Евгений III

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Евгений III
лат. Eugenius PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Евгений III</td></tr>
167-й папа римский
15 февраля 1145 — 8 июля 1153
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Луций II
Преемник: Анастасий IV
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Бернардо Паганелли
Оригинал имени
при рождении:
итал. Bernardo dei Paganelli di Montemagno
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Пиза, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Тиволи, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Евгений III (лат. Eugenius PP. III; в миру Бернардо Паганелли, итал. Bernardo Paganelli; ? — 8 июля 1153) — папа римский с 15 февраля 1145 по 8 июля 1153, первый из цистерцианцев на папском престоле, ученик Бернарда Клервосского, блаженный Римско-католической церкви.







Духовная карьера

Бернардо Паганелли был уроженцем Пизы. Начиная с XVI века историки считали его членом знатной пизанской семьи Паганелли ди Монтеманьо, но свидетельства современников указывают на его скромное происхождение. В 1106 году стал каноником кафедрального собора Пизы, в 1115 — иподиаконом. Во время своего пребывания в Пизе (май 1134 — февраль 1137) папа Иннокентий II посвятил Паганелли в священники. В 1138 году под влиянием Бернарда Клервоского вступил в Клервоский монастырь цистерцианцев, годом позже стал настоятелем цистерцианского монастыря в Скандрилье. В 1140 году Иннокентий II назначил Паганелли аббатом монастыря Сант-Анастазио-алле-Тре-Фонтане под Римом. Некоторые хроники упоминают о его возведении в кардинальский сан, но письма Бернарда Клервоского однозначно указывают, что Паганелли кардиналом никогда не был.

Избрание папой

К моменту избрания Бернардо Паганелли на папский престол положение пап в Риме стало критическим. Длительная схизма Иннокентия II и Анаклета II, завершившаяся лишь благодаря смерти последнего; проповеди Арнольда Брешианского; затруднительное положение сменявших друг друга пап Иннокентия II, Целестина II и Луция II — привели к тому, что папы не обладали никакой властью в Риме. После смерти Луция II, погибшего при попытке небольшим отрядом взять Капитолийский холм, никто из кардиналов не хотел принимать папский престол. В связи с этим выбор кардиналов 15 февраля 1145 года пал на аббата Бернардо Паганелли, за которым незримо стоял Бернард Клервоский, самый влиятельный католический деятель эпохи. Сам Бернард Клервоский не одобрил избрание папой своего ученика и, впервые в истории, члена цистерцианского ордена. В письме к кардиналам (номер CCXXXVII) Бернард Клервоский так охарактеризовал их выбор:

Прости вас Бог за то, что Вы сделали!..Вы превратили последнего в первого, и…его новое положение опаснее прежнего…По какой причине или по чьему совету…поспешили вы к простецу, отыскали его в его убежище, вырвали у него из рук топор, кирку или мотыгу и возвели его на престол?[1]

В письме (номер CCXXXVIII) к самому Евгению III Бернард Клервоский высказался ещё прямее, назвав нового папу «нищим из навозной кучи». Евгений III виделся своему учителю застенчивым, простодушным и слишком мягким.

Конфликт с римлянами

Файл:EugeniusIII.JPG
Статуя Евгения III в Португалии

Избранный в монастыре Сан-Чезарео-ин-Палатио на Аппиевой дороге и провозглашённый папой в Латеранском дворце, контролируемых своими союзниками Франджипани, Евгений III должен был проехать через весь Рим на интронизацию в собор святого Петра, но столкнулся с мятежными горожанами. Через три дня папа бежал из Рима в монастырь Фарфа, где и был посвящён в епископа и возведён на престол, после чего удалился в безопасный Витербо.

В отсутствие папы римский сенат и патриций Джордано Пьерлеони (брат прежнего антипапы Анаклета II) окончательно захватили власть в городе. Арнольд Брешианский, осуждённый Вторым Латеранским собором в 1139 году, приехал в Витербо, получил от простодушного Евгения III прощение и затем вернулся в Рим, где возобновил свои обличительные проповеди. В городе воцарилась анархия, сопровождавшаяся грабежами не только дворцов знати, но и церквей. В это время Евгений III из Витербо обратился за помощью к Тиволи, другим городам Папской области и королю Рожеру II с просьбой о помощи. Получив от них финансовую и военную поддержку, Евгений III смог добиться изгнания из Рима Пьерлеони и вернуться в столицу незадолго до Рождества 1145 года. По условиям соглашения ежегодно избираемые горожанами сенаторы сохраняли за собой контроль над городом, но приносили присягу папе, и в спорных случаях папа мог вмешиваться в управление городом.

Уже в марте 1146 года сенат принял решение завоевать и разрушить соседний Тиволи, сохранивший в предыдущем конфликте верность папе. Евгений III отказался одобрить это решение и перед лицом нарастающей анархии бежал из Рима в Витербо, затем в Сиену и, наконец, во Францию.

После более чем двухлетнего отсутствия Евгений III смог вернуться в Папскую область только в 1148 году. 7 июля 1148 года на соборе в Кремоне итальянские епископы вновь отлучили от Церкви Арнольда Брешианского, но тот по-прежнему был непререкаемым вождём в Риме. Евгений III поселился в Витербо (где встретил возвращавшегося из неудачного Второго крестового похода Людовика VII и Элеонору Аквитанскую), затем в Тускулум. При помощи войск Рожера II Евгений III сумел вновь войти в Рим и отпраздновать Рождество 1149 года в Латеранском дворце. Но сторонники Арнольда Брешианского были несоизмеримо сильнее, и Евгений III вновь бежал из Рима.

Последующие годы папа и его двор перемещались из одного города Папской области в другой. Личные переговоры Евгения III и Рожера II в Чепрано остались безрезультатными, и теперь папа призывал в Италию вернувшегося из Второго крестового похода Конрада III, обещая ему, в случае занятия Рима, императорскую коронацию. Но 15 февраля 1152 года Конрад III умер (первым из преемников Оттона I, так и не коронованным императорской короной), завещав своему племяннику Фридриху Барбароссе немедленно отправиться на коронацию в Рим. Внутренние проблемы Германии задержали нового короля ещё год, в течение которого Евгений III проживал в Тиволи.

Папа и Второй крестовый поход

В августе 1145 года в Витербо прибыло посольство крестоносцев, возвестившее о падении Эдессы (1144)[2]. Евгений III принял решение об организации Второго крестового похода для освобождения Эдессы и ликвидации мусульманской угрозы Иерусалимскому королевству.

Согласно первоначальному замыслу Евгения III, крестовый поход должен был возглавить король Франции Людовик VII, которому и было адресовано соответствующее послание папы. На Рождество 1145 года король объявил вассалам о своём намерении, но столкнулся с их негативной реакцией, о чём и сообщил в ответном послании папе. Поскольку Евгений III был вовлечён в конфликт с собственной столицей, миссия проповеди крестового похода во Франции была поручена Бернарду Клервоскому. В Пальмовое воскресение (31 марта 1146 года) Бернард Клервоский обратился с речью к собранию в Везеле, созванному Людовиком VII. Эта речь вдохновила собравшихся, и уже к вечеру число будущих крестоносцев превзошло количество заготовленных заранее крестов, и Бернарду и его спутникам пришлось рвать собственные монашеские одеяния на лоскуты для крестов.

Вдохновившись успехом, Бернард Клервоский отправился через Бургундию, Лотарингию и Фландрию в Германию, проповедуя о крестовом походе в переполненных церквах. На Рождество 1146 года, в Шпейере после долгих колебаний, крест принял и король Германии Конрад III. Изначально Евгений III не планировал участие германской армии в Крестовом походе, так как помощь ещё не коронованного Конрада III была нужна папе в Риме. Тем не менее, Евгений III не решился критиковать своего учителя, нарушившего его прямые инструкции, и благословил Конрада III на участие в походе.

Неудачу Второго крестового похода Евгений III принял как свою. Встретив в Тускулуме возвращавшихся Людовика VII и Элеонору Аквитанскую (1149), Евгений III лично утешал их и предпринял попытку сохранить их распадающийся брак. Евгений III поклялся чете, что никогда не расторгнет их супружеский союз, но в 1152 году под давлением Бернарда Клервоского был вынужден нарушить своё слово и аннулировать этот брак.

Составной частью Второго крестового похода рассматривается[3] Крестовый поход против славян, который Евгений III объявил 13 апреля 1147 года буллой Divini dispensatione. Призывая к крестовому походу против вендов, папа приравнивал участие в нём к крестовым походам на Восток и Реконкисте. Пообещав участникам крестового похода на вендов отпущение грехов, Евгений III одновременно пригрозил отлучением от церкви тем, кто не сдержит свой обет крестоносца.

Деятельность Евгения III вне Италии

Вынужденный покинуть Рим в 1146 году Евгений III провёл боле чем два года во Франции и Германии. Избавленный от мелочных итальянских политических дрязг папа показал себя в эти годы истинным лидером Католической церкви. Он председательствовал на трёх соборах (в 1147 году в Париже, в 1148 году в Трире и Реймсе), принявших каноны против неподобающего поведения священнослужителей. Евгений III низложил трёх недостойных, по его мнению, архиепископов (Майнца, Реймса и Йорка). Низложение Вильяма Йоркского, осуществлённое по настоянию цистерцианцев, стало очередной вехой в растянувшейся на тринадцать лет борьбе ордена против этого архиепископа.

Позднее, в 1152 году, для разрешения накопившихся противоречий Евгений III послал в Скандинавию легата Николаса Брейкспира, чья двухлетняя миссия стала важной вехой в формировании национальных архиепископств в Норвегии и Швеции. Евгений III начал переговоры об унии с симпатизировавшим Западу византийским императором Мануилом I.

Смерть и почитание

Файл:Mort Eugéne III.jpg
Смерть Евгения III

Так и не дождавшись обещанной помощи от Фридриха Барбароссы (ею смог воспользоваться только его второй преемник Адриан IV), Евгений III скоропостижно скончался в Тиволи 8 июля 1153 года. Так и не овладев Римом при жизни, он при огромном стечении народа был погребён в соборе святого Петра, и его гробница стала объектом паломничества.

Несмотря на первоначально уничижительное мнение своего учителя Бернарда Клервоского, Евгений III остался в истории достойным папой. Он умел сочетать необходимую твёрдость с природной мягкостью и добросердечием. До самой смерти он носил под папскими одеяниями грубую белую рясу цистерцианца, и даже его политические противники признавали его неподдельное благочестие. Аббат Клюни Пётр Достопочтенный отозвался о Евгении III:

Я нашёл в нём самого верного друга, самого искреннего брата, самого честного отца. Его ухо всегда было готово для слышания, а уста — для скорого и мудрого совета. Никогда он не вёл себя по отношению к другому как высший, но скорее как равный и даже низший[4]

28 декабря 1872 года Пий IX, подобно Евгению III лишившийся светской власти в Риме, причислил своего предшественника к лику блаженных.

Напишите отзыв о статье "Евгений III"

Примечания

  1. Норвич, Джон. Расцвет и закат Сицилийского королевства. Нормандцы в Сицилии. 1130-1194. — Москва: Центрполиграф, 2005. — С. 121. — 399 с. — ISBN 5-9524-1752-3.
  2. Помимо этой новости, папе было сообщено о таинственном пресвитере Иоанне, царе и священнике одновременно — это была первое известие об этом легендарном персонаже в истории
  3. Fonnesberg-Schmidt Iben. [http://books.google.com/books?id=TKCAvDd2JHYC&pg=PA24 The popes and the Baltic crusades, 1147–1254]. — Brill, 2007. — Vol. 26. — P. 25. — ISBN 9004155023.
  4. Цитируется по[http://www.newadvent.org/cathen/05599a.htm Евгений III в Католической энциклопедии]

Литература

Ссылки

  • [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/195090/Blessed-Eugenius-III Евгений III] (англ.). Encyclopædia Britannica. Проверено 19 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uAqICXc Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • [http://www.newadvent.org/cathen/05599a.htm Евгений III] (англ.). Catholic Encyclopedia. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uAqr3Ii Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Евгений III

Печально покачав головой, Север продолжил.
– О, это произошло до невероятности глупо и обидно, Изидора, так глупо, что иногда не хочется этому верить...
Помнишь, я говорил тебе, что однажды Магдалина посвятила самых близких Рыцарей Храма в тайну Ключа Богов? – Я кивнула. – Но тогда ещё, к сожалению, никто из Рыцарей Храма не знал, что один из них с самого начала являлся ставленником «тёмных»... правда сам об этом даже не подозревая.
– Но как же такое возможно, Север?!. – искренне возмутилась я. – Разве может не чувствовать человек, делая плохое?
– Ты ведь не можешь воевать с тем, чего ты не видишь или не понимаешь, не так ли, Изидора? – Не обращая внимания на моё возмущение, спокойно продолжил Север. – Вот так и он – он не видел и не чувствовал того, что внедрили когда-то в его мозг «тёмные», выбрав именно его своей беспомощной «жертвой». И вот, когда нужное для «тёмных» время пришло, «заказ» чётко сработал, несмотря на чувства или убеждения захваченного человека.
– Но ведь они были такими сильными, Рыцари Храма! Как же кто-то смог внедрить в них что-либо?!..
– Видишь ли, Изидора, сильным и умным быть не всегда достаточно. Иногда «тёмные» находят что-то такое, чего у намеченной жертвы просто не существует. И она, эта жертва, честно живёт до поры до времени, пока не срабатывает внедрённая в неё гадость, и пока человек не становится послушной куклой в руках «Думающих Тёмных». И даже тогда, когда внедрение срабатывает, бедная «жертва» не имеет о случившемся ни малейшего понимания... Это ужасный конец, Изидора. И я даже врагам такого не пожелал бы...
– Значит, что же – этот рыцарь не знал, какое страшное зло он сотворил с остальными?
Север отрицательно покачал головой.
– Нет, мой друг, он не знал до самой последней своей минуты. Он так и умер, веря, что прожил хорошую и добрую жизнь. И никогда не сумел понять, за что его друзья отвернулись от него, и за что он был изгнан ими из Окситании. Как бы они ни старались ему это объяснить... Желаешь ли услышать, как произошло это предательство, мой друг?
Я лишь кивнула. И Север терпеливо продолжил свою потрясающую историю...
– Когда церковь через того же рыцаря узнала, что Магдалина так же является ещё и Хранителем Умного Кристалла, у «святых отцов» возникло непреодолимое желание получить в свои руки эту удивительную силу. Ну и, естественно, желание уничтожить Золотую Марию умножилось в тысячи раз.
По великолепно рассчитанному «святыми отцами» плану, в день, кода должна была погибнуть Магдалина, предавшему её рыцарю в руки было вручено от посланника церкви письмо, якобы написанное самой Магдалиной. В этом злосчастном «послании» Магдалина «заклинала» первых Рыцарей Храма (своих самых близких друзей) никогда не пользоваться более оружием (даже при защите!), так же как и никаким другим, известным им способом, который мог бы отнять чью-то чужую жизнь. Иначе, – говорилось в письме, – при непослушании, Рыцари Храма потеряют Ключ Богов... так как окажутся его недостойными.

Это был абсурд!!! Это было самое лживое послание, которое им когда-либо приходилось слышать! Но Магдалины с ними уже не было... И никто не мог её более ни о чём спросить.
– Но разве они не могли после смерти с нею общаться, Север? – удивилась я. – Ведь насколько я знаю, многие Маги могут общаться с умершими?
– Не многие, Изидора... Многие могут видеть сущности после смерти, но не многие могут их точно слышать. Только один из друзей Магдалины мог с ней свободно общаться. Но именно он погиб всего через несколько дней после её смерти. Она приходила к ним сущностью, надеясь, что они увидят её и поймут... Она приносила им меч, стараясь показать, что должны бороться.
Какое-то время мнения Совершенных перевешивали то в одну, то в другую сторону. Их было теперь намного больше, и хотя остальные (ново пришедшие) никогда не слышали о Ключе Богов, «письмо Магдалины», по справедливости, было оглашено и им, пропуская не предназначавшиеся их уху строки.
Некоторые новые Совершенные, хотевшие жить поспокойнее, предпочитали верить «письму» Марии. Те же, которые сердцем и душой были преданы ей и Радомиру, не могли поверить в такую дикую ложь... Но и они так же боялись, что, ошибись в своём решении, и Ключ Богов, о котором они знали очень мало, мог просто исчезнуть. Тяжесть доверенного им Долга давила на их умы и сердца, рождая в них на какое-то время шаткую неуверенность и сомнения… Рыцари Храма, скрепя сердца, искренне пытались как-то принять это странное «послание». Тем более, что оно якобы являлось последним посланием, последней просьбой их Золотой Марии. И какой бы странной эта просьба ни казалась, они обязаны были ей подчиняться. Хотя бы самые ей близкие Храмовники... Как подчинились они когда-то последней просьбе Радомира. Ключ Богов теперь оставался с ними. И они отвечали за его сохранность своими жизнями... Но именно им, первым Рыцарям Храма, и было всего трудней – они слишком хорошо знали и помнили – Радомир был Воином, так же, как была воином и Мария. И ничто на свете не могло заставить их отвернуться от их изначальной Веры. Ничто не могло заставить забыть заповеди настоящих Катар.
И первые Рыцари Храма, со многими ново пришедшими Храмовиками, решили не сдаваться...
Даже понимая, что, возможно, они идут против последней воли Золотой Марии, они всё же не могли так просто сдать оружие, когда каких-то пятнадцать лет спустя после смерти Магдалины, армия церкви послала своих верных слуг навсегда «усмирить» Катар... Стереть их с лица Окситании, чтобы никогда не прорастали более новые побеги их светлой Веры, чтобы не помнили более на Земле их Древнего и Чистого Знания...
Но число Рыцарей Храма было слишком малым по сравнению с заказной «армией дьявола», и Тамплиеры гибли сотнями, идя против десятков тысяч...
Они искренне верили в своих преданных сердцах, что не предают Марию. Они верили, что правы, несмотря на наказы друзей, несмотря на давление со стороны «новых» катар. Но вскоре Рыцарей Храма почти не осталось. Как не осталось более в Окситании и настоящих Катар...
Ну, а позже, почти никто уже и не помнил, что когда-то, пока жила Золотая Мария, это Учение было совершенно другим... Было сильным, воинственным и гордым.
У меня на душе было муторно и зябко. Неужели кто-то, бывший с Марией столько лет, смог под конец так страшно предать её?..
– Скажи, Север, можешь ли ты мне подробнее рассказать момент предательства? Я не могу ни сердцем, ни душой понять этого. И даже мой мозг этого не принимает...

– Думаю, будет лучше, если я опять же покажу тебе, Изидора, – задумчиво ответил Север.
Посредине небольшого каменного зала одиноко стоял огромный, круглый, очень старый каменный стол. Он занимал почти всё помещение. По внешнему кругу стол был сильно стёрт частым прикосновениям рук человека. Видимо, много судеб решалось за этим столом, много человеческих дум он «слышал» за свою долгую жизнь...
Вокруг стола сидели семеро человек. Это были старые друзья Магдалины и Радомира, первые Рыцари Храма. Седьмым среди них был Радан... Услышав через гонца, как жестоко и бесчеловечно умерла Магдалина и его юная племянница – Веста, Радан не выдержал. Оставив Светодара (рвавшегося поехать вместе) на полное попечение своих испанских друзей, он примчался в Монтсегюр, загнав по дороге нескольких лошадей, но хоронить Марию уже было поздно. Друзья сложили ей и Весте погребальный костёр, и свободные души Золотой Марии и её любимой дочери улетели туда, где находился теперь их новый Дом...
Только лишь в 2009 году, находясь в Окситании, я узнала, что Сущность Магдалины всё ещё не ушла с нашей Мидгард-Земли. Что все эти долгие сотни лет она охраняла здесь кое-что, очень для нас ценное и дорогое – охраняла для людей Ключ Богов... И сколько бы ни старались всевозможные «искатели» до него добраться, Магдалина помнила наказ Радомира – она хранила его своей жизнью, даже после того, как из неё ушла.
Рыцари угрюмо молчали. Да и что можно было сказать, дабы унять их печаль? Их Золотой Марии не стало... Они готовы были за неё умереть, отдать за неё свои жизни. Но умерла ОНА... И уже ничего нельзя было изменить, ничего более поделать. Это был 1094 год по летоисчислению от жизни никому не известного еврейского пророка... Которого, по воле святейшей церкви, сделали велико-страдавшим «сыном Бога»... Магдалине во время смерти было всего-навсего лишь двадцать девять лет...
Наконец, как-то собравшись, Радан произнёс:
– Скажи нам, Симон, как же так получилось, что именно ты оказался дважды за один и тот же день рядом с Магдалиной? И именно тебе она передала своё послание? А ведь она никогда не писала посланий. Кроме как мне и Светодару. Ты ведь прекрасно знаешь это – Магдалина всегда предпочитала с нами говорить. И она никогда не решала важное в одиночку! Она уважала и любила нас и никогда не согласилась бы на такое.
Один из рыцарей был очень нервным и недовольным. К моему величайшему ужасу, это оказался тот самый, всегда весёлый и приятный «друг» Весты – Рыжий Симон... Магдалина была права – он принёс беду... сам этого не осознавая. Симон ершисто поглядывал на остальных, видимо, не зная, как выдержать эту словесную атаку. Что сказать, дабы они его поняли?
– Так как же ты можешь объяснить это «письмо», Симон? – настойчиво повторил Радан.
– Я говорил уже вам, не знаю! – обиженно воскликнул Рыцарь. – Я, глупец, старался найти вас как можно скорее. А в благодарность получил недоверие! Ревность застилает вам глаза, думаю. Иначе вы не оскорбляли бы меня столь незаслуженно!
Возмущённый Симон теребил в руках крошечный белый листок, весь сплошь исписанный аккуратными крупными рунами – предполагаемое «письмо» Магдалины... Все остальные были явно растеряны – они знали друг друга столь давно, что поверить в предательство одного из своих было воистину невозможно... Но тогда, почему случилось такое?!. Ведь Мария ещё ни разу не выделяла кого-то из них, обсуждая что-то по-настоящему важное! Они всегда и во всём действовали вместе. А данное «сообщение» ставило с ног на голову всё учение Катар, и резко меняло смысл того, чему так долго учила Магдалина. Разве не являлось это поистине непонятным и уж, по меньшей мере, странным?..
– Прости нас, Симон, мы не хотим обвинять тебя. Но обстоятельства очень уж непонятны. – сдержано произнёс один из рыцарей Храма. – Каким образом ты очутился рядом с Марией именно в тот момент, когда она писала это злосчастное послание? И каким образом ты оказался в святой пещере именно тогда, когда их убили?!. – и чуть успокоившись, добавил: – Говорила ли она что-либо?
– Нет, не говорила... Лишь попросила прочитать это вам всем. – возмущённо произнёс Симон. – Если бы она не погибла, разве, казалось бы это странным!? И разве это моя вина, что я оказался рядом? Если бы я ИХ не нашёл, возможно, ещё сейчас вы бы не знали, что с ними такое случилось!..
Очень тяжело было осуждать его, не зная правды. Все они были Рыцарями Радомира. Самыми близкими боевыми друзьями, прошедшими вместе опасный и долгий путь... Но как бы ни старались Храмовики думать положительно, произошедшее настораживало – очень уж необычно всё совпадало...

Я стояла потрясённая, не желая верить, что самая чудесная на Земле Империя была разрушена так предельно просто!.. Опять же, это было другое время. И мне трудно было судить, насколько сильны тогда были люди. Но ведь Катары обладали чистейшими, никогда не сдававшимися, гордыми сердцами, позволявшими им идти, не ломаясь, на страшные человеческие костры. Как же могли они поверить, что такое позволила бы Золотая Мария?..
Задумка церкви была, и правда, дьявольски гениальной... На первый взгляд даже казалось, что она несла «новым» Катарам лишь добро и любовь, не позволяя отнимать чью-то жизнь. Но это только на первый взгляд... По-настоящему же, сие «бескровное» учение полностью обезоруживало Катар, делая их беспомощными против жестокой и кровожадной армии Папы. Ведь, насколько я понимала, церковь не нападала, пока Катары оставались воинами. Но после смерти Золотой Марии и гениального плана «святейших» отцов, церковникам требовалось лишь чуточку подождать, пока Катары по своему желанию станут беспомощными. И вот тогда – напасть... Когда уже некому будет сопротивляться. Когда Рыцарей Храма останется малая горсточка. И когда победить Катар будет очень просто. Даже не замарав в их крови своих нежных, холёных рук.
От этих мыслей меня замутило... Всё было слишком легко и просто. И очень страшно. Поэтому, чтобы хоть на минуту отвлечься от грустных мыслей, я спросила:
– Видел ли ты когда-то Ключ Богов, Север?
– Нет, мой друг, я видел его лишь через Магдалину, как сейчас видела ты. Но могу сказать тебе, Изидора, он не может попасть в «тёмные» руки, скольких бы человеческих жертв это бы ни стоило. Иначе не будет более нигде такого названия – Мидгард... Это слишком большая сила. И попади она в руки к Думающим Тёмным, ничто уже не остановит их победного шествия по оставшимся Землям... Знаю, как тяжело понять это сердцем, Изидора. Но иногда мы обязаны мыслить объятно. Обязаны думать за всех приходящих... и проследить за тем, чтобы им наверняка было бы куда приходить...