Диакон

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Диакон.jpg
Диакон, возглашающий ектению.

Диа́кон (разговорная форма дья́кон; др.-греч. διάκονος — служитель) — лицо, проходящее церковное служение на первой, низшей степени священства. Ниже их по чину иподиаконы, которые до XIII века относились к высшим клирикам[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДиаконОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДиаконОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Диакон[источник не указан 1738 дней].

Диаконы помогают епископам и священникам в богослужении, но самостоятельно предстоять на христианском собрании и совершать таинства не могут. В настоящее время служение диакона больше украшает богослужение и не является обязательным, в то же время епископ и священник может возглавлять богослужение и один. Диакон из монашествующих называется иеродиаконом. Первый диакон, служащий при епископе, называется протодиаконом (или архидиаконом, если он из монашествующих).







История

Файл:Orthodox deacons.jpg
Диаконы РПЦ возжигают кадила

Иудаизм

Ещё до разрушения Второго храма в Иерусалиме при каждой синагоге состояло трое служителей, называемых парнасин (ивр.פרנסין‏‎ — раздаватели милостыни) или габа́й-цедака́ (габа́й ивр.גבאי‏‎ — собирающий, цедака́ ивр.צְדָקָה‏‎ — благотворительность), чьей обязанностью была забота о бедных. Габа́й цедака́ должен был также хорошо знать писание. Организационная структура ранней христианской церкви, перенявшая структуру синагоги, по всей видимости включила в себя и должность габа́й-цедака́, ставшую прототипом христианского диаконского служения (на это может указывать и созвучие др.-греч. διάκονος (диа́конос) и др.-еврейского צְדָקָה (цедака́))[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДиаконОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДиаконОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Диакон[источник не указан 2525 дней].

Раннее христианство

Впервые слово «диакон», как обозначение определённого служения в христианской церкви, встречается в Послании апостола Павла к Филиппийцам (1:1), а также в более позднем 1-м Послании к Тимофею (3:8). Христианское предание относит возникновение диаконского служения к первым годам существования иерусалимской церкви. Согласно Деяниям святых апостолов (6:1—6), часть членов общины жаловалась на неравномерную раздачу жизненных припасов, вследствие чего оказывались обделены некоторые из вдов. Сами апостолы, обязанные прежде всего проповедовать слово Божие, не имели возможности «печься о столах» и на это служение посвятили своим рукоположением семь избранных общиной почтенных лиц (см. Святые диаконы). Следует отметить, что в тексте книги Деяний сказано лишь, что семеро были поставлены «пещись (др.-греч. διακονεῖν, дыа́конин) о столах», в то время как апостолы оставили за собой «служение (διακονία, дыакони́а) слова». Таким образом в тексте Деяний семеро не названы диаконами и служение их состояло из одной обязанности, в отличие от текстов Посланий апостола Павла.

Согласно «Апостольскому церковному уставу», диаконы побуждали членов общины к щедрости, к добрым делам[1]. Вместе с тем «Апостольское предание» предписывало диакону доносить епископу и обо всех болящих, чтобы епископ мог бы их посетить и причастить Святых Тайн[2].

Начиная с IV века прежнее служение диаконов отходит на дальний план в связи с выдвижением их богослужебной функции. В VII веке, согласно 16 правилу Трулльского собора (692), служение диаконов должно было оставаться «образцом человеколюбия и попечения о нуждающихся» (τύπος φιλανθρωπίας καί σπουδής).

Позднее христианство

Файл:Dalmatic.jpg
Диакон Католической Церкви римского обряда

В последующие века служение диаконов включило в себя многочисленные занятия и обязанности. Диаконы должны были наблюдать за церковным благочинием: указывали каждому место в храме, смотрели, чтобы в церкви все было благообразно и по чину, наблюдали за поведением и нравами верующих и свои наблюдения представляли епископу. По указанию епископа, они распоряжались церковными имуществами: раздавали милостыню, заботились о содержании сирот, вдов и вообще всех, пользовавшихся церковными пособиями. Вообще они были посредниками между епископами и паствой: передавали ей распоряжения епископа и приводили в исполнение его повеления. Поэтому их называли ангелами и пророками епископа. По своей близости к епископам и по обширности круга своих обязанностей диаконы в древней церкви имели весьма большое значение во всех церковных делах и пользовались особым уважением, чему способствовало и то обстоятельство, что их было немного: по первоначальному примеру церкви иерусалимской, во многих церквях было обычаем не поставлять более семи диаконов. Участие их в церковном управлении, иногда более влиятельное, чем участие пресвитеров, возбуждало высокомерное отношение с их стороны к пресвитерам. Ввиду этого соборы в своих постановлениях напоминали о низшей, сравнительно с пресвитерами, иерархической степени диаконов и о зависимости их от пресвитеров. В протестантских общинах диаконство имеет значение в делах христианской благотворительности и вообще во внутренней миссии.

Современность

На православном Востоке и в России диаконы и в настоящее время занимают такое же иерархическое положение, как в древности. Их дело и значение — быть помощниками при богослужении. Сами они самостоятельно не могут совершать общественное богослужение и быть представителями христианской общины. Ввиду того, что священник и без диакона может совершать все службы и требы, диаконы не могут быть признаны совершенно необходимыми. На этом основании возможно сокращение числа диаконов при церквях и приходах. К такому сокращению прибегали в России для увеличения содержания священников. В бытность графа Д. А. Толстого обер-прокурором св. синода было определено, чтобы диаконы были поставляемы из псаломщиков, по просьбе прихожан, лишь в том случае, если приход изъявит желание взять на себя содержание диакона. Вследствие этого число диаконов значительно сократилось.

В Русской церкви принято в официальных или торжественных случаях обращаться к диакону: «Ваше благовестие», «Ваше громогласие» или «Ваше боголюбие» (хотя в [http://www.krotov.info/lib_sec/04_g/ol/ovkov.htm Церковном протоколе] РПЦ такие обращения не указаны).

Женщины и диаконство

В православии и католичестве

В древней церкви I—VIII веков существовал чин женщин-служителей, называвшихся диакониссами. Они поставлялись через посвящение и несли определенные церковные обязанности, но не принимали участия в совершении таинств. Институт диаконисс существовал недолго и исчез после распространения женского монашества. Вопрос о восстановлении института диаконисс обсуждался на Поместном соборе РПЦ 1917—1918 гг, но определённого решения так и не было принято[3].

В протестантизме

Посвящение женщин в сан диакона широко практикуется в лютеранстве.

См. также

Напишите отзыв о статье "Диакон"

Примечания

  1. Апостольский церковный устав. Гл. IV, VI
  2. Св. Ипполит Римский. Апостольское предание. ХХХ
  3. Белякова Е. В., Белякова Н. А. [http://www.omophor.ru/articles/diakonissa_sobor.htm Обсуждение вопроса о диакониссах на Поместном соборе 1917—1918 гг.] // Церковно-исторический вестник : журнал. — М., 2001. — № 8. — С. 139–161.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Диакон

Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...