Дневник писателя

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Дневник писателя
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Специализация:

литературный, научный и политический журнал

Периодичность:

ежемесячник

Сокращённое
название:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык:

русский

Адрес редакции:

Санкт-Петербург

Главный редактор:

Фёдор Достоевский[1]

Учредители:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Издатель:

Фёдор Достоевский[2]

Страна:

Россия Российская империя

История издания:

18761881

Дата основания:

1876

Последний выпуск:

1881

Объём:

1,5—2 листа in quarto[3]

Комплектация:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Тираж:

6 000[4][5]

ISSN печатной
версии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISSN веб-версии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Доступ:

подписка, открытый

Индекс по каталогу «Роспечати»:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Индекс по каталогу «Пресса России»:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[s:Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Дневник писателя]] в Викитеке
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
К:Печатные издания, возникшие в 1876 году

«Дневни́к писа́теля» — ежемесячный журнал философско-литературной публицистики Фёдора Михайловича Достоевского, выходивший в 18761877 и 18801881 годах. Под тем же названием писатель вёл рубрику в еженедельнике «Гражданин» в 1873 году. По своему литературному типу журнал Достоевского не имеет аналогов в истории русской и мировой журналистики[6]. По собственной концепции, широкому кругу злободневных проблем «Дневник писателя» «по праву может быть назван энци­клопедией русской жизни»[7].

И. Л. Волгин обращал внимание на то, что под словом «писатель» в названии издания подразумевалось не лицо, то есть издатель Достоевский, а профессия, поскольку имя автора обозначалось в конце, как подпись под текстом. «„Дневник писателя“ — это дневник общественной жизни, пропущенной через личное писательское восприятие. Достоевский вступает на „дневниковое“ поприще отнюдь не в качестве журналиста или публициста, а именно в качестве писателя, что, собственно, и прокламируется»[8]. Вероятно поэтому Достоевский второе слово названия журнала писал с заглавной буквы — «Дневник Писателя». Такой вариант орфографии использует В. Н. Захаров[9]. И. Л. Волгин рассматривает журналистские стратегии Достоевского как попытки создания гражданского общества, когда задачей максимум «Дневника писателя» заявлялся миросозидательный проект[10]. К настоящему времени изучение «Дневника писателя» выделилось в самостоятельную отрасль достоевскознания[9].







История издания

Файл:Writer's Diary.jpg
Редакция «Гражданина» сообщает о публикации нового произведения Достоевского на своих страницах в 1873 году и «Дневник писателя» в отдельном издании 1877 года

Первоначально публиковался в виде отдельной рубрики «Дневник писателя» с первого январского номера за 1873 год еженедельного журнала князя В. П. Мещерского «Гражданин», редактором которого был Достоевский[11]. С конца августа 1873 года Достоевский прекратил выпуск раздела «Дневник писателя» и стал вести внешнеполитическую рубрику «Гражданина» «Иностранные события»[12]. Весной 1874 года писатель вышел из редакции журнала «Гражданин», уйдя в работу над романом «Подросток», после завершения которого вернулся к публицистике и возобновил выпуск собственного журнала одного автора (моножурнала) в виде отдельного издания. При этом работа над «Дневником писателя» рассматривалась Достоевским ещё и как творческая лаборатория для подготовки материалов большого романа «Братья Карамазовы»[13]. В 1876 и 1877 годах «Дневник» выходил самостоятельными ежемесячными выпусками, печатавшимися в типографии князя В. В. Оболенского. Затем, ввиду занятости писателя работой по созданию романа «Братья Карамазовы», появилось лишь два выпуска: августовский 1880 года и январский 1881 года (вышел посмертно).

«Дневник писателя» пользовался большим успехом читателей по всей России, особенно среди молодёжи. При жизни писателя ежемесячные выпуски журнала за 1876 год дважды публиковались отдельными изданиями — в 1877 и 1879 годах[14][15]. «Дневник писателя» за 1877 год вышел отдельным изданием в 1878 году[16].

Сотрудники

Единственным автором «Дневника писателя» был Ф. М. Достоевский, который выступал редактором, журналистом и романистом в одном лице[17]. При этом «сотрудниками» своего моножурнала Достоевский считал своих читателей-корреспондентов[18], поскольку некоторые статьи создавались на основе писем подписчиков[19]. Супруга писателя А. Г. Достоевская вела ответственную работу по подписке «Дневника писателя» и его продаже через владельцев книжных магазинов. Кроме жены большую помощь по изданию и распространению журнала оказывал метранпаж М. А. Александров[20][21], оставивший об этом свои воспоминания, в которых использовал орфографию Достоевского: «Дневник Писателя»[22].

Жанры

В. Н. Захаров писал, что в журналистике Достоевский использовал практически все жанры: статьи, очерки, полемику, заметки, обозрения внутренней и иностранной политики, литературную критику, рецензии, предисловия, отчёты, некрологи, и проч. При этом главным из них был фельетон. Неповторимый жанр «Дневника писателя» создавался при синтезе литературы и журналистики на фельетонной основе[17].

Художественные особенности

В «Дневнике писателя» Достоевский откликался, главным образом в публицистической форме, на волновавшие его события современности. Вместе с тем «Дневник» содержит ряд художественных произведений — рассказы, очерки, воспоминания.

Критика 1870-х годов отмечала ценность этих художественных страниц «Дневника писателя». В последний период творчества Достоевский действительно достигает поразительной силы в искусстве малых повествовательных жанров, которые он и разрабатывает в этом издании. Он создаёт новые виды философской и психологической повести («Кроткая» и «Сон смешного человека»), фантастического рассказа («Бобок»), художественных очерков современного Санкт-Петербурга («Столетняя», «Мальчик у Христа на ёлке»), художественных мемуаров с большими обобщениями и глубокими выводами («Мужик Марей»).

Художественные произведения из «Дневника писателя»

Исследования

Первая монография по исследованию «Дневника писателя» вышла в 1966 году в Австралии и принадлежала перу русского эмигранта, достоеведа Дмитрия Владимировича Гришина (1908–1975)[23][24]. В 1971 году вышло её новое исправленное издание[25]. На Родине писателя в советскую эпоху научные исследования «Дневника писателя» не поощрялись из идеологических соображений. Одним из первых достоевистов, впервые занявшихся комплексным изучением данного вопроса, стал в 1970-х годах И. Л. Волгин. До этого издавались работы узкой направленности, например, по исследованию статей, затрагивавших проблемы права, или художественных произведений, вышедших в журнале.

Библиография

Прижизненные издания

  • 1873 — Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1873 год // Гражданин. Газета-журнал политический и литературный. — СПб.: Тип. А. Траншеля, 1873.[26]
  • 1877 — Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1876 г. Ф. М. Достоевского. — 1-е. — СПб.: Тип. В. В. Оболенского, 1877. — 336 с.[14]
  • 1879 — Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1876 г. Ф. М. Достоевского. — 2-е. — СПб.: Тип. Ю. Штауфа (И. Фишона), 1879. — 336 с.[15]
  • 1881 — Достоевский Ф. М. Дневник писателя. Ежемесячное издание. Год III-й. Единственный выпуск на 1880. Август. — СПб.: Тип. бр. Пантелеевых, 1880. — 44 с.[27]

Посмертные издания за 1881 год

  • 1881 — Достоевский Ф. М. Дневник Писателя. Ежемесячное издание [Ф. М. Достоевского]. 1881. Январь. — 2-е. — СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1881. — 32 с.[28]

Современные издания

  • Достоевский Ф. М. [http://www.fedordostoevsky.ru/research/sundry/001/ Дневник писателя] : в 2 т. / Вступ. ст. И. Волгина, коммент. В. Рака, А. Архиповой, Г. Галаган. — М. : Книжный Клуб 36.6, 2011. — Т. 1. — 800 с. — ISBN 978-5-98697-176-6.</span>
  • Достоевский Ф. М. [http://www.fedordostoevsky.ru/research/sundry/001/ Дневник писателя] : в 2 т. / Коммент. А. Батюто, А. Березкина, В. Ветловской и др.. — М. : Книжный Клуб 36.6, 2011. — Т. 2. — 752 с. — ISBN 978-5-98697-220-6.</span>

См. также

Напишите отзыв о статье "Дневник писателя"

Примечания

  1. Волгин, 2011, Поверх барьеров. Загадка «Дневника писателя», с. 6.
  2. Фридлендер, 1994, Примечания, с. 412.
  3. Фридлендер, 1994, Примечания, с. 414.
  4. Фридлендер, 1994, Примечания, с. 416.
  5. Туниманов, 1995, Комментарии, с. 519.
  6. Волгин, 2011, Поверх барьеров. Загадка «Дневника писателя», с. 5.
  7. Волгин, 2011, Поверх барьеров. Загадка «Дневника писателя», с. 9.
  8. Волгин, 2013, с. 28.
  9. 1 2 Захаров, 2013, Предисловие, с. 11.
  10. Волгин, 2013, с. 27, 38.
  11. Дневник писателя.
  12. Дневник писателя, Дневник писателя за 1873 г..
  13. Фридлендер, 1994, Примечания, с. 413.
  14. 1 2 [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/1876/ 1876]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 февраля 2016.
  15. 1 2 [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/1876/1879/ Второе издание (1879)]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 февраля 2016.
  16. Туниманов, 1995, Комментарии, с. 517.
  17. 1 2 Захаров, 2013, с. 18.
  18. Туниманов, 1995, Комментарии, с. 540.
  19. Туниманов, 1995, Комментарии, с. 546.
  20. Туниманов, 1995, Комментарии, с. 518.
  21. [http://www.fedordostoevsky.ru/around/Aleksandrov_M_A/ Александров Михаил Александрович]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 апреля 2016.
  22. Александров М. А. [http://www.fedordostoevsky.ru/memories/friends/009 Федор Михайлович Достоевский в воспоминаниях типографского наборщика]. — В: Федор Михайлович Достоевский в 1872—1881 гг. // Русская старина. — 1892. — Т. 74. — С. 177—207; 293—336.</span>
  23. Christesen, Nina. [http://adb.anu.edu.au/biography/grishin-dmitry-vladimirovich-10373 Grishin, Dmitry Vladimirovich (1908—1975)] (англ.). Australian Dictionary of Biography. Проверено 6 мая 2016.
  24. Гришин, 1966.
  25. Гришин, 1971.
  26. [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/1873/ 1873 (Гражданин)]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 февраля 2016.
  27. [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/1880-1/ 1880]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 февраля 2016.
  28. [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/1881-2/ 1881 (посмертное)]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 февраля 2016.
  29. </ol>

Литература

Монографии
  • Гришин Д. В. «Дневник писателя». — Melbourne: Русское отделение Мельбурнского университета. University of Melbourne, 1966. — 270 с.
  • Гришин Д. В. Достоевский — человек, писатель и мифы. Достоевский и его «Дневник писателя». — Melbourne: Русское отделение Мельбурнского университета. University of Melbourne, 1971. — 369 с.
Статьи
  • Волгин И. Л. Поверх барьеров. Загадка «Дневника писателя» // [http://www.fedordostoevsky.ru/research/sundry/001/ Дневник писателя] : в 2 т. / Достоевский Ф. М. ; Вступ. ст. И. Волгина, коммент. В. Рака, А. Архиповой, Г. Галаган. — М. : Книжный Клуб 36.6, 2011. — Т. 1. — С. 5—40. — 800 с. — ISBN 978-5-98697-176-6.</span>
  • Волгин И. Л. «Дневник писателя» как миросозидающий проект // [http://www.fedordostoevsky.ru/research/sundry/002/ Достоевский и журнализм] / под ред. В. Н. Захарова, К. А. Степаняна, Б. Н. Тихомирова. — СПб. : Дмитрий Буланин, 2013. — Вып. 4. — С. 27—38. — 379 с. — (Dostoevsky Monographs). — ISBN 978-5-86007-755-3.</span>
  • [http://www.fedordostoevsky.ru/works/lifetime/dairy/ Дневник писателя]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 1 марта 2016.
  • Захаров В. Н. Кодекс Достоевского // [http://www.fedordostoevsky.ru/research/sundry/002/ Достоевский и журнализм] / под ред. В. Н. Захарова, К. А. Степаняна, Б. Н. Тихомирова. — СПб. : Дмитрий Буланин, 2013. — Вып. 4. — С. 17—26. — 379 с. — (Dostoevsky Monographs). — ISBN 978-5-86007-755-3.</span>
  • Туниманов В. А. [http://rvb.ru/dostoevski/02comm/journal_1877_preamble.htm Комментарии] // Собрание сочинений : в 15 т. / Достоевский Ф. М. ; Ред. Н. Ф. Буданова, В. А. Туниманов. — Спб. : Наука, 1995. — Т. 14. — С. 517—549.</span>
  • Фридлендер Г. М. [http://rvb.ru/dostoevski/02comm/introcomm13.htm Примечания] // Собрание сочинений : в 15 т. / Достоевский Ф. М.. — Л. : Наука, 1994. — Т. 13. — С. 411—435.</span>

Ссылки

  • [http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/ «Дневник писателя»] на Lib.ru

Отрывок, характеризующий Дневник писателя

Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...
– Мы прилетели с гор-ор... – опять прозвучало странное эхо.
– А может ты нам быстрее расскажешь? – попросила Миарда нетерпеливая Стелла. – Кто они?
– Их привезли из другого мира когда-то. Их мир умирал, и мы хотели их спасти. Сперва думали – они смогут жить со всеми, но не смогли. Они живут очень высоко в горах, туда никто не может попасть. Но если долго смотреть им в глаза – они заберут с собой... И будешь жить с ними.
Стелла поёжилась и чуть отодвинулась от стоявшей рядом Лилис... – А что они делают, когда забирают?
– Ничего. Просто живут с теми, кого забирают. Наверно у них в мире было по-другому, а сейчас они делают это просто по-привычке. Но для нас они очень ценны – они «чистят» планету. Никто никогда не болел после того, как они пришли.
– Значит, вы их спасли не потому, что жалели, а потому, что они вам были нужны?!.. А разве это хорошо – использовать? – я испугалась, что Миард обидится (как говорится – в чужую хату с сапогами не лезь...) и сильно толкнула Стеллу в бок, но она не обратила на меня ни какого внимания, и теперь уже повернулась к Савии. – А вам нравится здесь жить? Вы грустите по своей планете?
– Нет-ет... Здесь красиво-сиво-иво...– прошелестел тот же мягкий голос. – И хорошо-ошо...
Лилис неожиданно подняла один из своих сверкающих «лепестков» и нежно погладила Стеллу по щеке.
– Малыш-ка... Хорошая-шая-ая... Стелла-ла-а... – и у Стеллы над головой второй раз засверкал туман, но на этот раз он был разноцветным...
Лилис плавно махнула прозрачными крыльями-лепестками и начала медленно подниматься, пока не присоединилась к своим. Савии заволновались, и вдруг, очень ярко вспыхнув, исчезли...
– А куда они делись? – удивилась малышка.
– Они ушли. Вот, посмотри... – и Миард показал на уже очень далеко, в стороне гор, плавно паривших в розовом небе, освещённых солнцем дивных существ. – Они пошли домой...
Неожиданно появилась Вэя...
– Вам пора, – грустно сказала «звёздная» девочка. – Вам нельзя так долго здесь находиться. Это тяжело.
– Ой, но мы же ещё ничего ничего не успели увидеть! – огорчилась Стелла. – А мы можем ещё сюда вернуться, милая Вэя? Прощай добрый Миард! Ты хороший. Я к тебе обязательно вернусь! – как всегда, обращаясь ко всем сразу, попрощалась Стелла.
Вэя взмахнула ручкой, и мы снова закружились в бешеном водовороте сверкающих материй, через короткое (а может только казалось коротким?) мгновение «вышвырнувших» нас на наш привычный Ментальный «этаж»...
– Ох, как же там интересно!.. – в восторге запищала Стелла.
Казалось, она готова была переносить самые тяжёлые нагрузки, только бы ещё раз вернуться в так полюбившийся ей красочный Вэйин мир. Вдруг я подумала, что он и вправду должен был ей нравиться, так как был очень похож на её же собственный, который она любила себе создавать здесь, на «этажах»...
У меня же энтузиазма чуточку поубавилось, потому что я уже увидела для себя эту красивую планету, и теперь мне зверски хотелось что-нибудь ещё!.. Я почувствовала тот головокружительный «вкус неизвестного», и мне очень захотелось это повторить... Я уже знала, что этот «голод» отравит моё дальнейшее существование, и что мне всё время будет этого не хватать. Таким образом, желая в дальнейшем оставаться хоть чуточку счастливым человеком, я должна была найти какой-то способ, чтобы «открыть» для себя дверь в другие миры... Но тогда я ещё едва ли понимала, что открыть такую дверь не так-то просто... И, что пройдёт ещё много зим, пока я буду свободно «гулять», куда захочу, и что откроет для меня эту дверь кто-то другой... И этим другим будет мой удивительный муж.
– Ну и что будем дальше делать? – вырвала меня из моих мечтаний Стелла.
Она была расстроенной и грустной, что не удалось увидеть больше. Но я была очень рада, что она опять стала сама собой и теперь я была совершенно уверена, что с этого дня она точно перестанет хандрить и будет снова готова к любым новым «приключениям».
– Ты меня прости, пожалуйста, но я наверное уже сегодня ничего больше делать не буду... – извиняясь, сказала я. – Но спасибо тебе большое, что помогла.
Стелла засияла. Она очень любила чувствовать себя нужной, поэтому, я всегда старалась ей показать, как много она для меня значит (что было абсолютной правдой).
– Ну ладно. Пойдём куда-нибудь в другой раз, – благодушно согласилась она.
Думаю, она, как и я, была чуточку измождённой, только, как всегда, старалась этого не показать. Я махнула ей рукой... и оказалась дома, на своей любимой софе, с кучей впечатлений, которые теперь спокойно нужно было осмыслить, и медленно, не спеша «переварить»...

К моим десяти годам я очень сильно привязалась к своему отцу.
Я его обожала всегда. Но, к сожалению, в мои первые детские годы он очень много разъезжал и дома бывал слишком редко. Каждый проведённый с ним в то время день для меня был праздником, который я потом долго вспоминала, и по крупиночкам собирала все сказанные папой слова, стараясь их сохранить в своей душе, как драгоценный подарок.
С малых лет у меня всегда складывалось впечатление, что папино внимание я должна заслужить. Не знаю, откуда это взялось и почему. Никто и никогда мне не мешал его видеть или с ним общаться. Наоборот, мама всегда старалась нам не мешать, если видела нас вдвоём. А папа всегда с удовольствием проводил со мной всё своё, оставшееся от работы, свободное время. Мы ходили с ним в лес, сажали клубнику в нашем саду, ходили на реку купаться или просто разговаривали, сидя под нашей любимой старой яблоней, что я любила делать почти больше всего.