягивания губ вперёд, «в трубочку». Однако есть и языки (например, шведский), различающие два типа лабиализации: так, в шведском противопоставлены обычный [u] и звук [u], при артикуляции которого губы напряжены и находятся довольно близко друг к другу, но не вытянуты.

Между огубленностью и задним рядом существует корреляция. В некоторых языках эти признаки коррелируют очень четко: так, в русском языке все задние гласные огублены, и наоборот. Конечно, существуют языки и с огубленными передними гласными (немецкий), и с неогубленными задними (вьетнамский), но даже в этом случае огубленные гласные артикулируются чуть ближе к задней части ротовой полости, чем соответствующие им по ряду и подъёму неогубленные, а неогубленные задние — наоборот, ближе к передней части, чем соответствующие огубленные (именно поэтому в таблице МФА огубленные гласные располагаются справа от точки, а неогубленные — слева).

Назализация

Во многих языках (например, французском) простые (оральные) гласные могут противопоставляться назализованным, при артикуляции которых нёбная занавеска опущена, и воздух выходит также через носовую полость.

Фонация

Обычно при артикуляции гласных голосовые связки свободно вибрируют (модальный голос). Однако возможны и другие типы фонаций, например скрипучий голос (как во вьетнамском языке) или придыхательный голос. Кроме того, некоторые языки противопоставляют обычные гласные глухим, то есть произносящимся без участия голосовых связок (например, тотонак). Глухие гласные встречаются во многих языках (в японском, изредка в русском) в позиции между глухими согласными. Зачастую различия в фонации сопряжены с различиями по тону: к примеру, все гласные определенного тона произносятся с определенной фонацией (такие системы характерны для языков Юго-Восточной Азии). В таких ситуациях иногда говорят о регистровых противопоставлениях.

Положение корня языка

В некоторых языках гласные противопоставляются по положению корня языка: он может быть выдвинут или не выдвинут вперёд. Акустически гласные, произносимые с выдвинутым вперёд корнем языка, похожи на напряженные (см. ниже), но механизм артикуляции несколько другой. Кроме того, в некоторых языках существуют гласные, характеризуемые, напротив, отодвинутым назад корнем языка. Этот контраст очень характерен для языков Западной Африки, где он является основой для сингармонизма.

Дополнительные артикуляции

Кроме различных типов фонаций, возможны дополнительные сужения в речевом тракте. Так, в тунгусо-маньчжурских языках и в языках Кавказа распространены фарингализованные гласные (произносимые при суженной глотке). Самая сильная фарингализация наблюдается в таких называемых резких гласных койсанских языков, при артикуляции которых вибрируют даже не голосовые связки, а надгортанник.

Эризация

При артикуляции гласных кончик языка может чуть-чуть загибаться назад. Эризованные гласные встречаются во многих вариантах английского языка и в северных диалектах китайского языка.

«Напряжённость»

Иногда различают «напряжённые» (англ. tense) и «ненапряжённые» (англ. lax) гласные. Последние отличаются тем, что артикуляторы как бы «не достигают» целевого положения, то есть крайних точек пространства возможных артикуляций (эти точки иногда называют кардинальными гласными); иногда предполагается, будто «напряжённые» гласные требуют бо́льших мускульных усилий, но это не так. Именно этому явлению обычно обязаны своим существованием гласные типа [ɪ], [ʏ], [ʊ], как бы промежуточные между разными рядами и подъёмами. Тем не менее не все признают, что эти термины имеют какую-либо фонетическую реальность, указывая, что это категории скорее фонологические: так, в английском языке «ненапряжённые гласные» встречаются лишь в закрытых слогах, тем самым критерий их выделения — чисто дистрибутивный.

Долгота

По долготе гласные делятся на краткие и долгие. В тех языках, где долгота гласных несет смыслоразличительную роль, она часто связана с изменением качества звука — ряда и/или подъёма, что облегчает распознавание. Например, в английском языке в парах типа «live — leave» в первом случае звучит краткое [ɪ], а во втором — долгое [i:]; в парах типа «dock — dork» краткий звук открыт, а долгий закрыт и обычно эризован, и т. п. Гораздо чётче выражено смыслоразличение по долготе-краткости в немецком языке, однако и там долгота обычно коррелирует с качеством звука.

Во многих языках долгота гласных не имеет смыслоразличительного значения, и носители этих языков могут воспринимать её иначе. Например, в современном русском языке долгота-краткость не важны, поэтому для носителя русского языка (если только он специально не тренировался) долгота обычно воспринимается как ударение или необычная интонация. Так, в чешской речи русские обычно не замечают ударения (всегда приходящегося на первый слог), а воспринимают в качестве ударного слог с долгим звуком. По этой же причине при изучении чешского (и других языков, где долгота-краткость важна) русскоязычным ученикам бывает весьма трудно произнести долгий звук в слоге без ударения. По схожей причине в японском языке при записи иностранных слов ударение обычно передают с помощью долготы (в японском языке долгие и краткие гласные различаются, но отсутствует ударение в привычном для европейца виде).

Во французском языке долгота также не несёт смыслоразличительной нагрузки, однако литературная традиция предписывает произносить долгий звук в последнем слоге перед [z], [v], [vr]; носовые гласные в закрытом слоге всегда произносятся кратко; и т. п. Отклонения от этих правил не повлияют на смысл сказанного, однако оно будет восприниматься как речь со странным акцентом или неграмотная.

Шва

Гласный, который получится, если не совершать никаких специальных движений артикуляторов, то есть если они все будут неподвижны, называется нейтральным гласным, или шва. Он обозначается символом [ə]. Фонетически он находится «между» верхне-средним и нижне-средним рядом, но обычно предполагается, что он вовсе лишен фонологических признаков (или немаркирован по всем им).

Акустика

Акустически при произнесении гласных звуков выделяется достаточно много энергии по всему спектру (что хорошо видно на осциллограммах), однако для распознавания гласных обычно достаточно информации, содержащейся в частотах ниже 4-5 кГц.

Для описания акустических характеристик гласных используются спектрограммы. На них хорошо видны периодические колебания, характерные для гласных. Области высокой энергии (на спектрограмме обозначаются более темным цветом) называются формантами: для распознавания обычно достаточно средних значений первых двух формант.

Файл:Spectrogram -iua-.png
Спектрограмма произнесения гласных [i], [u], [ɑ]. Стрелками отмечены значения формант

В нижней части спектра обычно также наблюдается скопление энергии — это частота колебания голосовых связок (частота основного тона), которая индивидуальна для каждого человека. При произнесении глухих гласных, естественно, энергии в этой части спектра меньше.

Первая форманта (F1) коррелирует с подъёмом гласного: чем выше её значение, тем ниже подъём гласного (это хорошо видно на изображении справа — у [ɑ], гласного нижнего ряда, F1 заметно выше, чем у закрытых [i], [u].

Вторая форманта коррелирует с рядом: чем выше вторая форманта, тем ближе гласный к переднему ряду (так, значение F2 у звука [i] составляет около 2,5 кГц, что также видно на изображении).

Акустический коррелят огубленности достаточно сложен, он описывается как некоторое нетривиальное соотношение F2 и F3; в целом у огубленных гласных F2 несколько ниже, с чем и связана отмеченная выше связь огубленности с задним рядом.

Эризация отмечается как некоторое понижение F3.

Кроме значения формант (то есть средней их частоты) играет определенную роль и их ширина, то есть величина области спектра, в которой наблюдается бо́льшая интенсивность колебаний. Более узкие форманты присущи гласным, произносимым с фарингализацией, с выдвижением вперёд корня языка; более широкие соответствуют отодвинутому назад корню языка и «ненапряжённости».

Тоновые различия в гласных соответствуют изменения в частоте основного тона: обычно их интерпретируют с помощью тонограмм.

Фонология

Фонологически гласный определить сложнее, чем фонетически. Обычно считается, что гласный — это звук, способный выступать в роли ядра слога, нести ударение и тон. Однако хорошо известно, что во многих языках эти функцими могут выполнять и согласные звуки, в первую очередь сонорные, ср. чешск. vrba 'верба', санскрит krta- 'сделанное'. Сонорные разделяют с гласными и некоторые акустические характеристики, в первую очередь периодичность колебаний. Именно поэтому в системе универсальных фонетических признаков, предложенной Ноамом Хомским и Моррисом Халле, гласные и сонанты объединяются в естественный класс по признаку [+voc] («гласность»), различаясь, соответственно, по признаку согласности ([+cons] у сонорных, [-cons] у гласных). Отметим также, что в роли слогового ядра иногда могут выступать даже взрывные (в первую очередь в атабаскских языках).

Особенно тесную связь с гласными звуками обнаруживают полугласные, или глайды, в первую очередь [w] и [j]. Это неудивительно, так как они отличаются от верхних гласных [u] и [i] лишь чуть большим сужением речевого тракта. В некоторых языках эти звуки могут выступать как варианты одной фонемы в зависимости от окружения или переходить друг в друга: так, в средневаллийском слово cadw 'держать, сохранять' произносилось как [kadw], а в современном валлийском — как [kadu]. В современной нелинейной фонологии гласные и полугласные объединяются в один класс V (англ. vowel "гласный"), противопоставляемый классу С (англ. consonant "согласный"). Различие между гласными и полугласными определяется их положением в слоге: гласные всегда образуют ядро слога, тогда как полугласные звуки могут быть лишь на периферии слога в качестве начального (инициаль) или конечного (финаль) элемента.

Дифтонги и трифтонги

До сих пор речь шла лишь о монофтонгах, то есть таких гласных, акустическая картина которых не меняется на всем протяжении их артикуляции. Под дифтонгами понимаются звуки, артикуляция которых подразумевает переход от одного гласного звукотипа к другому; трифтонги включают, соответственно, три звукотипа. Обычно в составе дифтонгов один из компонентов является слоговым, а прочие — нет. Если слоговым является первый компонент, то такой дифтонг называется нисходящим, если второй — восходящим. В роли неслоговых компонентов чаще всего выступают неслоговые соответствия закрытым гласным, то есть [w] и [j], например в английском [kaɪt] 'воздушный змей', loʊ 'низкий'; однако встречаются и другие варианты, например в древнеанглийском языке были нисходящие дифтонги [æa] и [æo]. Очень редко встречаются равновесные дифтонги, например, в нивхском языке.

Следует различать фонетические и фонологические дифтонги. Так, фонетическими дифтонгами являются, например, звуковые комплексы в конце русских слов сильный, большой, но фонологически их следует анализировать как сочетания гласного с согласным /j/. В каждом случае анализ зависит от конкретного языка.

Системы гласных

Источники

  • С. В. Кодзасов, О. Ф. Кривнова Общая фонетика. М.: РГГУ, 2001
  • M. Ashby, J. Maidment An Introduction to Phonetic Science. Cambridge: CUP, 2005

См. также

Напишите отзыв о статье "Гласные"

Примечания

  1. глава 50, § 3 // Фейнмановские лекции по физике. — М.: Мир, 1967. — Т. 4.
  2. глава II, § 24-25 // Элементарный учебник физики / под ред. академика Г. С. Ландсберга. — 8-е изд. — М.: Наука, 1972. — Т. 3.

Отрывок, характеризующий Гласные

– Север, что же мне делать? Разве тебе не страшно, что миром правят такие нелюди, как Караффа?..
– Я уже предложил тебе, Изидора, пойдём ещё раз в Мэтэору, чтобы увидеть Владыко... Только он может помочь тебе. Я, к сожалению, не могу...
Я впервые так ярко чувствовала его разочарование... Разочарование своей беспомощностью... Разочарование в том, как он жил... Разочарование в своей устаревшей ПРАВДЕ...
Видимо, сердце человека не всегда способно бороться с тем, к чему оно привыкло, во что оно верило всю свою сознательную жизнь... Так и Север – он не мог так просто и полностью измениться, даже сознавая, что не прав. Он прожил века, веря, что помогает людям... веря, что делает именно то, что, когда-то должно будет спасти нашу несовершенную Землю, должно будет помочь ей, наконец, родиться... Верил в добро и в будущее, несмотря на потери и боль, которых мог избежать, если бы открыл своё сердце раньше...
Но все мы, видимо, несовершенны – даже Север. И как бы не было больно разочарование, с ним приходится жить, исправляя какие-то старые ошибки, и совершая новые, без которых была бы ненастоящей наша Земная жизнь...
– Найдётся ли у тебя чуточку времени для меня, Север? Мне хотелось бы узнать то, что ты не успел рассказать мне в нашу последнюю встречу. Не утомила ли я тебя своими вопросами? Если – да, скажи мне, и я постараюсь не докучать. Но если ты согласен поговорить со мной – ты сделаешь мне чудесный подарок, так как то, что знаешь ты, мне не расскажет уже никто, пока я ещё нахожусь здесь, на Земле…
– А как же Анна?.. Разве ты не предпочитаешь провести время с ней?
– Я звала её... Но моя девочка, наверное, спит, так как не отвечает... Она устала, думаю. Я не хочу тревожить её покой. Потому, поговори со мною, Север.
Он печально-понимающе посмотрел мне в глаза и тихо спросил:
– Что ты хочешь узнать, мой друг? Спрашивай – я постараюсь ответить тебе на всё, что тебя тревожит.
– Светодар, Север... Что стало с ним? Как прожил свою жизнь на Земле сын Радомира и Магдалины?..
Север задумался... Наконец, глубоко вздохнув, будто сбрасывая наваждение прошлого, начал свой очередной захватывающий рассказ...
– После распятия и смерти Радомира, Светодара увезли в Испанию рыцари Храма, чтобы спасти его от кровавых лап «святейшей» церкви, которая, чего бы это ни стоило, пыталась найти и уничтожить его, так как мальчик являлся самым опасным живым свидетелем, а также, прямым продолжателем радомирова Дерева Жизни, которое должно было когда-нибудь изменить наш мир.
Светодар жил и познавал окружающее в семье испанского вельможи, являвшегося верным последователем учения Радомира и Магдалины. Своих детей, к их великой печали, у них не было, поэтому «новая семья» приняла мальчика очень сердечно, стараясь создать ему как можно более уютную и тёплую домашнюю обстановку. Назвали его там Амори (что означало – милый, любимый), так как своим настоящим именем называться Святодару было опасно. Оно звучало слишком необычно для чужого слуха, и рисковать из-за этого жизнью Светодара было более чем неразумно. Так Светодар для всех остальных стал мальчиком Амори, а его настоящим именем звали его лишь друзья и его семья. И то, лишь тогда, когда рядом не было чужих людей...
Очень хорошо помня гибель любимого отца, и всё ещё жестоко страдая, Светодар поклялся в своём детском сердечке «переделать» этот жестокий и неблагодарный мир. Поклялся посвятить свою будущую жизнь другим, чтобы показать, как горячо и самозабвенно любил Жизнь, и как яростно боролся за Добро и Свет и его погибший отец...
Вместе со Светодаром в Испании остался его родной дядя – Радан, не покидавший мальчика ни ночью, ни днём, и без конца волновавшийся за его хрупкую, всё ещё несформировавшуюся жизнь.
Радан души не чаял в своём чудесном племяннике! И его без конца пугало то, что однажды кто-то обязательно их выследит, и оборвёт ценную жизнь маленького Светодара, которому, уже тогда, с самых первых лет его существования, суровая судьба предназначала нести факел Света и Знания в наш безжалостный, но такой родной и знакомый, Земной мир.
Прошло восемь напряжённых лет. Светодар превратился в чудесного юношу, теперь уже намного более походившего на своего мужественного отца – Иисуса-Радомира. Он возмужал и окреп, а в его чистых голубых глазах всё чаще стал появляться знакомый стальной оттенок, так ярко вспыхивавший когда-то в глазах его отца.
Светодар жил и очень старательно учился, всей душой надеясь когда-нибудь стать похожим на Радомира. Мудрости и Знанию его обучал пришедший туда Волхв Истень. Да, да, Изидора! – заметив моё удивление, улыбнулся Сеевер. – тот же Истень, которого ты встретила в Мэтэоре. Истень, вместе с Раданом, старались всячески развивать живое мышление Светодара, пытаясь как можно шире открыть для него загадочный Мир Знаний, чтобы (в случае беды) мальчик не остался беспомощным и умел за себя постоять, встретившись лицом к лицу с врагом или потерями.
Простившись когда-то очень давно со своей чудесной сестрёнкой и Магдалиной, Светодар никогда уже больше не видел их живыми... И хотя почти каждый месяц кто-нибудь приносил ему от них свежую весточку, его одинокое сердце глубоко тосковало по матери и сестре – его единственной настоящей семье, не считая, дяди Радана. Но, несмотря на свой ранний возраст, Светодар уже тогда научился не показывать своих чувств, которые считал непростительной слабостью настоящего мужчины. Он стремился вырасти Воином, как его отец, и не желал показывать окружающим свою уязвимость. Так учил его дядя Радан... и так просила в своих посланиях его мать... далёкая и любимая Золотая Мария.
После бессмысленной и страшной гибели Магдалины, весь внутренний мир Светодара превратился в сплошную боль... Его раненная душа не желала смиряться с такой несправедливой потерей. И хотя дядя Радан готовил его к такой возможности давно – пришедшее несчастье обрушилось на юношу ураганом нестерпимой муки, от которой не было спасения... Его душа страдала, корчась в бессильном гневе, ибо ничего уже нельзя было изменить... ничего нельзя было вернуть назад. Его чудесная, нежная мать ушла в далёкий и незнакомый мир, забрав вместе с собой его милую маленькую сестрёнку...
Он оставался теперь совсем один в этой жестокой, холодной реальности, даже не успев ещё стать настоящим взрослым мужчиной, и не сумев хорошенько понять, как же во всей этой ненависти и враждебности остаться живым...
Но кровь Радомира и Магдалины, видимо, недаром текла в их единственном сыне – выстрадав свою боль и оставшись таким же стойким, Светодар удивил даже Радана, который (как никто другой!) знал, сколь глубоко ранимой может быть душа, и как тяжко иногда даётся возвращение назад, где уже нету тех, кого ты любил и по кому так искренне и глубоко тосковал...
Светодар не желал сдаваться на милость горя и боли... Чем безжалостнее «била» его жизнь, тем яростнее он старался бороться, познавая пути к Свету, к Добру, и к спасению заблудших во тьме человеческих душ... Люди шли к нему потоком, умоляя о помощи. Кто-то жаждал избавиться от болезни, кто-то жаждал вылечить своё сердце, ну, а кто-то и просто стремился к Свету, которым так щедро делился Светодар.
Тревога Радана росла. Слава о «чудесах», творимых его неосторожным племянником, перевалила за Пиренейские горы... Всё больше и больше страждущих, желали обратиться к новоявленному «чудотворцу». А он, будто не замечая назревавшей опасности, и дальше никому не отказывал, уверенно идя стопами погибшего Радомира...
Прошло ещё несколько тревожных лет. Светодар мужал, становясь всё сильнее и всё спокойнее. Вместе с Раданом они давно перебрались в Окситанию, где даже воздух, казалось, дышал учением его матери – безвременно погибшей Магдалины. Оставшиеся в живых Рыцари Храма с распростёртыми объятиями приняли её сына, поклявшись хранить его, и помогать ему, насколько у них хватит на это сил.
И вот однажды, наступил день, когда Радан почувствовал настоящую, открыто грозящую опасность... Это была восьмая годовщина смерти Золотой Марии и Весты – любимых матери и сестры Светодара...

– Смотри, Изидора... – тихо произнёс Север. – Я покажу тебе, если желаешь.
Передо мной тут же появилась яркая, но тоскливая, живая картина...
Хмурые, туманные горы щедро окроплял назойливый, моросящий дождь, оставлявший в душе ощущение неуверенности и печали... Серая, непроглядная мгла кутала ближайшие замки в коконы тумана, превращая их в одиноких стажей, охранявших в долине вечный покой... Долина Магов хмуро взирала на пасмурную, безрадостную картину, вспоминая яркие, радостные дни, освещённые лучами жаркого летнего солнца... И от этого всё кругом становилось ещё тоскливее и ещё грустней.
Высокий и стройный молодой человек стоял застывшим «изваянием» у входа знакомой пещеры, не шевелясь и не подавая никаких признаков жизни, будто горестная каменная статуя, незнакомым мастером выбитая прямо в той же холодной каменной скале... Я поняла – это наверняка и был взрослый Светодар. Он выглядел возмужавшим и сильным. Властным и в то же время – очень добрым... Гордая, высоко поднятая голова говорила о бесстрашии и чести. Очень длинные светлые волосы, повязаны на лбу красной лентою, ниспадали тяжёлыми волнами за плечи, делая его похожим на древнего короля... гордого потомка Меравинглей. Прислонившись к влажному камню, Светодар стоял, не чувствуя ни холода, ни влаги, вернее – не чувствуя ничего...
Здесь, ровно восемь лет назад, скончалась его мать – Золотая Мария, и его маленькая сестра – смелая, ласковая Веста... Они умерли, зверски и подло убитые сумасшедшим, злым человеком... посланным «отцами» святейшей церкви. Магдалина так и не дожила, чтобы обнять своего возмужавшего сына, так же смело и преданно, как она, идущего по знакомой дороге Света и Знания.... По жестокой земной дороге горечи и потерь...

– Светодар никогда так и не смог простить себе, что не оказался здесь, когда они нуждались в его защите – снова тихо продолжил Север. – Вина и горечь грызли его чистое, горячее сердце, заставляя ещё яростнее бороться с нелюдью, называвшую себя «слугами бога», «спасителями» души человека... Он сжимал кулаки и тысячный раз клялся себе, что «перестроит» этот «неправильный» земной мир! Уничтожит в нём всё ложное, «чёрное» и злое...
На широкой груди Светодара алел кровавый крест Рыцарей Храма... Крест памяти Магдалины. И никакая Земная сила не могла заставить его забыть клятву рыцарской мести. Сколь добрым и ласковым к светлым и честным людям было его молодое сердце, столь безжалостным и суровым был к предателям и «слугам» церкви его холодный мозг. Светодар был слишком решительным и строгим в отношении к себе, но удивительно терпеливым и добрым по отношению к другим. И только лишь люди без совести и чести вызывали у него настоящую неприязнь. Он не прощал предательство и ложь в любой их проявлявшейся форме, и воевал с этим позором человека всеми возможными средствами, иногда даже зная, что может проиграть.
Вдруг, через серую пелену дождя, по нависшей прямо над ним скале побежала странная, невиданная вода, тёмные брызги которой окропляли стены пещеры, оставляя на ней жутковатые бурые капли... Ушедший глубоко в себя Светодар в начале не обратил на это внимания, но потом, присмотревшись по лучше, вздрогнул – вода была тёмно красной! Она текла с горы потоком тёмной «человеческой крови», будто сама Земля, не выдержав более подлости и жестокости человека, открылась ранами всех его прегрешений... После первого потока полился второй... третий... четвёртый... Пока вся гора не струилась ручьями красной воды. Её было очень много... Казалось, святая кровь Магдалины взывала о мщении, напоминая живущим о её скорби!.. В низине, бурлящие красные ручьи сливались в один, заполняя широкую реку Од (Aude), которая, не обращая ни на что внимания, величаво себе плыла, омывая по пути стены старого Каркасона, унося свои потоки дальше в тёплое синее море...

Красная глина в Окситании

(Посетив эти священные места, мне удалось узнать, что вода в горах Окситании становится красной из-за красной глины. Но вид бегущей «кровавой» воды и вправду производил очень сильное впечатление...).
Вдруг Светодар настороженно прислушался... но тут же тепло улыбнулся.
– Ты снова меня бережёшь, дядя?.. Я ведь давно говорил тебе – не желаю скрываться!
Радан вышел из-за каменного уступа, грустно качая поседевшей головой. Годы не пожалели его, наложив на светлое лицо жёсткий отпечаток тревог и потерь... Он уже не казался тем счастливым юношей, тем вечно-смеющимся солнышком-Раданом, который мог растопить когда-то даже самое чёрствое сердце. Теперь же это был закалённый невзгодами Воин, пытавшийся любыми путями сберечь самое дорогое своё сокровище – сына Радомира и Магдалины, единственное живое напоминание их трагических жизней... их мужества... их света и их любви.
– У тебя есть Долг, Светодарушка... Так же, как и у меня. Ты должен выжить. Чего бы это ни стоило. Потому, что если не станет и тебя – это будет означать, что твои отец и мать погибли напрасно. Что подлецы и трусы выиграли нашу войну... Ты не имеешь на это права, мой мальчик!
– Ошибаешься, дядя. Я имею на это своё право, так как это моя жизнь! И я не позволю кому-либо заранее писать для неё законы. Мой отец прожил свою краткую жизнь, подчиняясь чужой воле... Так же, как и моя бедная мать. Только потому, что по чужому решению они спасали тех, кто их ненавидел. Я же не намерен подчинятся воле одного человека, даже если этот человек – мой родной дедушка. Это моя жизнь, и я проживу её так, как считаю нужным и честным!.. Прости, дядя Радан!
Светодар горячился. Его молодой разум возмущался против чужого влияния на его собственную судьбу. По закону молодости он желал сам решать за себя, не дозволяя кому-то со стороны влиять на его ценную жизнь. Радан лишь грустно улыбался, наблюдая за своим мужественным питомцем... В Светодаре было достаточно всего – силы, ума, выдержки и упорства. Он хотел прожить свою жизнь честно и открыто... только, к сожалению, ещё не понимал, что с теми, кто на него охотился, открытой войны быть не могло. Просто потому, что именно у них-то и не было ни чести, ни совести, ни сердца...
– Что ж, по-своему ты прав, мой мальчик... Это твоя жизнь. И никто не может её прожить, кроме тебя... Я уверен, ты проживёшь её достойно. Только будь осторожен, Светодар – в тебе течёт кровь твоего отца, и наши враги никогда не отступятся, чтобы уничтожить тебя. Береги себя, родной мой.
Потрепав племянника по плечу, Радан печально отошёл в сторону и скрылся за выступом каменной скалы. Через секунду послышался вскрик и тяжёлая возня. Что-то грузно упало на землю и наступила тишина... Светодар метнулся на звук, но было слишком поздно. На каменном полу пещеры сцепившись в последнем объятии лежали два тела, одним из которых был незнакомый ему человек, одетый в плащ с красным крестом, вторым же был... Радан. Пронзительно вскрикнув, Светодар кинулся к телу дяди, которое лежало совершенно неподвижно, будто жизнь уже покинула его, даже не разрешив с ним проститься. Но, как оказалось, Радан ещё дышал.