Григорий IX

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Григорий IX
лат. Gregorius PP. IX<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Григорий IX</td></tr>
178-й папа римский
19 марта 1227 — 22 августа 1241
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Гонорий III
Преемник: Целестин IV
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Уголино деи Конти де Сеньи
Оригинал имени
при рождении:
итал. Ugolino dei Conti di Segni
Рождение: ок. 11451170
Ананьи, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Григорий IX (лат. Gregorius PP. IX, в миру — Уголино деи Конти де Сеньи, итал. Ugolino dei Conti di Segni; ок. 1145 — 22 августа 1241) — папа римский с 19 марта 1227 — 22 августа 1241 года.







Ранние годы

Уголино родился в Ананьи. Дата его рождения варьируется в источниках между 1145[1] и 1170 годами[2]. Он получил образование в университетах Парижа и Болоньи.

Уголино был возведён в сан кардинала-дьякона церкви Сант-Эустакио своим двоюродным братом[3], папой Иннокентием III, в декабре 1198 года. В 1206 году он был повышен до звания кардинала-епископа Остии и Веллетри. Он стал деканом Священной Коллегии кардиналов в 1218 или 1219 году. По особому запросу святого Франциска в 1220 году папа Гонорий III назначил Уголино кардиналом-протектором ордена францисканцев.

В качестве кардинала Остии он обрёл большой широкий круг знакомств, среди них была, в частности, тогдашняя королева Англии Изабелла Ангулемская[4].

Папство

Григорию IX было более восьмидесяти лет, когда он был возведен на папский престол в 1227 году [1]. Он взял себе имя "Григорий", потому что был предложен в качестве кандидата в монастыре Святого Григория [5].

Будучи преемником Гонория III (1216—1227), следовал традициям Григория VII (1073—1085) и Иннокентия III, продолжая укрепление римского престола.

Файл:Gregory IX.jpg
Григорий IX

Встревоженный распространением ересей в Испании и Франции, а также насилием толпы против еретиков, в 1231 году Григорий IX учредил папскую инквизицию, чтобы упорядочить разбирательства дел против еретиков [6], хотя он не одобрял применение пыток в качестве инструмента давления. В 1232 году папа передал инквизицию в руки доминиканцев.

Григорий IX одобрил Северные крестовые походы Тевтонского ордена, целью которых было крещение прибалтийских язычников (в этот период — еми), и которые привели к попытке Тевтонским орденом захватить земли русские Псковское и Новгородское княжества )[7]. В булле от 24 ноября 1232 года Григорий IX просил Ливонское братство меча направить войска, чтобы защитить наполовину языческую Финляндию, крещение которой проводили шведские епископы, от колонизации её новгородцами[8]. В 1234 году войска Ливонского ордена потерпели поражение от новгородцев, возглавляемых князем Ярославом Всеволодовичем, в сражении на Омовже близ Юрьева. Но уже в 1237 году Григорий IX обратился уже ко шведам с призывом организовать крестовый поход в Финляндию, после чего они согласовали совместные действия с Данией и Тевтонским орденом, предпринятые в 1240 году[8].

В 1234 году в трактате "Decretals" он изложил учение о "perpetua servitus iudaeorum" - вечном рабстве евреев. В соответствии с этим трактатом, последователи Талмуда должны оставаться в состоянии политического рабства до Судного Дня. В 1239 году под влиянием Николая Донина, крещеного еврея, Григорий приказал, чтобы все копии Талмуда были конфискованы. После общественного диспута между христианскими и еврейскими богословами 12000 рукописей Талмуда были сожжены 12 июня 1242 года в Париже.

Григорий был сторонником нищенствующих орденов, в которых он видел отличное средство для противодействия тяге к роскоши, свойственной многим священнослужителям. Он был другом святого Доминика, а также Франциска Ассизского. Папа канонизировал Франциска Ассизского и многих других популярных в католицизме святых, в том числе Елизавету Венгерскую и Антония Падуанского.

Конфликт с Фридрихом II

Во время своей коронации в Риме 22 ноября 1220 года Фридрих II дал обет отправиться в Святую Землю в августе 1221 года. Григорий IX постоянно напоминал ему о данном обете, поскольку император не торопился его исполнять. Это внесло раздор в их отношения. В итоге император все-таки отправился в Святую Землю, но в это время Рейнальд, имперский губернатор Сполето, вторгся в Папскую область [1]. В июне 1229 года Фридрих II вернулся из Святой земли, разгромил папскую армию, которую послал Григорий IX вторгнуться в Сицилию, и вступил в открытый конфликт с папой.

Григорий IX и Фридрих пришли к перемирию, но после разгрома Фридрихом Ломбардской лиги в 1239 году вероятность того, что он сможет доминировать во всей Италии, превратилась в реальную угрозу. В 1239 году Григорий IX отлучил его от церкви[9]. Началась война. Попытка организации собора для осуждения императора в 1241 году была сорвана действиями императорского сына Энцио, перехватившего на море корабли с епископами. Войско императора подступило к Риму[9], в то время как монголы вышли на границы Германии (существует версия о стратегическом союзе монголов с императором против гвельфов[10]).

Борьба прекратилась только со смертью Григория IX 22 августа 1241 года. Его преемником стал Иннокентий IV, который объявил крестовый поход в 1245 году, чтобы ликвидировать угрозу Гогенштауфенов.

Булла Григория "Vox in Rama" является первым официальным церковным документом, который объявляет черную кошку воплощением Сатаны [11]. Возможно, именно эта булла, поощрявшая истребление кошек, стала одной из косвенных причин эпидемии чумы, пришедшей из Центральной Азии - в таких условиях резко возросла численность крыс, переносчиков чумы [12].

Напишите отзыв о статье "Григорий IX"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://www.newadvent.org/cathen/06796a.htm The Catholic Encyclopedia]. Newadvent.org (1 сентября 1909). Проверено 6 мая 2012.
  2. Friedrich Wilhelm Bautz (1990). «Gregor IX., Papst». In Bautz, Friedrich Wilhelm. Biographisch-Bibliographisches Kirchenlexikon (BBKL) (in German) 2. Hamm: Bautz. cols. 317—320. ISBN 3-88309-032-8
  3. Werner Maleczek, Papst und Kardinalskolleg von 1191 bis 1216, (Vienna: Verlag der Oesterreichischen Akademie der Wissenschaften, 1984), 126—133.
  4. David Abulafia, Frederick II: a Medieval Emperor 1992. 480 pages. Oxford University Press, USA (1 November 1992) ISBN 0-19-508040-8
  5. [http://www.saint-mike.org/library/papal_library/gregoryix/biography.html De Montor, Artaud. The Lives and Times of the Popes, The Catholic Publication Society of New York, 1911]
  6. [http://books.google.com/books?id=CurSh3Sh_KMC&pg=PA395&lpg=PA395&dq=pope+gregory+ix+biography&source=bl&ots=y3QEfcLj9b&sig=fW7ogsIQ7n7kPvcCraKz4To8d8o&hl=en&sa=X&ei=ZUrQU5SNB9ekyAS_-YGADA&ved=0CCIQ6AEwATgK#v=onepage&q=pope%20gregory%20ix%20biography&f=false Vizzier, Anne r., "Gregory IX", Dictionary of World Biography, Vol. 2, Frank Northen Magill, Alison Aves ed., Routledge, 1998, ISBN 9781579580414]
  7. Christiansen, Eric. The Northern Crusades. — New York: Penguin Books, 1997.
  8. 1 2 Ужанков А.Н. [http://www.pravoslavie.ru/archiv/mezhdvukhzol.htm#2 Меж двух зол. Исторический выбор Александра Невского]
  9. 1 2 Энциклопедия для детей, т.1 Всемирная история, Москва, Аванта+, 1993, статья «Фридрих II Гогенштауфен» ISBN 5-86529-003-7
  10. Гумилёв Л. Н. [http://gumilevica.kulichki.net/ARGS/args522.htm Древняя Русь и Великая степь]
  11. Donald W. Engels. Classical Cats: The Rise and Fall of the Sacred Cat. — Psychology Press, 1999. — P. 188. — ISBN 978-0-415-21251-9.
  12. [http://www.libraryindex.com/pages/2149/History-Human-Animal-Interaction-MEDIEVAL-PERIOD.html The History of Human-Animal Interaction - The Medieval Period - Animals, Cats, Europe, and Ages]. Libraryindex.com. Проверено 6 мая 2012.

Литература

Ссылки

  • [http://www.pravenc.ru/text/166763.html Григорий IX] (рус.). Православная энциклопедия. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uBItyMs Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/245638/Gregory-IX Григорий IX] (англ.). Encyclopædia Britannica. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uBKFUo5 Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • [http://www.newadvent.org/cathen/06796a.htm Григорий IX] (англ.). Catholic Encyclopedia. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uBKtAYG Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
Предшественник:
кардинал Никола де Романис
декан Священной коллегии кардиналов
121919 марта 1227
Преемник:
кардинал Пайо Гальвау

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Григорий IX

Я даже не пытаюсь себе представить, через какую душевную боль и одиночество должна была пройти эта удивительная женщина, пытаясь, ещё маленькой девочкой, как-то привыкнуть к своей страшной беде. И как она могла выжить и не сломаться когда, много лет спустя, став уже взрослой девушкой, должна была смотреться на себя в зеркало и понимать, что простое женское счастье ей не дано испытать никогда, каким бы хорошим и добрым человеком она не являлась… Она принимала свою беду с чистой и открытой душой и, видимо, именно это помогло ей сохранить очень сильную веру в себя, не обозлившись на окружающий мир и не плача над своей злой, исковерканной судьбой.
До сих пор я, как сейчас помню, её неизменную тёплую улыбку и радостные светящиеся глаза, встречавшие нас каждый раз, вне зависимости от её настроения или физического состояния (а ведь очень часто я чувствовала, как по-настоящему ей было тяжело)… Я очень любила и уважала эту сильную, светлую женщину за её неиссякаемый оптимизм и её глубокое душевное добро. А уж, казалось, как раз она-то и не имела ни малейших причин верить тому же самому добру, потому, что во многом никогда так и не смогла почувствовать, что это такое по-настоящему жить. Или, возможно, почувствовала намного глубже, чем могли чувствовать это мы?..
Я была тогда ещё слишком маленькой девочкой, чтобы понять всю бездну различия между такой искалеченной жизнью и жизнью нормальных здоровых людей, но я прекрасно помню, что даже много лет спустя, воспоминания о моей чудесной соседке очень часто помогали мне переносить душевные обиды и одиночество и не сломаться когда было по-настоящему очень и очень тяжело.
Я никогда не понимала людей, которые вечно были чем-то недовольны и постоянно жаловались на свою, всегда неизменно «горькую и несправедливую», судьбу... И я никогда не понимала причину, которая давала им право считать, что счастье заранее предназначено им уже с самого их появления на свет и, что они имеют, ну, прямо-таки «законное право» на это ничем не нарушаемое (и совершенно незаслуженное!) счастье...
Я же такой уверенностью об «обязательном» счастье никогда не страдала и, наверное, поэтому не считала свою судьбу «горькой или несправедливой», а наоборот – была в душе счастливым ребёнком, что и помогало мне преодолевать многие из тех препятствий, которые очень «щедро и постоянно» дарила мне моя судьба… Просто иногда случались короткие срывы, когда бывало очень грустно и одиноко, и казалось, что стоит только внутри сдаться, не искать больше причин своей «необычности», не бороться за свою «недоказанную» правду, как всё сразу же станет на свои места… И не будет больше ни обид, ни горечи незаслуженных упрёков, ни, ставшего уже почти постоянным, одиночества.
Но на следующее утро я встречала свою милую, светящуюся, как яркое солнышко, соседку Леокадию, которая радостно спрашивала: – Какой чудесный день, не правда ли?.. – И мне, здоровой и сильной, тут же становилось очень стыдно за свою непростительную слабость и, покраснев, как спелый помидор, я сжимала свои, тогда ещё маленькие, но достаточно «целеустремлённые» кулаки и снова готова была кинуться в бой со всем окружающим миром, чтобы ещё более яростно отстаивать свои «ненормальности» и саму себя…
Помню, как однажды, после очередного «душевного смятения», я сидела одна в саду под своей любимой старой яблоней и мысленно пыталась «разложить по полочкам» свои сомнения и ошибки, и была очень недовольна тем, какой получался результат. Моя соседка, Леокадия, под своим окном сажала цветы (чем, с её недугом было очень трудно заниматься) и могла прекрасно меня видеть. Наверное, ей не очень понравилось моё тогдашнее состояние (которое всегда, несмотря на то, хорошее или плохое, было написано на моём лице), потому что она подошла к забору и спросила – не хочу ли я позавтракать с ней её пирожками?
Я с удовольствием согласилась – её присутствие всегда было очень приятным и успокаивающим, так же, как всегда вкусными были и её пирожки. А ещё мне очень хотелось с кем-то поговорить о том, что меня угнетало уже несколько дней, а делиться этим дома почему-то в тот момент не хотелось. Наверное, просто иногда мнение постороннего человека могло дать больше «пищи для размышлений», чем забота и неусыпное внимание вечно волновавшихся за меня бабушки или мамы. Поэтому я с удовольствием приняла предложение соседки и пошла к ней завтракать, уже издали чувствуя чудодейственный запах моих любимых вишнёвых пирожков.
Я не была очень «открытой», когда дело касалось моих «необычных» способностей, но с Леокадией я время от времени делилась какими-то своими неудачами или огорчениями, так как она была по-настоящему отличным слушателем и никогда не старалась просто «уберечь» меня от каких либо неприятностей, что, к сожалению, очень часто делала мама и, что иногда заставляло меня закрыться от неё намного более, чем мне этого хотелось бы. В тот день я рассказала Леокадии о своём маленьком «провале», который произошёл во время моих очередных «экспериментов» и который меня сильно огорчил.
– Не стоит так переживать, милая, – сказала она. – В жизни не страшно упасть, важно всегда уметь подняться.
Прошло много лет с того чудесного тёплого завтрака, но эти её слова навсегда впечатались в мою память и стали одним из «неписанных» законов моей жизни, в которой «падать», к сожалению, мне пришлось очень много раз, но до сих пор всегда удавалось подняться. Проходили дни, я всё больше и больше привыкала к своему удивительному и такому ни на что не похожему миру и, несмотря на некоторые неудачи, чувствовала себя в нём по-настоящему счастливой.
К тому времени я уже чётко поняла, что не смогу найти никого, с кем могла бы открыто делиться тем, что со мной постоянно происходило, и уже спокойно принимала это, как должное, больше не огорчаясь и не пытаясь кому-то что-то доказать. Это был мой мир и, если он кому-то не нравился, я не собиралась никого насильно туда приглашать. Помню, позже, читая одну из папиных книг, я случайно наткнулась на строки какого-то старого философа, которые были написаны много веков назад и которые меня тогда очень обрадовали и несказанно удивили:
«Будь, как все, иначе жизнь станет невыносимой. Если в знании или умении оторвёшься от нормальных людей слишком далеко, тебя перестанут понимать и сочтут безумцем. В тебя полетят камни, от тебя отвернётся твой друг»…
Значит уже тогда (!) на свете были «необычные» люди, которые по своему горькому опыту знали, как это всё непросто и считали нужным предупредить, а если удастся – и уберечь, таких же «необычных», какими были они сами, людей!!!
Эти простые слова, когда-то давно жившего человека, согрели мою душу и поселили в ней крохотную надежду, что когда-нибудь я возможно и встречу кого-то ещё, кто будет для всех остальных таким же «необычным», как я сама, и с кем я смогу свободно говорить о любых «странностях» и «ненормальностях», не боясь, что меня воспримут «в штыки» или, в лучшем случае, – просто безжалостно высмеют. Но эта надежда была ещё настолько хрупкой и для меня невероятной, что я решила поменьше увлекаться, думая о ней, чтобы, в случае неудачи, не было бы слишком больно «приземляться» с моей красивой мечты в жёсткую реальность…
Даже из своего короткого опыта я уже понимала, что во всех моих «странностях» не было ничего плохого или отрицательного. А если иногда какие-то из моих «экспериментов» и не совсем получались, то отрицательное действие теперь проявлялось уже только на меня, но не на окружающих меня людей. Ну, а если какие-то друзья, из-за боязни быть вовлечёнными в мои «ненормальности», от меня отворачивались – то такие друзья мне были просто не нужны…
И ещё я знала, что моя жизнь кому-то и для чего-то видимо была нужна, потому, что в какую бы опасную «передрягу» я не попадала, мне всегда удавалось из неё выйти без каких-либо негативных последствий и всегда как-будто кто-то неизвестный мне в этом помогал. Как, например, и произошло тем же летом, в момент, когда я чуть было не утонула в нашей любимой реке Нямунас...

Был очень жаркий июльский день, температура держалась не ниже +40 градусов. Накалившийся «до бела» воздух был сухим, как в пустыне и буквально «трещал» в наших лёгких при каждом вздохе. Мы сидели на берегу реки, бессовестно потея и ловили ртами воздух, как выброшенные на сушу перегревшиеся караси… И уже почти что полностью «поджарившись» на солнышке, тоскующими глазами смотрели на воду. Привычной влаги абсолютно не чувствовалось и поэтому всей ребятне дико хотелось как можно быстрее окунуться. Но купаться было немножко боязно, так как это был другой, не привычный нам берег реки, а Нямунас, как известно, издавна была той глубокой и непредсказуемой рекой, с которой шутки шутить не советовалось.