Шароле (графство)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Графство Шароле»)
Перейти к: навигация, поиск
Графство Шароле
фр. Comté de Charolais
30px
1248 — 1761


30px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). 90px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Шароле в составе владений герцога Бургундии Филиппа Смелого
Столица Шароль
Язык(и) Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Денежная единица Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Население Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Форма правления Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Династия 12481310: Старший Бургундский дом
13101364: Бурбоны
13641391: Дом д’Арманьяк
13911477: Бургундская ветвь династии Валуа
14931684: Габсбурги
16841761: Дом Бурбон-Конде
Преемственность
Герцогство Бургундия
Королевство Франция
К:Появились в 1248 годуК:Исчезли в 1761 году

Графство Шароле (фр. Comté de Charolais) — средневековое французское феодальное образование, столицей которого был город Шароль.







История

Феодальные образования на территории Шароле известны с VIII века. В конце VIII или в начале IX века Шароле оказалось подчинено графству Отён, но в конце IX века область оказалась в составе графства Шалон.

В 1237 году граф Шалона Жан I Мудрый обменял графства Шалон и Осон герцогу Бургундии Гуго IV на богатую сеньорию Сален. В 1248 году Гуго женил своих старших сыновей на дочерях Аршамбо IX, сеньора де Бурбон, являвшихся наследницами богатых владений. Второму из сыновей, Жану, он выделил в качестве отдельного владения часть графства Шалон, получившую название Шароле.

Жан, унаследовавший благодаря браку также сеньорию Бурбон, оставил только одну дочь Беатрис. Уже после смерти отца она в 1272 году была выдана замуж за Роберта, графа де Клермон-ан-Бовези, младшего из сыновей короля Франции Людовика IX Святого. Возможно именно тогда Шароле получило статус графства. Оно было разделено на четыре баронии (Мон-Сен-Венсан, Люньи, Дигуэн и Жонси), а затем на пять кастелянств (Артю, Совман, Санвинь, Мон-Сен-Венсан и Донден).

После смерти Беатрис в 1310 году Шароле досталось её второму сыну, Жану I. Жан не оставил сыновей, так что Шароле после его смерти в 1316 году досталось его старшей дочери Беатрис II, которая в 1327 году вышла замуж за Жана I, графа д’Арманьяк.

В составе владений Арманьяков Шароле оставалось до 1391 года, когда Бернар VII д’Арманьяк, унаследовавший после смерти старшего брата родовые владения, продал Шароле герцогу Бургундии Филиппу Смелому. Сын Филиппа, Жан Бесстрашный в 1410 году выделил Шароле своему наследнику, Филиппу Доброму, который, в свою очередь став герцогом, также дал в 1433 году титул графа Шароле своему наследнику, будущему герцогу Карлу Смелому.

После гибели Карла в 1477 году Шароле разделила учесть герцогства Бургундии, присоединённого королём Франции Людовиком XI. Однако по Санлисскому договору, заключённому между новым королём Франции Карлом VIII с Максимилианом I Габсбургом, который претендовал на наследство Карла Смелого как муж его дочери, Марии Бургундской, Шароле отошло к Максимилиану.

В составе владений Габсбургов Шароле оставалось до 1684 года, когда Испания была вынуждена официально признать графство, захваченное принцем Конде Людовиком II Великим, владением французской короны. Людовик Конде, в свою очередь, добился постановления парижского парламента, признавшим Шароле его владением.

Последним графом Шароле был Карл де Бурбон-Конде, известный разгульной жизнью и жестокостью, правнук Людовика II Конде. Он умер в 1760 году, после чего в 1761 году король Франции Людовик XV окончательно включил графство в состав королевского домена.

Список графов Шароле

Старший Бургундский дом
Бурбоны
Дом д’Арманьяк
  • 13641384: Жан II (ок. 1327 — 1384), граф Шароле с 1364, граф д’Арманьяк, де Фезансак, де Родез, виконт де Ломань и д’Овиллар с 1373, сын предыдущей
  • 13841391: Бернар (ок. 1360 — 1418), граф Шароле 1384—1391, граф д’Арманьяк (Бернар VII), де Фезансак и де Родез с 1391, граф де Пардиак с 1402, коннетабль Франции с 1416, сын предыдущего
Бургундская ветвь династии Валуа
  • 13911404: Филипп Смелый (ок. 1342 — 1404), герцог Бургундии (Филипп II) с 1363, граф Фландрии, Артуа и пфальцграф Бургундии с 1384, граф Ретеля 1384—1391, граф Шароле с 1391
  • 14041410: Жан III Бесстрашный (1371—1419), герцог Бургундии (Жан I) с 1404, граф Бургундии и Артуа с 1405, граф Невера 1384—1404, граф Шароле 1404—1410, сын предыдущего
  • 14101433: Филипп II Добрый (1396—1467), граф Шароле 1410—1433, герцог Бургундии (Филипп III), граф Бургундии и Артуа с 1419, маркграф Намюра с 1429, герцог Брабанта и Лимбурга с 1430, граф Геннегау (Эно), Голландии и Зеландии с 1432, герцог Люксембурга с 1443, сын предыдущего
  • 14331477: Карл I Смелый (1433—1477), граф Шароле с 1433, герцог Бургундии, Брабанта, Лимбурга, Люксембурга, граф Бургундии, Артуа, Геннегау, Голландии, Зеландии, маркграф Намюра с 1467, герцог Гелдерна c 1473, сын предыдущего

В 1477—1493 Шароле было в составе домена короля Франции.

Габсбурги
Дом Бурбон-Конде
  • 16841686: Людовик II Великий (1621—1686), герцог Энгиенский 1621—1646, принц Конде, герцог де Бурбон, де Монморанси, де Шатору, де Бельгард и де Фронсак, граф Сансера с 1646, граф Шароле с 1684
  • 16861709: Генрих III (1643—1709), герцог Энгиенский 1646—1686, принц Конде, герцог де Бурбон, де Монморанси, де Шатору, де Бельгард и де Фронсак, граф Сансера и Шароле с 1686, сын предыдущего
  • 17091710: Людовик III (1668—1710), герцог Энгиенский 1686—1709, принц Конде, герцог де Бурбон, де Монморанси, де Шатору, де Бельгард и де Фронсак, граф Сансера и Шароле с 1709, сын предыдущего
  • 17101760: Карл (1700—1760), граф Шароле с 1710, сын предыдущего

См. также

Напишите отзыв о статье "Шароле (графство)"

Литература

  • Jean Richard. Charol(l)ais // Lexikon des Mittelalters. Bd. 2. — München, 2002. — ISBN 3-423-59057-2.

Ссылки

  • [http://gilles.maillet.free.fr/histoire/recit_bourgogne/recit_duc_bourgogne.htm Histoire du Duché de Bourgogne du VIIIème au XIVème siècle] (фр.). Проверено 11 марта 2010. [http://www.webcitation.org/65KMTv48d Архивировано из первоисточника 9 февраля 2012].
  • [http://fmg.ac/Projects/MedLands/BURGUNDY.htm BURGUNDY duchy] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 11 марта 2010. [http://www.webcitation.org/61DNFn61I Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].

Отрывок, характеризующий Шароле (графство)

«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...
Я спросила у Стелы, как его зовут, и давно ли она его создала.
– Ой, я ещё даже и не придумала, как звать! А появился он прямо сейчас! Правда он тебе нравится? – весело щебетала девчушка, и я чувствовала, что ей было приятно видеть меня снова.
– Это тебе! – вдруг сказала она. – Он будет с тобой жить.
Дракончик смешно вытянул свою шипастую мордочку, видимо решив посмотреть, нет ли у меня чего интересненького... И неожиданно лизнул меня прямо в нос! Стелла визжала от восторга и явно была очень довольна своим произведением.
– Ну, ладно, – согласилась я, – пока я здесь, он может быть со мной.
– Ты разве его не заберёшь с собой? – удивилась Стелла.
И тут я поняла, что она, видимо, совершенно не знает, что мы «разные», и что в том же самом мире уже не живём. Вероятнее всего, бабушка, чтобы её пожалеть, не рассказала девчушке всей правды, и та искренне думала, что это точно такой же мир, в котором она раньше жила, с разницей лишь в том, что теперь свой мир она ещё могла создавать сама...
Я совершенно точно знала, что не хочу быть тем, кто расскажет этой маленькой доверчивой девочке, какой по-настоящему является её сегодняшняя жизнь. Она была довольна и счастлива в этой «своей» фантастической реальности, и я мысленно себе поклялась, что ни за что и никогда не буду тем, кто разрушит этот её сказочный мир. Я только не могла понять, как же объяснила бабушка внезапное исчезновение всей её семьи и вообще всё то, в чём она сейчас жила?..
– Видишь ли, – с небольшой заминкой, улыбнувшись сказала я, – там где я живу драконы не очень-то популярны....
– Так его же никто не увидит! – весело прощебетала малышка.
У меня прямо-таки гора свалилась с плеч!.. Я ненавидела лгать или выкручиваться, и уж особенно перед таким чистым маленьким человечком, каким была Стелла. Оказалось – она прекрасно всё понимала и каким-то образом ухитрялась совмещать в себе радость творения и грусть от потери своих родных.
– А я наконец-то нашла себе здесь друга! – победоносно заявила малышка.
– Да ну?.. А ты меня с ним когда-нибудь познакомишь? – удивилась я.
Она забавно кивнула своей пушистой рыжей головкой и лукаво прищурилась.
– Хочешь прямо сейчас? – я чувствовала, что она буквально «ёрзает» на месте, не в состоянии более сдерживать своё нетерпение.
– А ты уверена, что он захочет придти? – насторожилась я.
Не потому, что я кого-то боялась или стеснялась, просто у меня не было привычки беспокоить людей без особо важного на то повода, и я не была уверена, что именно сейчас этот повод является серьёзным... Но Стелла была видимо, в этом абсолютно уверена, потому, что буквально через какую-то долю секунды рядом с нами появился человек.
Это был очень грустный рыцарь... Да, да, именно рыцарь!.. И меня очень удивило, что даже в этом, «другом» мире, где он мог «надеть» на себя любую энергетическую «одежду», он всё ещё не расставался со своим суровым рыцарским обличием, в котором он себя всё ещё, видимо, очень хорошо помнил... И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.
Обычно, когда люди умирают, в первое время после своей смерти их сущности всегда выглядят именно так, как они выглядели в момент своей физической смерти. Видимо, огромнейший шок и дикий страх перед неизвестным достаточно велики, чтобы не добавлять к этому какой-либо ещё дополнительный стресс. Когда же время проходит (обычно через год), сущности старых и пожилых людей понемногу начинают выглядеть молодыми и становятся точно такими же, какими они были в лучшие годы своей юности. Ну, а безвременно умершие малыши резко «взрослеют», как бы «догоняя» свои недожитые годы, и становятся чем-то похожими на свои сущности, какими они были когда вошли в тела этих несчастных, слишком рано погибших, или от какой-то болезни безвременно умерших детей, с той лишь разницей, что некоторые из них чуть «прибавляют» в развитии, если при их коротко прожитых в физическом теле годах им достаточно повезло... И уже намного позже, каждая сущность меняется, в зависимости от того, как она дальше в «новом» мире живёт.
А живущие на ментальном уровне земли высокие сущности, в отличие от всех остальных, даже в состоянии сами себе, по собственному желанию, создавать «лицо» и «одежду», так как, прожив очень долгое время (чем выше развитие сущности, тем реже она повторно воплощается в физическое тело) и достаточно освоившись в том «другом», поначалу незнакомом им мире, они уже сами бывают в состоянии многое творить и создавать.
Почему малышка Стелла выбрала своим другом именно этого взрослого и чем-то глубоко раненого человека, для меня по сей день так и осталось неразгаданной загадкой. Но так как девчушка выглядела абсолютно довольной и счастливой таким «приобретением», то мне оставалось только полностью довериться безошибочной интуиции этой маленькой, лукавой волшебницы...
Как оказалось, его звали Гарольд. Последний раз он жил в своём физическом земном теле более тысячи лет назад и видимо обладал очень высокой сущностью, но я сердцем чувствовала, что воспоминания о промежутке его жизни в этом, последнем, воплощении были чем-то очень для него болезненными, так как именно оттуда Гарольд вынес эту глубокую и скорбную, столько лет его сопровождающую печаль...
– Вот! Он очень хороший и ты с ним тоже подружишься! – счастливо произнесла Стелла, не обращая внимания, что её новый друг тоже находится здесь и прекрасно нас слышит.
Ей, наверняка, не казалось, что говорить о нём в его же присутствии может быть не очень-то правильно... Она просто-напросто была очень счастлива, что наконец-то у неё появился друг, и этим счастьем со мной открыто и с удовольствием делилась.
Она вообще была неправдоподобно счастливым ребёнком! Как у нас говорилось – «счастливой по натуре». Ни до Стеллы, ни после неё, мне никогда не приходилось встречать никого, хотя бы чуточку похожего на эту «солнечную», милую девчушку. Казалось, никакая беда, никакое несчастье не могло выбить её из этой её необычайной «счастливой колеи»... И не потому, что она не понимала или не чувствовала человеческую боль или несчастье – напротив, я даже была уверена, что она чувствует это намного глубже всех остальных. Просто она была как бы создана из клеток радости и света, и защищена какой-то странной, очень «положительной» защитой, которая не позволяла ни горю, ни печали проникнуть в глубину её маленького и очень доброго сердечка, чтобы разрушить его так привычной всем нам каждодневной лавиной негативных эмоций и раненных болью чувств.... Стелла сама БЫЛА СЧАСТЬЕМ и щедро, как солнышко, дарила его всем вокруг.
– Я нашла его таким грустным!.. А теперь он уже намного лучше, правда, Гарольд? – обращаясь к нам обоим одновременно, счастливо продолжала Стелла.
– Мне очень приятно познакомиться с вами, – всё ещё чувствуя себя чуточку скованно, сказала я. – Это наверное очень сложно находиться так долго между мирами?..
– Это такой же мир как все, – пожав плечами, спокойно ответил рыцарь. – Только почти пустой...
– Как – пустой? – удивилась я.
Тут же вмешалась Стелла... Было видно, что ей не терпится поскорее мне «всё-всё» рассказать, и она уже просто подпрыгивала на месте от сжигавшего её нетерпения.
– Он просто никак не мог найти здесь своих близких, но я ему помогла! – радостно выпалила малышка.
Гарольд ласково улыбнулся этому дивному, «искрящемуся» счастьем человечку и кивнул головой, как бы подтверждая её слова:
– Это правда. Я искал их целую вечность, а оказалось, надо было всего-навсего открыть правильную «дверь». Вот она мне и помогла.
Я уставилась на Стеллу, ожидая объяснений. Эта девочка, сама того не понимая, всё больше и больше продолжала меня удивлять.
– Ну, да, – чуть сконфужено произнесла Стелла. – Он рассказал мне свою историю, и я увидела, что их здесь просто нет. Вот я их и поискала...
Естественно, из такого объяснения я ничего толком не поняла, но переспрашивать было стыдно, и я решила подождать, что же она скажет дальше. Но, к сожалению или к счастью, от этой смышлёной малышки не так-то просто было что-то утаить... Хитро глянув на меня своими огромными глазами, она тут же предложила:
– А хочешь – покажу?
Я только утвердительно кивнула, боясь спугнуть, так как опять ожидала от неё чего-то очередного «потрясающе-невероятного»... Её «цветастая реальность» куда-то в очередной раз исчезла, и появился необычный пейзаж...
Судя по всему, это была какая-то очень жаркая, возможно восточная, страна, так как всё кругом буквально слепило ярким, бело-оранжевым светом, который обычно появлялся только лишь при очень сильно раскалённом, сухом воздухе. Земля, сколько захватывал глаз, была выжженной и бесцветной, и, кроме в голубой дымке видневшихся далёких гор, ничто не разнообразило этот скупо-однообразный, плоский и «голый» пейзаж... Чуть дальше виднелся небольшой, древний белокаменный город, который по всей окружности был обнесён полуразрушенной каменной стеной. Наверняка, уже давным-давно никто на этот город не нападал, и местные жители не очень-то беспокоились о «подновлении» обороны, или хотя бы «постаревшей» окружающей городской стены.
Внутри по городу бежали узенькие змееподобные улочки, соединяясь в одну-единственную пошире, с выделявшимися на ней необычными маленькими «замками», которые скорее походили на миниатюрные белые крепости, окружённые такими же миниатюрными садами, каждый из которых стыдливо скрывался от чужих глаз за высокой каменной стеной. Зелени в городе практически не было, от чего залитые солнцем белые камни буквально «плавились» от испепеляющей жары. Злое, полуденное солнце яростно обрушивало всю мощь своих обжигающих лучей на незащищённые, пыльные улицы, которые, уже задыхаясь, жалобно прислушивались к малейшему дуновению, так и не появлявшегося, свежего ветерка. Раскалённый зноем воздух «колыхался» горячими волнами, превращая этот необычный городок в настоящую душную печь. Казалось, это был самый жаркий день самого жаркого на земле лета.....
Вся эта картинка была очень реальной, такой же реальной, какими когда-то были мои любимые сказки, в которые я, так же, как здесь, «проваливалась с головой», не слыша и не видя ничего вокруг...
Вдруг из «общей картинки» выделилась маленькая, но очень «домашняя» крепость, которая, если бы не две смешные квадратные башенки, походила бы более на большой и довольно уютный дом.
На ступеньках, под большим оливковым деревом, играл маленький белокурый мальчонка лет четырёх-пяти. А за ним, под старой яблоней собирала упавшие яблоки полная, приятная женщина, похожая на милую, заботливую, добродушную няню.
На дворе появилась очень красивая, светловолосая молодая дама и... мой новый знакомый – рыцарь Гарольд.
Женщина была одета в необычное, но видимо, очень дорогое, длинное шёлковое платье, складки которого мягко колыхались, повторяя каждое движение её лёгкого, изящного тела. Смешная, шитая бисером, голубая шёлковая шапочка мирно покоилась на светлых волосах красивой дамы, великолепно подчёркивая цвет её больших светло-голубых глаз.