Годунов, Александр Борисович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Александр Годунов
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
AGodunov1984.jpg

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Род деятельности:

артист балета, актёр

Дата рождения:

28 ноября 1949(1949-11-28)

Место рождения:

Сахалинская область, РСФСР, СССР

Гражданство:

СССР22x20px СССРСША22x20px США

Подданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти:

18 мая 1995(1995-05-18) (45 лет)

Место смерти:

Лос-Анджелес, США

Отец:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мать:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Супруг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Супруга:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дети:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии:
Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Разное:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Алекса́ндр Бори́сович Годуно́в (28 ноября 1949, Сахалинская область, СССР18 мая 1995, Лос-Анджелес, Калифорния, США) — советский и американский артист балета и киноактёр. Заслуженный артист РСФСР (1976).







Биография

Родился в семье военного. Когда Саше исполнилось три года, родители развелись. Мама, он и старший брат переехали с Сахалина в Ригу, где Лидия Николаевна вопреки желанию сына, который хотел быть военным, отдала его в 1958 году в Рижское хореографическое училище. Учился в одном классе с Михаилом Барышниковым.

Училище окончил в 1967 году по классу педагогов Ю. Капралиса и А. Экиса. В 19671971 год Годунов танцевал в Государственном хореографическом ансамбле «Классический балет» («Молодой балет») под управлением Игоря Моисеева.

С 1971 года — в балетной труппе Большого театра.

Лауреат (золотая медаль) Московского международного конкурса артистов балета в 1973 г. Заслуженный артист РСФСР (1976). Лауреат премии Вацлава Нижинского (Париж).

Роли, исполненные Александром Годуновым в труппе Большого театра:

Побег из СССР

23 августа 1979 года во время гастролей Большого театра в Нью-Йорке 29-летний Годунов обратился к американским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. После известия о его отсутствии советские власти отправили жену Годунова — Людмилу Власову, единственную из труппы, на самолёте в Москву. Однако самолёт был задержан американскими властями прямо перед взлётом, и Государственный департамент США потребовал предоставить доказательства того, что Власова возвращается в СССР добровольно.

Вслед за этим в инцидент оказались вовлечены лидеры СССР и США Леонид Брежнев и Джимми Картер. В конце концов, через три дня самолёту с Власовой было позволено вылететь в СССР. По мотивам этих событий в 1985 году в СССР вышел фильм «Рейс 222», сюжет которого был основан на реальных событиях, но скорректирован (вместо балетных актеров в нём фигурировали спортсмены), в том числе был написан другой текст, часто цитируемый.

В этот трудный для Годунова период он несколько дней прожил в доме друзей Иосифа Бродского.[1] В течение года Годунов безуспешно пытался добиться возвращения жены. Эта пара стала известна как «Ромео и Джульетта» холодной войны. В 1982 году был оформлен их развод.

Годунов был принят в труппу Американского театра балета, где выступал как премьер (principal dancer). В 1982 году контракт с театром не был продлён из-за разногласий с руководителем труппы Михаилом Барышниковым.

Некоторое время выступал с собственной труппой. Как приглашённая звезда, много гастролировал в США, Канаде, Латинской Америке, Австралии, Израиле, Европе, Японии. В 1985 году ушёл из балета и продолжил кинокарьеру, начатую ещё в СССР. Начиная с 1981 года периодически брал уроки актерского мастерства и речи в Джульярдской школе искусств и студии легендарной Стеллы Адлер. После ухода из балета поддерживал атлетическую форму, занимаясь в балетной академии Дэвида Личина под руководством Татьяны Рябушинской, там же периодически проводил балетные мастер-классы.

Среди ролей в фильмах: фермер-амиш в фильме «Свидетель» в 1985 году, экспрессивный дирижёр оркестра в фильме «Долговая яма», 1986, Карл, террорист в фильме «Крепкий орешек», 1988, Скарабис, средневековый тиран, в фильме ужасов «Музей восковых фигур 2: Затерянные во времени» в 1992 году. Последняя роль актёра — экстравагантный террорист-химик Лотар Красна, мечтающий поработить мир, была сыграна им в боевике 1995 года «Зона».

В течение семи лет поддерживал близкие отношения с киноактрисой Жаклин Биссет[2].

Смерть

18 мая 1995 года друзья Годунова заметили отсутствие телефонных звонков от него, что было для него нехарактерно. В его дом на Шорхэм Тауэрс (Уэст-Голливуд, Калифорния) послали медсестру, которая и нашла его мертвым. Ему было 45 лет.

По утверждению врачей, смерть была вызвана осложнениями гепатита, обусловленными хроническим алкоголизмом[3][4].

В заявлении, опубликованном вскоре после его смерти, личный публицист Годунова Эвелин Шривер сказала: «У него не было СПИДа, он не совершал самоубийства. Это время было одним из самых счастливых периодов его жизни…»

Прах Годунова был развеян над Тихим океаном, его мемориал находится в Лос-Анджелесе. Эпитафия на кенотафе гласит: «Его будущее осталось в прошлом» (англ. «His future remained in the past»).

На Введенском кладбище Москвы также находится кенотаф актера. Эпитафия на нём: «Ты всегда с нами».

Фильмография

Год Название Роль
1972 Московская фантазия Юноша
1973 Конкурс
1974 Анна Каренина (фильм-балет) Вронский
1978 31 июня Лемисон/Боб Тейлор
1978 Кармен-сюита (фильм-балет) Хозе
1980 Portrait of Giselle
1983 Godunov: the World To Dance In
1985 Свидетель Даниэль Хохляйтнер
1986 Долговая яма Maкс Бейсарт, Маэстро
1988 Крепкий орешек Карл
1990 Камень викингов Сигвальдсон (Тор), часовщик
1992 Музей восковых фигур 2: Затерянные во времени Скарабис
1994 Норт Отец-амиш
1996 Зона Лотар Kрасна
2006 Звёзды русского балета (сборный фильм-концерт)
2008 Откровения балетмейстера Фёдора Лопухова (документальный фильм)

Адреса

В Москве Александр Годунов жил в Брюсовом переулке, в доме артистов МХАТа (№ 17).

Напишите отзыв о статье "Годунов, Александр Борисович"

Примечания

  1. С. Волков. Диалоги с Иосифом Бродским, гл. 8.
  2. [http://izvestia.ru/news/294072 Жозефина, обольстившая Годунова]
  3. Fonseca, Nicholas. [http://www.ew.com/ew/article/0,,276147,00.html Fall from Grace]. ew.com (May 19, 2000). (англ.)
  4. [http://news.google.com/newspapers?nid=1454&dat=19950523&id=QlVIAAAAIBAJ&sjid=CxUEAAAAIBAJ&pg=2235,2942385 Godunov's death linked to alcoholism] (May 23, 1995), стр. 5-!. (англ.)

Ссылки

  • [http://rusact.com/?cid=709&expand=709 Биография А. Годунова на странице «Русский Кино Клуб в США»]
  • Годунов, Александр Борисович (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [http://www.findadeath.com/Deceased/g/godunov/alexander_godunov.htm Статья Leslie Scott] на стр. [http://www.deathclock.com/?source=FindaDeath&key=TopBanner The Death Clock]
  • [http://www.lib.ru/BRODSKIJ/wolkow.txt www.lib.ru/BRODSKIJ/wolkow.txt]
  • [http://www.vvedenskoe.pogost.info/displayimage.php?pos=-15290 Кенотаф на Введенском кладбище]
  • Э. Чуянова. [http://www.russkije.lv/ru/journalism/read/e-chuyanova-godunov/ Талант, который мешал.]
  • [http://godunov-ballet.livejournal.com/ Сообщество, посвящённое творчеству Александра Годунова в Живом Журнале — архивы, записи, фотографии, мемуары]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Годунов, Александр Борисович

– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...