Датский язык

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Датский язык
Самоназвание:

Dansk

Страны:

Дания22x20px Дания, Гренландия22x20px Гренландия,
Германия22x20px Германия, Фареры22x20px Фареры

Регионы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный статус:

Дания22x20px Дания, Фареры22x20px Фареры, Европейский союз22x20px Европейский союз

Регулирующая организация:

Датский языковой совет (дат. Dansk Sprognævn)

Общее число говорящих:

5,7 млн. (оценка, 2005)

Рейтинг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вымер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Германская ветвь
Скандинавская группа
Восточноскандинавская подгруппа
Письменность:

латиница (датский алфавит)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

дат 178

ISO 639-1:

da

ISO 639-2:

dan

ISO 639-3:

dan

См. также: Проект:Лингвистика

Да́тский язы́к (дат. dansk, dansk sprog) — язык датчан, один из скандинавских языков. Распространён в основном в Дании и северной Германии. Общее число говорящих — около 5,7 млн человек.







Лингвогеография

Официальный статус

Официальный язык Королевства Дания; в XV — начале XIX вв. был официальным языком Норвегии, до середины XIX в. — Шлезвиг-Гольштейна.

Ареал и численность

Датский язык распространён в следующих странах:

  • Дания — всего 5 425 420 чел., из них 461 614 иммигрантов, часть из которых не может говорить по-датски (2005[1])
  • Гренландия — распространён среди 6,8 тыс. (2005, оценка) этнических датчан и является вторым языком многих гренландцев
  • Фарерские острова — используется в официальной сфере наряду с фарерским языком (почти все фарерцы хорошо владеют датским, как иностранным), однако число проживающих здесь этнических датчан (исконных носителей) весьма невелико.
  • Германия — является родным примерно для 50 тыс. датчан, живущих в земле Шлезвиг-Гольштейн[2]; плюс ещё столько же датчан переселилось в Германию в недавнее время
  • Исландия - датский язык обязателен для изучения во всех школах с 6 класса[3].
Среди эмигрантов
  • Швеция — 42 602 датчанина согласно статистическому офису (2005[4]). Ранее в состав датского языка входили диалекты юга современной Швеции (Сконе, Халланд, Блекинге), постепенно сблизившиеся с шведским языком после перехода этих областей к Швеции в 1658 году.
  • США — 33 395 чел. говорило дома по-датски по переписи 2000 года из 1 430 897 чел. датского происхождения[5]
  • Канада — 5295 чел. говорило дома по-датски по переписи 2001 года из 170 780 чел. датского происхождения
  • Австралия
  • Аргентина

Диалекты

На «стандартном» датском (Rigsdansk) говорят в Копенгагене и близлежащих территориях, и практически у каждого острова есть свой диалект. Диалекты делятся на 3 группы:

  • западные (ютландские, ютские) — п-ов Ютландия, делятся на южно-, западно- и восточно-ютландские;
  • островные — острова Зеландия, Фюн и южнодатские острова;
  • восточные — диалект о. Борнхольм; ранее юг современной Швеции, диалекты которого стали впоследствии южношведскими.

Литературный датский язык возник в XVIII в. на основе зеландских диалектов.

Социолингвистическое положение

Датский язык труден для понимания на слух другими скандинавами — несмотря на то, что лексические расхождения между их языками невелики. В качестве лингва франка датский язык используется исландцами, фарерцами и гренландскими эскимосами. Как пишут скандинавские исследователи, для фарерцев и гренландских эскимосов использование датского языка является мощным защитным фактором, препятствующим вытеснению их родного языка английским, как это произошло с западноскандинавскими диалектами на Оркнейских и Шетландских островах в 1750—1850 гг.

История

Как и шведский, норвежский, фарерский и исландский, датский язык произошёл от общескандинавского языка, рунические надписи на котором относятся к III в. н. э. В эпоху викингов (ок. 800—1050 гг.) в языке-предке произошли значительные изменения. Они привели к появлению различий между восточноскандинавскими, от которых произошли датский, шведский, и западноскандинавскими диалектами, от которых произошли норвежский нюнорск, фарерский и исландский языки.

В истории датского языка выделяют три периода: общескандинавский язык-основа (III—IX вв.), древнедатский язык (IX—XVI вв.) и новодатский язык (с XVI в.), включающий современный датский язык (XX в.).

Шведский языковед Элиас Вессен писал, что «с исторической точки зрения все скандинавские говоры представляли собой один язык, видоизменяющийся географически». В IX в. из общескандинавского языка-основы выделились три ветви, одна из которых и образовала собственно датский язык, но до начала XIII в. все скандинавские говоры назывались их носителями «наш язык» либо обозначались названием dönsk tunga, которое было дано контактирующими с южной оконечностью Скандинавии саксами или англосаксами. Лишь с начала XIII в. применительно к западноскандинавским норвежскому и исландскому стало употребляться название norrøn tunga или norrønt mál, а шведский язык впервые встречается как самоназвание лишь в XIV в.

В IX—X вв. начали появляться особенности, отличающие древнедатский язык от остальных скандинавских языков: часть дифтонгов перешла в монофтонги (X в.); интервокальные глухие смычные p, t, k перешли в звонкие спиранты (b, d, g), фрикативные или полугласные (т. н. «датский перебой согласных», XII—XIII вв.); исчезла долгота согласных; появился толчок, заменивший музыкальное ударение (XII—XIII вв.); четырёхпадежная система склонения заменилась двухпадежной (общий и родительный), причём позднее почти исчез и родительный; трёхродовая система уступила место двухродовой; исчезло спряжение глагола по лицам; словарный состав пополнился заимствованными словами, особенно из нижненемецкого языка (XIII—XIV вв.). В результате Реформации расширилась область применения датского языка, и это оказало большое влияние на его развитие. Исчезает изменение глагола по числам, закрепляется современный порядок слов, развивается синтаксис сложного предложения, пополняется словарный состав, в том числе за счёт заимствований из немецкого, английского и французского языков. Как в норвежском риксмоле и в среднеанглийском, в датском произошло совпадение всех конечных гласных в одном -е, в результате чего современная датская морфология упростилась почти до уровня английской. Как и другие родственные ему языки (за исключением исландского), особенное сильное влияние датский язык испытал со стороны нижнемецкого диалекта немецкого языка. Из всех скандинавских языков датский в наибольшей степени склонен к инновациям: все изменения происходили в нём раньше и глубже, чем в других языках.

Древнейшие памятники датского языка, написанные младшими рунами, относятся к IX в. Старейшими памятниками на латинице являются областные законы: «Skånske Lov» (1203-22 гг.) «Skånsk Kirkelov», «Valdemars sjaellandske Lov», «Absalons sjaellandske Kirkelov», «Jyske Lov» (1241 г.), «Samling af gamle danske Love». В 1495 г. вышла первая печатная книга на датском языке. Некоторое обновление датского языка повела за собой Реформация. Выдающимся памятником языка этой эпохи является перевод Библии («Christian III’s Bibel»), сделанный на зеландском наречии, которое с этих пор и становится господствующим в стране как для обыкновенной разговорной, так и для литературной речи. Другой выдающийся памятник датского языка середины XVI века — перевод «Historia Danica» Саксона Грамматика. XVI столетие было эпохой нового упадка датского языка, так как языком учёных и литераторов был латинский, а высших сфер общества — немецкий и отчасти французский языки. Из немногих литературных деятелей этой эпохи, трудившихся над разработкой и совершенствованием родного языка, известны Андерс Арребо, К. Бординг, Томас Кинго (ум. 1703) и Педер Сюв (дат. Peder Syv). В начале XVIII века наступил подъём, ключевое место в котором принадлежит Людвигу Гольбергу (1684—1704), создавшему литературный датский язык. Важную роль в развитии литературного языка сыграли философ Эйльшоу, редактор журнала «Spectator» Иенс Шнедорф, поэты И. Г. Вессель (1742-85), И. Эвальд (1743-81), И. Баггесен (1764—1826), А. Эленшлэгер (1779—1850).

На протяжении всего XVIII и XIX веков развивалось движение за очищение датского языка от варваризмов, которые заменялись равнозначащими словами, взятыми из общего древнескандинавского языка, из родственных языков и датских народных наречий.

Письменность

Датский алфавит, использующий латинский шрифт, насчитывает 29 букв (тех же самых, что и норвежский; см. Датско-норвежский алфавит). Особенностью датского алфавита являются буквы Ææ, Øø, Åå. Буквы Qq, Ww, Zz встречаются только в иностранных словах.

Буквы алфавита Название букв
Аа а'
Bb be'
Cc se'
Dd de'
Ee e'
Ff εf
Gg ge'
Hh hɔ'
Ii i'
Jj jɔð
Kk kʰɔ'
Ll εl
Mm εm
Nn εn
Oo o'
Pp pʰe'
Qq kʰu'
Rr εɹ
Ss εs
Tt tʰe'
Uu u'
Vv ve'
Ww dɔbəldve'
Xx εgs
Yy y'
Zz sεd
Ææ ε'
Øø ø'
Åå ɔ'

Буква Åå была введена в датский алфавит орфографической реформой 1948 г. До этой реформы вместо Åå использовался буквенный диграф Аа, аа. В настоящее время некоторые датские газеты, а также некоторые книжные издательства продолжают использовать данный диграф. Он также сохраняется в именах собственных (например, Aage, Aase). В датских географических названиях прежнее написание сохранялось до последнего времени (например, Aarhus, Aalborg, Faaborg).

Реформа 1948 г. отменила написание существительных с прописной буквы. С прописной буквы пишутся теперь только имена собственные и нарицательные существительные, выступающие в роли имён собственных, а также следующие личные и притяжательные местоимения: I, De, Dem, Deres, Eder, Eders.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Датский язык не пользуется репутацией благозвучного. У многих людей, впервые слышащих датскую речь, складывается впечатление, что язык монотонный и медленный. Есть даже шутка о том, что датчане говорят с горячей картошкой во рту, хотя последние считают свой язык красивым и лаконичным.

Датский язык — язык вокального типа.

Гласные

В датском языке 26 гласных звуков. Существенной особенностью датских гласных звуков является различие в долготе и краткости. Каждый гласный представлен в датском языке двумя фонемами. Большинство долгих и кратких звуков различаются также и по качеству. Долгота и краткость имеют в датском языке смыслоразличительную функцию. Существует ряд слов, у которых различие в значении выражено различием по длительности корневых гласных: kile [kʰi: lə](клин) — kilde [kʰilə] (источник), hyle [hy: lə] (выть) — hylde [hylə] (полка).

Классификация гласных звуков.

Гласные переднего ряда Гласные среднего ряда Гласные заднего ряда
нелабиализованные лабиализованные нелабиализованные лабиализованные
Гласные верхнего подъёма
i i: y y: u u:
Гласные верхне-среднего подъёма e e: ø ø: o o:
Гласные среднего подъёма ə
Гласные средне-нижнего подъёма ɛ ɛ: æ æ: œ œ: ɔ ɔ:
Гласные нижнего подъёма
a ɑ ɑ: ɒ ɒ:
Danskvok.gif

Кроме того, в датском языке имеется 11 дифтонгов: в трёх из них вторым элементом является неслоговое [i], в восьми — неслоговой [u]. В дифтонгах ударным является первый элемент.

Согласные

В датском языке 20 согласных звуков.

Система согласных датского языка имеет следующие особенности:

  • Согласные не смягчаются перед гласными переднего ряда i, e, y, ø и т. д.
  • Все звонкие согласные являются менее звонкими, чем в русском (то есть в их образовании голос участвует гораздо меньше), кроме того, они произносятся с меньшим напряжением органов речи и при меньшей силе выдоха.
  • Смычно-взрывные согласные b, d, g и p, t, k противопоставляются не по звонкости и глухости, а по силе и слабости взрыва и также наличию или отсутствию придыхания.
  • В датском языке отсутствуют долгие согласные звуки. Удвоение согласных букв, обозначающих данный согласный звук, выступает как орфографическое средство краткости предшествующего гласного.

Просодия

Ударение в слове

Ударение в датском языке динамическое. Как правило, в простых и большей частью производных словах основное ударение падает на корневой слог, напр.: ́tage — брать, ́lærer — учитель, ́fortjene — заслуживать. Однако в датском языке имеется ряд производных слов, где ударение падает на префикс или суффикс.

Ударение падает на следующие префиксы: gen-, mis-, sam-, u-, und-, van-, veder-.

Ударение падает на следующие суффиксы: -inde, -i, -(e)ri, -at, -ant, -ere, -tion, -isme, -ist, -tet, -tut, -ur.

В сложных словах основное ударение, как правило, падает на корневой слог первого компонента сложного слова, остальные компоненты имеют второстепенное ударение, напр.: ́skrivebord — письменный стол, ́årstid — время года.

Фразовое ударение

В предложении слова могут находиться под главным или второстепенным ударением или быть безударными.

В простом повествовательном предложении:

  • Под ударением, главным или второстепенным, стоят обычно имена существительные, прилагательные или наречия, простые формы глагола или причастия и инфинитивы (в сложных формах).
  • Служебные слова, модальные глаголы и личные местоимения обычно не имеют ударения. Однако предлоги в датском языке часто несут на себе ударение в сочетаниях с личными местоимениями, напр., ́på ham, ́til mig.

Кроме фразового ударения в предложении может присутствовать и логическое ударение.

Мелодика предложения

В датском языке имеется два основных мелодических типа предложения:

  • Мелодический тип с понижением тона, начиная с последнего ударного слога. Понижающаяся мелодия всегда связана с законченной в определённой степени мыслью. Она характерна для повествовательных и побудительных или повелительных предложений и для вопросительных предложений с вопросительным словом, когда главное ударение падает на сказуемое, напр.:

Han ́arbejder. — Он работает.

́Skriv ́bedre! — Пиши лучше!

Hvad ́læser han? — Что он читает?

  • Мелодический тип с повышением тона, начиная с последнего ударного слога. Повышающаяся мелодия характерна для вопросительных предложений без вопросительного слова или с вопросительным словом, когда главное ударение падает на него, напр.:

́Arbejder han godt? — Он хорошо работает?

́Taler han ́dansk? — Он говорит по-датски?

́Hvem er det? — Кто это?

Все предложения, входящие в состав сложного предложения, произносятся с повышающейся мелодией (или повышающейся-понижающейся), за исключением последнего предложения, которое произносится с понижающейся мелодией.

Толчок (Stød)

Толчок является одной из наиболее характерных особенностей датского произношения, в других германских языках он не встречается (если не считать сленги английского: cockny (бедные(?) районы Лондона(?)) и Black English (US, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, для примера)) . Это фонетическое явление состоит в том, что при произнесении гласного или согласного звука наступает мгновенное сближение голосовых связок, прерывающее звук, затем голосовые связки сразу же раскрываются сильным толчком воздушной струи, и звук продолжается, но в сильно ослабленном виде. На письме толчок не обозначается, в транскрипции обозначается знаком [’], который ставится после транскрипционного знака, на который приходится толчок.

Толчок имеет место в словах, находящихся в сильноударном положении; попадая в слабоударное положение, слова, имеющие толчок, как правило, теряют его. Толчок обычно приходится на ударный гласный звук, если он долгий, или на второй элемент дифтонга, если ударение падает на дифтонг, если же в ударном слоге гласный краткий, то толчок приходится на следующий за ним звонкий согласный, напр.: bo [bo’] — жить, land [lan’] — страна.

Толчок имеет в датском языке смыслоразличительную функцию, напр.:

С толчком Без толчка
hund [hun’] — собака hun [hun] — она
gul [gu’l] — жёлтый guld [gul] — золото
tal! [tʰa’l] — говори! tal [tʰal] — число
mord [mo’r] — смерть mor [mo: r] — мать
anden [an’ən] — утка anden [anən] — другой

Иногда толчок считают особой гортанной фонемой.

Морфология

Датский язык — язык аналитического строя. В датском языке представлены следующие части речи: существительное, прилагательное, глагол, местоимение, числительное, наречие, предлог, союз, частица, модальное слово.

Существительное

Для существительного в современном датском языке характерны род, число, падеж и артикль. Имеются два грамматических рода — общий и средний, которые выявляются при помощи артикля и согласования прилагательного или местоимения с существительным. Существительное имеет два числа — единственное и множественное. Для образования последнего используются суффиксы (-er, -r, -e) и изменение корневого гласного. Артикль служит показателем рода, числа и определённости/неопределённости существительного; существует три вида артикля: неопределённый, определённый суффигированный и определённый свободный. Падежную систему составляют общий и родительный падеж (образуется путём прибавления к существительному окончания -s).

Прилагательное

Прилагательное в датском языке может иметь две формы: неопределённую и определённую. В неопределённой форме прилагательное согласуется с существительным в роде и числе, в определённой — получает окончание -e и с существительным не согласуется. Степени сравнения (положительную, сравнительную и превосходную) имеют только качественные прилагательные.

Глагол

Глаголу в современном датском языке свойственны категории времени, залога (действительный и страдательный) и наклонения (изъявительное, повелительное и сослагательное). Неличные формы глагола представлены инфинитивом, причастием I и причастием II. В современном датском языке существует 8 времён: настоящее, настоящее совершённое, прошедшее, давнопрошедшее, будущее I, будущее II, будущее в прошедшем I, будущее в прошедшем II. По способу образования основных форм глаголы делятся на 4 группы.

Словообразование

В современном датском языке существует несколько способов словообразования, которые сводятся к трем основным:

  1. Словосложение, включающее лексико-морфологический, синтаксико-морфологический и синтаксико-лексический способы;
  2. Словопроизводство, включающее аффиксацию, деаффиксацию и конверсию;
  3. Образование сложносокращенных слов.

Самым распространённым способом словообразования является словосложение. Большая часть сложных слов приходится на долю сложных существительных.

Словообразование осуществляется суффиксацией у существительных и прилагательных, префиксацией у глаголов и существительных, а также словосложением — именным и глагольным. Датский язык легко генерирует слова для новых понятий.

Синтаксис

Особенностью типичного датского предложения является то, что оно чаще всего двусоставно и в нём присутствует глагол.

Для главных членов предложения характерно определённое место в предложении. В датском языке имеются два основных типа порядка слов: прямой и обратный. При прямом порядке слов подлежащее стоит перед сказуемым, сказуемое стоит на втором месте в предложении. Прямой порядок слов употребляется в повествовательных предложениях, в вопросительных предложениях с вопросительным словом в роли подлежащего и в придаточных предложениях. При обратном порядке слов сказуемое стоит перед подлежащим на первом или втором месте в предложении. Обратный порядок слов употребляется в повествовательных, вопросительных и побудительных предложениях, в бессоюзном условном придаточном предложении, в главном предложении, стоящем после придаточного.

Дополнение обычно стоит после сказуемого, обстоятельство — в конце предложения (после дополнения). Определение, выраженное существительным в родительном падеже, прилагательным, причастием, местоимением и числительным, а также распространённое определение стоят перед определяемым словом. Определение, выраженное существительным с предлогом, и обособленное определение следуют после определяемого слова.

См. также

Напишите отзыв о статье "Датский язык"

Примечания

  1. [http://www.dst.dk/asp2xml/external/external.asp?title=Nyt%20fra%20Danmarks%20Statistik:%C2%A0Nr.%20478,%208.%20november%202005&ancestor=Gratis%20statistik&file=/asp2xml/PUK/udgivelser/get_file.asp?id=8062&show=pdf Danmarks Statistik]  (датск.)
  2. [http://www.tatsachen-ueber-deutschland.de/805.0.html National minorities] на сайте МИДа Германии
  3. Аксёнова Э.А. Особенности развития школьного образования в Исландии // Школьные технологии. - 2011. - № 5. - С. 124
  4. [http://www.scb.se/statistik/_publikationer/BE0101_2005A01_BR_BE0106TAB.pdf Шведская статистика]  (швед.)
  5. The [http://www.euroamericans.net/dane.htm# 2000 American census]

Литература

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на датском языке
«Forside»

В Викисловаре список слов датского языка содержится в категории «Датский язык»
  • [https://jegkandansk.appspot.com/ Коллекция полезных ссылок для изучающих датский язык]
  • [http://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/lea/lea-8241.htm Скандинавские языки // Литературная энциклопедия]
  • [http://www.fennoscandia.ru/scan/051004.htm Проблемы межскандинавского языкового общения]
  • [http://www.dansk.ru/content/blogcategory/44/67/ О датском языке на сайте Dansk.Ru — История и культура Дании]  (рус.)

Отрывок, характеризующий Датский язык

– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.
– Но ты ведь говорила, что никогда здесь не была? – расхрабрившись, спросила я.
– А я и сейчас не здесь, – спокойно ответила девочка. – С тобой моя сущность, но моё тело никогда не жило там. Я никогда не знала свой настоящий дом... – её огромные глаза наполнились глубокой, совсем не детской печалью.
– А можно тебя спросить – сколько тебе лет?.. Конечно, если не хочешь – не отвечай, – чуть смутившись, спросила я.
– По земному исчислению, наверное это будет около двух миллионов лет, – задумчиво ответила «малышка».
У меня от этого ответа ноги почему-то вдруг стали абсолютно ватными... Этого просто не могло быть!.. Никакое существо не в состоянии жить так долго! Или, смотря какое существо?..
– А почему же тогда ты выглядишь такой маленькой?! У нас такими бывают только дети... Но ты это знаешь, конечно же.
– Такой я себя помню. И чувствую – это правильно. Значит так и должно быть. У нас живут очень долго. Я, наверное, и есть маленькая...
У меня от всех этих новостей закружилась голова... Но Вея, как обычно, была удивительно спокойна, и это придало мне сил спрашивать дальше.
– А кто же у вас зовётся взрослым?.. Если такие есть, конечно же.
– Ну, разумеется! – искренне рассмеялась девочка. – Хочешь увидеть?
Я только кивнула, так как у меня вдруг с перепугу полностью перехватило горло, и куда-то потерялся мои «трепыхавшийся» разговорный дар... Я прекрасно понимала, что вот прямо сейчас увижу настоящее «звёздное» существо!.. И, несмотря на то, что, сколько я себя помнила, я всю свою сознательную жизнь этого ждала, теперь вдруг вся моя храбрость почему-то быстренько «ушла в пятки»...
Вея махнула ладошкой – местность изменилась. Вместо золотых гор и ручья, мы оказались в дивном, движущемся, прозрачном «городе» (во всяком случае, это было похоже на город). А прямо к нам, по широкой, мокро-блестящей серебром «дороге», медленно шёл потрясающий человек... Это был высокий гордый старец, которого нельзя было по-другому назвать, кроме как – величественный!.. Всё в нём было каким-то очень правильным и мудрым – и чистые, как хрусталь, мысли (которые я почему-то очень чётко слышала); и длинные, покрывающие его мерцающим плащом, серебристые волосы; и те же, удивительно добрые, огромные фиолетовые «Вэины» глаза... И на его высоком лбу сиявшая, дивно сверкающая золотом, бриллиантовая «звезда».
– Покоя тебе, Отец, – коснувшись пальчиками своего лба, тихо произнесла Вея.
– И тебе, ушедшая, – печально ответил старец.
От него веяло бесконечным добром и лаской. И мне вдруг очень захотелось, как маленькому ребёнку, уткнуться ему в колени и, спрятаться от всего хотя бы на несколько секунд, вдыхая исходящий от него глубокий покой, и не думать о том, что мне страшно... что я не знаю, где мой дом... и, что я вообще не знаю – где я, и что со мной в данный момент по-настоящему происходит...
– Кто ты, создание?.. – мысленно услышала я его ласковый голос.
– Я человек, – ответила я. – Простите, что потревожила ваш покой. Меня зовут Светлана.
Старец тепло и внимательно смотрел на меня своими мудрыми глазами, и в них почему-то светилось одобрение.
– Ты хотела увидеть Мудрого – ты его видишь, – тихо произнесла Вея. – Ты хочешь что-то спросить?
– Скажите пожалуйста, в вашем чудесном мире существует зло? – хотя и стыдясь своего вопроса, всё же решилась спросить я.
– Что ты называешь «злом», Человек-Светлана? – спросил мудрец.
– Ложь, убийство, предательство... Разве нет у вас таких слов?..
– Это было давно... уже никто не помнит. Только я. Но мы знаем, что это было. Это заложено в нашу «древнюю память», чтобы никогда не забыть. Ты пришла оттуда, где живёт зло?
Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...