Днепр (магнитофон)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

«Днепр», «Днiпро» — торговая марка советских магнитофонов, выпускавшихся на Киевском заводе радиоаппаратуры, впоследствии Киевский завод «Маяк», с 1949 по 1970-е годы. «Днепр» 1949 года — первый в СССР серийный бытовой магнитофон. «Днепр-8» (1954 г.) — первый советский бытовой магнитофон с батарейным питанием, «Днепр-9» (1956 г.) — первый советский двухдорожечный магнитофон.







Модельный ряд

Все магнитофоны «Днепр» — катушечные, ламповые, с питанием от сети переменного тока (кроме «Днепр-8»), работают с магнитной лентой шириной 6,25 мм.

«Днепр» («Днепр-1»)

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
«Днепр»

Производство с 1949 г. Конструкторы В. М. Корнейчук и В. Е. Варфель. Магнитофон однодорожечный, работает с лентой длиной 500 м на сердечниках, имеет две скорости движения ленты — 18 и 46,5 см/с. Лентопротяжный механизм (ЛПМ) с одним асинхронным электродвигателем. Длительность непрерывной записи/воспроизведения — 45 и 20 минут соответственно. Ускоренная перемотка — только вперед. В первом «Днепре» лента наматывается на подающий сердечник рабочим слоем внутрь, а на приемный наизнанку — рабочим слоем наружу, чтобы потом по ошибке не запустить ленту в обратном направлении. Частотный диапазон при большей скорости — 90…7000 Гц. Выходная мощность — 3 Вт. Потребляемая мощность — не более 140 Вт. Магнитофон переносный, габариты 510×390х245 мм, масса 29 кг. Отмечалось, что магнитофон страдает многими недостатками: неудачная эргономика, неравномерность движения ленты из-за неточного изготовления деталей ЛПМ, высокий уровень акустического и электрического шума, перегрев двигателя и т. д.

«Днепр-2»

Этот аппарат упоминается только в одном источнике[1], и, судя по всему, не выпускался серийно. Он представляет собой комбинацию из усовершенствованного варианта магнитофона «Днепр-1» и радиоприёмника для приема местных станций в диапазоне ДВ и СВ. Таким образом, «Днепр-2» является первой советской магнитолой (самого слова тогда ещё не существовало).

«Днепр-3»

Настольный однодорожечный, односкоростной магнитофон 1952 года. Скорость ленты, в отличие от первой модели, стандартная — 19,05 см/с. ЛПМ с одним двигателем. Лента на подающем (левом) сердечнике должна быть намотана рабочим слоем наружу, а на приемный она сматывается рабочим слоем внутрь. Продолжительность записи/воспроизведения на ленте 500 м — 44 мин. Предусмотрена перемотка вперед и назад. Рабочий диапазон частот — 100…5000 Гц. Номинальная выходная мощность — 3 Вт. Габариты 518×315×330 мм. Масса 28 кг.

«Днепр-5»

Настольная модель 1955 года. Характеристики в основном такие же, как у «Днепр-3». Переработана электрическая часть (универсальный усилитель имеет три каскада вместо двух у «Днепр-3», применены двойные триоды вместо пентодов). Управление лентопротяжным механизмом — кнопочное. Упрощена кинематика лентопротяжного механизма. Потребляемая мощность не более 100 Вт. Габариты 518×315×330 мм. Масса 28 кг.

«Днепр-8»

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
«Днепр-8»

Портативный бытовой однодорожечный магнитофон с батарейным питанием. Разработан на основе репортерского магнитофона МИЗ-8 (1953 г.), выпуск начался в 1954 г. Скорость ленты — 9,6 см/с (у МИЗ-8 — 26 см/с). Привод ЛПМ — от пружинного мотора граммофонного типа, при работе необходимо было каждые 5 минут подзаводить пружину ручкой; это можно было делать, не останавливая ленту. Предусмотрена обратная перемотка ленты. Используются катушки № 10 (диаметром 10 см, вмещают 100 м ленты). Электронная часть собрана на пяти миниатюрных лампах исполнения «Б». Для воспроизведения записи подключался внешний усилитель с громкоговорителем, например, радиоприёмник. Питание от анодно-экранной батареи ГБ-60 с ЭДС 67 В емкостью 0,1 А•ч и двух элементов 1КС-У-3 по 1,6 В, емкостью 3 А•ч каждый, включенных параллельно (подогреватели ламп). Комплекта питания хватало на 20-25 часов непрерывной работы. Стирание записи — постоянным магнитом. Диапазон частот — 200…5000 Гц. Такой же диапазон был у МИЗ-8 при гораздо большей скорости, а в «Днепре-8» его можно было получить только на специально отобранной по частотной характеристике и дополнительно отшлифованной ленте. Магнитофон комплектовался четырьмя катушками с такой лентой, в общей сложности на 1 час записи, и малогабаритным микрофоном. Габариты 270×175×150 мм, масса 6 кг. «Днепр-8» — большая коллекционная редкость, аппарат выпущен в мизерном количестве и, в отличие от других «Днепров», почти не упоминается в справочной литературе.

«Днепр-9»

Модель 1956 г., первый из «Днепров» с двухдорожечной записью и лентой на катушках, и вообще первый советский серийный двухдорожечный магнитофон (до того двухдорожечными были только магнитофонные приставки к проигрывателям)[2]. Конструктивно представляет собой модернизацию «Днепра-5». Скорость ленты 19,05 см/с, частотный диапазон 50…8000 Гц на самой качественной на момент выпуска аппарата ленте — советской «тип 2» или СН производства ГДР. При использовании катушек № 18 (350 м ленты) длительность записи на одной дорожке — 30 мин. Номинальная выходная мощность 2,5 Вт. Габариты 510×350×320 мм. Масса 28 кг.

«Днепр-10»

Модель 1958 г., усовершенствованный «Днепр-9» с частотным диапазоном 50…10000 Гц. Внешне такой же.

«Днiпро-11»

Модель 1960 г., дальнейшее развитие «Днепра-10». Две скорости ленты — 19,05 и 9,53 см/с. Вместо асинхронного двигателя применен синхронный, вместо октальных ламп — пальчиковые. Выходной каскад усилителя выполнен по двухтактной схеме (во всех предыдущих — по однотактной). Клавиши управления перенесены с верхней панели на полку внизу, под громкоговорителями. Изменено внешнее оформление. Потребляемая мощность 160 Вт. Габариты 550×330×330 мм. Масса 24 кг. С 1962 г. выпускался слегка измененный «Днiпро-11М». Довольно популярная и распространённая модель.

«Днiпро-12»

Совершенно новая модель с трехдвигательным лентопротяжным механизмом. Существовала в настольном («Днiпро-12Н», 1966 г., «Днiпро-12М», 1967 г.) и переносном («Днiпро-12П», 1967 г.) исполнении. Магнитофон собран на семи пальчиковых лампах с применением печатного монтажа. Две скорости ленты — 9,53 и 4,76 см/с (у «Днiпро-12П» только 9,53 см/с), применяются катушки № 15, вмещающие 250 м ленты. Диапазон частот на скорости 9,53 см/с — 60…10000 Гц. Выходная мощность настольного варианта — 3 Вт, переносного — 1 Вт. Габариты настольного варианта — 620×340×280 мм, масса 22 кг; переносного — 400×320×190 мм и 12 кг. Цена настольного магнитофона 145 рублей. «Днiпро-12П» описан в справочниках, но не обнаружено ни данных о его серийном производстве, ни даже фотографий реального аппарата, только рисунки.

«Днiпро-14»

Файл:Днепр-14А .jpg
«Днепр-14А»

Модернизированный «Днiпро-12Н», 1967 г. Предусмотрена возможность наложения записей, введена кнопка «пауза» с возможностью дистанционного управления (в этом магнитофоне она называется «Стоп-миг»), переключатель входов. Размеры 620×320×305 мм, масса 25 кг. Цена 170 рублей.

Напишите отзыв о статье "Днепр (магнитофон)"

Примечания

  1. Упеник О. А. Запись звука на магнитной пленке. — М.:Госкиноиздат, 1951
  2. [http://rw6ase.narod.ru/00/mg_l/dnepr9r57_09.djvu Ефимов В. Магнитофон «Днепр-9». // Радио, № 9, 1957, с. 46-48]

Литература

  • Гладышев Г. И. Магнитофоны. Справочник. — Киев: Наукова думка, 1969
  • [http://rw6ase.narod.ru/00/mg_l/dnepr_r9_50.djvu Дроздов К. Магнитофон «Днепр». // Радио, № 9, 1950, с. 56-60]

Ссылки

  • [http://rw6ase.narod.ru Отечественная радиотехника XX века]

Отрывок, характеризующий Днепр (магнитофон)

Усиленные теплом летнего вечера, в воздухе витали головокружительно-сладкие запахи цветущих акаций, роз и чего-то ещё, что я никак не могла определить. Над чистой поверхностью маленького пруда, как в зеркале, отражались огромные чашечки нежно-розовых водяных лилий, и снежно-белые «шубы» ленивых, уже готовых ко сну, царственных лебедей. По маленькой, узенькой тропинке, вокруг пруда гуляла красивая молодая пара. Где-то вдали слышалась музыка, колокольчиками переливался весёлый женский смех, звучали радостные голоса множества людей, и только для этих двоих мир остановился именно здесь, в этом маленьком уголке земли, где в этот миг только для них звучали нежные голоса птиц; только для них шелестел в лепестках роз шаловливый, лёгкий ветерок; и только для них на какой-то миг услужливо остановилось время, давая возможность им побыть вдвоём – просто мужчиной и женщиной, которые пришли сюда, чтобы проститься, даже не зная, не будет ли это навсегда...
Дама была прелестной и какой-то «воздушной» в своём скромном, белом, вышитом мелкими зелёными цветочками, летнем платье. Её чудесные пепельные волосы были схвачены сзади зелёной лентой, что делало её похожей на прелестную лесную фею. Она выглядела настолько юной, чистой и скромной, что я не сразу узнала в ней ту величественную и блистательную красавицу королеву, которую видела всего лишь несколько минут назад во всей её великолепной «парадной» красоте.

Французская королева Мария-Антуанетта

Рядом с ней, не сводя с неё глаз и ловя каждое её движение, шёл «наш знакомый» Аксель. Он казался очень счастливым и, в то же время, почему-то глубоко грустным... Королева лёгким движением взяла его под руку и нежно спросила:
– Но, как же я, ведь я буду так скучать без Вас, мой милый друг? Время течёт слишком медленно, когда Вы так далеко...
– Ваше Величество, зачем же мучить меня?.. Вы ведь знаете, зачем всё это... И знаете, как мне тяжело покидать Вас! Я сумел избежать нежелательных мне браков уже дважды, но отец не теряет надежду всё же женить меня... Ему не нравятся слухи о моей любви к Вам. Да и мне они не по душе, я не могу, не имею права вредить Вам. О, если бы только я мог быть вблизи от Вас!.. Видеть Вас, касаться Вас... Как же тяжело уезжать мне!.. И я так боюсь за Вас...
– Поезжайте в Италию, мой друг, там Вас будут ждать. Только будьте не долго! Я ведь тоже Вас буду ждать... – ласково улыбаясь, сказала королева.
Аксель припал долгим поцелуем к её изящной руке, а когда поднял глаза, в них было столько любви и тревоги, что бедная королева, не выдержав, воскликнула:
– О, не беспокойтесь, мой друг! Меня так хорошо здесь защищают, что если я даже захотела бы, ничего не могло бы со мной случиться! Езжайте с Богом и возвращайтесь скорей...
Аксель долго не отрываясь смотрел на её прекрасное и такое дорогое ему лицо, как бы впитывая каждую чёрточку и стараясь сохранить это мгновение в своём сердце навсегда, а потом низко ей поклонился и быстро пошёл по тропинке к выходу, не оборачиваясь и не останавливаясь, как бы боясь, что если обернётся, ему уже попросту не хватит сил, чтобы уйти...
А она провожала его вдруг повлажневшим взглядом своих огромных голубых глаз, в котором таилась глубочайшая печаль... Она была королевой и не имела права его любить. Но она ещё была и просто женщиной, сердце которой всецело принадлежало этому чистейшему, смелому человеку навсегда... не спрашивая ни у кого на это разрешения...
– Ой, как это грустно, правда? – тихо прошептала Стелла. – Как мне хотелось бы им помочь!..
– А разве им нужна чья-то помощь? – удивилась я.
Стелла только кивнула своей кудрявой головкой, не говоря ни слова, и опять стала показывать новый эпизод... Меня очень удивило её глубокое участие к этой очаровательной истории, которая пока что казалась мне просто очень милой историей чьей-то любви. Но так как я уже неплохо знала отзывчивость и доброту большого Стеллиного сердечка, то где-то в глубине души я почти что была уверенна, что всё будет наверняка не так-то просто, как это кажется вначале, и мне оставалось только ждать...
Мы увидели тот же самый парк, но я ни малейшего представления не имела, сколько времени там прошло с тех пор, как мы видели их в прошлом «эпизоде».
В этот вечер весь парк буквально сиял и переливался тысячами цветных огней, которые, сливаясь с мерцающим ночным небом, образовывали великолепный сплошной сверкающий фейерверк. По пышности подготовки наверняка это был какой-то грандиозный званый вечер, во время которого все гости, по причудливому желанию королевы, были одеты исключительно в белые одежды и, чем-то напоминая древних жрецов, «организованно» шли по дивно освещённому, сверкающему парку, направляясь к красивому каменному газебо, называемому всеми – Храмом Любви.

Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь... Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего... Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви... И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике...
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.