Достоевский, Андрей Михайлович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Андрей Михайлович Достоевский
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
200px
Основные сведения
Имя при рождении

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место рождения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Место смерти

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Работы и достижения
Учёба:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Работал в городах

Елисаветград, Симферополь, Екатеринослав, Ярославская губерния

Архитектурный стиль

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Важнейшие постройки

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Градостроительные проекты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Реставрация памятников

памятники архитектуры Ярославской губернии

Нереализованные проекты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Научные труды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Премии

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Звания

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подпись

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Андре́й Миха́йлович Достое́вский (15 (27) марта 1825 — 7 (19) марта 1897) — русский архитектор и мемуарист. Младший брат выдающегося писателя Ф. М. Достоевского, отец гистолога Александра Достоевского.

Андрей Михайлович не был так близок с Фёдором, как старший брат, тоже писатель, Михаил, но был весьма дружен с ним. Они переписывались до конца жизни, и Андрей Михайлович написал свои «Воспоминания» (впервые полностью были изданы в 1930 году) — бесценный и достоверный источник сведений о ранних годах великого писателя.







Молодые годы

Как и Фёдор Михайлович, Андрей также учился в пансионе Л. И. Чермака, намереваясь после 5-го класса поступить на математический факультет университета[где?], но по настоянию брата Михаила переехал в Петербург и пытался вслед за Фёдором поступить в Главное инженерное училище, но сдать экзамен не сумел и поступил 6 декабря 1842 года в Училище гражданских инженеров (17 декабря 1842 года переименовано в Строительное училище)[1]. Во время подготовки к экзаменам Андрей жил на квартире, снимаемой Фёдором. Учёбу Андрей Михайлович закончил в июне 1848 года первым воспитанником и был принят на службу в Департамент проектов и смет Главного управления путей сообщения и публичных зданий.

Зрелые годы

23 апреля 1849 года Андрей был ошибочно арестован по известному делу Петрашевского вместо своего брата Михаила. Пока ошибка не прояснилась, он 13 дней просидел в Петропавловской крепости[1]. Михаил был арестован в мае. Главноуправляющий путями сообщения граф Клейнмихель, желая избавиться от архитектора с опальной фамилией, назначил Андрея Михайловича городским архитектором Елисаветграда.

16 июля 1850 года состоялась свадьба Андрея Михайловича с Домникой Ивановной Федорченко. У них было 2 сына и 2 дочери. В Елисаветграде Андрей Михайлович работал с октября 1849 года по июль 1858 года.

С июля 1858 года по май 1860 года служил архитектором в Симферополе, а затем переведён в Екатеринослав на должность губернского архитектора, где под его руководством в 1861 года было построено здание мужской классической гимназии и новый Гостиный двор на Большой Бульварной улице.

4 августа 1865 года получил назначение на должность ярославского губернского архитектора. В Ярославль Достоевский прибыл 26 августа 1865 года, где и прослужил более двадцати пяти лет в различных должностях.

Ярославский губернский архитектор

Файл:Mologa.jpg
Торговая (Сенная) площадь во время ежегодного празднования Мологской вольной пожарной дружины. Справа пожарная каланча, построенная по проекту А. М. Достоевского.
  • 1867 — утверждён его проект на перестройку и расширение трапезной и постройку колокольни при тёплой церкви Благовещения пресвятой богородицы в Ярославле.
  • 1867 — приглашён для наблюдения за работами по расширению Зимнего храма Богоявления господня и святых Космы и Дамиана в селе Сигори Угличского уезда. В этом же году составил проект и смету на постройку в городе Мологе каменного пожарного депо с каланчою и мезонином.
  • 1868 — создал проект двухэтажного дома для церковнослужителей Предтечевской церкви в Ярославле.
  • 18671869 — руководил постройкой церкви в селе Краснове Ростовского уезда.
  • 1871 — утверждён его проект каменного двухэтажного дома в городе Данилове для купца И. В. Ворохобина.
  • 1880 — составлен проект здания спичечной фабрики для купца И. Н. Дунаева в городе Ярославле.
  • 1882 — разработан проект построек химического завода близ города Романов-Борисоглебска для товарищества В. Д. Шипова и К°. Также спроектировал каменное здание чугунолитейного и механического завода для инженера-механика П. А. Федосеева в Ярославле (позже этот завод числился за московским купцом А. А. Ганшиным).
  • 1882 — сдан проект перестройки Каменной часовни в церковь с устройством небольшой колокольни в селе Мало-Богородское Мышкинского уезда.
  • 1883 — надстроен по его проекту 2-й этаж здания над корпусом ткацко-льняного производства товарищества Меленковской льняной мануфактуры близ села Кормилицына на реке Которосли. В настоящее время — «Красные Ткачи 2». В этом же году утверждается проект каменного здания белильного заведения для отбелки льняных тканей купцу В. Г. Маругину вблизи деревни Степановой на реке Которосли.
  • 1886 — утверждён проект на постройку каменной церкви Рождества пресвятой богородицы в селе Брейтово Мологского уезда.
  • 1887 — составлен проект каменной колокольни при церкви Святых жён Мироносиц в селе Дмитриевском Пошехонского уезда.
  • 1888 — разработан проект новой колокольни при церкви Успения пресвятой богородицы в селе Закобякино Любимского уезда. Для купца П. А. Сакина спроектировано каменное двухэтажное здание для ткацкой фабрики между селом Карабиха и деревней Нагатино на реке Которосли. Ныне — «Красные Ткачи 1».
  • 1890 — разработал проект каменного пятиэтажного корпуса паровой крупчатной мельницы в городе Пошехонье для купчихи Е. С. Шалаевой.

Андрей Михайлович принимал активное участие в реставрационных работах древних памятников архитектуры Ярославской губернии. В частности, входил в состав комитета для заведования Ростовским кремлём и осуществлял техническое руководство реставрационными работами.

В конце восьмидесятых годов XIX века принимал участие в восстановительных работах древнейшего памятника зодчества — палат царевича Дмитрия в Угличе.

Поздние годы

Многолетним другом семейства Достоевских в Ярославле был поэт и краевед Л. Н. Трефолев, с которым Андрей Михайлович познакомился, когда Леонид Николаевич некоторое время работал в строительном отделении делопроизводителем.

Семья Андрея Михайловича жила в достатке и была весьма дружна, и для Фёдора Михайловича была наиболее соответствующая думам и чаяниям великого писателя. «…Тебе одному, кажется, досталось с честью вести род наш: твоё семейство примерное и образованное, а на детей твоих смотришь с отрадным чувством… Заметь себе и проникнись тем, брат Андрей Михайлович, что идея непременного и высшего стремления в лучшие люди (в буквальном, самом высшем смысле слова) была основною идеей и отца и матери наших, несмотря на все уклонения. Ты эту самую идею в созданной тобою семье твоей выражаешь наиболее из всех Достоевских. Повторяю, вся семья твоя произвела на меня такое впечатление…» — писал в одном из писем к брату автор «Преступления и наказания».

Всего известно 17 писем Ф. М. Достоевского к младшему брату (1842—1880) и 2 письма Андрея Михайловича к Фёдору Михайловичу (1849—1869)[1].

8 февраля 1887 года, после тяжёлой болезни, скончалась Домника Ивановна, и Андрей Михайлович остался один. Дочери вышли замуж ещё в середине семидесятых годов, сыновья уехали в Петербург учиться.

11 декабря 1890 года А. М. Достоевский по болезни был уволен в отставку, прослужив в области строительства и архитектуры 42 года.

Осенью 1896 года Андрей Михайлович серьёзно заболел. С помощью старшей дочери Евгении Андреевны Рыкачевой, жены известного географа Михаила Александровича Рыкачёва, переселился к ней в Петербург.

7 (19) марта 1897 года Андрей Михайлович Достоевский скончался от рака. Похоронен на Смоленском православном кладбище в Петербурге.

Мемуары

Ещё в 1875 году Андрей Михайлович решил составить записки о всей своей жизни весьма интересным способом — поквартирно, что для архитектора было весьма понятно. Разделы мемуаров были названы не главами, а квартирами[1]. Однако начатые в том же году записки охватили только историю его детства и были автором прерваны. После смерти Ф. М. Достоевского он представил эти записки первому биографу писателя профессору О. Ф. Миллеру, который частично использовал их при составлении «Материалов для жизнеописания Ф. М. Достоевского»[2].

Летом 1895 года его навестил младший сын Андрей, который и попросил возобновить записки, прерванные отцом двадцать лет назад. После отъезда сына Андрей Михайлович продолжил свои записки. Мемуары Андрея Михайловича под названием «Воспоминания» впервые были опубликованы в Ленинграде в 1930 году. Их редактором и автором вступительной статьи стал его сын - географ Андрей Андреевич Достоевский, арестованный в тот же год.

С 1884 года Андрей Михайлович вёл дневник. Последняя запись в нём сделана им 18 октября 1896 года.

Память

Именем А. М. Достоевского была названа средняя общеобразовательная школа №21 г. Ярославля[3].

Сноски

  1. 1 2 3 4 [http://www.fedordostoevsky.ru/around/Dostoevsky_A_M/ Достоевский Андрей Михайлович]. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 17 сентября 2015.
  2. Миллер О. Ф. Материалы для жизнеописания Ф. М. Достоевского // Биография, письма и заметки из записной книжки Ф. М. Достоевского (там же: Страхов Н. Н. Воспоминания о Ф. М. Достоевском (Биография) // Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. Т. 1. СПб., 1883. Типография A. C. Суворина, 1883. С. 3–176
  3. [http://city-yaroslavl.ru/chpages/news.aspx?newsid=1183 Портал органов городского самоуправления города Ярославля. Новости. Память о ярославцах увековечили в названиях школ]

Напишите отзыв о статье "Достоевский, Андрей Михайлович"

Литература

  • [Достоевский А. М.] [http://www.fedordostoevsky.ru/memories/relatives/008/ Воспоминания Андрея Михайловича Достоевского / Ред. и вступ. статья А.А. Достоевского. Л.: Изд. писателей в Ленинграде, 1930. 426 с.]
  • Достоевский А. М. [http://www.fedordostoevsky.ru/memories/relatives/007/ Воспоминания] / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. С. В. Белова. — СПб.: Андреев и сыновья, 1992. — 393 с. — (Историко-литературные мемуары). — ISBN 5874520287.
  • Достоевский А. М. [http://philolog.petrsu.ru/amdost/index.html Воспоминания. Эпистолярное наследие]. ПетрГУ. Проверено 18 февраля 2016.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Достоевский, Андрей Михайлович

Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.
– Красоти-и-и-ще!!! – в восторге еле выдохнула Стелла. – А они очень опасные?
– Здесь не живут опасные, у нас их уже давно нет. Я уже не помню, как давно... – прозвучал ответ, и тут только мы заметили, что Вэйи с нами нет, а обращается к нам Миард...
Стелла испуганно огляделась, видимо не чувствуя себя слишком комфортно с нашим новым знакомым...
– Значит опасности у вас вообще нет? – удивилась я.
– Только внешняя, – прозвучал ответ. – Если нападут.
– А такое тоже бывает?
– Последний раз это было ещё до меня, – серьёзно ответил Миард.
Его голос звучал у нас в мозгу мягко и глубоко, как бархат, и было очень непривычно думать, что это общается с нами на нашем же «языке» такое странное получеловеческое существо... Но мы наверное уже слишком привыкли к разным-преразным чудесам, потому что уже через минуту свободно с ним общались, полностью забыв, что это не человек.
– И что – у вас никогда не бывает никаких-никаких неприятностей?!. – недоверчиво покачала головкой малышка. – Но тогда вам ведь совсем не интересно здесь жить!..
В ней говорила настоящая, неугасающая Земная «тяга к приключениям». И я её прекрасно понимала. Но вот Миарду, думаю, было бы очень сложно это объяснить...
– Почему – не интересно? – удивился наш «проводник», и вдруг, сам себя прервав, показал в верх. – Смотрите – Савии!!!
Мы взглянули на верх и остолбенели.... В светло-розовом небе плавно парили сказочные существа!.. Они были совершенно прозрачны и, как и всё остальное на этой планете, невероятно красочны. Казалось, что по небу летели дивные, сверкающие цветы, только были они невероятно большими... И у каждого из них было другое, фантастически красивое, неземное лицо.
– О-ой.... Смотри-и-те... Ох, диво како-о-е... – почему-то шёпотом произнесла, совершенно ошалевшая Стелла.
По-моему, я никогда не видела её настолько потрясённой. Но удивиться и правда было чему... Ни в какой, даже самой буйной фантазии, невозможно было представить таких существ!.. Они были настолько воздушными, что казалось, их тела были сотканы из блистающего тумана... Огромные крылья-лепестки плавно колыхались, распыляя за собой сверкающую золотую пыль... Миард что-то странно «свистнул», и сказочные существа вдруг начали плавно спускаться, образуя над нами сплошной, вспыхивающий всеми цветами их сумасшедшей радуги, огромный «зонт»... Это было так красиво, что захватывало дух!..
Первой к нам «приземлилась» перламутрово-голубая, розовокрылая Савия, которая сложив свои сверкающие крылья-лепестки в «букет», начала с огромным любопытством, но безо всякой боязни, нас разглядывать... Невозможно было спокойно смотреть на её причудливую красоту, которая притягивала, как магнит и хотелось любоваться ею без конца...
– Не смотрите долго – Савии завораживают. Вам не захочется отсюда уходить. Их красота опасна, если не хотите себя потерять, – тихо сказал Миард.
– А как же ты говорил, что здесь ничего опасного нет? Значит это не правда? – тут же возмутилась Стелла.
– Но это же не та опасность, которую нужно бояться или с которой нужно воевать. Я думал вы именно это имели в виду, когда спросили, – огорчился Миард.
– Да ладно! У нас, видимо, о многом понятия будут разными. Это нормально, правда ведь? – «благородно» успокоила его малышка. – А можно с ними поговорить?
– Говорите, если сможете услышать. – Миард повернулся к спустившейся к нам, чудо-Савии, и что-то показал.
Дивное существо заулыбалось и подошло к нам ближе, остальные же его (или её?..) друзья всё также легко парили прямо над нами, сверкая и переливаясь в ярких солнечных лучах.
– Я Лилис...лис...ис...– эхом прошелестел изумительный голос. Он был очень мягким, и в то же время очень звонким (если можно соединить в одно такие противоположные понятия).
– Здравствуй, красивая Лилис. – радостно приветствовала существо Стелла. – Я – Стелла. А вот она – Светлана. Мы – люди. А ты, мы знаем, Савия. Ты откуда прилетела? И что такое Савия? – вопросы опять сыпались градом, но я даже не попыталась её остановить, так как это было совершенно бесполезно... Стелла просто «хотела всё знать!». И всегда такой оставалась.
Лилис подошла к ней совсем близко и начала рассматривать Стеллу своими причудливыми, огромными глазами. Они были ярко малиновые, с золотыми крапинками внутри, и сверкали, как драгоценные камни. Лицо этого чудо-существа выглядело удивительно нежным и хрупким, и имело форму лепестка нашей земной лилии. «Говорила» она, не раскрывая рта, в то же время улыбаясь нам своими маленькими, круглыми губами... Но, наверное, самыми удивительными у них были волосы... Они были очень длинными, почти достигали края прозрачного крыла, абсолютно невесомыми и, не имея постоянного цвета, всё время вспыхивали самыми разными и самыми неожиданными блестящими радугами... Прозрачные тела Савий были бесполы (как тело маленького земного ребёнка), и со спины переходили в «лепестки-крылья», что и вправду делало их похожими на огромные яркие цветы...