Государственные контролёры Российской империи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Файл:Gos.Kontrol 1914 SPb nab.Moiki, 76.jpg
Здание Государственного контроля, Санкт-Петербург, наб. Мойки, 76 (1914 год)

Госуда́рственный контролёр Российской империи — глава Государственного контроля, органа государственной исполнительной власти Кабинета Министров Российской империи, осуществлявший контрольно-счётные и наблюдательные функции в области прихода, расхода и хранения капиталов государственного бюджета, а также бюджетов всех министерств и ведомств по отдельности.

По своему статусу, рангу и правам Государственный контролёр приравнивался к министру. С 1843 года в Государственном контроле стал назначаться товарищ (заместитель) контролёра[1].







Список государственных контролёров Российской империи

Образованный на правах министерства в 1811 году [2], Государственный контроль в течение первых 25 лет своего существования носил название «Государственное управление ревизии государственных счетов»28 января (9 февраля1811 по 30 декабря 1836 (11 января 1837)) и только затем получил своё окончательное наименование, просуществовавшее до 28 февраля (13 марта1917 года.

Государственное управление ревизии государственных счетов (28 января 1811 — 30 декабря 1836)

Государственный контроль (30 декабря 1836 — 28 февраля 1917)

См. также

Напишите отзыв о статье "Государственные контролёры Российской империи"

Примечания

  1. Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад.Фурсенко. Управленческая элита Российской империи (1802-1917). — С-Петербург.: Лики России, 2008. — С. 367.
  2. [http://www.runivers.ru/bookreader/book9839/#page/515/mode/1up Манифестъ Императора Александра I О устройствѣ Главнаго Управленiя ревизiи Государственныхъ счетовъ].28 января (9 февраля1811 года
  3. Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад. А. А. Фурсенко. Управленческая элита Российской империи (1802—1917). — СПб.: Лики России, 2008. — С. 676.

Литература

  • [http://elib.shpl.ru/ru/nodes/4044-rossiya-gos-kontrol-gosudarstvennyy-kontrol-1811-1911-obzor-deyatelnosti-spb-1911#page/1/mode/grid/zoom/1 Государственный контроль. 1811—1911: (Обзор деятельности).] — СПб., 1911. — 358 с.
  • Алексеева С. И. Т. И. Филиппов и С. Ю. Витте: к вопросу об обстоятельствах реализации реформаторского курса С. Ю. Витте // История России: экономика, политика, человек. К 80-летию доктора исторических наук, профессора, академика РАН Б. В. Ананьича. Труды исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. 2011. Т. 5. С. 13-19. [http://cyberleninka.ru/article/n/t-i-filippov-i-s-yu-vitte-k-voprosu-ob-obstoyatelstvah-realizatsii-reformatorskogo-kursa-s-yu-vitte]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Государственные контролёры Российской империи

– Так же, как и Ваша молодость, Изидора... – улыбнулся Караффа. – Я вернусь через час.
Значит, я была права – свою странную «непробиваемую» защиту он получил именно там, в Мэтэоре!!! Но почему же тогда её не знал мой отец?! Или Караффа был там намного позже? И тут вдруг меня осенила ещё одна мысль!.. Молодость!!! Вот чего добивался, но не получил Караффа! Видимо он был наслышан о том, сколько живут и как уходят из «физической» жизни настоящие Ведьмы и Ведуны. И ему дико захотелось получить это для себя... чтобы успеть пережечь оставшуюся «непослушную» половину существующей Европы, а потом властвовать над оставшимися, изображая «святого праведника», милостиво сошедшего на «грешную» землю, чтобы спасать наши «пропащие души».
Это было правдой – мы могли жить долго. Даже слишком долго... И «ухо-дили», когда по-настоящему уставали жить, или считали, что не могли более никому помочь. Секрет долголетия передавался от родителей – к детям, потом – внукам, и так далее, пока оставался в семье хоть один исключительно одарённый ребёнок, который мог его перенять... Но давалось бессмертие не каждому потомственному Ведуну или Ведьме. Оно требовало особых качеств, которых, к сожалению, удостаивались не все одарённые потомки. Это зависело от силы духа, чистоты сердца, «подвижности» тела, и самое главное – от высоты уровня их души ... ну и многого ещё другого. И я думаю, это было правильно. Потому что тем, кто жаждал научиться всему, что умели мы – настоящие Ведуны – простой человеческой жизни на это, к сожалению, не хватало. Ну, а тем, которые не хотели знать так много – длинная жизнь и не была нужна. Поэтому такой жёсткий отбор, думаю, являлся абсолютно правильным. И Караффа хотел того же. Он считал себя достойным...
У меня зашевелились волосы, когда я только подумала о том, что бы мог натворить на Земле этот злой человек, если бы жил так же долго!..
Но все эти тревоги можно было оставить на потом. А пока – здесь находилась Анна!.. И всё остальное не имело никакого значения. Я обернулась – она стояла, не сводя с меня своих огромных лучистых глаз!.. И я в то же мгновение забыла и про Караффу, и про монастырь, да и обо всём остальном на свете!.. Кинувшись в мои раскрытые объятия, моя бедная малышка застыла, без конца повторяя только одно-единственное слово: «Мама, мамочка, мама…».
Я гладила её длинные шелковистые волосы, вдыхая их новый, незнакомый мне аромат и прижимая к себе её хрупкое худенькое тельце, готова была умереть прямо сейчас, только бы не прерывалось это чудесное мгновение...
Анна судорожно жалась ко мне, крепко цепляясь за меня худыми ручонками, как бы желая раствориться, спрятаться во мне от ставшего вдруг таким чудовищным и незнакомым мира... который был для неё когда-то светлым и добрым, и таким родным!..
За что нам был дан этот ужас?!.. Что мы свершили такое, чтобы заслужить всю эту боль?.. Ответов на это не было... Да наверное и не могло было быть.
Я до потери сознания боялась за свою бедную малышку!.. Даже при её раннем возрасте, Анна была очень сильной и яркой личностью. Она никогда не шла на компромиссы и никогда не сдавалась, борясь до конца, несмотря на обстоятельства. И ничего не боялась...
«Бояться чего-то – значит принимать возможность поражения. Не допускай страх в своё сердце, родная» – Анна хорошо усвоила уроки своего отца...
И теперь, видя её, возможно, в последний раз, я должна была успеть научить её обратному – «не идти напролом» тогда, когда от этого зависела её жизнь. Это никогда не являлось одним из моих жизненных «законов». Я научилась этому только сейчас, наблюдая, как в жутком подвале Караффы уходил из жизни её светлый и гордый отец... Анна была последней Ведуньей в нашей семье, и она должна была выжить, во что бы то ни стало, чтобы успеть родить сына или дочь, которые продолжили бы то, что так бережно хранила столетиями наша семья. Она должна была выжить. Любой ценой... Кроме предательства.