Дон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дон
250px
Дон в Воронежской области
Характеристика
Длина

1870 км

[[d:{{#property:P1200}}|Бассейн]]

422 000 км²

Расход воды

680 (за зарегулированный период) м³/с (в вершине устьевой области (ст. Раздорская))

[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&article=Дон Водоток]
Исток

 

— Местоположение

г. Новомосковск,
Тульская область

— Высота

180 м

— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%94%D0%BE%D0%BD&params=54_0_44_N_38_16_40_E_scale:10000_region:RU_type:river&title=%D0%94%D0%BE%D0%BD%2C+%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA 54°00′44″ с. ш. 38°16′40″ в. д. / 54.01222° с. ш. 38.27778° в. д. / 54.01222; 38.27778 (Дон, исток)[//maps.google.com/maps?ll=54.01222,38.27778&q=54.01222,38.27778&spn=0.01,0.01&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=54.01222&mlon=38.27778&zoom=15 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=38.27778,54.01222&pt=38.27778,54.01222&spn=0.01,0.01&l=sat,skl (Я)]

Устье

Таганрогский залив

— Местоположение

г. Азов (Ростовская область)

— Высота

0 м

— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%94%D0%BE%D0%BD&params=47_5_11_N_39_14_19_E_scale:100000_region:RU_type:river&title=%D0%94%D0%BE%D0%BD%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 47°05′11″ с. ш. 39°14′19″ в. д. / 47.08639° с. ш. 39.23861° в. д. / 47.08639; 39.23861 (Дон, устье)[//maps.google.com/maps?ll=47.08639,39.23861&q=47.08639,39.23861&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=47.08639&mlon=39.23861&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=39.23861,47.08639&pt=39.23861,47.08639&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%94%D0%BE%D0%BD&params=47_5_11_N_39_14_19_E_scale:100000_region:RU_type:river&title=%D0%94%D0%BE%D0%BD%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 47°05′11″ с. ш. 39°14′19″ в. д. / 47.08639° с. ш. 39.23861° в. д. / 47.08639; 39.23861 (Дон, устье)[//maps.google.com/maps?ll=47.08639,39.23861&q=47.08639,39.23861&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=47.08639&mlon=39.23861&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=39.23861,47.08639&pt=39.23861,47.08639&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]

Уклон реки

0,096 м/км

[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&l=10&article={{#property:P1200}} Расположение]
Водная система

Азовское море


Россия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Россия22x20px Россия

Регион

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Район

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Водный реестр России

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код бассейна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код по ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Том ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

7px — исток, 7px — устье

[[:commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Дон на Викискладе]]
К:Реки по алфавитуК:Водные объекты по алфавитуК:Карточка реки: Викиданные: используется свойство: код ГВР[[Категория:]]К:Реки до 5000 км в длинуК:Карточка реки: заполнить: РегионК:Карточка реки: исправить: разногласие с Викиданными: ДлинаК:Карточка реки: Викиданные: заполнить: категория бассейна

Дон — река в Европейской части России. Длина реки — 1870 км. Исток Дона расположен в северной части Среднерусской возвышенности, на высоте около 180 м над уровнем моря.

На Дону расположены два города-миллионника: Воронеж и Ростов-на-Дону.







Происхождения названия

Название Дон происходит от арийского корня *dānu-: авест. dānu «река», др.-инд. dānu «капель, роса, сочащаяся жидкость»[1][2]. Русское название реки произошло от скифо-сарматского слова dānu того же корня. Осетинский язык, наследник скифо-сарматского, содержит однокоренное слово дон («река, вода»). В. И. Абаев считает, что «переход dāndon произошёл не ранее XIIIXIV веков, когда осетины (аланы) уже не были массово представлены на юге России. Поэтому русскую форму Дон нельзя связывать непосредственно с современным осетинским don»[2], эти слова родственны через скифо-сарматский язык.

В Осетии, которая является одной из частей исторической Алании, по сей день все реки пишутся с морфемой -дон в постпозиции: Ардон, Фиагдон, Урсдон, Кармадон и т. д. Реки Днепр, Днестр, Донец и, возможно, Дунай, имеют схожую скифо-сарматскую этимологию[3][4], так как находились на территориях, населённых скифами.

Донец — уменьшительно-ласкательная форма названия Дон, возникшая в древнерусском языке. Это название имеют несколько рек, большинство из которых впадают в Дон или в его приток Северский Донец или являются их рукавами: Северский Донец, Липовый Донец, Мёртвый Донец, Сажной Донец, Сухой Донец. Донец — древнерусское (X—XIV века) название реки Уды.

Дон − Танаис − Гиргис

Античные авторы часто попеременно именовали Танаисом[5] (Гиргисом) то реку Дон, то Северский Донец.

Древнегреческий картограф Птолемей дал координаты истока и устья Танаиса, по которым это точно Северский Донец, доведённый по нижнему течению нынешнего Дона до Азовского моря; таким образом, Гиргис (Дон) им считался притоком находящегося ближе к тогдашнему цивилизованному миру Танаиса (Северского Донца)

В устье реки Танаис (Северский Донец), недалеко от его впадения в Азовское море, на тогдашнем основном русле реки, двумя тысячелетиями позднее названном Мёртвый Донец, и была основана греческая колония Танаис.

Геродот считает Танаис «восьмою скифскою рекою».

История

В древности Азовского моря не существовало. В тот период Дон впадал в Чёрное море в районе современного Керченского пролива. В хапровской аллювиальной толще, относящейся к русловой фации палео-Дона, Н. К. Верещагиным в 1954 году в Ливенцовском карьере на западной окраине Ростова-на-Дону был обнаружен фрагмент плюсневой кости верблюда вида Paracamelus alutensis № 35676 со следами рубки и пиления-резания каменным орудием, который относится к финалу среднего виллафранка (2,1 — 1,97 млн л. н.)[6][7].

Относительно доисторического времени весьма ценные сведения о Доне даёт Риттер в своей «Vorhalle».

Полибию источники Дона неизвестны. На карте Пейтингера Дон, хотя и впадает в Меотийское озеро (Азовское море), но истоки его лежат на какой-то горе на самом берегу океана, причем у истока его сделана на карте надпись: «Река Танаис, отделяющая Европу от Азии». Иордан в Гетике заставляет низвергаться Танаис с Рифейских гор.

Немало следов древнейшего знакомства норманнов с Доном сохранилось в сагах, где он именуется Ванаквисль (исл. Vanakvísl). Немало мифических сказаний собрано также графом Потоцким.

По Дону спускался Святослав со своею дружиною в походе на хазар.

В Киевской Руси Донцом назывался не современный Донец, а река Уды,[8] на которой стоял древнерусский, пограничный со Степью город Донец новгород-северского княжества. В свою очередь, современный Донец тогда назывался Дон.

По мнению Б. А. Рыбакова, то, что сказано в «Слове о полку Игореве» про Донец, на самом деле относится к Удам;[9] в частности, диалог князя Игоря Святославича с рекой. То, что сказано в «Слове о полку Игореве» про Дон, на самом деле относится к Донцу.[9]

Во время путешествия Плано-Карпини, в 1246 г., берега Дона находились в ведении Тубона, шурина Батыя. Руисбрёк (Рубруквис), путешествовавший по югу России в 1253 г., сообщает о переправах на Дону, которые содержали русские по приказанию Батыя и Сартака; переправа поддерживалась барками.

Барбаро, рывший клады и вскрывавший курганы аланов по берегу Дона, рассказывает о рыбных ватагах на Дону и Азовском море.

Амброджо (Амвросий) Контарини пишет, будто русские признавали Дон святой рекой за её рыбные богатства. Проезжая в качестве венецианского посла через донские степи, Контарини и спутник его, Марк Руф, ничего не видали, кроме неба и земли, не находили ни дорог, ни мостов, сами делали плоты при переправах и восхваляли милость Божию, когда достигли Рязанской области.

Точно так же отзывается о Доне митрополит Пимен, проехавший здесь в 1389 г. в Царьград.

В 1499 г. купцы, сопровождавшие московского посла Голохвастова, отправленного вел. кн. к султану Баязету, грузили свои товары в барки у «Каменного Коня», на устье Красной Мечи ниже Лебедяни.

В 1514 г. первый посол турецкий, кн. мангутский Феодорит Камал, и русский посол Алексеев по пути в Москву терпели недостаток и голод в придонских степях, лишились коней; их «увалило снегом, так что едва живые добрались до пределов Рязанских».

Город Тана

При Герберштейне русские купцы грузили свои товары, отправляемые по Дону в Кафу, Азов и др. города, близ Данкова, большею частью осенью. О нижнем течении реки известно, что в глубокой древности на устье Дона существовал город Тана. Построенный греческими колонистами, он находился в зависимости от Боспорского царства.

Позднее Тана, цветущий торговый город, принадлежал то венецианцам, то генуэзцам.

В 1475 году завоёванная турками Тана была переименована в Азаф, или Азов. С тех пор все посольские и торговые дела Русского государства с Крымом и Царьградом справлялись главным образом по Дону.

Эта река является также колыбелью наших южных флотов — военного, возникшего здесь при Петре в 1696 году, и торгового, начало которому положено здесь Екатериною II в 1772 году по случаю учреждения донского торгового общества (на акциях) для хлебной торговли с Крымом.

География

Файл:Don basin.png
Бассейн Дона

Исток Дона расположен в северной части Среднерусской возвышенности, на высоте около 180 м над уровнем моря. Раньше за начало реки принимали место выхода из озера Иван (в действительности стока вод из Иван-озера в Дон обычно не происходит). В настоящее время за исток Дона часто принимают Шатское водохранилище к северу от города Новомосковск Тульской области, которое также им не является и отгорожено от реки железнодорожной дамбой. Настоящий исток находится в парке[10] в 2—3 км к востоку (ручей Урванка). В Новомосковске установлен архитектурный комплекс «Исток Дона». Сам источник в этом комплексе искусственного происхождения и запитан от водопроводной сети.[11][12]

Характер долины и русла Дона типичен для равнинных рек. Он имеет плавный продольный профиль с уклонами, постепенно уменьшающимися к устью (рис. 1), средний уклон составляет 0,1 ‰. Почти на всем протяжении Дон имеет разработанную долину с широкой поймой, множество рукавов (ериков) и староречий, и достигает в нижнем течении ширины 12—15 км. В районе города Калача-на-Дону его долина сужается отрогами Средне-Русской и Приволжской возвышенностей. На этом коротком участке пойма у реки отсутствует.

Для Дона, как и других рек региона, характерно асимметричное строение долины. Правый коренной берег — высокий и крутой, а левый — пологий и низменный. По склонам долины прослеживаются три террасы. Дно долины заполнено отложениями аллювия. Русло извилистое с многочисленными песчаными мелководными перекатами.

Большая излучина Дона

Большая излучина Дона (также, Донская лука́) — от Серафимовича (бывшей станицы Усть-Медведицкой) до Суровикино, а также охватываемая рекой местность. В этом районе Дон делает несколько крутых изгибов, в общем направлении течения на восток, а потом резко поворачивает к югу и сближается с Волгой на расстояние 60 километров, и течет на 40 метров выше уровня Волги. Большую излучину разделяют на систему менее крупных излучин. Выделяют две излучины второго порядка, Кременскую и Сиротинско-Трехостровскую, и четыре третьего порядка.

Дельта Дона

Устье и дельта Дона — Таганрогский залив Азовского моря. От Ростова-на-Дону образует дельту площадью 540 км². Там русло Дона разделяется на многочисленные рукава и протоки (гирла), в том числе — Мёртвый Донец, Старый Дон, Большая Каланча, Большая Кутерьма, Переволока, Егурча.

Водный режим

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Рис. 1. Схематический продольный профиль р. Дон
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Рис. 2. Графики колебаний уровня воды р. Дон (1907 г.)

Бассейн Дона целиком находится в пределах лесостепной и степной зон, чем объясняется относительно малая водность при большой площади водосбора. Средний годовой расход воды составляет 900 м³/с, модуль стока около 2 л/сек·км². Относительная водность Дона в 5−6 раз ниже, чем у рек Северного края (Северная Двина, Печора).

Водный режим Дона также типичен для рек степной и лесостепной зон. Высока доля снегового питания (до 70 %) при сравнительно слабом грунтовом и дождевом питании. Дон отличается высоким весенним половодьем и низкой меженью в остальное время года (рис. 2). С окончания весеннего половодья и до начала нового весеннего подъёма уровень и расход воды постепенно падают. Осенний паводок слабо выражен, летние паводки крайне редки.

Амплитуда колебания уровня воды в реке значительна на всем протяжении и достигает 8—13 м. Дон широко разливается по пойме, особенно в нижнем течении. Половодье часто происходит в виде двух волн. Первая возникает за счёт поступления в русло талых вод из нижней части бассейна (по-местному — холодная вода или казачья), а вторая образуется водами, поступающими с верхнего Дона (тёплая вода). Иногда, при запаздывании снеготаяния в нижней части бассейна, обе волны сливаются и половодье становится более высоким, но менее продолжительным.

Дон замерзает в конце ноября − начале декабря. Ледостав держится от 140 дней в верховьях и до 30—90 дней в нижнем течении. Река вскрывается в низовьях в конце марта и отсюда вскрытие быстро распространяется к верховьям.

Использование

Дон судоходен на протяжении 1590 км вверх от устья, до Воронежа, регулярное судоходство действует до города Лиски (1355 км).

В районе Калач-на-Дону излучина Дона приближается к Волге на расстояние максимально близкое расстояние - около 70 километров. С I тысячелетия нашей эры здесь возникает волгодонская переволока, существовавшая до 1952 года, когда транспортную связь между реками стал исполнять канал ВолгоДон.

В районе станицы Цимлянская построена плотина протяжённостью 12,8 км, поднимающая уровень воды в реке на 27 м и формирующая Цимлянское водохранилище, раскинувшееся от Голубинской до Волгодонска, общей ёмкостью 21,5 км³ (полезная ёмкость — 12,6 км³) и площадью 2600 км². При плотине также размещена гидроэлектростанция. Воды Цимлянского водохранилища используют для орошения и обводнения Сальских степей и других степных пространств Ростовской и Волгоградской областей.

На протяжении около 130 км ниже по течению от Цимлянской ГЭС, глубина реки, необходимая для судоходства, поддерживается при помощи трёх гидроузлов с плотинами и шлюзами: Николаевского, Константиновского и Кочетовского.[13] Старейший и наиболее известный из них, Кочетовский гидроузел ([//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%94%D0%BE%D0%BD&params=47_34_07_N_40_51_10_E 47°34′07″ с. ш. 40°51′10″ в. д. / 47.56861° с. ш. 40.85278° в. д. / 47.56861; 40.85278[//maps.google.com/maps?ll=47.56861,40.85278&q=47.56861,40.85278&spn=0.03,0.03&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=47.56861&mlon=40.85278&zoom=14 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=40.85278,47.56861&pt=40.85278,47.56861&spn=0.03,0.03&l=sat,skl (Я)]), расположен в 7,5 км ниже впадения в Дон реки Северский Донец (то есть в 131 км выше по течению от города Ростова-на-Дону).[14] Он был построен в 1914—1919 годах[15] и реконструирован в 2004—2008 годах. При реконструкции была добавлена вторая нитка шлюза.[16][17]

Ниже Кочетовского гидроузла плотин больше нет, и судоходная глубина поддерживается систематическим землечерпанием.[13]

Притоки (км от устья)

Географические объекты на Дону

Крупнейшие притоки

  • Северский Донец (правый): длина — 1016 км, площадь бассейна — 99 600 км²;
  • Хопёр (левый): длина — 1008 км, площадь бассейна — 61 100 км²;
  • Медведица (левый): длина — 764 км, площадь бассейна — 34 700 км².

Крупные рукава дельты Дона

  • Мёртвый Донец
  • Старый Дон
  • Большая Каланча
  • Большая Кутерьма
  • Переволока
  • Мокрая Каланча
  • Средняя Кутерьма

Города от истока к устью

На правом рукаве Дона Аксае — столица Войска Донского Новочеркасск.

Речные острова на Дону

Флора и фауна

Рыбы

В Дону водится 67 видов рыб. В то же время, загрязнение реки и сильная рекреационная нагрузка привели к существенному уменьшению рыбных запасов реки. Наиболее распространены мелкие виды рыбы: окунь, плотва, краснопёрка, жерех, а среди средних и крупных видов (лещ, судак, сом, щука) в настоящее время большие экземпляры встречаются всё реже.

Земноводные и пресмыкающиеся

На берегах реки, в пойменных болотах можно встретить водяную лягушку, жерлянку, обыкновенных и гребенчатых тритонов, реже встречаются обыкновенный и водяной ужи, а также болотная черепаха. Одним из самых распространённых животных видов, обитающих вблизи Дона, является, несомненно, зелёная жаба. Эти амфибии гнездятся не только вдоль берегов, но зачастую распространяются глубоко по территории нераспаханных лугов в бассейне реки.

Млекопитающие

Деятельность человека, главным образом распашка степей, привела к исчезновению распространённых ранее в бассейне Дона животных: диких лошадей, степных антилоп, сурков и многих других. Ещё в шестидесятые-семидесятые годы у отдельных притоков Дона, в основном у реки Оскол, водились байбаки, косули, дикий кабан, а у некоторых стариц можно было встретить выхухоля. В настоящее время из млекопитающих в бассейне реки можно встретить следующих грызунов: речного бобра, большого тушканчика, суслика и мышей, представителей отряда хищных речных выдр, норок, ласк, степных и лесных хорьков. Летучие мыши по-прежнему обитают в бассейне реки.

Птицы

За последние 100—150 лет количество видов птиц, обитающих в бассейне Дона, резко сократилось[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДонОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ДонОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Дон[источник не указан 2265 дней]. Исчезли такие ранее распространённые виды как степные орлы, тиркуши, кречетки, стрепеты, чёрные и белокрылые жаворонки. Перестали гнездиться у реки гуси, лебеди, орлы беркуты, орланы-белохвосты, соколы сапсаны, осоеды, скопы. Создание искусственных лесополос в шестидесятые годы, в том числе по берегам Дона, привлекло в бассейн реки различных насекомоядных птиц, которые ранее здесь не встречались: горлиц, сорок и жуланов. Среди сохранившихся пока птиц — несколько видов уток и куликов, а также ворона, поганка, дроздовидная камышовка и уже редко встречающиеся цапли, аисты, журавли красавки. В перелётный сезон можно также увидеть некоторые виды перелётных птиц: серого гуся, казарку и других.

Растительность

Есть сведения о том, что ещё Пётр I использовал лес с берегов Дона для постройки кораблей, участвовавших в русско-турецких войнах. Бо́льшая часть лугов вдоль берегов реки, на которых росли сотни видов разнообразных диких трав, были распаханы к XX веку. Большое количество видов диких растений сохранилось вблизи пойменных болот — здесь можно встретить иву, берёзу пушистую, ольху клейкую, крушину ломкую. Вдоль реки распространены камыш, хвощ топяной, осока, вербейник кистецветный, сабельник болотный и другие виды трав.

Виды реки

Дон в культуре

  • Дон упоминается в песне «Ще не вмерла України», основе Государственного гимна Украины: «Станем, браття, в бій кривавий від Сяну до Дону». Однако в официальную редакцию гимна эта строка не вошла. При этом Украина не имеет выход к Дону, но имеет к Сану.
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Скульптура «Дон батюшка»
  • В Ростове-на-Дону в 2013 году на набережной Дона установлена скульптура — «Дон батюшка». Так называют Дон в литературе и фольклоре в его нижнем течении (а также «Батюшка Дон»). Аналогично реке Волга — «Волга матушка» («Матушка Волга»).

Напишите отзыв о статье "Дон"

Примечания

  1. Дон // Этимологический словарь русского языка М. Фасмера
  2. 1 2 Абаев В. И. [http://www.allingvo.ru/LANGUAGE/etimolog_slovar.htm Историко-этимологический словарь осетинского языка.] Т. 1. М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 366—367.
  3. Абаев В. И. [http://www.allingvo.ru/LANGUAGE/etimolog_slovar.htm Историко-этимологический словарь осетинского языка.]
  4. Аланы — раздел «Аланские названия в современной Европе»; для Дуная известны другие этимологии, в частности, кельтские (Mallory, J.P. and D.Q. Adams. The Encyclopedia of Indo-European Culture. London: Fitzroy and Dearborn, 1997: 486).
  5. Дон (река в Европ. части СССР) // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  6. Саблин М. В., Гиря Е. Ю. Артефакт из Ливенцовки — Свидетельство присутствия человека на территории Восточной Европы в интервале 2,1 — 1,97 млн лет назад // Древнейшие миграции человека в Евразии. Материалы международного симпозиума. Новосибирск. Изд. ИАЭ СО РАН, 2009 г СС.166-174.
  7. [http://www.archaeology.nsc.ru/ru/publish/journal/doc/2010/422/2.pdf М. В. Саблин, Е. Ю. Гиря. К вопросу о древнейших следах появления человека на юге Восточной Европы (Россия) // Археология, этнография и антропология. № 2 (42) 2010]
  8. Саратов И. Рассказ о Северском Донце. НиТ № 1-2007, стр.6, 57-61
  9. 1 2 Борис Рыбаков. «События 1184—1185 гг., воспетые в „Слове“». М, Молодая гвардия, 1986
  10. Василий Песков. [http://www.kp.ru/daily/24563.3/736393/ Дон в колыбели] (рус.). Проверено 16 октября 2010. [http://www.webcitation.org/65Bb0fzVD Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  11. Сергей Новиков. [http://www.trud.ru/article/04-11-2003/64037_propal_istok_dona.html ПРОПАЛ ИСТОК ДОНА] (рус.). Проверено 11 июня 2011. [http://www.webcitation.org/619xkgV0o Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  12. [http://donzemlya.ucoz.ru/blog/pro_reku_don_istok/2009-10-08-91 Про реку Дон. Исток.] (рус.). Проверено 11 июня 2011. [http://www.webcitation.org/619xoVgSD Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  13. 1 2 [http://www.adgbu.ru/info/borders.html Навигационно-гидрографический очерк] (АД ГБУВПиС)
  14. [http://www.gssm.ru/index.php?id_article=33 Кочетовский гидроузел]
  15. [http://www.sarkel.ru/istoriya/istoriya_kazachestva/varianty_soedineniya_volgi_i_dona/ Варианты соединения Волги и Дона]
  16. [http://www.gssm.ru/index.php?id_article=33 25 августа 2005 г. заместитель Министра транспорта РФ Александр Мишарин провёл в Ростовской области совещание по итогам осмотра строительства второй очереди Кочетовского гидроузла на реке Дон.]
  17. [http://www.mnr.gov.ru/news/?act=print&id=1502 Государственная комиссия приняла в эксплуатацию вторую нитку шлюза старейшего на Дону Кочетовского гидроузла] (17.07.2008)
  18. </ol>

Литература

Ссылки

  • [http://tihiy-don-river.narod.ru/ Река Дон: фотографии, карты, описания притоков]. [http://www.webcitation.org/619xpyPHn Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [http://tihiy-don-river.narod.ru/stl2.html Река Дон в «Книге Большому Чертежу»]

Отрывок, характеризующий Дон

В помещении, в котором я находилась, стояла плотная, оглушающая, густая тишина. Я сидела в грубом деревянном кресле, не шевелясь и не открывая глаз, стараясь не показать «присутствовавшим» (если таковые там находились), что очнулась. Всё прекрасно чувствуя и слыша, я напряжённо «осматривалась», стараясь определить, что происходило вокруг.
Потихонечку приходя в себя и начиная вспоминать происшедшее, я вдруг очень ярко увидела, ЧТО оказалось настоящей причиной моего внезапного и глубокого обморока!..
Холодный ужас острыми тисками сжал помертвевшее сердце, даже не дав ему полностью очнуться!..
Отец!.. Мой бедный, добрый отец находился ЗДЕСЬ!!! В этом страшном, кровавом подвале – жутком логове изощрённой смерти... Он был следующим за Джироламо... Он умирал. Зловещая ловушка Караффы захлопнулась, проглатывая его чистую Душу...
Боясь увидеть самое страшное, я всё же собрала полностью ускользавшее мужество в кулак и подняла голову...
Первое, что я увидела прямо перед собой, были горящие глубоким интересом чёрные глаза Караффы... Отца в комнате пыток не было.
Караффа стоял, сосредоточившись, впившись изучающим взором в моё лицо, будто стараясь понять, что же по-настоящему творилось в моей искалеченной страданием душе... Его умное, тонкое лицо, к моему величайшему удивлению, выражало искреннее волнение (!), которое, тем не менее, показывать мне он явно не собирался... Видя, что я очнулась, Караффа мгновенно «надел» свою обычную, безразличную маску, и уже во всю улыбаясь, «ласково» произнёс:
– Ну, что же Вы, Изидора! Зачем же всех пугать? Вот уж никогда не думал, что Вы можете быть столь слабонервной!.. – а потом, не выдержав, добавил: – Как же Вы красивы, мадонна!!!.. Даже когда находитесь в таком глубоком обмороке...
Я лишь смотрела на него, не в состоянии ничего ответить, а в моём раненом сердце скреблась когтями дикая тревога... Где был отец? Что Караффа успел сотворить с ним?! Был ли он всё ещё живым?.. Я не могла посмотреть это сама, так как эмоции застилали реальность, и видение от меня ускользало. Но Караффу спрашивать не хотелось, так как я не желала доставлять ему даже малейшего лишнего удовольствия. Всё равно ведь, что бы не случилось – изменить ничего было уже нельзя. Ну, а о том, что ещё должно было произойти, я была уверенна, Караффа не откажет себе в удовольствии немедля мне об этом сообщить. Поэтому я предпочитала ждать.
А он уже снова был самим собой – уверенным и «колючим»... От его недавней «восторженности» и «участия» не осталось даже следа. Думаю, он был самым странным, самым непредсказуемым человеком на свете. Его настроения кардинально менялись в течение нескольких секунд, и за самым приятным комплиментом мог последовать самый короткий путь в руки палача. Караффа был уникален в своей непредсказуемости и, опять же, прекрасно это знал...
– Мадонна Изидора, разве Вы разучились говорить? Помилуйте, Ведьмы Вашего «полёта» обязаны быть посильнее! Во всяком случае, я всегда был в этом уверен. Насколько я понял, Вы среди них – Воин? Как же, в таком случае, Вы могли так легко пойматься на простейшие «человеческие» эмоции?.. Ваше сердце владеет разумом, Изидора, а это недопустимо для столь сильной Ведьмы, как Вы!.. Разве не у Вас, одарённых, говорят: «Будь всегда одинок и холоден, если идёт война. Не пускай своё сердце на “поле боя” – оно погубит тебя». Разве это не Ваши заповеди, Изидора?
– Вы совершенно правы, святейшество. Но это ещё не значит, что я полностью с ними согласна. Иногда любовь к человеку или человечеству может сотворить чудеса на «поле боя», Вы не находите?.. Хотя, простите мою наивность, я совершенно выпустила из виду, что эти чувства вряд ли знакомы вам... Но, как же хорошо Вы помните наши заповеди, Ваше святейшество! Неужели Вы ещё надеетесь когда-нибудь вернуться в Мэтэору?.. Ведь того, кто дал Вам свой «подарок», давно уже нет там. Мэтэора выгнала его так же, как выгнала и Вас... Не так ли, святейшество?
Караффа смертельно побледнел. Вся его обычная спесь куда-то вдруг слетела, и выглядел он сейчас внутренне беспомощным и «обнажённым». Казалось, он отчаянно искал слова и не мог найти. Время остановилось. Мгновение было опасным – что-то вот-вот должно было произойти... Каждой клеточкой своего тела, я чувствовала бушующую в нём бурю «чёрного» гнева, смешанного со страхом, коего от Караффы ожидать было вроде бы невозможно. Чего мог бояться, этот всемогущий, злой человек?..
– Откуда Вам это известно, Изидора? Кто мог Вам это рассказать?!
– О, есть «друзья» и ДРУЗЬЯ, как Вы обычно любите говорить, Ваше святейшество!.. – умышленно его поддевая, ответила я. – Именно эти ДРУЗЬЯ и рассказали мне всё, что я хотела о Вас узнать. Только мы с Вами пользуемся разными методами для получения интересующих нас сведений, знаете ли – моих друзей не пришлось за это пытать, они сами мне всё с удовольствием рассказали... И уж поверьте мне, это всегда гораздо приятнее! Если только Вас не прельщают сами пытки, конечно же... Как мне показалось, Вы ведь любите запах крови, святейшество?..
Я понемногу приходила в себя и всё больше и больше чувствовала, как возвращался в меня мой воинственный дух. Терять всё равно было нечего... И как бы я не старалась быть приятной – Караффу это не волновало. Он жаждал лишь одного – получить ответы на свои вопросы. Остальное было не важно. Кроме, может быть, одного – моего полного ему подчинения... Но он прекрасно знал, что этого не случится. Поэтому я не обязана была быть с ним ни вежливой, ни даже сносной. И если быть честной, это доставляло мне искреннее удовольствие...
– Вас не интересует, что стало с Вашим отцом, Изидора? Вы ведь так сильно любите его!
«Любите!!!»… Он не сказал – «любили»! Значит, пока что, отец был ещё жив! Я постаралась не показать своей радости, и как можно спокойнее сказала:
– Какая разница, святейшество, Вы ведь всё равно его убьёте! А случится это раньше или позже – значения уже не имеет...
– О, как же Вы ошибаетесь, дорогая Изидора!.. Для каждого, кто попадает в подвалы инквизиции, это имеет очень большое значение! Вы даже не представляете, какое большое...
Караффа уже снова был «Караффой», то бишь – изощрённым мучителем, который, ради достижения своей цели, готов был с превеликим удовольствием наблюдать самые зверские человеческие пытки, самую страшную чужую боль...
И вот теперь с интересом азартного игрока он старался найти хоть какую-то открытую брешь в моём истерзанном болью сознании, и будь то страх, злость или даже любовь – не имело для него никакого значения... Он просто желал нанести удар, а какое из моих чувств откроет ему для этого «дверь» – уже являлось делом второстепенным...
Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
– Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
– Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
– Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
– Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
– Кто возвратил меня, Старче?
– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.