Государственная измена

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Госуда́рственная изме́напреступление, заключающееся в деянии, сознательно направленном против интереса монарха или государства, подданным или гражданином которого является или которому, так или иначе, служит преступник. В частности, к государственной измене относится: переход на сторону противника во время войны; выдача государственной тайны и шпионаж; сепаратные переговоры с противником против воли правительства и прочие.









История понятия

Развилось из средневекового правового понятия фр. Lèse majesté — оскорбление особы суверена. Последнее, в свою очередь, восходит к понятию в Римском праве crimen laesae majestatis (оскорбление величества), которое первоначально включало все государственные преступления.

Важным обстоятельством, отличавшим политическое устройства той эпохи в отличие от позднейшей, было отсутствие в праве понятия национального суверенитета. Измена понималась исключительно как измена своему верховному сюзерену.

Трактовка понятия

Государственную измену следует отличать от нарушения союзных обязательств (например, во время войны), поскольку в случае измены виновный является субъектом права соответствующего государства, а в случае нарушения союзных обязательств не является.

В Англии времён Тюдоров под государственную измену (англ. high treason) часто подводилось любое нарушение особых указов короля (например, осуждение браков Генриха VIII); в одном деле как государственная измена было истолковано мужеложство. В современной Великобритании понятие государственной измены трактуется чрезвычайно узко — как посягательство на особу монарха. Так, одним из последних, кто был осуждён по The Treason Act 1842, был 16-летний Маркус Сарджент, сделавший 13 июня 1981 несколько холостых выстрелов в сторону Елизаветы II во время парада.

Государственная измена в США — единственное преступление, определение которому даётся Конституцией страны (во избежание злоупотребления), в 3-й статье, и трактуется как военные действия против Федерального правительства: «Государственной изменой Соединённым Штатам считается только ведение войны против них или присоединение к их врагам и оказание им помощи и содействия. Ни одно лицо не может быть осуждено за государственную измену иначе как на основании показаний двух свидетелей об одном и том же очевидном деянии либо собственного признания на открытом заседании суда. Конгресс имеет право устанавливать наказание за государственную измену, но признание виновным в измене не влечёт лишения всех прав и состояния либо конфискации имущества иначе как при жизни виновного лица». Со времён Второй мировой войны только один человек в США был обвинён в измене родине.[1]

В разных государствах по-разному относятся к вопросу, следует ли считать изменой действия против конституционного строя или правящего режима, если они не состоят в прямом участии в боевых действиях. Так, дело нацистского пропагандиста У. Джойса, приговорённого за измену к повешению, не будучи подданным Великобритании, вызвало определённые споры.

Многие, запятнавшие себя сотрудничеством с врагом, не исключая и глав государств и правительств, были осуждены в 19451946 за государственную измену в разных странах Европы. Правительства, возглавлявшиеся осуждёнными изменниками (как Режим Виши во Франции) тем самым считались противоправными и нелегитимными изначально.

В СССР

В СССР измена трактовалась сперва классово, как «измена делу рабоче-крестьянской революции», затем патриотически, как «измена Родине» с 1934; формулировка «измена Родине» сохранялась в УК союзных республик вплоть до распада СССР. Расширенное понятие государственной измены применялось во время сталинских репрессий. Многие руководители органов безопасности сами были обвинены в измене и расстреляны. Примечательно, что чрезвычайно часто к людям применяли изменённую синтагму «изменник Родины» (которая почти не встречалась до 1930-х годов) — в документах, литературе[2] и разговорной речи. В такой форме, используя прямые значения слов, она может трагикомично трактоваться как «тот, кто Родину изменяет»[3].

Наказание

Наказание за государственную измену обычно полагается самое суровое; долгое время она каралась преимущественно смертной казнью, часто через повешение; для военных — через расстрел; в Англии за high treason полагалось особо мучительное повешение, потрошение и четвертование. В СССР в 19501953 годах (первое время после её восстановления) смертная казнь существовала только за измену Родине и контрреволюционную деятельность.

В наше время за серьёзные случаи государственной измены назначаются большие сроки заключения.

УК РСФСР и России о государственной измене

До 1960 измена Родине составляла содержание статьи 58-1а Особенной части Уголовного кодекса РСФСР, введённой в действие постановлением ЦИК СССР 8 июня 1934:

«Измена Родине, то есть действия, совершённые гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелёт за границу, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества»

Понятие Родины здесь синонимично государству, так как за измену Родине были осуждены (в частности, при Сталине) многие люди, родившиеся вне Российской империи либо СССР в тогдашних границах.

В Уголовном кодексе РСФСР от 1960, «Измена Родине» выделена в отдельную 64-ю статью:

«Измена Родине, то есть деяние, умышленно совершённое гражданином СССР в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности СССР: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно заговор с целью захвата власти, — наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества»

Практики разграничения ответственности за шпионаж в зависимости от гражданства лица, совершившего преступление, придерживается и ныне действующий Уголовный кодекс Российской Федерации:

Статья 275. Государственная измена

Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершённая гражданином Российской Федерации, -

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет либо без такового.

Примечание. Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьёй, а также статьями 276 и 278 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В октябре 2012 Госдума приняла поправки к данной статье, предусматривающие уголовное наказание за предоставление «финансовой, материальной, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности» России[4]; поправки подверглись со стороны «Хьюман Райтс Вотч» критике в расплывчатости определения измены[5].

Статистика осуждений за государственную измену в РФ

«Расширение» диспозиции статьи 275 в 2012 году не привело к немедленному увеличению числа осужденных по ней. Всплеск осуждений по этой статье произошел в 2014 году после того, как обострились отношения России и Запада. Число осуждений по статье 275 УК РФ было следующим (по годам, данные Судебного департамента при Верховном суде РФ[6]):

  • 2011 год (тогда действовала «старая формулировка» статьи 275 УК РФ) — 6 осужденных
  • 2012 год — 6 осужденных
  • 2013 год — 4 осужденных
  • 2014 год — 15 осужденных

См. также

Напишите отзыв о статье "Государственная измена"

Примечания

  1. [http://kommersant.ru/doc/713067 Газета «Коммерсантъ» :: США пустили в ход измену родине]
  2. [https://books.google.com/ngrams/graph?content=%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA+%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8B&year_start=1800&year_end=2000&corpus=12&smoothing=3&share=&direct_url=t1%3B%2C%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8B%3B%2Cc0#t1%3B%2C%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8B%3B%2Cc1 Встречаемость синтагмы «изменник Родины»] в Google Ngram Viewer
  3. А. И. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Т. 1. Ч. 1. Глава 6.
  4. [http://www.gazeta.ru/politics/2012/10/23_a_4821625.shtml Закон точечного действия]
  5. [http://www.hrw.org/news/2012/10/23/russia-new-treason-law-threatens-rights Russia: New Treason Law Threatens Rights] Хьюман Райтс Вотч 2012 (англ.)
  6. [http://www.cdep.ru/index.php?id=79 Судебный департамент]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Государственная измена

– Это место для меня святое, Рамон. Оно не для мирских встреч и разговоров. И кроме моей дочери никто не мог привести вас сюда, а она, как видите, сейчас со мной. Вы следили за нами... Зачем?
Я вдруг резко почувствовала, как по спине потянуло ледяным холодом – что-то было не так, что-то должно было вот-вот случиться... Мне дико хотелось закричать!.. Как-то предупредить... Но я понимала, что не могу им помочь, не могу протянуть руку через века, не могу вмешаться... не имею такого права. События, развивающиеся передо мною, происходили очень давно, и даже если я смогла бы сейчас помочь – это уже явилось бы вмешательством в историю. Так как, спаси я Магдалину – изменились бы многие судьбы, и возможно, вся последующая Земная история была бы совершенно другой... На это имели право лишь два человека на Земле, и я, к сожалению, не была одной из них... Далее всё происходило слишком быстро... Казалось, даже – не было реально... Холодно улыбаясь, человек по имени Рамон неожиданно схватил Магдалину сзади за волосы и молниеносно вонзил в её открытую шею узкий длинный кинжал... Послышался хруст. Даже не успев понять происходящего, Магдалина повисла у него на руке, не подавая никаких признаков жизни. По её снежно белому одеянию ручьём струилась алая кровь... Дочь пронзительно закричала, пытаясь вырваться из рук второго изверга, схватившего её за хрупкие плечи. Но её крик оборвали – просто, будто кролику, сломав тоненькую шею. Девочка упала рядом с телом своей несчастной матери, в сердце которой сумасшедший человек всё ещё без конца втыкал свой окровавленный кинжал... Казалось, он потерял рассудок и не может остановиться... Или так сильна была его ненависть, которая управляла его преступной рукой?.. Наконец, всё закончилось. Даже не оглянувшись на содеянное, двое бессердечных убийц бесследно растворились в пещере.
С их неожиданного появления прошло всего несколько коротких минут. Вечер всё ещё был таким же прекрасным и тихим, и только с вершин голубеющих гор на землю уже медленно сползала темнота. На каменном полу маленькой «кельи» мирно лежали женщина и девочка. Их длинные золотые волосы тяжёлыми прядями соприкасались, перемешавшись в сплошное золотое покрывало. Казалось, убитые спали... Только из страшных ран Магдалины всё ещё толчками выплёскивалась алая кровь. Крови было невероятно много... Она заливала пол, собираясь в огромную красную лужу. У меня от ужаса и возмущения подкашивались ноги... Хотелось завыть волчьим голосом, не желая принимать случившееся!.. Я не могла поверить, что всё произошло так просто и незаметно. Так легко. Кто-то ведь должен был это видеть! Кто-нибудь должен был их предупредить!.. Но никто не заметил. И не предупредил. Никого вокруг в тот момент просто не оказалось... И оборванные чьей-то грязной рукой две Светлые, Чистые Жизни улетели голубками в другой, незнакомый Мир, где никто больше не мог причинить им вреда.
Золотой Марии больше не было на нашей злой и неблагодарной Земле... Она ушла к Радомиру... Вернее – к нему улетела её Душа.

Мне было до дикости больно и грустно за них, за себя, и за всех, кто боролся, всё ещё веря, что могут что-либо изменить... Да могли ли?.. Если все, кто боролся, лишь погибали, имела ли смысл такая война?..
Вдруг прямо передо мной возникла другая картина...
В той же маленькой каменной «келье», где на полу всё ещё лежало окровавленное тело Магдалины, вокруг неё, преклонив колени, стояли Рыцари её Храма... Все они были непривычно одеты в белое – снежно белые длинные одежды. Они стояли вокруг Магдалины, опустивши свои гордые головы, а по суровым, окаменевшим лицам ручьями бежали слёзы... Первым поднялся Волхв, другом которого когда-то был Иоанн. Он осторожно, будто боясь повредить, опустил свои пальцы в рану, и окровавленной рукой начертал на груди что-то, похожее на кровавый крест... Второй сделал то же самое. Так они поочерёдно поднимались, и благоговейно погружая руки в святую кровь, рисовали красные кресты на своих снежно-белых одеждах... Я чувствовала, как у меня начали вставать дыбом волосы. Это напоминало какое-то жуткое священнодействие, которого я пока ещё не могла понять...
– Зачем они это делают, Север?.. – тихо, будто боясь, что меня услышат, шёпотом спросила я.
– Это клятва, Изидора. Клятва вечной мести... Они поклялись кровью Магдалины – самой святой для них кровью – отомстить за её смерть. Именно с тех пор и носили Рыцари Храма белые плащи с красными крестами. Только почти никто из посторонних никогда не знал их истинного значения... И все почему-то очень быстро «позабыли», что рыцари Храма до гибели Магдалины одевались в простые тёмно-коричневые балахоны, не «украшенные» никакими крестами. Рыцари Храма, как и катары, ненавидели крест в том смысле, в котором «почитает» его христианская церковь. Они считали его подлым и злым орудием убийства, орудием смерти. И то, что они рисовали у себя на груди кровью Магдалины, имело совершенно другое значение. Просто церковь «перекроила» полностью значение Рыцарей Храма под свои нужды, как и всё остальное, касающееся Радомира и Магдалины....
Точно так же, уже после смерти, она во всеуслышание объявила погибшую Магдалину уличной женщиной...
– так же отрицала детей Христа и его женитьбу на Магдалине...
– так же уничтожила их обоих «во имя веры Христа», с которой они оба всю жизнь яростно боролись...
– так же уничтожила Катар, пользуясь именем Христа... именем человека, Вере и Знанию которого они учили...
– так же уничтожила и Тамплиеров (Рыцарей Храма), объявив их приспешниками дьявола, оболгав и облив грязью их деяния, и опошлив самого Магистра, являвшегося прямым потомком Радомира и Магдалины...
Избавившись от всех, кто хоть как-то мог указать на низость и подлость «святейших» дьяволов Рима, христианская церковь создала легенду, которую надёжно подтвердила «неоспоримыми доказательствами», коих никто никогда почему-то не проверял, и никому не приходило в голову хотя бы подумать о происходящем.
– Почему же нигде об этом не говорилось, Север? Почему вообще нигде ни о чём таком не говорится?!..
Он ничего мне не ответил, видимо считая, что всё и так было предельно ясно. Что здесь не о чём больше говорить. А у меня поднималась в душе горькая человеческая обида за тех, кто так незаслуженно ушёл... За тех, кто ещё уйдёт. И за него, за Севера, который жил и не понимал, что люди должны были всё это знать! Знать для того, чтобы измениться. Для того, чтобы не убивать пришедшего на помощь. Чтобы понять, наконец, как дорога и прекрасна наша ЖИЗНЬ. И я точно знала, что ни за что не перестану бороться!.. Даже за таких, как Север.
– Мне пора уходить, к сожалению... Но я благодарю тебя за твой рассказ. Думаю, ты помог мне выстоять, Север... Могу ли я задать тебе ещё один вопрос, уже не относящийся к религии? – Он кивнул. – Что это за такая красота стоит рядом с тобой? Она похожа, и в то же время совсем другая, чем та, которую я видела в первое посещение Мэтэоры.
– Это Кристалл Жизни, Изидора. Один из семи, находящихся на Земле. Обычно его никто никогда не видит – он сам защищается от приходящих... Но, как ни странно, он показался тебе. Видимо, ты готова к большему, Изидора... Потому я и просил тебя у нас остаться. Ты могла бы достичь очень многого, если бы захотела. Подумай, пока ещё не поздно. Я не смогу по-другому помочь тебе. Подумай, Изидора...
– Благодарю тебя, Север. Но ты прекрасно знаешь мой ответ. Поэтому не будем всё начинать снова. Быть может, я ещё вернусь к тебе... А если нет – счастья тебе и твоим подопечным! Возможно, им удастся изменить к лучшему нашу Землю... Удачи тебе, Север...
– Да будет покой с тобой, Изидора... Я всё же надеюсь, что увижу тебя ещё в этой жизни. Ну а если же нет – прошу тебя, не держи на нас зла и там, в другом мире... Когда-нибудь ты, возможно, поймёшь нашу правду... Возможно, она не покажется тебе столь уж злой... Прощай, дитя Света. Да будет Мир в твоей Душе...
Грустно напоследок ему улыбнувшись и закрыв глаза, я пошла обратно «домой»...
Вернувшись прямиком в «свою» венецианскую комнату, я потрясённо уставилась на открывшееся там зрелище!.. Ощетинившись, как попавший в капкан молодой зверёк, перед Караффой стояла взбешённая Анна. Её глаза метали молнии, и, казалось, ещё чуть-чуть и моя воинственная дочь потеряет над собой контроль. Моё сердце почти что остановилось, не в состоянии поверить в происходящее!.. Казалось, вся моя, долгими месяцами копившаяся тоска тут же вырвется наружу и затопит мою милую девочку с головой!.. Только сейчас, видя её перед собой, я наконец-то поняла, как же беспредельно и болезненно я по ней скучала!.. Анна была сильно повзрослевшей и выглядела ещё красивее, чем я могла её вспомнить. На её мягкие детские черты теперь наложилась суровая жизненная печать потерь, и от этого её милое лицо казалось ещё привлекательнее и утончённее. Но что меня больше всего поразило, это было то, что Анна совершенно не боялась Караффы!.. В чём же тут было дело? Неужели ей удалось найти что-то, что могло нас от него избавить?!..
– А! Мадонна Изидора! Очень кстати!.. Объясните, пожалуйста, Вашей упёртой дочери, что в данный момент Вам ничего не грозит. Она стала по-настоящему невозможной!.. Думаю, Мэтэора только лишь испортила её мягкий характер. Но мы это исправим. Ей не придётся возвращаться туда более.