Енисейский кряж

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt> </tt>

</tt> </tt>

Енисейский кряж
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D1%80%D1%8F%D0%B6&params=59.490255_N_93.264177_E_scale:1000000_region:RU_type:landmark 59°29′25″ с. ш. 93°15′51″ в. д. / 59.490255° с. ш. 93.264177° в. д. / 59.490255; 93.264177[//maps.google.com/maps?ll=59.490255,93.264177&q=59.490255,93.264177&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=59.490255&mlon=93.264177&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=93.264177,59.490255&pt=93.264177,59.490255&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D1%80%D1%8F%D0%B6&params=59.490255_N_93.264177_E_scale:1000000_region:RU_type:landmark 59°29′25″ с. ш. 93°15′51″ в. д. / 59.490255° с. ш. 93.264177° в. д. / 59.490255; 93.264177[//maps.google.com/maps?ll=59.490255,93.264177&q=59.490255,93.264177&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=59.490255&mlon=93.264177&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=93.264177,59.490255&pt=93.264177,59.490255&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]
СтранаРоссия22x20px Россия
РегионКрасноярский край
Горная системаСреднесибирское плоскогорье
Длина750 км
Ширина200 км
Высочайшая вершинаЕнашимский Полкан
Высшая точка1104 м [1]
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Енисейский кряж — низкогорная возвышенность на юго-западе Среднесибирского плоскогорья, между реками Кан и Подкаменная Тунгуска (Красноярский край). Длина около 700—750 км, ширина до 200 км, максимальная высота 1104 м (г. Енашиминский Полкан). Енисейский кряж включает в себя две области — Южно-Енисейский (Ангаро-Канский) кряж и Заангарье, отделяющиеся друг от друга долиной Ангары.







Геология

Енисейский кряж входит в состав Енисейско-Саянской складчато-покровной области, формирующей юго-западную окраину Сибирской платформы. В структуре Енисейского кряжа выделяются две области: Южно-Енисейский кряж и Заангарье. Границей между ними служит субширотная зона Ангарского разлома. Основу кряжа составляют докембрийские отложения, возраст которых точно ещё не установлен. Кряж сложен преимущественно древними плотными породами: известняками, песчаниками, конгломератами, сланцами, траппами (изверженные породы из группы базальтов, диабазов и габбро), залегающих в виде пластов.

Горы имеют области устойчивых поднятий (новейших) на древнем кристаллическом основании протерозоя. Имеются обширные интрузии, в том числе докембрийские гранитоиды. Формирование структуры Енисейского кряжа происходило в несколько этапов, связанных с аккреционно-коллизионными событиями, имевшими место в конце раннего протерозоя (1900—1800 млн. лет), в раннем неопротерозое (890 - 850 млн. лет), в начале среднего неопротерозоя (760—720 млн. лет) и в позднем неопротерозое (630—560 млн. лет). На Енисейском кряже имеются также проявления раннепалеозойского, девонского и триасового (траппы и малые гранитные интрузии) магматизма. Горы многократно разрушались и с каждым горообразованием испытывали частичное поднятие. Наиболее древние метаморфические породы — кристаллические сланцы, различные гнейсы, гранулиты, мраморы и др. в южной части кряжа относят к раннему протерозою. Они образовались благодаря метаморфизации глинистых и песчано-мергелистых осадочных пород ещё до метаморфизации пронизанных пластовыми интрузиями диабазов. При метаморфизме выделялись некоторые легкоплавкие минералы, в частности, титанит. К северу от реки Ангара на кристаллическом фундаменте залегает мощная толща в меньшей степени метаморфизованных среднепротерозойских пород. Они представлены кристаллическими сланцами, мраморами, имеются проявления вулканитов.

Неопротерозойские породы ещё меньше метаморфизованы, но распространены значительно шире, особенно в северной части кряжа. Это алевролиты, аргиллиты, песчаники, доломиты, известняки с включениями магнезитов, железистые сланцы, кварциты. В песчаниках заключены гематитовые (железные) руды Ангаро-Питского бассейна. В западной части кряжа широко распространены вулканиты: андезитовые, реже риолитовые и базальтовые лавы, туфолавы, туфы и порфириты. Во многих местах метаморфические породы прорваны гранитными интрузиями и кварцевыми жилами, с которыми связаны месторождения золота, сурьмы. С резким угловым несогласием на метаморфизованных породах лежат песчано-сланцево-известняковые отложения нижнего кембрия. Они развиты на восточной и северной окраинах кряжа и распространяются восточнее. Во многих местах, особенно в западинах древнего рельефа, сохранилась суглинистая красноцветная кора выветривании, мощностью до 12 м. Поверх неё залегают (также в западинах) юрские глины с прослоями угля. С отложениями коры выветривания связаны месторождения бокситов.

Рельеф

Типы рельефа Енисейского кряжа весьма разнообразны. Междуречья большей частью уплощённые или куполовидные, речные долины глубокие, крутосклонные, расчленяют кряж на отдельные массивы. Наиболее возвышенной является осевая часть кряжа, высота которого от 650 до 1000 м. Самые высокие возвышенности кряжа: г. Енашиминский Полкан — 1104 м, две горы Лысых — 1052 и 973 м, г. Мевакан — 1002 м, г. Горевский Полкан — 951 м, г. Неточная — 868 м, Сони-гора — 838 м и др. Самая низкая отметка (30 м) находится на р. Енисее, у северной оконечности кряжа. Здесь, несколько ниже устья Подкаменной Тунгуски, Енисейский кряж, пересекаемый Енисеем, образует в русле реки порог Осиновский (острова Монастырский, Кораблик и Барочка). Ещё один знаменитый порог Енисейского кряжа — Казачинский, находится в Казачинском районе, на 223-м км от Красноярска, около Каменного мыса.

Растительность и животный мир

Енисейский кряж расположен в пределах средней и южной тайги. На склонах западных — темнохвойная горная тайга, наиболее высокие вершины безлесны, покрыты зарослями низкорослых кустарников (ерник), часты на высоте и каменные россыпи — курумы. На восточных склонах чаще всего встречается лиственная и лиственнично-сосновая тайга. Тайга Енисейского кряжа издавна славится обилием ценного пушного зверя.

Полезные ископаемые

Енисейский кряж богат полезными ископаемыми: железные руды, бокситы, магнезит, тальк и др. В середине XIX в. в недрах кряжа было найдено золото. Уже в конце XIX века в Северо-Енисейском районе по течению ручья Олимпиадинского располагались прииски. Совокупный объем добытого здесь за весь дореволюционный период золота составлял 532 кг. В 1978—1980 гг. Енашиминская геологоразведочная партия установила промышленную ценность метасоматитов, а в 1981—1982 гг. были выявлены залежи окисленных золото-содержащих руд. В настоящее время Олимпиадинское месторождение разрабатывает ОАО «Полюс Золото». Суммарные ресурсы золота Енисейского кряжа составляют 1570 т.[2]

Напишите отзыв о статье "Енисейский кряж"

Примечания

  1. [http://geoman.ru/geography/item/f00/s10/e0010959/index.shtml Енашимский Полкан]
  2. [http://www.bossmag.ru/view.php?id=2138 БОСС: Содержание]

См. также

Ссылки

  • http://www.outdoors.ru/region/krasnoyarsk/krkr299.php - Енисейский кряж на странице портала outdoors.ru
  • http://igras.ru/index.php?r=145&id=7714 - Енисейский кряж на сайте Института географии РАН

Источники

  • Большая советская энциклопедия
  • Российский энциклопедический словарь
  • Словарь современных географических названий / Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. — Электронное издание. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.

Отрывок, характеризующий Енисейский кряж

Как оказалось, не только моя мама была в ужасе от содеянного мною. Соседние мамы, услышав от своих детей о том, что произошло, начали требовать от них чтобы они держались от меня как можно дальше… И на этот раз я по-настоящему осталась почти совсем одна. Но так как я была человечком весьма и весьма гордым, то я ни за что не собиралась «проситься» к кому-то в друзья. Но одно – показать, а совсем другое – с этим жить.....
Я очень любила своих друзей, свою улицу и всех кто на ней жил. И всегда старалась принести каждому хоть какую-то радость и какое-то добро. А сейчас я была одна и в этом была виновата только сама, потому что не сумела устоять перед самой простой, безобидной детской провокацией. Но что ж было делать, если я сама в то время была ещё совсем ребёнком? Правда, ребёнком, который теперь стал уже понемногу понимать, что не каждый в этом мире достоин того, чтобы ему стоило бы что-то доказывать... А даже если и доказать, то это ещё абсолютно не значило, что тот, кому ты это доказываешь, тебя всегда правильно поймёт.
Через несколько дней я совсем физически «отошла» и чувствовала себя довольно сносно. Но желания зажечь огонь у меня больше не появлялось уже никогда. А вот расплачиваться за свой «эксперимент» пришлось, к сожалению, довольно долго… Первое время я находилась в полной изоляции от всех моих любимых игр и друзей. Это было очень обидно и казалось очень несправедливым. Когда я говорила об этом маме, моя бедная добрая мама не знала, что сказать. Она очень меня любила и, естественно, хотела уберечь меня от любых бед и обид. Но, с другой стороны, ей уже тоже понемножку становилось страшно оттого, что почти постоянно со мной происходило.
Это, к сожалению, было то «тёмное» время, когда ещё было «не принято» говорить открыто о подобных, «странных» и непривычных вещах. Всё очень строго сохранялось в рамках, как «должно» или «не должно» быть. И всё «необъяснимое» или «неординарное» категорически умалчивалось или считалось ненормальным. Честно говоря, я от всего сердца завидую тем одарённым детям, которые родились хотя бы на двадцать лет позже меня, когда все эти «неординарные» способности уже не считались каким-то проклятием, а наоборот – это стало называться ДАРОМ. И на сегодняшний день никто уже не травит и не посылает этих бедных «необычных» детей в сумасшедший дом, а дорожат ими и уважают, как одарённых особым талантом удивительных детей.
Мои же «таланты» в то время такого восторга ни у кого из окружающих, к сожалению, не вызывали. Как-то, несколько дней спустя после моего «скандального» приключения с огнём, одна наша соседка «по секрету» сказала маме, что у неё есть «очень хороший врач», который занимается именно такими «проблемами», как у меня и если мама хочет, то она с удовольствием её с ним познакомит. Это был первый раз, когда маме на прямую «посоветовали» упрятать меня в сумасшедший дом.
Потом этих «советов» было очень много, но я помню, что именно тогда мама была очень огорчена и долго плакала закрывшись в своей комнате. Она не сказала мне про этот случай никогда, но в этот секрет меня «посвятил» соседский мальчик, мама которого и дала моей маме такой драгоценный совет. Конечно же, ни к какому врачу меня, слава богу, не повели. Но я чувствовала, что своими последними «деяниями» я перешагнула какой-то «рубеж», после которого уже даже моя мама не в состоянии была меня понимать. И не было никого, кто мог бы мне помочь, объяснить или просто по-дружески успокоить. Я уже не говорю – чтобы научить…
Так я в одиночестве «барахталась» в своих догадках и ошибках, без чьей-либо поддержки или понимания. Что-то пробовала, что-то не смела. Что-то получалось, что-то – наоборот. И как же часто мне бывало просто-напросто по-человечески страшно! Честно говоря, я точно также всё ещё «барахталась в догадках» и до своих 33 лет, потому, что так и не нашла никого, кто мог бы хотя бы что-либо как-то объяснить. Хотя «желающих» всегда было больше чем нужно.
Время шло. Иногда мне казалось, что всё это происходит не со мной или, что это просто придуманная мною странная сказка. Но эта сказка почему-то была слишком уж реальной реальностью... И мне приходилось с этим считаться. И, что самое главное, с этим жить. В школе всё шло, как и прежде, я получала по всем предметам только пятёрки и у моих родителей (хотя бы уж из-за этого!) не было никаких проблем. Скорее наоборот – в четвёртом классе я уже решала очень сложные задачи по алгебре и геометрии и делала это играючи, с большим удовольствием для самой себя.
Также я очень любила в то время уроки музыки и рисования. Я рисовала почти всё время и везде: на других уроках, во время перерывов, дома, на улице. На песке, на бумаге, на стёклах… В общем – везде, где это было возможно. И рисовала я поче-му-то только человеческие глаза. Мне тогда казалось, что это поможет мне найти какой-то очень важный ответ. Я всегда любила наблюдать человеческие лица и в особенности – глаза. Ведь очень часто люди не любят говорить то, что они по-настоящему думают, но их глаза говорят всё… Видимо недаром их называют зеркалом нашей души. И вот я рисовала сотни и сотни этих глаз – печальных и счастливых, скорбящих и радостных, добрых и злых. Это было для меня, опять же, время познания чего-то, очередная попытка докопаться до какой-то истины... правда я понятия не имела – до какой. Просто это было очередное время «поиска», которое и после (с разными «ответвлениями») у меня продолжалось почти всю мою сознательную жизнь.

Дни сменялись днями, проходили месяцы, а я всё продолжала удивлять (а иногда и ужасать!) своих родных и близких, и очень часто саму себя, множеством моих новых «невероятных» и не всегда совсем безопасных, приключений. Так, например, когда мне исполнилось девять лет я вдруг, по какой-то, мне неизвестной причине, перестала есть, чем очень сильно напугала маму и расстроила бабушку. Моя бабушка была настоящим первоклассным поваром! Когда она собиралась печь свои капустные пироги, на них съезжалась вся наша семья, включая маминого брата, который жил в то время в 150 километрах от нас и, несмотря на это, приезжал специально из-за бабушкиных пирогов.
Я до сих пор очень хорошо и с очень большой теплотой помню те «великие и загадочные» приготовления: пахнущее свежими дрожжами тесто, всю ночь поднимавшееся в глиняном горшке у плиты, а утром превратившееся в десятки белых кружочков, разложенных на кухонном столе и ждущее, когда же уже настанет час его чудесного превращения в пышные пахнущие пироги... И бабушка с белыми от муки руками, сосредоточенно орудующая у плиты. И ещё я помню то нетерпеливое, но весьма приятное, ожидание, пока наши «жаждущие» ноздри не улавливали первых, изумительно «вкусных», тончайших запахов пекущихся пирогов…