Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

14px памятник архитектуры (федеральный)

Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9C%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%B9_%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%90._%D0%A1._%D0%9F%D1%83%D1%88%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B0&params=55_44_50.23_N_37_36_18.31_E_type:landmark_region:RU_scale:2000 55°44′50″ с. ш. 37°36′18″ в. д. / 55.7472861° с. ш. 37.6050861° в. д. / 55.7472861; 37.6050861[//maps.google.com/maps?ll=55.7472861,37.6050861&q=55.7472861,37.6050861&spn=0.002,0.002&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=55.7472861&mlon=37.6050861&zoom=17 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=37.6050861,55.7472861&pt=37.6050861,55.7472861&spn=0.002,0.002&l=sat,skl (Я)]
Государственный музей изобразительных искусств
имени А. С. Пушкина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Логотип
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Дата основания 1912
Местонахождение ул. Волхонка, 12
Москва, Россия
Директор Марина Девовна Лошак[1][2]
Президент:
Ирина Александровна Антонова[3]
Сайт [http://www.arts-museum.ru Официальный сайт]
Логотип Викисклада [[:commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Государственный музей изобразительных искусств
имени А. С. Пушкина]]
на Викискладе
К:Музеи, основанные в 1912 году

Госуда́рственный музе́й изобрази́тельных иску́сств и́мени А. С. Пу́шкина (сокращённо ГМИИ им. А. С. Пушкина) — один из самых крупных и значительных в России и в мире музеев европейского и мирового искусства. Памятник архитектуры, расположен в центре Москвы по адресу: улица Волхонка, 12. Открыт 31 мая (13 июня) 1912 года.









История

Проекты создания Музея изящных искусств в Москве неоднократно излагались в печати: княгиней З. А. Волконской и академиком Степаном Шевырёвым (1831), профессором К. К. Герцем (1858), директором Московского Публичного и Румянцевского музеев Н. В. Исаковым (1864).

В качестве инициатора создания музея в 1893 году выступил заслуженный профессор Московского университета, доктор римской словесности и историк искусства Иван Владимирович Цветаев. Он же стал первым директором Музея (19111913). Музей создавался на основе Кабинета изящных искусств и древностей Московского университета как учебно-вспомогательное и публичное хранилище слепков и копий с классических произведений мирового искусства.

Файл:Nechaev-Maltsov.jpg
Юрий Степанович Нечаев-Мальцов, главный спонсор создания музея

Церемония закладки Музея состоялась 17 августа 1898 года. Бо́льшую часть денег на строительство музея пожертвовал русский меценат Ю. С. Нечаев-Мальцов. Первый публичный конкурс проектов привлёк 19 проектов из разных концов России, из них было рассмотрено 15 и награждено 7 проектов. Руководство постройкой было доверено архитектору Р. И. Клейну, который выработал окончательный проект здания, использовав при этом проект архитектора-самоучки П. С. Бойцова[4][5]. Правление Императорского Московского университета организовало Клейну длительную командировку в европейские музеи, Египет и Грецию. Клейну помогали в строительстве инженеры И. И. Рерберг — первый заместитель руководителя проекта и В. Г. Шухов — автор уникальных светопрозрачных перекрытий музея. Через школу Клейна на постройке музея прошли десятки молодых архитекторов (Г. Б. Бархин, А. Д. Чичагов, М. М. Перетяткович и др.), инженеров, художников. Над интерьерами, кроме самого Клейна, работали И. И. Нивинский, А. Я. Головин. Здание музея использует общий градостроительный план и внутреннюю планировку Бойцова, но подробная архитектурная разработка фасадов и интерьеров — безусловно, авторская работа Клейна и его команды.

Файл:Pushinsmuseum1912.jpg
Пушкинский музей перед открытием 31 мая 1912 года. Фотография К. А. Фишера

Здание было закончено вчерне в 1904 году. Экспонаты (гипсовые слепки и другие копии) заказывались с 1890-х в зарубежных мастерских по формам, снятым непосредственно с оригиналов; в ряде случаев копии делались впервые.
Торжественное открытие «Музея изящных искусств имени императора Александра III при Императорском Московском университете» состоялось 31 мая (13 июня) 1912 года.

Файл:Shukhov roof on Pushkin Museum.ogv
Владимир Шухов, светопрозрачные перекрытия Пушкинского музея — видео, 2011 год

В 1932 году музей был переименован в Государственный музей изобразительных искусств, а в 1937 г. музею было присвоено имя А. С. Пушкина. Во время Великой Отечественной войны значительная часть музейных фондов была эвакуирована в Новосибирск и Соликамск. С 1944 года началось восстановление здания ГМИИ, пострадавшего во время войны от бомбардировок, и подготовка к развертыванию экспозиции. Бомбёжкой была разбита часть стёкол металло-стеклянных перекрытий В. Г. Шуховa[6][неавторитетный источник? 1008 дней], и в течение трёх лет музей стоял под открытым небом.[7] В верхней части западного фасада Музея остались выбоины от осколков немецких бомб. В этот период, с февраля 1944 г. и по 1949 г., директором музея был С. Д. Меркуров[8]. Послевоенное открытие экспозиции состоялось 3 октября 1946 года.

В период 19491953 годов экспозиционная деятельность ГМИИ была свёрнута; помещения музея были отданы под «Выставку подарков И. В. Сталину от народов СССР и зарубежных стран». После смерти Сталина профильная деятельность ГМИИ была восстановлена и расширена.

В 1985 г. по инициативе доктора искусствоведения И. С. Зильберштейна и директора ГМИИ И. А. Антоновой на правах научного отдела ГМИИ был основан Музей личных коллекций.

С 1980 г. по инициативе Святослава Рихтера и И. А. Антоновой в залах музея проводится ежегодный фестиваль музыки и живописи «Декабрьские вечера».

Коллекция

Коллекция ГМИИ представляет собой собрание произведений западного искусства от античности до XX века.

Первоначально коллекция была сформирована И. В. Цветаевым из гипсовых копий античных скульптур, копий римских скульптур и мозаик, а также купленной государством коллекции подлинных древностей египтолога Голенищева.

В апреле 1923 г. Наркомпрос принимает решение о создании в здании Музея изящных искусств Центрального музея старой западной живописи на основе собраний Государственного музейного фонда, Московского Публичного и Румянцевского музеев, собрания Первого музея старой западной живописи (коллекция Д. И. Щукина), собрания Г. А. Брокара и других частных коллекций, национализированных после революции. В течение года в Музей поступают картины, а в ноябре 1924 года открываются первые залы новой картинной галереи.

В 1930 году в ГМИИ из Эрмитажа были переданы картины Боттичелли, Кранаха, Пуссена и Давида.

После окончания Второй мировой войны в ГМИИ поступила большая часть картин из Дрезденской галереи, а также Клад Приама, найденный Генрихом Шлиманом на месте древней Трои. Впоследствии собрание Дрезденской галереи было возвращено властям Восточной Германии. Однако некоторые ценности, принадлежавшие западногерманским музеям и частным коллекционерам, остались в ГМИИ.

В 1948 г. был закрыт Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ), и его собрание было поделено между Пушкинским музеем и Эрмитажем. В результате ГМИИ получил большую часть конфискованных советской властью собраний московских купцов Сергея Щукина и Ивана Морозова, состоящих из картин Ренуара, Ван Гога, Моне, Дега, Сезанна, Матисса, Пикассо и других западноевропейских и американских мастеров конца XIX — начала XX веков (около 300 картин и свыше 60 скульптур). В основном это были работы французских импрессионистов и постимпрессионистов, являющиеся сейчас гордостью и основой экспозиции ГМИИ. В музее находятся принадлежавшие Ивану Морозову картины «Красные виноградники в Арле» Ван Гога, «Девочка на шаре» Пабло Пикассо и «Смерть Софонисба» Джамбаттиста Питтони.

В 2005 году была обособлена Галерея искусства стран Европы и Америки XIX—XX веков (расположенная теперь во флигеле усадьбы Голицыных), многие картины, находившиеся после ликвидации ГМНЗИ в запасниках, пополнили постоянную экспозицию музея.

Сейчас коллекция ГМИИ им. А. С. Пушкина насчитывает свыше 670 тысяч произведений живописи, графики, скульптуры, произведений прикладного искусства, памятников археологии и нумизматики, художественной фотографии. Экспозиционно-выставочная площадь музея составляет 2672,2 квадратных метров, фондохранилищ — 2364,8 квадратных метров.

Предлагаются услуги аудиогида.

Библиотека

При музее имеется крупная библиотека, основанная ещё до официального открытия музея в 1904. Фонд библиотеки насчитывает почти 1 млн единиц хранения, в основном это литература по искусствоведению.

Название

  • 1912—1917 — Музей изящных искусств им. Императора Александра III при Московском университете
  • 1917—1923 — Музей изящных искусств при Московском университете
  • 1923—1932 — Государственный музей изящных искусств
  • 1932—1937 — Государственный музей изобразительных искусств
  • 1937 — настоящее время — Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Список директоров

Президент

Перспективы

Администрация музея боролась за выполнение проекта реконструкции здания Дворянского собрания и его объединения с главным зданием музея по проекту британского архитектора Нормана Фостера.[10] В августе 2013 года выяснилось, что проект реконструкции музея отсутствует. Норман Фостер выступил с заявлением, в котором он отказался от участия в проекте и просил не упоминать его имени в связи с этой стройкой[11]. Осенью 2013 года московские власти заявили, что намерены объявить новый конкурс на реконструкцию музея[12].

Планируемая реконструкция может привести к изменению исторического облика основного здания Музея, являющегося памятником архитектуры, и вызывает опасения экспертов.[13]

в 2014 году архитектурное бюро "Проект Меганом" стало победителем конкурса на разработку концепции по развитию музейного квартала. 9 сентярбря 2016 г. будет заложен камень в основание нового здания - депозитария с открытым хранением и выставочным пространством "Музейный городок". Реконструкция музея продлится предположительно до 2022 года.[14]

100-летие

К 100-летнему юбилею музея в 2012 году была выпущена серия юбилейных медалей и почтовая марка.

Изображение Краткое описание Изображение Краткое описание
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Главное здание ГМИИ им. А. С. Пушкина
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Пикассо, Девочка на шаре

В день юбилея, 31 мая 2012 года на «Первом канале» состоялась премьера двухсерийного фильма Леонида Парфёнова «Глаз Божий», посвящённого столетней истории музея[15].

См. также

Напишите отзыв о статье "Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина"

Примечания

  1. [http://ria.ru/moscow/20130701/946827089.html Антонова выбрала Лошак своей преемницей из нескольких кандидатур]. // ria.ru (01.07.2013). Проверено 1 июля 2013. [http://www.webcitation.org/6HoIJsEBg Архивировано из первоисточника 2 июля 2013].
  2. [http://www.vesti.ru/doc.html?id=1100141&cid=460 Марина Лошак: революции в Пушкинском музее не будет]. // vesti.ru (01.07.2013). Проверено 1 июля 2013. [http://www.webcitation.org/6HoIOxZ2c Архивировано из первоисточника 2 июля 2013].
  3. [http://www.vesti.ru/doc.html?id=1100059 Антонова Ирина Александровна]. // vesti.ru (01.07.2013). Проверено 1 июля 2013. [http://www.webcitation.org/6HoIUbH0x Архивировано из первоисточника 2 июля 2013].
  4. Нащокина М. B. [//ru.wikipedia.org/wiki/Архитекторы_московского_модерна_(книга) Архитекторы московского модерна. Творческие портреты]. — Издание 3-е. — М.: Жираф, 2005. — С. 78. — 2 500 экз. — ISBN 5-89832-043-1.
  5. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е — 1917 годы): илл. биогр. словарь / Гос. науч.-исслед. музей архитектуры им. А.В.Щусева и др. — М.: КРАБиК, 1998. — С. 37. — 320 с. — ISBN 5-900395-17-0.
  6. О повреждении шуховской крыши ГМИИ во время Великой Отечественной войны.
  7. И. А. Антонова в передаче ТВЦ «Временно доступен», 14.06.2010.
  8. [http://www.museum.ru/gmii/exh.asp?last=29apr2005 «Музей в годы войны»]
  9. [http://www.artguide.com/ru/articles/ot-ivana-tsvietaieva-do-iriny-antonovoi-vsie-diriektora-gmii-im-a-s-pushkina.html От Ивана Цветаева до Ирины Антоновой: все директора ГМИИ им. А. С. Пушкина // АртГид]
  10. [http://www.vesti.ru/doc.html?id=318349 http://www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocsID=783216 Корр: Анна Наринская «Я буду бороться на тех уровнях, на которые буду допущена»] (интервью Ирины Антоновой), [http://www.kommersant.ru/application.html?IssueID=41129 Коммерсантъ] «Weekend» № 47(23) от 20.07.2007
  11. Григорий Ревзин. [http://kommersant.ru/doc/2249182?isSearch=True Не вынесла душа проекта]. Журнал "Коммерсантъ Власть", №33 (1038) (26.08.2013). Проверено 11 сентября 2013.
  12. [http://lenta.ru/news/2013/10/23/new/ Московские власти объявят новый конкурс на реконструкцию ГМИИ]. Lenta.ru (23 октября 2013). Проверено 24 октября 2013.
  13. [http://www.vesti.ru/doc.html?id=318349 «Реконструкция Пушкинского музея вызывает недовольство экспертов»] «Вести FM», 02.10.2009
  14. [http://tass.ru/kultura/3595847 Камень в основание нового здания в комплексе ГМИИ заложат 9 сентября»]
  15. Арина Бородина. [http://www.kommersant.ru/doc-y/1948124 Леонид Парфенов о фильме "Глаз Божий"] (рус.). Коммерсантъ FM (31 мая 2012). Проверено 9 сентября 2012.

Литература

  • Демская А. А., Смирнова Л. М. И. В. Цветаев создает музей. — М.: Галарт, 1995. — 448 с. — 7 500 экз. — ISBN 5—269—00718—5.
  • Музей 3: Художественные собрания СССР: Сборник (70 лет Государственному музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина) / Ред.-сост. И. Е. Прусс; Под общ. ред. д-ра искусствовед. И. Е. Даниловой. — М.: Советский художник, 1982. — 256 с. — 10 000 экз. (обл.)
  • Демская А. А., Смирнова Л. М. Музей на Волхонке. — М.: Московский рабочий, 1982. — 49, [16] с. — (Биография московского дома). — 50 000 экз. (обл.)
  • Никольский А.А. Неоклассические тенденции в монументально-декоративной живописи интерьеров Музея изящных искусств в Москве. Неизвестные эскизы Р.И. Клейна и И.И. Нивинского http://sias.ru/upload/2015_1-2_114-141_nikolsky.pdf // Искусствознание : журнал. - 2015. - №. - 1-2. ISSN 2073316X.

Ссылки

  • [http://www.arts-museum.ru Официальный сайт]
  • [http://community.livejournal.com/gmii/428.html История создания ГМИИ]
  • [http://arheo.manefon.org/?cat=69 О ГМИИ им. А. С. Пушкина на сайте Мировая Археология]
  • [https://youtube.com/watch?v=uRL6qMPUGmo Пушкинский музей в начале прошлого века (кинохроника «Пробег кино-глаза» М.Кауфмана, И.Копалина, 1927 год), 00:01:12] на YouTube
  • Изобразительных искусств музей имени А. С. Пушкина в Москве — статья из Большой советской энциклопедии.
Критика

Отрывок, характеризующий Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина

Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.