Гудович, Иван Васильевич

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иван Васильевич Гудович
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иван Васильевич Гудович</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

Московский главнокомандующий и управляющий по гражданской части
8 (20) августа 1809 — 12 (24) мая 1812
Предшественник: Тутолмин, Тимофей Иванович
Преемник: Ростопчин, Фёдор Васильевич
Главнокомандующий в Грузии
1806 — 1809
Предшественник: Цицианов, Павел Дмитриевич
Преемник: Тормасов, Александр Петрович
Киевский военный губернатор
март — июнь 1798
Предшественник: Розенберг, Андрей Григорьевич
Преемник: Беклешов, Александр Андреевич
Астраханский генерал-губернатор
1792 — 1798
Предшественник: Потёмкин, Павел Сергеевич
Преемник: Морков, Ираклий Иванович
1806 — 1809
Предшественник: Цицианов, Павел Дмитриевич
Преемник: Тормасов, Александр Петрович
Кавказский генерал-губернатор
1790 — 1796
Предшественник: Бальмен, Антон Богданович
Преемник: Зубов, Валериан Александрович
1796 — 1798
Предшественник: Зубов, Валериан Александрович
Преемник: Морков, Ираклий Иванович
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Рязанский и Тамбовский генерал-губернатор
1785 — 1797
Предшественник: Каменский, Михаил Федотович
Преемник: Балашов, Александр Дмитриевич
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
село Старые Ивайтёнки, Бакланская сотня Стародубского полка
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ольгополь,</br>Подольская губерния
Место погребения: Софийский собор (Киев)
Род: Гудовичи
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Василий Андреевич Гудович
Мать: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Супруга: Прасковья Кирилловна Разумовская
Дети: Андрей, Кирилл, Елизавета
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Военная служба
Годы службы: 1759—1812
Принадлежность: Российская империя22x20px Российская империя
Род войск: армия
Звание: генерал-фельдмаршал
Командовал: Астраханский пехотный полк
Сражения: Русско-турецкая война (1768—1774),
Русско-турецкая война (1787—1791),
Есауловский бунт,
Русско-персидская война (1804—1813),
Русско-турецкая война (1806—1812)
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Награды:
40px Орден Святого Георгия II степени Орден Святого Георгия III степени Орден Святого Владимира I степени
40px 40px Золотое оружие, украшенное алмазами
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Граф (1797) Ива́н Васи́льевич Гудо́вич (1741, с. Старые Ивайтёнки[1], Бакланская сотня Стародубского полка — 22 января 1820 года, Ольгополь) — русский генерал-фельдмаршал, в 1789 году отвоевавший у турок Хаджибей (ныне Одесса), в 1791 году овладевший Анапской крепостью, в 1807 году завоевавший каспийское побережье Дагестана. В 1809—1812 годах — главнокомандующий в Москве.







Ранние годы

Происходил из дворянского рода Гудовичей. Сын Василия Андреевича Гудовича, служившего малороссийским генеральным подскарбием, а после упразднения гетманства переименованного в тайные советники.

Учился Иван Гудович в Кёнигсбергском и Лейпцигском университетах. Службу начал в 1759 году прапорщиком Инженерного корпуса, затем флигель-адъютант начальника оружейной канцелярии П. И. Шувалова.

В короткое царствование императора Петра III сделал стремительную карьеру благодаря помощи своего брата Андрея Васильевича Гудовича, ставшего одним из наиболее приближённых к императору офицеров. В 1761 году он был назначен генеральс-адъютантом дяди императора генерал-фельдмаршала принца Георга Шлезвиг-Голштинского. После прихода к власти Екатерины II (1762) был арестован, но через три недели освобождён и вскоре получил повышение.

Военная карьера

С 1763 года он — командир Астраханского пехотного полка, с которым отправился в Польшу, чтобы обеспечить избрание королём русского ставленника Станислава Понятовского.

Первая турецкая война

Впервые участвовал в боевых действиях в русско-турецкую войну 1768—1774 годов. Отличился в сражении под Хотином (11 июля 1769 года), Ларгском (7 июля 1770 года), Кагульском сражении (21 июля 1770 года); командуя отдельным отрядом в Валахии, разбил войска сераскира (11 ноября 1770 года) и занял Бухарест (14 ноября 1770 года); затем командовал колонной в штурмах Журжи (Джурджу) (21 февраля и 7 августа 1771 года); разбил турок при Одалунах (1771). В 1772 году тяжело заболел и покинул армию, в 1774 году вернулся в строй и принял участие в завершающих сражениях войны на Дунае.

После заключения Кючук-Кайнарджийского мира в 1774 году назначен командующим дивизией в районе Очакова и на реке Южный Буг, затем в Херсоне. В 1776 году женился на младшей дочери последнего малороссийского гетмана Кирилла Григорьевича Разумовского от брака с Екатериной Ивановной Нарышкиной.

В 1785—1796 годах — генерал-губернатор рязанского и тамбовского наместничеств; одновременно он — инспектор армии по инфантерии и кавалерии.

Вторая турецкая война

В русско-турецкую войну 1787—1792 годов по собственной просьбе отправлен в действующую армию (оставаясь наместником) и назначен командующим отдельным корпусом. Во главе его овладел укреплениями Хаджибея (14 сентября 1789 года) и крепостью Килия (18 октября 1790 года). С 12 ноября 1790 года — командующий Кубанским корпусом и начальник Кавказской линии; с 7-тысячным отрядом штурмом взял Анапу (22 июня 1791 года), которую защищал 15-тысячный турецкий гарнизон.

При Гудовиче к России присоединены территории Тарковского шамхальства и Дербентского ханства. Под руководством Гудовича построены крепости Усть-Лабинская, Кавказская, Шелководская. Участник подавления Есауловского бунта на Дону в 1792—1794 годах[2].

Положение при Павле I

В 1796 году, после того как граф В. А. Зубов был назначен командующим войсками, предназначенными для похода в Персию, Гудович подал в отставку, посчитав себя обойдённым по службе. Вместо отставки ему было дано увольнение на два года; при этом императрица дала ему 1800 крепостных в Подольской губернии. По вступлении на престол Павла I получил назначение на место Зубова, а при коронации Павла I был произведён в графское достоинство.

С 1798 года — военный губернатор, сначала — киевский, затем — подольский; на этом посту запомнился как «чрезмерно гордый, старинного века вельможа, особливо противу поляков»[3]. В 1799 году — главнокомандующий армией, предназначенной для действий на Рейне. Однако уже в июле 1800 года за критику военной реформы был уволен в отставку.

Третья турецкая война
Файл:Gudovich.jpg
Гудович в военном мундире

В 1806 году возвращён на службу и назначен главнокомандующим войсками в Грузии и Дагестане, принял энергичные меры по прекращению чумы на Кавказе.

В русско-турецкую войну 1806—1812 годов одержал победу над турецкими войсками сераскира Юсуф-паши в битве близ крепости Гумры на реке Арпачай (18 июня 1807 года), за которую был произведён в генерал-фельдмаршалы. После неудачного штурма Эривани (17 ноября 1808 года) отвел войска в Грузию. Тяжелая болезнь (с потерей глаза) вынудила Гудовича в 1809 году оставить Кавказ.

Московский главнокомандующий

С 1809 года Гудович — главнокомандующий в Москве, с 1810 года одновременно член Государственного совета, сенатор. «Он умел высоко поддерживать высокое звание главнокомандующего в столице, — писал о Гудовиче Ф. Ф. Вигель, — то есть заставлял себе повиноваться, окружал себя помпой и давал официальные обеды и балы. Может быть, в зрелых летах имел он много твердости, но под старость она превратилась у него в своенравие…»

Странности его отмечал и князь П. А. Вяземский, вспоминая о том, что Гудович слыл в Москве «гонителем очков и троечной упряжи». Никто не мог являться к нему в очках, и даже в чужих домах он заставлял их снимать, а приезжавшие в Москву на тройках должны были выпрягать у заставы одну лошадь, опасаясь попасть в полицию за неповиновение[4].

Выжив из лет, он совершенно отдал себя в руки меньшого брата, графа Михаила Васильевича, который слыл человеком весьма корыстолюбивым. Оттого-то управление Москвою шло не лучше нынешнего: всё было продажное, всё было на откупе. Подручником последнего был какой-то медик, французо-итальянец, если не ошибаюсь, Салватори, и они между собою делили прибыль. Так, по крайней мере, все утверждали и в то же время были уверены, что медик не что иное, как тайный агент французского правительства. Надлежало непременно сменить Гудовича, и государь сделал сие с обычными ему привлекательными формами, при весьма лестном рескрипте, препроводив к нему портрет свой, алмазами украшенный.

— Вигель[5]

За месяц до вторжения французов в 1812 году Гудович был уволен в отставку по состоянию здоровья. Последние годы своей долгой жизни провёл в подольском имении Чечельнике, развлекаясь музицированием и охотой[6]. Благодаря пожалованиям он располагал крупными поместьями (Иванковцы, Олешин и др.), в которых проживало около 13 000 душ крестьян. Скончался граф в 1820 году. Он завещал похоронить себя в Софийском соборе в Киеве, однако его останки были перенесены в Успенский собор Киево-Печерской лавры. После того, как Успенский собор в 1941 году был взорван, могила утрачена.[7]

Семья

Файл:P.K.Gudovich.jpg
Прасковья Кирилловна.

Был женат на фрейлине графине Прасковье Кирилловне Разумовской (12.12.1755—20.10.1808)[8]. Свадьба состоялась против воли невесты, по настоянию её двоюродной сестры графини С. О. Апраксиной. В браке имели детей:

Военные чины

Награды

Память

Файл:Monument to field marshal Ivan Gudovich at Anapa.JPG
Памятник Ивану Гудовичу в Анапе

Имя генерала Гудовича носит одна из улиц Одессы. Улица Протапова в Анапе до 1920 года именовалась бульваром Гудовича[11]. В 2011 году сквер в центре Анапы, расположенный между улицами Протапова и Крепостной, был назван в честь Гудовича[12], а 25 сентября 2011 года в этом сквере был открыт памятник Гудовичу[13] (скульптор — А. Аполлонов[14]).

В литературе

Напишите отзыв о статье "Гудович, Иван Васильевич"

Примечания

  1. ныне Унечский район Брянской области
  2. [http://www.homeunix7.org/ru/kazak/k01 Щербина, Ф. А. Заселение Старой Линии]
  3. [http://az.lib.ru/k/komarowskij_e_f/text_1843_zapiski_grafa_komarovskogo.shtml Lib.ru/Классика: Комаровский Евграф Федотович. Записки графа Е. Ф. Комаровского]
  4. s:Старая записная книжка 121—130 (Вяземский)
  5. [http://az.lib.ru/w/wigelx_f_f/text_1856_zapiski.shtml Lib.ru/Классика: Вигель Филипп Филиппович. Записки]
  6. Великий князь Николай Михайлович. «Русские портреты XVIII и XIX столетий». Выпуск 4, № 117.
  7. [http://focus.ua/news/896/ Покоритель Хаджибея] // Фокус. — № 14 (27). — 2007.
  8. Через сестру Прасковьи, Наталью Кирилловну Загряжскую, состоял в свойственном родстве с Гудовичами А. С. Пушкин.
  9. [http://web.archive.org/web/20040718060603/http://radimich.narod.ru/our_people_gudovich.htm Унеча. Наши земляки — И. В. Гудович.]
  10. 1 2 Кавказцы или Подвиги и жизнь замечательных лиц, действовавших на Кавказе. СПб. 1857 г.
  11. [http://anapacity.com/istoriya-kurorta/ulitsy-anapy.html Улицы Анапы]
  12. [http://www.anapa.info/news/5140/ В Анапе появится сквер имени фельдмаршала Гудовича]
  13. [http://www.anapa.info/news/5714/ В Анапе открыт памятник генералу Гудовичу]
  14. [http://www.anapa-official.ru/gorod/pamjatniki-i-dostoprimechatelnosti-anapy/bjust-i-v-gudovichu Бюст И. В. Гудовичу]

Ссылки

  • [http://ru.rodovid.org/wk/Запись:27691 Гудович, Иван Васильевич] на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • Бантыш-Каменский, Д. Н. 39-й генерал-фельдмаршал граф Иван Васильевич Гудович // Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. — М.: Культура, 1991.
  • Сапожников И. В. [https://www.academia.edu/13451193/Запорожские_и_черноморские_казаки_в_Хаджибее_и_Одессе._1998 Запорожские и черноморские казаки в Хаджибее и Одессе.] — 1998.
Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Гудович, Иван Васильевич

– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.
Но всё это я понимаю сейчас, а тогда до этого было ещё очень далеко, и мне приходилось довольствоваться своим, совсем ещё детским, пониманием всего со мной происходящего, и своими, иногда ошибочными, а иногда и правильными, догадками...
– А на других «этажах» сущности тоже имеют такие же «отпечатки»? – заинтересованно спросила любознательная Стелла.
– Да, конечно имеют, только уже иные, – спокойно ответила Атенайс. – И не на всех «этажах» они так же приятны, как здесь... Особенно на одном...
– О, я знаю! Это, наверное «нижний»! Ой, надо обязательно туда пойти посмотреть! Это же так интересно! – уже опять довольно щебетала Стелла.
Было просто удивительно, с какой быстротой и лёгкостью она забывала всё, что ещё минуту назад её пугало или удивляло, и уже опять весело стремилась познать что-то для неё новое и неведомое.
– Прощайте, юные девы... Мне пора уходить. Да будет ваше счастье вечным... – торжественным голосом произнесла Атенайс.
И снова плавно взмахнула «крылатой» рукой, как бы указывая нам дорогу, и перед нами тут же побежала, уже знакомая, сияющая золотом дорожка...
А дивная женщина-птица снова тихо поплыла в своей воздушной сказочной ладье, опять готовая встречать и направлять новых, «ищущих себя» путешественников, терпеливо отбывая какой-то свой особый, нам непонятный, обет...
– Ну что? Куда пойдём, «юная дева»?.. – улыбнувшись спросила я свою маленькую подружку.
– А почему она нас так называла? – задумчиво спросила Стелла. – Ты думаешь, так говорили там, где она когда-то жила?
– Не знаю... Это было, наверное, очень давно, но она почему-то это помнит.
– Всё! Пошли дальше!.. – вдруг, будто очнувшись, воскликнула малышка.
На этот раз мы не пошли по так услужливо предлагаемой нам дорожке, а решили двигаться «своим путём», исследуя мир своими же силами, которых, как оказалось, у нас было не так уж и мало.
Мы двинулись к прозрачному, светящемуся золотом, горизонтальному «тоннелю», которых здесь было великое множество, и по которым постоянно, туда-сюда плавно двигались сущности.
– Это что, вроде земного поезда? – засмеявшись забавному сравнению, спросила я.
– Нет, не так это просто... – ответила Стелла. – Я в нём была, это как бы «поезд времени», если хочешь так его называть...
– Но ведь времени здесь нет? – удивилась я.
– Так-то оно так, но это разные места обитания сущностей... Тех, которые умерли тысячи лет назад, и тех, которые пришли только сейчас. Мне это бабушка показала. Это там я нашла Гарольда... Хочешь посмотреть?
Ну, конечно же, я хотела! И, казалось, ничто на свете не могло бы меня остановить! Эти потрясающие «шаги в неизвестное» будоражили моё и так уже слишком живое воображение и не давали спокойно жить, пока я, уже почти падая от усталости, но дико довольная увиденным, не возвращалась в своё «забытое» физическое тело, и не валилась спать, стараясь отдохнуть хотя бы час, чтобы зарядить свои окончательно «севшие» жизненные «батареи»...
Так, не останавливаясь, мы снова преспокойно продолжали своё маленькое путешествие, теперь уже покойно «плывя», повиснув в мягком, проникающем в каждую клеточку, убаюкивающем душу «тоннеле», с наслаждением наблюдая дивное перетекание друг через друга кем-то создаваемых, ослепительно красочных (наподобие Стеллиного) и очень разных «миров», которые то уплотнялись, то исчезали, оставляя за собой развевающиеся хвосты сверкающих дивными цветами радуг...
Неожиданно вся эта нежнейшая красота рассыпалась на сверкающие кусочки, и нам во всем своём великолепии открылся блистающий, умытый звёздной росой, грандиозный по своей красоте, мир...
У нас от неожиданности захватило дух...
– Ой, красоти-и-ще како-о-е!.. Ма-а-амочка моя!.. – выдохнула малышка.
У меня тоже от щемящего восторга перехватило дыхание и, вместо слов, вдруг захотелось плакать...
– А кто же здесь живёт?.. – Стелла дёрнула меня за руку. – Ну, как ты думаешь, кто здесь живёт?..
Я понятия не имела, кем могут быть счастливые обитатели подобного мира, но мне вдруг очень захотелось это узнать.
– Пошли! – решительно сказала я и потянула Стеллу за собой.
Нам открылся дивный пейзаж... Он был очень похож на земной и, в то же время, резко отличался. Вроде бы перед нами было настоящее изумрудно зелёное «земное» поле, поросшее сочной, очень высокой шелковистой травой, но в то же время я понимала, что это не земля, а что-то очень на неё похожее, но чересчур уж идеальное... ненастоящее. И на этом, слишком красивом, человеческими ступнями не тронутом, поле, будто красные капли крови, рассыпавшись по всей долине, насколько охватывал глаз, алели невиданные маки... Их огромные яркие чашечки тяжело колыхались, не выдерживая веса игриво садившихся на цветы, большущих, переливающихся хаосом сумасшедших красок, бриллиантовых бабочек... Странное фиолетовое небо полыхало дымкой золотистых облаков, время от времени освещаясь яркими лучами голубого солнца... Это был удивительно красивый, созданный чьей-то буйной фантазией и слепящий миллионами незнакомых оттенков, фантастический мир... А по этому миру шёл человек... Это была малюсенькая, хрупкая девочка, издали чем-то очень похожая на Стеллу. Мы буквально застыли, боясь нечаянно чем-то её спугнуть, но девочка, не обращая на нас никакого внимания, спокойно шла по зелёному полю, почти полностью скрывшись в сочной траве... а над её пушистой головкой клубился прозрачный, мерцающий звёздами, фиолетовый туман, создавая над ней дивный движущийся ореол. Её длинные, блестящие, фиолетовые волосы «вспыхивали» золотом, ласково перебираемые лёгким ветерком, который, играясь, время от времени шаловливо целовал её нежные, бледные щёчки. Малютка казалась очень необычной, и абсолютно спокойной...
– Заговорим? – тихо спросила Стелла.
В тот момент девочка почти поравнялась с нами и, как будто очнувшись от каких-то своих далёких грёз, удивлённо подняла на нас свои странные, очень большие и раскосые... фиолетовые глаза. Она была необыкновенно красива какой-то чужой, дикой, неземной красотой и выглядела очень одинокой...
– Здравствуй, девочка! Почему ты такая грустная идёшь? Тебе нужна какая-то помощь? – осторожно спросила Стелла.
Малютка отрицательно мотнула головкой:
– Нет, помощь нужна вам, – и продолжала внимательно рассматривать нас своими странными раскосыми глазами.
– Нам? – удивилась Стелла. – А в чём она нам нужна?..
Девочка раскрыла свои миниатюрные ладошки, а на них... золотистым пламенем сверкали два, изумительно ярких фиолетовых кристалла.
– Вот! – и неожиданно тронув кончиками пальчиков наши лбы, звонко засмеялась – кристаллы исчезли...
Это было очень похоже на то, как когда-то дарили мне «зелёный кристалл» мои «звёздные» чудо-друзья. Но то были они. А это была всего лишь малюсенькая девчушка... да ещё совсем не похожая на нас, на людей...
– Ну вот, теперь хорошо! – довольно сказала она и, больше не обращая на нас внимания, пошла дальше...
Мы ошалело смотрели ей в след и, не в состоянии ничего понять, продолжали стоять «столбом», переваривая случившееся. Стелла, как всегда очухавшись первой, закричала:
– Девочка, постой, что это? Что нам с этим делать?! Ну, подожди же!!!
Но маленький человечек, лишь, не оборачиваясь, помахал нам своей хрупкой ладошкой и преспокойно продолжал свой путь, очень скоро полностью исчезнув в море сочной зелёной, неземной травы... над которой теперь лишь светлым облачком развевался прозрачный фиолетовый туман...
– Ну и что это было? – как бы спрашивая саму себя, произнесла Стелла.
Ничего плохого я пока не чувствовала и, немного успокоившись после неожиданно свалившегося «подарка», сказала.
– Давай не будем пока об этом думать, а позже будет видно...
На этом и порешили.
Радостное зелёное поле куда-то исчезло, сменившись на этот раз совершенно безлюдной, холодно-ледяной пустыней, в которой, на единственном камне, сидел единственный там человек... Он был чем-то явно сильно расстроен, но, в то же время, выглядел очень тёплым и дружелюбным. Длинные седые волосы спадали волнистыми прядями на плечи, обрамляя серебристым ореолом измождённое годами лицо. Казалось, он не видел где был, не чувствовал на чём сидел, и вообще, не обращал никакого внимания на окружающую его реальность...
– Здравствуй, грустный человек! – приблизившись достаточно, чтобы начать разговор, тихо поздоровалась Стелла.
Человек поднял глаза – они оказались голубыми и чистыми, как земное небо.
– Что вам, маленькие? Что вы здесь потеряли?.. – отрешённо спросил «отшельник».
– Почему ты здесь один сидишь, и никого с тобой нет? – участливо спросила Стелла. – И место такое жуткое...
Было видно, что человек совсем не хотел общаться, но тёплый Стеллин голосок не оставлял ему никакого выхода – приходилось отвечать...
– Мне никто не нужен уже много, много лет. В этом нет никакого смысла, – прожурчал его грустный, ласковый голос.
– А что же тогда ты делаешь тут один? – не унималась малышка, и я испугалась, что мы покажемся ему слишком навязчивыми, и он просто попросит нас оставить его в покое.
Но у Стеллы был настоящий талант разговорить любого, даже самого молчаливого человека... Поэтому, забавно наклонив на бок свою милую рыжую головку, и, явно не собираясь сдаваться, она продолжала:
– А почему тебе не нужен никто? Разве такое бывает?
– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.