Датско-норвежская уния

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Дания-Норвегия
Danmark-Norge
Личная уния
30px
1536 — 1814


30px
 
30px
130px 90px
Флаг Дании Герб Дании
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Датско-норвежское государство около 1780 года
Столица Копенгаген
Язык(и) датский, норвежский, немецкий, также исландский, фарерский и саамский
Религия лютеранство
Денежная единица Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Площадь 487 476 км² (1780)
Население 1 315 000 (1645)
1 859 000 (1801)
Форма правления монархия
К:Появились в 1536 годуК:Исчезли в 1814 году

Датско-норвежская уния, также Датско-норвежское государство, Датско-норвежское королевство, Дания-Норвегия (Danmark-Norge), — личная уния Дании и Норвегии, существовавшая с 1536 по 1814 год; государство включало также Фарерские острова, Исландию и Гренландию. Датско-норвежская уния пришла на смену Кальмарской унии, объединявшей все три скандинавских королевства, после того как королём Швеции стал Густав I Ваза.

Доминировала в союзе Дания, государи которой из династии Ольденбургов правили королевством, официальными языками были датский и немецкий. Титулом короля было «Король Дании и Норвегии, вендов и готов» (титулы короля готов и вендов, в обратном порядке, носили также шведские короли).

Уния оказала большое влияние на развитие норвежской культуры; литературным языком Норвегии был датский, затем, в XIX веке, после распада унии, начал развиваться, а в XX в. был кодифицирован основной современный литературный язык Норвегии букмол — в основе датский с рядом привнесённых в него норвежских черт.

Во время Наполеоновских войн после бомбардировки Копенгагена англичанами датско-норвежское королевство оказалось втянутым в разорительную англо-датскую войну 18071814 годов. По итогам её Дания объявила себя банкротом (1813 год) и уступила континентальную Норвегию по Кильскому договору (1814) королю Швеции; при этом заморские владения Норвегии — Фареры, Гренландия и Исландия — остались у Дании. Норвежцы восстали против этого решения, приняли конституцию и избрали своим королём датского кронпринца Кристиана Фредерика (будущего короля Дании Кристиана VIII), но после вторжения шведских войск Кристиан был низложен, а королём Норвегии формально стал престарелый шведский король Карл XIII, которого спустя четыре года сменил основатель дома Бернадотов Карл XIV Юхан. Так датско-норвежскую унию сменила шведско-норвежская (с сохранением отдельной норвежской конституции), просуществовавшая до 1905 года.

Напишите отзыв о статье "Датско-норвежская уния"

Отрывок, характеризующий Датско-норвежская уния

– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...