Египетское письмо

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Египетское письмо
nTrS43G43A2Z3
mdw nTr — «Слова бога»
Тип письма:

лого-консонантное (фоноидеографическое)


по написанию: иероглифическое, иератическое, демотическое

Языки:

египетский

Место возникновения:

Додинастический и Раннего царства Египет

Территория:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Создатель:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата создания:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Период:

рубеж 4-го и 3-го тыс. до н. э.
V в. н. э.

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Направление письма:

справа налево, слева направо, сверху вниз

Знаков:

ок. 6000

Древнейший документ:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Происхождение:

пиктографическое письмо протоегиптян (культура Накада)

Развилось в:

мероитское письмо

Родственные:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Диапазон Юникода:

13000—1342F (только иероглифика)

ISO 15924:

Egyp

Пример текста

Еги́петское письмо́, Маду нетчер (егип. транслит. mdw nTr, «слова бога») — письменность, принятая в Древнем Египте на протяжении почти 3500 лет, начиная с рубежа 4-го и 3-го тыс. до н. э. Является рисуночным письмом, дополненным фонетическими знаками (лого-консонантный тип) — сочетает элементы идеографического, силлабического и фонетического писем. Со временем стало разделяться на три вида написания: иероглифику, от которой произошла более беглая иератика, развившаяся ок. 700 г. до н. э. в ещё более быстрый курсив с большим количеством лигатур — демотику. Ни один из этих видов письма полностью не замещал остальные, и все они использовались до конца греко-римского периода. Научная дисциплина, изучающая египетское письмо — лингвистическая египтология.







История

По представлениям древних египтян письмо находилось под особым покровительством бога Тота, также в египетской религии существовала богиня письма — Сешат. Искусство владения письменностью в Египте было прерогативой консервативной и приверженной традициям прослойки писцов, которые ограничивали влияние на него разговорной речи. Египетский язык за множество веков истории этой цивилизации сильно менялся, и речь египтян эпохи римского владычества была мало похожа на речь времён Старого царства. Хотя появлявшиеся периодически новые формы разговорного языка почти не отражались в современных им иероглифических надписях, тем не менее, письменность тоже претерпевала изменения и значительно различалась с течением времени[1]:1. Последние надписи на египетской иероглифике относятся к 394 году н. э., на демотике — к 452 году.

Дешифровка египетской письменности

Античные авторы, писавшие о древнеегипетской письменности (Геродот, Страбон, Диодор, а в особенности Гораполлон), преувеличивали её символический характер. По их словам, египетские иероглифы обозначали целые слова и даже религиозно-философские понятия. Правда, у некоторых античных писателей можно найти и весьма ценные наблюдения. Так, Плутарх, считая в целом египетское письмо символическим, сообщает, что египтяне имели алфавит из 25 знаков. Геродот, путешествовавший по Египту в середине V в. до н. э., отмечает, что у египтян было два вида письма — «священное» и «народное». Климент Александрийский насчитывал три вида письма: 1. иероглифику, то есть священное письмо, высеченное на камне; 2. иератическое — священное письмо жреческих свитков; 3. эпистолографику — письмо для повседневного употребления.

Первая известная попытка дешифровки египетских надписей принадлежит арабским историкам в X—XI веках. Частичного успеха добился Ибн Вахшия благодаря знанию коптского языка.

Европейские ученые в XVI—XVII веках, опираясь на неточные и неясные высказывания античных авторов, повторяли их ошибки и поэтому не смогли правильно подойти к делу дешифровки египетских надписей. В XVIII в. некоторые ученые, например де Гинь, Соэга и другие, правильно установили, что египетские иероглифы отчасти обозначали звуки и что в картушах (овальных рамках) содержались собственные, очевидно, царские имена. Далее Томас Юнг установил наличие фонетических знаков в египетской письменности, правильно определил значение ряда иероглифов и разобрал несколько имён. Однако честь окончательной дешифровки иероглифов принадлежит французскому ученому Франсуа Шампольону. Критически использовав достижения своих предшественников, Шампольон тщательно изучил многочисленные надписи, добытые во время наполеоновской экспедиции и изданные в «Описании Египта»; особенное внимание он обратил на Розеттскую двуязычную надпись, начертанную на греческом языке греческими буквами и на египетском — иероглифами и демотическими (наиболее скорописными) знаками. В 1822 г. Шампольон добился правильного прочтения ряда слов и имён в этой надписи, верно предположив, что египетские иероглифы обозначали не только целые слова, но также отдельные слоги и звуки. Шампольон сопоставил греческие имена Птолемей и другие, встречающиеся в греко-египетской Розеттской надписи, с соответствующими начертаниями этих имён в иероглифических надписях. Таким образом, Шампольону удалось установить, что некоторые египетские иероглифы имеют чисто звуковое значение, и, больше того, определить почти все знаки египетского алфавита. Однако Шампольон не остановился на этой первой стадии дешифровки. Упорно работая над изучением известных ему надписей, он сделал попытку составить грамматику и словарь египетского языка. Его научные труды дали сильный толчок развитию египтологии, главным образом в области изучения языка и письменности древних египтян.

В этом отношении большой вклад в египтологию сделали де Руже, Шаба, Масперо, Лепсиус, Бругш, Эрман, Зете, Гардинер и русский учёный В. С. Голенищев. Наиболее успешно над дешифровкой демотических надписей, сделанных упрощенной скорописью, работали Бругш, Ревию, Шпигельберг, Гриффиз и чехословацкий учёный Ф. Лекса[2].

См. также

Напишите отзыв о статье "Египетское письмо"

Примечания

  1. Gardiner A. H. Egyptian Grammar. — 1957.
  2. В.И.Авдиев. История Древнего Востока. — М.: Высшая школа, 1970. — С. 119-120.

Отрывок, характеризующий Египетское письмо

Север лишь ласково и очень грустно ей улыбался...
* * *
Пояснение
После кропотливых и тщательных тринадцатилетних (1964-1976) раскопок Монтсегюра и его окрестностей, Французская Группа Археологических Исследований Монтсегюра и окрестностей (GRAME), обьявила в 1981 году своё окончательное заключение: Никакого следа руин от Первого Монтсегюра, заброшенного хозяевами в XII веке, не найдено. Так же, как не найдено и руин Второй крепости Монтсегюр, построенной её тогдашним хозяином, Раймондом де Перейль, в 1210 году.
(See: Groupe de Recherches Archeologiques de Montsegur et Environs (GRAME), Montsegur: 13 ans de rechreche archeologique, Lavelanet: 1981. pg. 76.: "Il ne reste aucune trace dan les ruines actuelles ni du premier chateau que etait a l'abandon au debut du XII siecle (Montsegur I), ni de celui que construisit Raimon de Pereilles vers 1210 (Montsegur II)...")
Соответственно показаниям, данным Священной Инквизиции на 30 марта 1244 года совладельцем Монтсегюра, арестованным сеньором Раймондом де Перейль, фортифицированный замок Монтсегюр был «восстановлен» в 1204 году по требованию Совершенных – Раймонда де Миропуа и Раймонда Бласко.
(According to a deposition given to the Inquisition on March 30, 1244 by the captured co-seigneur of Montsegur, Raymond de Pereille (b.1190-1244?), the fortress was "restored" in 1204 at the request of Cather perfecti Raymond de Mirepoix and Raymond Blasco.)
[Source: Doat V 22 fo 207]
Однако, кое-что всё же осталось, чтобы напоминать нам о трагедии, развернувшейся на этом малом, насквозь пропитанном человеческой кровью клочке горы... Всё ещё крепко цепляясь за основание Монтсегюра, буквально «висят» над обрывами фундаменты исчезнувшей деревни...

Анна восторженно взирала на Севера, будто он в состоянии был подарить нам спасение... Но понемногу её взгляд стал угасать, так как по грустному выражению его лица она поняла: как бы он этого не желал, помощи почему-то не будет.
– Ты ведь хочешь нам помочь, правда, ведь? Ну, скажи, ты ведь желаешь помочь, Север?..
Анна поочерёдно внимательно всматривалась в наши глаза, будто желая удостовериться, что мы её правильно понимаем. В её чистой и честной душе не укладывалось понимание, что кто-то мог, но не хотел спасти нас от ужасающей смерти...
– Прости меня, Анна... Я не могу помочь вам, – печально произнёс Север.
– Но, почему?!! Неужели ты не жалеешь, что мы погибнем?.. Почему, Север?!..
– Потому, что я НЕ ЗНАЮ, как помочь вам... Я не знаю, как погубить Караффу. У меня нет нужного «оружия», чтобы избавиться от него.
Всё ещё не желая верить, Анна очень настойчиво продолжала спрашивать.
– А кто же знает, как побороть его? Кто-то ведь должен это знать! Он ведь не самый сильный! Вон даже дедушка Истень намного сильнее его! Ведь, правда, Север?
Было забавно слышать, как она запросто называла такого человека дедушкой... Анна воспринимала их, как свою верную и добрую семью. Семью, в которой все друг о друге радеют... И где для каждого ценна в ней другая жизнь. Но, к сожалению, именно такой семьёй они и не являлись... У волхвов была другая, своя и обособленная жизнь. И Анна пока ещё этого никак не понимала.
– Это знает Владыко, милая. Только он может помочь вам.
– Но если это так, то как же он не помог до сих пор?! Мама ведь уже была там, правда? Почему же он не помог?
– Прости меня, Анна, я не могу тебе ответить. Я не ведаю...
Тут уже и я не смогла далее смолчать!
– Но ты ведь объяснял мне, Север! Что же с тех пор изменилось?..
– Наверное, я, мой друг. Думаю, это ты что-то во мне изменила. Иди к Владыко, Изидора. Он – ваша единственная надежда. Иди, пока ещё не поздно.
Я ничего ему не ответила. Да и что я могла сказать?.. Что я не верю в помощь Белого Волхва? Не верю, что он сделает для нас исключение? А ведь именно это и было правдой! И именно потому я не хотела идти к нему на поклон. Возможно, поступать подобно было эгоистично, возможно – неразумно, но я ничего не могла с собой поделать. Я не хотела более просить помощи у отца, предавшего когда-то своего любимого сына... Я не понимала его, и была полностью с ним не согласна. Ведь он МОГ спасти Радомира. Но не захотел... Я бы многое на свете отдала за возможность спасти мою милую, храбрую девочку. Но у меня, к сожалению, такой возможности не было... Пусть даже храня самое дорогое (ЗНАНИЕ), Волхвы всё же не имели права очерствить свои сердца до такой степени, чтобы забыть простое человеколюбие! Чтобы уничтожить в себе сострадание. Они превратили себя в холодных, бездушных «библиотекарей», свято хранивших свою библиотеку. Только вот вопрос-то был уже в том, помнили ли они, закрывшись в своём гордом молчании, ДЛЯ КОГО эта библиотека когда-то предназначалась?.. Помнили ли они, что наши Великие Предки оставили своё ЗНАНИЕ, чтобы оно помогло когда-нибудь их внукам спасти нашу прекрасную Землю?.. Кто же давал право Белому Волхву единолично решать, когда именно придёт тот час, что они наконец-то широко откроют двери? Мне почему-то всегда казалось, что те, кого наши предки звали Богами, не позволили бы гибнуть своим самым лучшим сыновьям и дочерям только лишь потому, что не стояло ещё на пороге «правильное» время! Ибо, если чёрные вырежут всех просветлённых, то уже некому более будет понимать даже самую лучшую библиотеку...
Анна внимательно наблюдала за мной, видимо слыша мои печальные думы, а в её добрых лучистых глазах стояло взрослое, суровое понимание.
– Мы не пойдём к нему, мамочка. Мы попробуем сами, – ласково улыбнувшись, произнесла моя смелая девочка. – У нас ведь осталось ещё какое-то время, правда?
Север удивлённо взглянул на Анну, но, увидев её решимость, не произнёс ни слова.
А Анна уже восхищённо оглядывалась вокруг, только сейчас заметив, какое богатство окружало её в этой дивной сокровищнице Караффы.
– Ой, что это?!. Неужели это библиотека Папы?.. И ты могла здесь часто бывать, мамочка?
– Нет, родная моя. Всего лишь несколько раз. Я хотела узнать о чудесных людях, и Папа почему-то разрешил мне это.
– Ты имеешь в виду Катар? – спокойно спросила Анна. – Они ведь знали очень много, не правда ли? И всё же не сумели выжить. Земля всегда была очень жестокой... Почему так, мама?
– Это не Земля жестока, солнышко моё. Это – люди. И откуда тебе известно про Катар? Я ведь никогда не учила тебя о них, не правда ли?
На бледных щеках Анны тут же вспыхнуло «розовое» смущение...
– Ой, ты прости меня, пожалуйста! Я просто «слышала», о чём вы вели беседу, и мне стало очень интересно! Поэтому я слушала. Ты извини, ведь в ней не было ничего личного, вот я и решила, что вы не обидитесь...
– Ну, конечно же! Только зачем тебе нужна такая боль? Нам ведь хватает и того, что преподносит Папа, не так ли?
– Я хочу быть сильной, мама! Хочу не бояться его, как не боялись своих убийц Катары. Хочу, чтобы тебе не было за меня стыдно! – гордо вскинув голову, произнесла Анна.
С каждым днём я всё больше и больше удивлялась силе духа моей юной дочери!.. Откуда у неё находилось столько мужества, чтобы противостоять самому Караффе?.. Что двигало её гордым, горячим сердцем?
– Хотите ли увидеть ещё что-либо? – мягко спросил Север. – Не будет ли лучше вас оставить вдвоём на время?
– О, пожалуйста, Север, расскажи нам ещё про Магдалину!.. И расскажи, как погиб Радомир? – Восторженно попросила Анна. И тут же спохватившись, повернулась ко мне: – Ты ведь не возражаешь, мама?..