Донецко-Криворожская советская республика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Донецко-Криворожская советская республика
советская республика
 
30px
 
30px
12 февраля 1918 — 19 марта 1918 года; окончательно юридически ликвидирована 17 февраля 1919 года[1][2]


30px
 
30px
 
30px
130px Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Столица Харьков, позже Луганск
Язык(и) Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Денежная единица Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Население ~7 млн чел.
Форма правления советская республика
Председатель Совета народных комиссаров
 - 1918—1919 Артём (Ф. А. Сергеев)
Крупнейшие города Харьков, Луганск, Екатеринослав, Кривой Рог
История
 - 12 февраля 1918 провозглашение автономии
 - 3 марта 1918 Брестский мир (Украина — Центральные державы)
 - 19 марта 1918[3] вхождение в состав Украинской Советской Республики
 - май 1918 оккупация немецкими войсками
 - 17 февраля 1919[4] официальная ликвидация
К:Появились в 1918 годуК:Исчезли в 1918 году

Донецко-Криворожская советская республика[1][2][3] (ДКСР) — советская республика, провозглашённая на территории Донецко-Криворожского бассейна (февраль — март 1918 года) как автономия в составе РСФСР. В марте 1918 года было объявлено о включении территории республики в состав Украинской Советской Республики[3] (окончательная ликвидация образования произошла в феврале 1919 года).

В различных документах ДКСР также:

  • Донецкая Республика, Донецкая республика Советов[5]
  • Республика Донецкого и Криворожского (в некоторых документах — Криворогскаго) бассейнов[4],
  • Федеративная республика Донецкого бассейна, Донецкая Федерация[4],
  • в устном и неформальном общении употреблялись названия Донкривбасс, Кривдонбасс и даже просто Республика Донбасс[4][6].






Создание

Провозглашена 30 января (12 февраля) 1918 года на IV областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов в Харькове[4] (отель «Метрополь»).

Файл:Gubernias de Ucrania - Cuencas donbass y Krivoy Rog.png
Несмотря на отсутствие определённых границ, угольные месторождения Кривого Рога и Донбасса дают представление о территории, которую охватывала ДКР

На съезде с докладом об организации власти в Донбассе и Криворожье выступил большевик С. Васильченко, придерживавшийся мнения, что в основе создания Советского государства должен лежать принцип территориально-производственной общности областей. Свой взгляд на организацию власти во всей Советской России он изложил так: «По мере укрепления Советской власти на местах федерации Российских Социалистических Республик будут строиться не по национальным признакам, а по особенностям экономически-хозяйственного быта. Такой самодовлеющей в хозяйственном отношении единицей является Донецкий и Криворожский бассейн. Донецкая республика может стать образцом социалистиче­ского хозяйства для других республик». С. Васильченко настаивал на создании автономной Донецко-Криворожской республики, выделении её из состава Украины (Украинской Народной Республики Советов) и включении в состав Советской России. Его предложения активно поддержал Артём (Ф. Сергеев) и большинство делегатов съезда, принявших постановление «По вопросу о выделении Донецкого Бассейна». Провозглашённая автономия претендовала на Екатеринославскую, Харьковскую и часть территории Херсонской губернии, а также территорию нынешней Ростовской области с Ростовом-на-Дону, Таганрогом, Новочеркасском[7].

В Исполнительный комитет Республики было избрано 11 человек (7 большевиков, 3 эсера и 1 меньшевик)[4]. 14 февраля был избран Совнарком республики под председательством Артёма (Сергеева)[8].

Предыстория

Значительный вклад в развитие идеи административного обособления Донецкого угольного бассейна и Криворожского рудного района внёс ещё в царское время Совет Съезда горнопромышленников Юга России (ССГЮР). Промышленников не устраивало разделение цельного Донецко-Криворожского промышленного региона на три административные единицы — Екатеринославскую, Харьковскую губернии и автономную Область Войска Донского. Уже с конца XIX в. предприниматели начали указывать на его «экономическую неделимость» в составе России[4]. Уже к Февральской революции 1917 года в Донецко-Криворожском регионе сложился консенсус экономических и политических элит по поводу необходимости объединить угольные и металлургические районы края в единую область со столицей в Харькове или Екатеринославе[4]. Осуществлением этой идеи стало создание в марте 1917 года особого Донецкого комитета (руководитель — инженер М. Чернышов).

25 апреля — 6 мая 1917 года в Харькове состоялся 1 областной съезд Советов рабочих депутатов Донецкой и Криворожской областей, на котором завершился процесс административного объединения Харьковской и Екатеринославской губерний, Криворожского и Донецкого бассейнов. Область разбили на 12 административных районов, в каждый из которых входило 10—20 местных советов. При формировании новой области игнорировалось старое административное деление Российской империи — в неё вошли Макеевка и Мариуполь, которые принадлежали к Области Войска Донского, а также Кривой Рог, относившийся к Херсонской губернии[4]. Председателем Совета и Исполкома Донецко-Криворожского объединения был избран эсер Лазарь Голубовский.

Летом 1917 года, когда возник спор между Временным правительством и Центральной Радой о распространении юрисдикции последней не только на земли Малороссии, но и на Новороссию и часть Донбасса, руководство ССГЮР обратилось к Временному правительству с настоятельным требованием не допустить передачи «южной горной и горнозаводской промышленности — основы экономического развития и военной мощи государства» под контроль «провинциальной автономии и может быть даже федерации, основанной на резко выраженном национальном признаке»[4]. Глава ССГЮР Николай фон Дитмар указывал 1 (14) августа: «Весь этот район как в промышленном отношении, так и в географическом и бытовом представляется совершенно отличным от Киевского. Весь этот район имеет своё совершенно самостоятельное первостепенное значение для России, живёт самостоятельною жизнью, и административное подчинение Харьковского района Киевскому району решительно ничем не вызывается, а наоборот, как совершенно не отвечающее жизни, такое искусственное подчинение только осложнит и затруднит всю жизнь района, тем более, что это подчинение диктуется вопросами не целесообразности и государственными требованиями, а исключительно национальными притязаниями руководителей украинского движения»[4]. Комиссия Временного правительства 4 (17) августа направила Генеральному секретариату (правительству) Центральной Рады «Временную инструкцию», согласно которой правомочность Генерального секретариата распространялась лишь на 5 из 9 заявленных губерний — Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую, да и то за исключением нескольких уездов. В апреле 1918 года, когда к Харькову подступали немецкие войска, именно на этот документ ссылался Артём (Ф. А. Сергеев), обосновывая правомерность границ между Донецкой республикой и УНР, правительство которой пригласило оккупационные войска[4].

4 сентября 1917 года лидер большевистского обкома Артём (Ф. А. Сергеев) заявил на совещании фабрично-заводских комитетов в Харькове: «…В настоящее время мы порвали с Временным правительством и приступили к образованию своей власти, к организации которой будет привлечён весь Донецкий бассейн». 7 сентября он телеграфировал в ЦК РСДРП о создании «революционного штаба»: «Штаб — верховный орган, не подчинённый Временному правительству и сосредоточивший в себе всю власть на местах. Фактически это было декретированием республики Харьковской губернии»[4].

Так, 16 (29) ноября орган власти Донецко-Криворожской области — исполком местных советов — принял официальную резолюцию: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области»[4].

17 (30) ноября пленум Облисполкома отверг III Универсал Центральной Рады, заявившей претензии на Донецкий и Криворожский бассейн, и потребовал проведения референдума по вопросу самоопределения края.

На III областном съезде Советов в декабре 1917 года руководство Советом перешло к большевикам: председателем Совета был избран Б. Магидов, а Президиума Исполкома — С. Васильченко, члены РСДРП(б).

Реакция на создание республики

Местные Советы неоднозначно оценили создание Донецко-Криворожской Советской Республики. Бахмутский и Юзовский Советы поддержали, в Екатеринославе городской Совет был против создания республики, а районный — за.

Файл:Gubernia UK RSDKR, RPU y RSO.png
Теоретические границы ДКР, ОСР и УНР

За два месяца до провозглашения Донецко-Криворожской Советской Республики (11—12 (24—25) декабря 1917 года) в Харькове состоялся альтернативный Первый Всеукраинский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который провозгласил Украину советской республикой (республикой Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов). В альтернативном съезде участвовали 127 делегатов, покинувших Киевский съезд Советов, и 73 делегата III Чрезвычайного съезда Донецко-Криворожского бассейна, проходившего в Харькове. 19 декабря 1917 (1 января 1918) года Совет народных комиссаров РСФСР признал Народный секретариат УНРC единственным законным правительством Украины.

Большинство советских историков утверждали, что провозглашение самостоятельной Донецко-Криворожской республики противоречило указаниям Ленина и ЦК российской партии большевиков неодобрительно отнёсся к выделению Донбасса и Криворожья в отдельную республику. Отрицательное отношение Ленина к этим действиям будто бы высказано в письме к Г. Орджоникидзе от 14 марта[7]. В телеграммах, адресованных представителям Совета Народных Комиссаров на Украине, В. Ленин требовал «сурового соблюдения суверенитета Советской Украины, невмешательства в деятельность ЦИК Советов Украины, тактичности в национальном вопросе, заботы об укреплении сотрудничества Украинской и Российской Советских республик». Такого же мнения придерживался и председатель ВЦИК Я. Свердлов. 17 февраля он, отвечая на телеграмму Артёма (Ф. Сергеева), в которой сообщалось о создании Донецко-Криворожской республики и о выделении её из состава Советской Украины, направил ему телеграмму: «Выделение считаем вредным»[7].

Однако 18 февраля в Харьков поступило письмо из Секретариата ЦК РСДРП(б) за подписью Е. Стасовой: «Уважаемые товарищи… Приветствуем вас за ту последовательную линию, которую вы провели при формировании СНК»[9].

Владимир Корнилов, ссылаясь на мемуары свидетелей и участников тех событий, утверждает, что Ленин и значительная часть ЦК РСДРП(б) были заранее осведомлёны о намерениях местных большевиков (в первую очередь Артёма (Ф. Сергеева)) и не имели принципиальных возражений против провозглашения Донецкой республики, в отличие от И. Сталина, отвечавшего в ЦК за национальный вопрос. Как бы то ни было, руководство Советской России де-факто признало Донецкую республику и поддерживало официальную переписку с её органами[4].

Также Валентина Астахова и Виктор Шевченко, ссылаясь на воспоминания Б. Магидова, Е. Репельской-Артём, М. Скрыпника, чётко утверждают, что Ленин одобрил идею создания ДКР[9].

На пленуме ЦК РКП (б) 15 марта 1918 года, прошедшем на фоне разворачивающейся оккупации территории Украины австро-германскими войсками, в присутствии В. И. Ленина и представителей Советской Украины Артёма (Ф. Сергеева), В. Затонского и В. Шахрая было обстоятельно рассмотрено положение на Украине, взаимоотношения между Народным секретариатом УНРС и Совнаркомом Донецко-Криворожской республики. Постановление Пленума также свидетельствует об отрицательном отношении ЦК к обособлению Донецко-Криворожской республики. Пленум решительно заявил, что Донбасс является частью Украины, и обязал всех партийных работников Украины, в том числе Донецкого и Криворожского бассейнов: а) принять участие в созывавшемся в Екатеринославе II Всеукраинском съезде Советов, б) создать на этом съезде единое правительство для всей Украины, в) всем партийным работникам Украины сообща работать над созданием единого фронта обороны против наступавших австро-германских оккупантов. Представителем ЦК РКП (б) на Украине был утверждён Г. Орджоникидзе[7].

Территория

Границы республики были заявлены в обращении СНК ДКСР от 6.04.1918.

В состав республики вошли территории Харьковской и Екатеринославской губерний (целиком), часть Криворожья Херсонской губернии, часть уездов Таврической губернии (до Крымского перешейка) и прилегающих к ним промышленных (угольных) районов области Войска Донского по линии железной дороги Ростов-Лихая (фактически всё Левобережье). Сейчас это нынешние Донецкая, Луганская, Днепропетровская и Запорожская области, а также частично Харьковская, Сумская, Херсонская, Николаевская и российская Ростовская[10].

Столицей республики был Харьков[11], затем Луганск.

Правительство

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Файл:Руднев Николай 1918 из Ист.УРСРт2 1967.jpg
Николай Руднев — один из организаторов армии ДКСР. Убит под Царицыном

Правительство республики — Совет народных комиссаров — было сформировано 14 февраля 1918 года. Первоначальный состав:

  • Председатель Совета народных комиссаров — Артём (Ф. А. Сергеев).
  • Народный комиссар по делам внутреннего управления — С. Ф. Васильченко.
  • Народный комиссар по делам финансов — В. И. Межлаук.
  • Народный комиссар труда — Б. И. Магидов.
  • Народный комиссар народного просвещения — М. П. Жаков.
  • Народный комиссар по судебным делам — В. Г. Филов.
  • Народный комиссар по военным делам — М. Л. Рухимович.
  • Народный комиссар госконтроля — А. З. Каменский.

После правительственного кризиса и групповой отставки М. Жакова, В. Филова, С. Васильченко, произошедшей 29 марта, СНК в апреле (после переезда в Луганск) пополнился членами местного СНК:

  • Заместитель председателя, нарком без портфеля — Ю. Х. Лутовинов («Иван»).
  • Нарком продовольствия — И. И. Алексеев («Кум»).
  • Нарком внутреннего управления — И. Якимович.
  • Нарком юстиции — А. И. Червяков.
  • Нарком просвещения — Я. Истомин.
  • Нарком почт и телеграфов — И. Кожевников.
  • Нарком общественных имуществ — А. Пузырёв.
  • Управделами СНК — А. Повзнер.[12]

Главным экономическим органом республики стал Южный Областной Совет Народного Хозяйства (ЮОСНХ).

Реформы

В республике были проведены территориальная реформа по экономическому признаку, а также судебная реформа — введены единые формы судопроизводства. Были введены налоги для крупных предпринимателей, но при этом были возвращены ранее конфискованные средства частных банков. Было введено бесплатное обучение для детей бедноты и открыты курсы ликбеза, была разработана программа по созданию детских летних лагерей.

В республике была национализирована крупная промышленность — в частности, металлургические заводы, ликвидированы акционерные общества, национализированы шахты и рудники.

Германо-австрийская оккупация

9 февраля 1918 года Украинская Народная Республика и Центральные державы подписали сепаратный мирный договор, и менее чем через неделю после провозглашения Донецкой республики германо-австрийские войска по приглашению правительства УНР вступили на территорию Украины для защиты её от Советской России и начали масштабное и быстрое продвижение на восток. Уже 1 марта они были в Киеве. 18 марта немецкие войска вторглись в пределы ДКР.

Когда началось наступление немцев, председатель правительства — Артём — послал ультиматум императору Вильгельму, где предупреждал, что в случае нарушения границ Донецко-Криворожской республики, которая никакого отношения к Украине не имеет, республика будет считать себя в состоянии войны с Германией.
Этот документ на четвертушке бумаги со смазанным лиловым штампом был доставлен главнокомандующему наступающих германских войск генералу Эйхгорну.

Толстой А.Н. Хлеб (Оборона Царицына). Глава шестая, 3

Для отпора оккупационным войскам[13] был организован набор добровольцев в Красную Армию Донбасса. Первым командующим армии был выбран А. И. Геккер (затем П. Баранов, А. Круссер). Из-за неравенства сил, однако, вооружённые отряды Донецко-Криворожской Республики были вынуждены отступать.

19 марта на 2-м Всеукраинском съезде Советов в Екатеринославе было принято решение объединить все советские государственные образования на территории Украины в Украинскую Советскую Республику для создания единого фронта против вторжения[14]. Артём как представитель Донецко-Криворожской республики, присутствовавший на съезде, фактически признали это решение. С. Васильченко, М. Жаков и В. Филов стали в оппозицию, настаивая на сохранении самостоятельности Донецко-Криворожской Советской Республики, и подали в отставку.

В связи с продвижением немецких войск 78 апреля правительство Донецко-Криворожской Республики было вынуждено переехать в Луганск, а 28 апреля было эвакуировано на российскую территорию (поход на Царицын)[15].

К началу мая 1918 года австро-германские войска полностью оккупировали территорию Донецко-Криворожской республики, которая таким образом фактически прекратила существование[1][2].

27 августа 1918 года Советская Россия и Германия подписали дополнительный договор, одним из пунктов которого Донбасс был объявлен временно оккупированной немецкой территорией [16] В ноябре 1918 года Центральные державы признали своё поражение в Первой мировой войне. Их войска начали покидать оккупированные территории. В начале декабря[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Донецко-Криворожская советская республикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Донецко-Криворожская советская республикаОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Донецко-Криворожская советская республика[источник не указан 1015 дней] в Харьков переехали центральные органы власти ДКСР (которые, в частности, переименовали в январе 1919 центральную площадь Павловскую в пл. Розы Люксембург (убитой в Германии); тогда же был перенесён в столицу прах погибшего при обороне Царицына организатора армии ДКСР Николая Руднева (торжественно захоронен в центре Михайловской площади, переименованной советскими властями в площадь Руднева).[17]

Восстановление советской власти на Украине

3 января 1919 года 2-я Украинская советская дивизия заняла Харьков. Вскоре после этого сюда переехало Временное рабоче-крестьянское правительство Украины. С 6 января 1919 года Советская Украина стала именоваться Украинской Социалистической Советской Республикой. Украинская Социалистическая Советская Республика была провозглашена как самостоятельная республика 10 марта 1919 года на III Всеукраинском съезде Советов, прошедшем в Харькове; тогда же была принята первая Конституция УССР.

17 февраля 1919 года по предложению В. И. Ленина было принято постановление Совета Обороны РСФСР о ликвидации Донецко-Криворожской советской республики («Кривдонбасса»)[4]. Несмотря на это, некоторые партийные и советские работники Донбасса пытались её возродить, о чём сообщали в ЦК РКП (б) уполномоченные, выезжавшие на Украину. Сепаратистские тенденции выразились и в стремлении создать особое донецкое военное единство — Военно-революционный комитет Донецкого бассейна настаивал на предоставлении ему права организовать Реввоенсовет группы войск И. Кожевникова, действовавшей в Донбассе, чтобы таким образом иметь и свою, донецкую группу войск. Руководитель правительства Советской Украины X. Раковский выдвинул проект создания отдельного командования войск, действовавших в Донбассе и входивших в состав Южного фронта. На пост командующего он предлагал К. Ворошилова, а членом Реввоенсовета В. Межлаука (оба деятели бывшей Донецко-Криворожской республики) и одного представителя от Южного фронта. И Реввоенсовет Республики, и ЦК РКП (б), и В. И. Ленин отрицательно отнеслись к предложениям о создании донецкого единства. В телеграмме В. И. Ленина 1 июня 1919 г. на имя В. Межлаука и К. Ворошилова сообщалось, что Политбюро ЦК, вполне соглашаясь с Реввоенсоветом республики, «решительно отвергает план украинцев объединять 2-ю, 8-ю и 13-ю армии, создавать особое донецкое единство. Мы требуем, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли свою непосредственную задачу — создать крепкую украинскую армию»[7].

Флаг Донецкой республики

В качестве флага ДКСР обычно использовалось красное революционное знамя[4].

Существует версия, что флагом Донецко-Криворожской Советской Республики был чёрно-сине-красный триколор, проект которого якобы был принят 27 апреля 1917 года на I Областном съезде Советов Донецкого и Криворожского бассейнов в Харькове: красный цвет символизирует кровь, пролитую в борьбе за свободу; тёмно-синий цвет — дух народа, а также воды Азовского и Чёрного моря; чёрный — плодородную землю Юга Малороссии и уголь Донбасса[18].

Однако В. Корнилов и Ю. Федоровский указывают, что это на самом деле флаг Интердвижения Донбасса, созданный в 1990-е годы, который никогда не был символом ДКСР[4].

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Луганский Совет рабочих депутатов 1917

Существует также версия О. Тарновского, что флаг Донецкой республики был красным с бело-зелёно-чёрным сектором в левом верхнем углу[19]. Можно предположить, что свой «флаг Донецко-Криворожской республики» исследователь «реконструировал» по фотографии военной секции Луганского Совета рабочих депутатов 1917 года[20]. Цвета герба г. Бахмута, возможно, были выбраны О. Тарновским из тех соображений, что 15-17 марта в Бахмуте состоялась первая конференция Советов Донбасса.

В художественной литературе

  • Валентинов А. Капитан Филибер. Роман / авторская редакция. — М.: Эксмо, 2007. — 480 с. — (Стрела Времени: Миры Андрея Валентинова). — 5100 экз. — ISBN 978-5-699-24655-7.
  • Полонский Р. Ф. Только хватило бы жизни… Повесть об Артёме. Пер. с укр. — М.: Политиздат, 1981. — 222 с.

См. также

Напишите отзыв о статье "Донецко-Криворожская советская республика"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/85472/Донецко Ст. Донецко-Криворожская советская республика] // Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1969−1978. [http://www.webcitation.org/6CYUBmtjR Архивировано] из первоисточника 30 ноября 2012.
  2. 1 2 3 [http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/5760/ДОНЕЦКО Ст. Донецко-Криворожская советская республика] // Советская историческая энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. — М.: Советская энциклопедия, 1973−1982. [http://www.webcitation.org/6CYUCfI2c Архивировано] из первоисточника 30 ноября 2012.
  3. 1 2 3 [http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/122586 Ст. Донецко-Криворожская советская республика] // Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.; СПб., 2000. [http://www.webcitation.org/6CYUAmSFG Архивировано] из первоисточника 30 ноября 2012.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Корнилов В. В., 2011.
  5. 1 2 Известия Харьковского Комитета РСДРП, 16 февраля 1918.
  6. Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. В 3-х тт. Т. 2. — М.: Гос. изд-во, Отдел воен. литературы, 1928. — С. 15.
  7. 1 2 3 4 5 Супруненко Н. И. [http://www.ex-jure.ru/freelaw/news.php?newsid=668 Очерки истории Гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918—1920). Ч. 1.]
  8. Думанский В. [http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/detische_plamennogo_revolyutsionera_artema__k_90-letiyu_donetsko-krivorozhskoy_sovetskoy_respubliki.html Детище «пламенного революционера» Артёма. К 90-летию Донецко-Криворожской советской республики] // Сайт газеты «Зеркало недели. Украина», 7 марта 2008.
  9. 1 2 Федоровский Ю. Р. [http://yadocent.livejournal.com/1530.html ДКР и УНР: попытка сравнительной характеристики // «Історичні записки» — Луганськ, 2004. — Вип. 2].
  10. [http://www.kramatorsk.info/view/32888 Сегодня Донецко-Криворожская Советская Республика вошла в состав Украинской СР // Сайт «Kramatorsk.INFO» (www.kramatorsk.info) 19 марта 2007.]
  11. Ст. Донецко-Криворожская советская республика // История Отечества с древнейших времён до наших дней : Энциклопедический словарь / Составители: Иванов Б. Ю., Карев В. М., Куксина Е. И., Орешников А. С., Сухарева О. В. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1999.
  12. Федоровский Ю. Р. Судьбы наркомов // «Коммунист Донбасса», 4.02.2000.
  13. Ревегук В. Участь Донецько-Криворізької республіки в організації опору німецько-австрійським окупантам на початку 1918 року // «Питання історії СРСР» — Харків, 1974. — № 18. (укр.)
  14. [http://www.calendarium.com.ua/donetskokrivorozhskaya_sovetskaya_respublika_voshla_v_sostav_ukrainy_1918 Донецко-Криворожская Советская Республика вошла в состав Украины (1918) // Сайт «Украинский календарь» (www.calendarium.com.ua) (Проверено 8 февраля 2014)]
  15. Федоровский Ю. Р. Донецко-Криворожская Республика // «Коммунист Донбасса», январь 1998. — № 3−4; «Братья-Славяне», октябрь 1998. — № 2; «За СССР», апрель 2000. — № 5; «Русский мир», февраль 2003 — № 2; «Новый Ракурс», 8.12.2004.
  16. Корнилов В. В., 2004.
  17. История городов и сёл Украинской ССР. Харьковская область. Раздел «Харьков».
  18. [http://ukrstor.com/doneck.html Объяснение флага Донбасса]. // Сайт «Украинские Страницы», История национального движения Украины 1800−1920-е годы (www.ukrstor.com). [http://www.webcitation.org/6CYUDWFR4 Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  19. [http://www.vexillographia.ru/ukraine/UkSSR.htm Флаги Советской Украины // Сайт Российского центра вексиллологии и геральдики «Vexillographia.ru», last edited 11.1.2010.]
  20. Украинская Советская Социалистическая Республика. Энциклопедический справочник. — Киев: Главная редакция Украинской Советской Энциклопедии, 1987.

Библиография

  • Астахова В. И. Революционная деятельность Артёма в 1917−1918 годах — Х., 1966. — С. 94—122.
  • Беспечный Т. А. Как создавалась Донецкая губерния // «Акцент», 1.04.1998.
  • Бузина О. Как Ленин боролся с ДКР // «Сегодня», 14.04.2007.
  • [http://2000.net.ua/print?a=/paper/4051 Бунтовский С. Уголь на флаге (Каким было полотнище ДКР) // Еженедельник «2000», 17−23.02.2006. — №7 (306)](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://2000.net.ua/print?a=/paper/4051 история]).
  • [http://specnaz.ru/article/?1073 Бунтовский С. Была такая русская страна! // «Спецназ России», апрель 2007. — № 4(127)]. [http://www.webcitation.org/6CYUOgdPd Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • Варгатюк П. Л. ДКРР в оцінці В. І. Леніна // «Український історичний журнал», 1988. — № 4.
  • Гавриленко А. А. М. Л. Рухимович: неизвестные страницы биографии // «Вестник Харьковского университета: проблемы политической истории Украины» — Х.: Основа, 1993. — № 375. — С. 72—79.
  • Гамрецький Ю. М. ІІ обласний з"їзд Рад Робітничих і Солдатських Депутатів Донбасу і Криворіжжя // Питання історії СРСР, № 22. — Х., 1977. (укр.)
  • Гончаренко Н. Г. Борьба за укрепление власти Советов в Донбассе. — Луганск, 1963.
  • Гончаренко Н. Г. К истории образования и деятельности ДКР // «Молодогвардеец». — Луганск, 1.03.1991.
  • Даренский В. Дело чести // «Жизнь Луганска», 12.2.2003.
  • Корнилов В. В. Была такая республика // «Жизнь», 23.02.1993.
  • Корнилов В. В. Забытая страна // «Донецкий кряж», 19.02.1998.
  • Корнилов В. В. [http://govorit.donetsk.ua/odnazhdy-byla-takaya-strana.html Однажды была такая страна]. // газета «Салон Дона и Баса» (приложение «Пятница»), 10.12.2004. [http://www.webcitation.org/6CYUMipn5 Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • Корнилов В. В. [http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/istorija/71932 15 мифов и правда о Донецко-Криворожской Советской Республике. // Еженедельник «2000», 25.02.−3.03.2011. — № 8(547)]. [http://www.webcitation.org/6CYUErUTA Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012]..
  • Корнилов В. В. Донецко-Криворожская Советская Республика: Расстрелянная мечта. — Х.: Фолио, 2011.
  • Корнилов Д. В. [http://www.edrus.org/content/view/64/68/ Отчаянная республика // Сайт «Единая Русь» (edrus.org), 14.03.2005]. [http://www.webcitation.org/6CYUPSA8T Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012]. // «Донецкий кряж», 25.02.1999.
  • Лаврив П. ДКР: правда и вымысел // «Голос Украины», 12.06.1993.
  • Лихолат А. В. Здійснення ленінської національної політики на Україні — Київ, 1967. — С. 156−161. (укр.)
  • Манекин Р. В. Ещё один миф ушедшей эпохи // «Гражданин»: периодический политический журнал — 2003. — № 4.
  • Материалы о Донецко-Криворожской Республике. Сост. и предисл. Х. Мышкис // «Літопис Революції»: Журнал Істпарту ЦК КП(б)У — 1928. — № 3(30).
  • Мамаев Б. Национально равнодушные // «Вечерний Луганск», 6.2.2008.
  • Могилевский Б. Л. Артём. — М.: Молодая гвардия, 1960. — (ЖЗЛ) — С. 329—335.
  • Озерський Ю. А., Гавриленко О. А. Військовий комісар Донецько-Криворізької Радянської Республіки // Деякі питання історії української держави. — Харків: Харківськ. політехн. ін-т, 1993. — С. 78—87. (укр.)
  • Окриашвили Т. Й. Донецко-Криворожская Советская Республика как попытка провозглашения государственного образования на территории Левобережной Украины // Література та культура Полісся. Відп. ред. Г. В. Самойленко. Ніжинский держпедуніверситет. Вип. 17: Полісся та Лівобережна Україна в історичному та культурологічному контексті — Ніжин, 2002. — С. 169—171.
  • Попова И. Донецко-Криворожская республика // «Донецкий кряж», 3.12.2004.
  • Поплавський О. Донецько-Криворізька Радянська Республіка: історично-політичний аспект. Дисертація… кандидата історичних наук — Дніпропетровськ, 2010.
  • Ревегук В. Я. Донецько-Криворізька Республіка. Дисертація… кандидата історичних наук — Харків, 1975; а также ряд статей в сборнике «Питання історії СРСР» № 17—22. — Х., 1974—1977.
  • Скрипник М. А. Донбас і Україна // «Коммунист», 20.07.1920. — № 4.; Вибрані твори. — К., 1991.
  • Снегирёв В. В. Между двух огней. Предыстория создания ДКР // «Молодогвардеец» — Луганск, 6−11.10.1990.
  • Снегирёв В. В. К истории создания ДКР // Гос. устройство Украины… — Луганск, 1992. — С.75−81.
  • Снегирёв В. Сырьевая база революции // «Вечерний Луганск», 13.2.2008.
  • Снегірьов В. В., Гаврюшенко Є. Ю. Українська державність у проекції громадянської війни // «Вісник Східноукраїнського державного університету», 1998. — № 2. — С. 35−41.
  • Солдатенко В. Ф. ДКР: взгляд из сегодняшнего дня // Донбасс и Приазовье… — Мариуполь, 1993.
  • [http://www.zn.ua/3000/3150/48531/ Солдатенко В. Донецко-Криворожская республика — иллюзии и практика национального нигилизма // «Зеркало недели», 04 декабря 2004. — № 49]. [http://www.webcitation.org/6CYUIjHNZ Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • Федоровский Ю. Р. ДКР. История в документах // «Братья-славяне», октябрь 1998 — № 2.
  • Федоровский Ю. Р. Донецко-Криворожская Советская Республика // «За СССР», апрель 2000. — № 5.
  • Федоровский Ю. Р. Республика, в которой нам не жить (интервью) // «Панорама», 10.02.2000.
  • Федоровский Ю. Р. [http://yadocent.livejournal.com/1530.html ДКР и УНР: попытка сравнительной характеристики // «Історичні записки» — Луганськ, 2004. — Вип. 2]. [http://www.webcitation.org/6CYUQ6d0Y Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • Федоровский Ю. Р. [http://yadocent.livejournal.com/191877.html Историография Донецко-Криворожской Республики // «Історичні записки» — Луганськ, 2011. — Вип. 31].
  • Шевченко В. О Донецко-Криворожской Республике // «Комсомолец Донбасса», 9−11.02.1990.

Ссылки

  • [http://infodon.org.ua/history.php?page=2&section=8&article=2 Образование ДКР // infodon.org.ua, 02.10.2006.]. [http://www.webcitation.org/6CYUR5NQX Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • [http://infodon.org.ua/history.php?page=2&section=8&article=3 Конец ДКР // infodon.org.ua, 05.10.2006.]. [http://www.webcitation.org/6CYUSLvIq Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • [http://www.apn.ru/publications/article1195.htm Терин Ю. Донбасс останется свободным // «Агентство Политических Новостей», 29.11.2004.]. [http://www.webcitation.org/6CYUTRHEg Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].
  • [http://www.ukrstor.com/ukrstor/dkrorig.jpg Карта южнороссийских республик 1917—1918 годы // Сайт «Украинские Страницы»: История национального движения Украины 1800—1920-е годы]. Проверено 8 февраля 2014. [http://www.webcitation.org/6CaaNx2x9 Архивировано из первоисточника 1 декабря 2012].
  • [http://www.edrus.org/content/view/4158/47/ Маргвелашвили Е. Правда о донецких сепаратистах // Сайт «Единая Русь», 15.09.2006]. [http://www.webcitation.org/6CfUPgrXC Архивировано из первоисточника 5 декабря 2012].
  • [http://khartsizsk.com/modules.php?name=Pages&pa=showpage&pid=28 Программа региональной общественной организации «Донбасская Русь» (проект), 2008.]. [http://www.webcitation.org/6CaaOSz1a Архивировано из первоисточника 1 декабря 2012].
  • [http://www.edrus.org/content/view/1435/71/ Донский Д. Автономия Донбасса — выход и выбор // Сайт «Единая Русь», 09.01.2006.]. [http://www.webcitation.org/6CfURDS5a Архивировано из первоисточника 5 декабря 2012].
  • [http://www.nr2.ru/kiev/348174.html Рябов М., Дежнев М. Донбасс не хотел отделения от России — выпущена первая книга о Донецко-Криворожской Республике // Сайт информационного агентства «Новый Регион — Киев», 13.09.2011.]. [http://www.webcitation.org/6CaaQX3KJ Архивировано из первоисточника 1 декабря 2012].
  • [http://www.izvestia.com.ua/ru/print/id/19936 Почему Донбасс не стал государством // «Известия в Украине», 14.12.2011.]. [http://www.webcitation.org/6CaaUI6xY Архивировано из первоисточника 1 декабря 2012].

Отрывок, характеризующий Донецко-Криворожская советская республика

– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.
– Но ты ведь говорила, что никогда здесь не была? – расхрабрившись, спросила я.
– А я и сейчас не здесь, – спокойно ответила девочка. – С тобой моя сущность, но моё тело никогда не жило там. Я никогда не знала свой настоящий дом... – её огромные глаза наполнились глубокой, совсем не детской печалью.
– А можно тебя спросить – сколько тебе лет?.. Конечно, если не хочешь – не отвечай, – чуть смутившись, спросила я.
– По земному исчислению, наверное это будет около двух миллионов лет, – задумчиво ответила «малышка».
У меня от этого ответа ноги почему-то вдруг стали абсолютно ватными... Этого просто не могло быть!.. Никакое существо не в состоянии жить так долго! Или, смотря какое существо?..
– А почему же тогда ты выглядишь такой маленькой?! У нас такими бывают только дети... Но ты это знаешь, конечно же.
– Такой я себя помню. И чувствую – это правильно. Значит так и должно быть. У нас живут очень долго. Я, наверное, и есть маленькая...
У меня от всех этих новостей закружилась голова... Но Вея, как обычно, была удивительно спокойна, и это придало мне сил спрашивать дальше.
– А кто же у вас зовётся взрослым?.. Если такие есть, конечно же.
– Ну, разумеется! – искренне рассмеялась девочка. – Хочешь увидеть?
Я только кивнула, так как у меня вдруг с перепугу полностью перехватило горло, и куда-то потерялся мои «трепыхавшийся» разговорный дар... Я прекрасно понимала, что вот прямо сейчас увижу настоящее «звёздное» существо!.. И, несмотря на то, что, сколько я себя помнила, я всю свою сознательную жизнь этого ждала, теперь вдруг вся моя храбрость почему-то быстренько «ушла в пятки»...
Вея махнула ладошкой – местность изменилась. Вместо золотых гор и ручья, мы оказались в дивном, движущемся, прозрачном «городе» (во всяком случае, это было похоже на город). А прямо к нам, по широкой, мокро-блестящей серебром «дороге», медленно шёл потрясающий человек... Это был высокий гордый старец, которого нельзя было по-другому назвать, кроме как – величественный!.. Всё в нём было каким-то очень правильным и мудрым – и чистые, как хрусталь, мысли (которые я почему-то очень чётко слышала); и длинные, покрывающие его мерцающим плащом, серебристые волосы; и те же, удивительно добрые, огромные фиолетовые «Вэины» глаза... И на его высоком лбу сиявшая, дивно сверкающая золотом, бриллиантовая «звезда».
– Покоя тебе, Отец, – коснувшись пальчиками своего лба, тихо произнесла Вея.
– И тебе, ушедшая, – печально ответил старец.
От него веяло бесконечным добром и лаской. И мне вдруг очень захотелось, как маленькому ребёнку, уткнуться ему в колени и, спрятаться от всего хотя бы на несколько секунд, вдыхая исходящий от него глубокий покой, и не думать о том, что мне страшно... что я не знаю, где мой дом... и, что я вообще не знаю – где я, и что со мной в данный момент по-настоящему происходит...
– Кто ты, создание?.. – мысленно услышала я его ласковый голос.
– Я человек, – ответила я. – Простите, что потревожила ваш покой. Меня зовут Светлана.
Старец тепло и внимательно смотрел на меня своими мудрыми глазами, и в них почему-то светилось одобрение.
– Ты хотела увидеть Мудрого – ты его видишь, – тихо произнесла Вея. – Ты хочешь что-то спросить?
– Скажите пожалуйста, в вашем чудесном мире существует зло? – хотя и стыдясь своего вопроса, всё же решилась спросить я.
– Что ты называешь «злом», Человек-Светлана? – спросил мудрец.
– Ложь, убийство, предательство... Разве нет у вас таких слов?..
– Это было давно... уже никто не помнит. Только я. Но мы знаем, что это было. Это заложено в нашу «древнюю память», чтобы никогда не забыть. Ты пришла оттуда, где живёт зло?
Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...
– А как же вы от него избавились, мудрый Атис?! Вам кто-то помог?.. – с надеждой спросила я. – Можете ли вы помочь нам?.. Дать хотя бы совет?
– Мы нашли причину... И убили её. Но ваше зло неподвластно нам. Оно другое... Так же, как другие и вы. И не всегда чужое добро может оказаться добром для вас. Вы должны найти сами свою причину. И уничтожить её, – он мягко положил руку мне на голову и в меня заструился чудесный покой... – Прощай, Человек-Светлана... Ты найдёшь ответ на свой вопрос. Покоя тебе...
Я стояла глубоко задумавшись, и не обратила внимания, что реальность меня окружавшая, уже давно изменилась, и вместо странного, прозрачного города, мы теперь «плыли» по плотной фиолетовой «воде» на каком-то необычном, плоском и прозрачном приспособлении, у которого не было ни ручек, ни вёсел – вообще ничего, как если бы мы стояли на большом, тонком, движущемся прозрачном стекле. Хотя никакого движения или качки совершенно не чувствовалось. Оно скользило по поверхности на удивление плавно и спокойно, заставляя забыть, что двигалось вообще...
– Что это?.. Куда мы плывём? – удивлённо спросила я.
– Забрать твою маленькую подружку, – спокойно ответила Вэя.
– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.