Достоевский в культуре

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

В данной статье представлены тема «достоевщина в литературе», влияние творчества Ф. М. Достоевского на создание музыкальных опусов, оперных, театральных и балетных постановок по мотивам произведений Ф. М. Достоевского.







Достоевщина в литературе

С именем Ф. М. Достоевского связано понятие достоевщина, зафиксированное в словаре Д. Н. Ушакова 1935 года с пометкой «публицистика» и имевшее два значения:

  • 1. Психологический анализ в манере Достоевского (с оттенком осуждения).
  • 2. Душевная неуравновешенность, острые и противоречивые душевные переживания, свойственные героям романов Достоевского[1].

В молодой Советской России использовались другие уничижительные ярлыки для произведений как дореволюционных (дворян), так и современных авторов: «онегинщина», «обломовщина», «карамазовщина», «булгаковщина»[2].

Совершенно иной оттенок данное понятие имело в сообщении режиссёра готовившейся в 1928 году постановки пьесы М. А. Булгакова «Бег» И. Я. Судакова: «Сейчас в пьесе Хлудов уходит только под влиянием совести (достоевщина)...»[2].

Литературовед А. А. Долинин рассмотрел явление достоевщины в статье «Набоков, Достоевский и достоевщина», в частности, относительно романа В. В. Набокова «Отчаяние».

Влияние Достоевского явственно ощущалось в советской прозе 20-х годов: в романе Л. М. Леонова «Вор», в книгах И. Г. Эренбурга, в «Голом годе» Б. А. Пильняка, в «Мемуарах веснущатого человека» А. Соболя, в «Мещанине Адамейко» М. Э. Козакова и т. п. В докладе 1926 года о «Братьях Карамазовых» В. В. Набоков обсуждал «причины ничтожества советской литературы», и нашёл следы «опошленного Достоевского» и идеи широкой «славянской души» в его духе у Ф. В. Гладкова, Л. Н. Сейфуллиной, Б. А. Пильняка, Л. М. Леонова и М. М. Зощенко. Как в этом докладе, так и в романе «Отчаяние» «полемика направлена не столько против Достоевского, сколько против “современного отношения к нему” — против его интерпретаторов и эпигонов, повинных в “мрачной достоевщине”». А. А. Долинин перечисляет образцы пародируемой Набоковым «достоевщины»: новеллы В. Я. Брюсова, рассказ Л. Н. Андреева «Мысль», «Конь блед» Б. В. Савинкова, трактирные сцены в «Петербурге» А. Белого и его же «Записки чудака», антиэмигрантский рассказ А. Н. Толстого «Рукопись, найденная под кроватью», ряд произведений советских прозаиков 1920-х годов. По мнению Долинина основной моделью для пародий на современную «достоевщину» Набокову послужила повесть И. Г. Эренбурга «Лето 1925 года»[3].

Стоит обратить внимание на то, что ощутимое присутствие традиций Достоевского ни в западноевропейской литературе первой пол. XX века (Ф. Кафка, Г. Майринк, Т. Манн, С. Цвейг в немецкой литературе, П. Бурже, А. Жид, Ж. Бернанос, А. Камю во французской литературе), ни у наследников философии писателя экзистенциалистов А. Камю и Ж. П. Сартра[4] не называлось «достоевщиной».

О «достоевщине» писали советские литературоведы Ю. Ф. Карякин[5] и Л. А. Шубин[6].

Весьма показательно, что Д. П. Мирский не был приверженцем творчества Достоевского, но в академической статье о писателе своей «Истории русской литературы» (1926) не употребил термин «достоевщина»[7]. В. В. Набоков считал труд Д. П. Мирского «лучшей историей русской литературы на любом языке, включая русский», но в «Лекциях по русской литературе», впервые изданных в 1981 году, о «Записках из подполья» отозвался как о квинтэссенции достоевщины[8].

Достоевский и музыка

В кратком перечне представлены наиболее значимые произведения. Более подробно влияние творчества Достоевского на создание музыкальных сочинений описано в монографии А. А. Гозенпуда «Достоевский и музыка»[9]. Советский музыковед полагал, что талант Д. Д. Шостаковича родствен Достоевскому[10].

Достоевский и театр

Драматургичность творчества писателя обусловила появление первых театральных постановок. Премьера первого спектакля по роману «Бесы» состоялась 29 сентября 1907 года в театре Литературно-Художественного общества в Петербурге, за которой последовали постановки в Moсковском Xудожественном тeaтpe «Братьев Карамазовых» (1910) и «Бесов» (под названием «Николай Ставрогин» — 23 октября 1913 года). Постановке «Бесов» пытался препятствовать поддерживаемый большевиками M. Горький (статьи: О «карамазовщинe»[15], Eщe o «карамазовщинe»[16]), выступивший c отрицательной оценкой инсценированногo романa. Там же М. Горький впервые дал Достоевскому оценку «злой гений», садо-мазохист.

В защиту спектакля «Николай Ставрогин» на заседании Московского религиозно-философского общества 2 февраля 1914 года выступили С. Н. Булгаков с докладом «Русская трагедия»[17] и Вяч. Иванов с речью, ставшей основой статьи «Основной миф в романе „Бесы“»[18].

Другая постановка «Братьев Карамазовых» этим театром состоялась через 50 лет — в 1960 году. «Бесы» ставятся Львом Додиным в Театре Европы с 1991 года.

Театральные постановки по произведениям Ф. М. Достоевского и отзывы на них указаны в библиографическом указателе «Достоевский и театр, 1846–1977» (1980) достоеведа С. В. Белова[19].

Ф. М. Достоевский стал центральным персонажем пьесы драматурга Константина Скворцова «Дар Божий: Драма любви Ф. М. Достоевского»[20].

Балет

  • 1980 — премьера балета «Идиот» в Ленинграде балетмейстера Бориса Эйфмана по мотивам одноимённого романа Достоевского на музыку Шестой симфонии П. И. Чайковского[21]
  • 1995 — постановка балета «Карамазовы» Бориса Эйфмана по роману Ф. М. Достоевского на музыку С. В. Рахманинова, Рихарда Вагнера и М. П. Мусоргского
  • 2013 — Борис Эйфман поставил новую переработку собственного балета «Карамазовы» 1995 года под названием «По ту сторону греха» по роману Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» на музыку С. В. Рахманинова, Рихарда Вагнера и М. П. Мусоргского[22]
  • 2015 — весной и летом в Омском государственном музыкальном театре балетмейстер из Санкт-Петербурга Надежда Калинина готовила оригинальную постановку балета «Идиот» по одноимённому роману Достоевского на музыку П. И. Чайковского. Хореография отличается от варианта Бориса Эйфмана[23]. Премьера состоялась 30 июля 2015 года.

Напишите отзыв о статье "Достоевский в культуре"

Примечания

  1. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М.: Советская энциклопедия; ОГИЗ; Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1935. — Т. 1.
  2. 1 2 [http://www.bulgakov.ru/b/beg/ «Бег»]. Булгаковская энциклопедия. Проверено 27 августа 2015.
  3. Долинин, Александр. [http://magazines.russ.ru/slo/2001/1/dol.html Набоков, Достоевский и достоевщина] // Старое литературное обозрение : журнал. — 2001. — № № 1 (277).
  4. Переверзев, 1930.
  5. Карякин Ю. Ф. Антикоммунизм, Достоевский и «достоевщина» // Проблемы мира и социализма : журнал. — 1963. — № 5.
  6. Шубин Л. Гуманизм Достоевского и «достоевщина» // «Вопросы литературы» : журнал. — 1965. — № 1.
  7. Мирский, 1992.
  8. Набоков, 1999, с. 189.
  9. Гозенпуд, 1971, с. 150—169.
  10. Гозенпуд, 1971, с. 152—155.
  11. Гозенпуд, 1971, с. 149—150.
  12. Гозенпуд, 1971, с. 150—151.
  13. Гозенпуд, 1971, с. 164—166.
  14. Гозенпуд, 1971, с. 166—168.
  15. Горький M. О «карамазовщинe» // Pyccкoe словo : газета. — 1913. — 22 сентября.
  16. Горький M. Eщe o «карамазовщинe» // Pyccкoe словo : газета. — 1913. — 27 октября.
  17. Булгаков С. Н. [http://www.vehi.net/bulgakov/tragediya.html Русская трагедия]. Библиотека «Вехи». Проверено 31 августа 2015.
  18. Иванов Вяч. [http://www.vehi.net/dostoevsky/ivanov.html#a3 Основной миф в романе «Бесы»]. Библиотека «Вехи». Проверено 31 августа 2015.
  19. Белов С. В. Достоевский и театр, 1846–1977 : библиогр. указ.. — Л., 1980. — 179 с.
  20. Скворцов, К. В. Избранные произведения : в 3 т. — М. : Русская книга, 1999. — Т. 3. — ISBN 5-268-00424-7.</span>
  21. [http://www.belcanto.ru/eifmanballet.html Театр балета Бориса Эйфмана]. Belcanto.ru. Проверено 1 декабря 2015.
  22. [http://www.eifmanballet.ru/ru/repertoire/other-side-of-sin По ту сторону греха]. Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана. Проверено 1 декабря 2015.
  23. Кисляцких, Юлия. [http://www.omsk.aif.ru/culture/culture_theatre/idiot_stal_baletom_v_muzykalnom_teatre_stancuyut_roman_dostoevskogo «Идиот» стал балетом. В Музыкальном театре станцуют роман Достоевского] // Аргументы и Факты в Омске : газета. — 2015. — 2 июля (№ 30).
  24. </ol>

Литература

  • Гозенпуд А. А. Достоевский и музыка. — Л.: Музыка, 1971. — С. 150—169. — 175 с.
  • Мирский Д. С. [http://feb-web.ru/feb/irl/irl/irl-4161.htm Достоевский (после 1848 г.)] // История русской литературы с древнейших времен до 1925 года = «Contemporary Russian Literature. 1881—1925» (London 1926) / Пер. с англ. Р. Зерновой. — London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. — ISBN 1 870128 18 4.
  • Владимир Набоков. Федор Достоевский // Лекции по русской литературе = Lectures on russian literature / Пер. с англ. Курт А.. — М.: Независимая Газета, 1999. — С. 170—215. — 440 с. — ISBN 5-86712-025-2.
  • Переверзев В. Ф., Риза-Задэ Ф. [http://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/le3/le3-3963.htm Достоевский Федор Михайлович] // Литературная энциклопедия. — М.: Изд-во Ком. Акад., 1930. — Т. 3.
  • Юрий Димитрин. Оперы по романам Достоевского. — Изд-во «Планета музыки», 2016. — 224 с. — ISBN 978-5-8114-2194-7

Отрывок, характеризующий Достоевский в культуре

– Так-то оно так, но это разные места обитания сущностей... Тех, которые умерли тысячи лет назад, и тех, которые пришли только сейчас. Мне это бабушка показала. Это там я нашла Гарольда... Хочешь посмотреть?
Ну, конечно же, я хотела! И, казалось, ничто на свете не могло бы меня остановить! Эти потрясающие «шаги в неизвестное» будоражили моё и так уже слишком живое воображение и не давали спокойно жить, пока я, уже почти падая от усталости, но дико довольная увиденным, не возвращалась в своё «забытое» физическое тело, и не валилась спать, стараясь отдохнуть хотя бы час, чтобы зарядить свои окончательно «севшие» жизненные «батареи»...
Так, не останавливаясь, мы снова преспокойно продолжали своё маленькое путешествие, теперь уже покойно «плывя», повиснув в мягком, проникающем в каждую клеточку, убаюкивающем душу «тоннеле», с наслаждением наблюдая дивное перетекание друг через друга кем-то создаваемых, ослепительно красочных (наподобие Стеллиного) и очень разных «миров», которые то уплотнялись, то исчезали, оставляя за собой развевающиеся хвосты сверкающих дивными цветами радуг...
Неожиданно вся эта нежнейшая красота рассыпалась на сверкающие кусочки, и нам во всем своём великолепии открылся блистающий, умытый звёздной росой, грандиозный по своей красоте, мир...
У нас от неожиданности захватило дух...
– Ой, красоти-и-ще како-о-е!.. Ма-а-амочка моя!.. – выдохнула малышка.
У меня тоже от щемящего восторга перехватило дыхание и, вместо слов, вдруг захотелось плакать...
– А кто же здесь живёт?.. – Стелла дёрнула меня за руку. – Ну, как ты думаешь, кто здесь живёт?..
Я понятия не имела, кем могут быть счастливые обитатели подобного мира, но мне вдруг очень захотелось это узнать.
– Пошли! – решительно сказала я и потянула Стеллу за собой.
Нам открылся дивный пейзаж... Он был очень похож на земной и, в то же время, резко отличался. Вроде бы перед нами было настоящее изумрудно зелёное «земное» поле, поросшее сочной, очень высокой шелковистой травой, но в то же время я понимала, что это не земля, а что-то очень на неё похожее, но чересчур уж идеальное... ненастоящее. И на этом, слишком красивом, человеческими ступнями не тронутом, поле, будто красные капли крови, рассыпавшись по всей долине, насколько охватывал глаз, алели невиданные маки... Их огромные яркие чашечки тяжело колыхались, не выдерживая веса игриво садившихся на цветы, большущих, переливающихся хаосом сумасшедших красок, бриллиантовых бабочек... Странное фиолетовое небо полыхало дымкой золотистых облаков, время от времени освещаясь яркими лучами голубого солнца... Это был удивительно красивый, созданный чьей-то буйной фантазией и слепящий миллионами незнакомых оттенков, фантастический мир... А по этому миру шёл человек... Это была малюсенькая, хрупкая девочка, издали чем-то очень похожая на Стеллу. Мы буквально застыли, боясь нечаянно чем-то её спугнуть, но девочка, не обращая на нас никакого внимания, спокойно шла по зелёному полю, почти полностью скрывшись в сочной траве... а над её пушистой головкой клубился прозрачный, мерцающий звёздами, фиолетовый туман, создавая над ней дивный движущийся ореол. Её длинные, блестящие, фиолетовые волосы «вспыхивали» золотом, ласково перебираемые лёгким ветерком, который, играясь, время от времени шаловливо целовал её нежные, бледные щёчки. Малютка казалась очень необычной, и абсолютно спокойной...
– Заговорим? – тихо спросила Стелла.
В тот момент девочка почти поравнялась с нами и, как будто очнувшись от каких-то своих далёких грёз, удивлённо подняла на нас свои странные, очень большие и раскосые... фиолетовые глаза. Она была необыкновенно красива какой-то чужой, дикой, неземной красотой и выглядела очень одинокой...
– Здравствуй, девочка! Почему ты такая грустная идёшь? Тебе нужна какая-то помощь? – осторожно спросила Стелла.
Малютка отрицательно мотнула головкой:
– Нет, помощь нужна вам, – и продолжала внимательно рассматривать нас своими странными раскосыми глазами.
– Нам? – удивилась Стелла. – А в чём она нам нужна?..
Девочка раскрыла свои миниатюрные ладошки, а на них... золотистым пламенем сверкали два, изумительно ярких фиолетовых кристалла.
– Вот! – и неожиданно тронув кончиками пальчиков наши лбы, звонко засмеялась – кристаллы исчезли...
Это было очень похоже на то, как когда-то дарили мне «зелёный кристалл» мои «звёздные» чудо-друзья. Но то были они. А это была всего лишь малюсенькая девчушка... да ещё совсем не похожая на нас, на людей...
– Ну вот, теперь хорошо! – довольно сказала она и, больше не обращая на нас внимания, пошла дальше...
Мы ошалело смотрели ей в след и, не в состоянии ничего понять, продолжали стоять «столбом», переваривая случившееся. Стелла, как всегда очухавшись первой, закричала:
– Девочка, постой, что это? Что нам с этим делать?! Ну, подожди же!!!
Но маленький человечек, лишь, не оборачиваясь, помахал нам своей хрупкой ладошкой и преспокойно продолжал свой путь, очень скоро полностью исчезнув в море сочной зелёной, неземной травы... над которой теперь лишь светлым облачком развевался прозрачный фиолетовый туман...
– Ну и что это было? – как бы спрашивая саму себя, произнесла Стелла.
Ничего плохого я пока не чувствовала и, немного успокоившись после неожиданно свалившегося «подарка», сказала.
– Давай не будем пока об этом думать, а позже будет видно...
На этом и порешили.
Радостное зелёное поле куда-то исчезло, сменившись на этот раз совершенно безлюдной, холодно-ледяной пустыней, в которой, на единственном камне, сидел единственный там человек... Он был чем-то явно сильно расстроен, но, в то же время, выглядел очень тёплым и дружелюбным. Длинные седые волосы спадали волнистыми прядями на плечи, обрамляя серебристым ореолом измождённое годами лицо. Казалось, он не видел где был, не чувствовал на чём сидел, и вообще, не обращал никакого внимания на окружающую его реальность...
– Здравствуй, грустный человек! – приблизившись достаточно, чтобы начать разговор, тихо поздоровалась Стелла.
Человек поднял глаза – они оказались голубыми и чистыми, как земное небо.
– Что вам, маленькие? Что вы здесь потеряли?.. – отрешённо спросил «отшельник».
– Почему ты здесь один сидишь, и никого с тобой нет? – участливо спросила Стелла. – И место такое жуткое...
Было видно, что человек совсем не хотел общаться, но тёплый Стеллин голосок не оставлял ему никакого выхода – приходилось отвечать...
– Мне никто не нужен уже много, много лет. В этом нет никакого смысла, – прожурчал его грустный, ласковый голос.
– А что же тогда ты делаешь тут один? – не унималась малышка, и я испугалась, что мы покажемся ему слишком навязчивыми, и он просто попросит нас оставить его в покое.
Но у Стеллы был настоящий талант разговорить любого, даже самого молчаливого человека... Поэтому, забавно наклонив на бок свою милую рыжую головку, и, явно не собираясь сдаваться, она продолжала:
– А почему тебе не нужен никто? Разве такое бывает?
– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.
– А хочешь, покажу что-то? – видя моё расстроенное лицо, тут же поменяла тему моя верная подружка.
И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?