Занзибарская революция

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Занзибарская революция
300px
Унгуджa и Пемба, два главных острова Занзибара
Дата

12 января 1964

Место

Занзибар

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

победа революционеров

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
в основном африканские революционеры 22px султанат Занзибара
Командующие
Джон Окелло 22px султан Сеид Джамшид ибн Абдулла
Силы сторон
600–800 человек[1][2] полиция Занзибара
Потери
неизвестно По меньшей мере 80 убитых и 200 раненых[3]

Впоследствии убиты до 20000 этнических арабов и выходцев из Индии и Пакистана[4]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Занзибарская революция (1964) привела к свержению султана Занзибара, и его в основном арабского правительства, местными революционерами. Занзибар, этнически пёстрое государство, состоящее из ряда островов у восточного побережья бывшей британской колонии Танганьики, получил независимость от Британии в 1963 году. Однако серия парламентских выборов привела к тому, что власть осталась в руках арабов, которые унаследовали её с тех пор, как Занзибар был заморской владением аравийского султаната Оман. Получившая непредставительное число мест в парламенте, несмотря на победу с 54 % голосов на выборах в июле 1963, состоящая в основном из африканцев, афро-ширазийская партия (АШП) объединилась с левым крылом партии Умма, и ранним утром 12 января 1964 года член АШП Джон Окелло мобилизовал около 700 боевиков на главном острове Унгуджа. Одержав верх над полицией и захватив их оружие, повстанцы направились в Каменный город, где свергли султана и правительство. За этим последовали массовые убийства арабов и азиатов населявших остров. Было убито, по разным данным, от нескольких сот до 20 000 человек. Лидер АШП Абейд Амани Каруме стал новым президентом и главой государства, члены партии Умма получили некоторые правительственные должности.

Очевидные коммунистические связи нового правительства беспокоили Запад, и поскольку Занзибар находился в сфере влияния Великобритании, британское правительство рассматривало планы интервенции. Однако, немедленного установления коммунистического режима не произошло, британские и американские граждане были успешно эвакуированы, и Британия отказалась от планов вмешательства. Тем временем Коммунистический Китай, Восточная Германия и СССР признали новое правительство и установили с ним дипломатические отношения. Каруме договорился об объединении Занзибара и Танганьики, образуя новое государство Танзания. Революция положила конец 200-летнему арабскому господству на Занзибаре. С тех пор день революции считается выходным днем и национальным праздником.







Предпосылки

Занзибарский архипелаг, ныне являющийся частью восточноафриканской республики Танзания, — это группа островов у берегов Танганьики в Индийском океане. Он включает в себя крупный остров Унгуджа (известный также как Занзибар), меньший остров Пемба к северу от Унгуджи, и многочисленные мелкие островки. На протяжении многих лет арабского господства, начавшегося в 1698, Занзибар был заморским владением аравийского султаната Оман, пока не стал (1858) независимым султанатом во главе с собственным султаном[5]. В 1890 Занзибар оказался под Британским протекторатом[6] и вошёл в состав Британской империи, несмотря на то, что никаких договоров по этому поводу подписано не было[7].

В 1964 году Занзибар был конституционной монархией, во главе которой стоял султан Сеид-Джамшид-ибн-Абдулла[8]. Численность жителей Занзибара составляла примерно 300 000, из которых 230 000 африканцев, часть из которых имели персидские корни и были известны как ширази[9]; 50 000 арабов и 20 000 выходцев из Британской Индии. Представители обеих рас, находившихся в меньшинстве, занимали наиболее значимые места в торговле и деловой жизни островов[9]. Этнические различия постепенно размывались[8]; и по мнению одного из историков, важную опору султану Джемшиду создавало этническое разнообразие его семьи[8]. Однако арабы были крупнейшими землевладельцами, и были существенно богаче африканцев[10]. Политические партии формировались по этническому признаку: арабы преобладали в националистической партии Занзибара (НПЗ), а африканцы в афро-ширазийской партии (АШП)[8].

В январе 1961, проводя политику деколонизации, Британское правительство сформировало избирательные округа и провело парламентские выборы[10]. Каждая из ведущих партий получила в парламенте по 11 голосов из 22[8], поэтому были назначены повторные выборы, а число мест в парламенте увеличено до 23. Националистическая партия Занзибара образовала коалицию с народной партией Занзибара и Пембы (НПЗП) и получила 13 мест, а Афро-ширазийская партия только 10, несмотря на то, что за неё было подано больше голосов избирателей[8]. АШП заявила о мошенничестве при проведении выборов. В стране вспыхнули беспорядки, приведшие к 68 смертельным случаям[8]. Для получения контроля над ситуацией коалиционное правительство запретило наиболее радикальные партии, заполнило государственные службы своими людьми, и политизировало полицию[10].

При увеличении числа мест в парламенте до 31, Занзибарские всеобщие выборы (1963) повторили результаты предыдущих. Из-за расположения избирательных округов, АШП возглавляемая Амани Абейдом Каруме, при 54 % голосов избирателей, получила только 13 мест в парламенте[11], в то время как коалиция НПЗ и НПЗП укрепила свои позиции в парламенте, хотя набрала значительно меньше голосов на выборах[10]. Партия Умма, сформированная в этом году недовольными правящей партией[12] была запрещена, а все полицейские африканского происхождения уволены[11][13]. Это действие существенно ослабило единственную службу безопасности на острове, и создало агрессивно настроенную группу обученных военному делу людей, к тому же имеющих сведения о системе работы полиции и её оснащении[14].

Полная независимость от Британии была предоставлена 10 декабря 1963 года, во время правления коалиции НПЗ и НПЗП. Правительство запросило у Британии оборонительного соглашения, и размещения на территории острова батальона британских войск для обеспечения внутренней безопасности[2], но эта просьба была отклонена, так как Британия сочла неуместным отправлять свои войска для поддержания общественного порядка так скоро после предоставления островам независимости[2]. Британская разведка сообщала, что в ближайшем будущем возможны гражданские волнения, сопровождаемые повышением коммунистической активности, и что прибытие Британских войск может вызвать осложнение ситуации[2]. Однако на острове оставалось много иностранных граждан, включая 130 британцев, работавших непосредственно на правительство Занзибара[15].

Революция

12 января 1964 около 3:00 часов утра 600—800 плохо вооружённых повстанцев, в основном африканцев, при поддержке нескольких недавно сокращённых полицейских, атаковали полицейские участки Унгуджи, оба склада оружия и радиостанцию[1][2]. Революционеры практически не имели боевой подготовки, но несмотря на то, что против них выступили регулярные внутренние войска, вскоре одержали победу[1][16]. Вооружившись сотнями автоматических винтовок, пистолет-пулемётов и пулемётов Bren, повстанцы захватили контроль над стратегическими зданиями в столице[17][18]. В течение 6 часов после начала военных действий были захвачены здание городского телеграфа и ключевые правительственные здания, и только взлётно-посадочная полоса ещё оставалась в руках правительства, но и она была захвачена в 14:18[17][18]. Султан вместе с премьер министром и членами кабинета бежали с острова на правительственной яхте[18][19], а дворец был захвачен революционерами[3]. В течение 12 часов уличных боев было убито по меньшей мере 80 и ранено 200 человек[3]. 61 американский гражданин, включая 16 сотрудников станции слежения за спутниками НАСА, укрылись в городском английском клубе, а четверо американских журналистов были задержаны новым правительством острова[18][20]. Согласно официальной истории Занзибара, революцию спланировал и возглавил глава АШП Абейд Амани Каруме[2]. Однако Каруме в это время был на африканском материке вместе с лидером запрещенной партии Умма[19]. На материк, с целью обеспечения безопасности, его отправил секретарь отделения партии в Пембе, экс-полицейский угандийского происхождения Джон Окелло[1][19]. Окелло прибыл в Занзибар из Кении в 1959[8]. Именно он возглавил революционеров — главным образом безработных членов Афро-Ширазийской молодёжной лиги, 12 января 1964 года[2][13]. По некоторым версиям именно Окелло спланировал революцию[2].

Последствия

Партиями АШП и Умма, в качестве временного правительства, был создан революционный совет, во главе с Каруме, назначенным президентом[19]. Страна была переименована в Народную Республику Занзибара и Пембы[1]. Революционный совет объявил, что султан изгнан навсегда, без права возвращения, и объявил вне закона партии НПЗ и НПЗП[3]. Каруме позволил Окелло сохранить самоприсвоенное тем звание фельдмаршала, но без лишнего шума отстранил его от политического влияния[1][19]. Однако, революционеры Окелло вскоре начали репрессии против азиатов и арабов населявших Унгунджу, сопровождаемые избиениями, изнасилованиями, массовыми убийствами и погромами[1][19]. Окелло выступил по радио с призывом убивать или арестовывать десятки тысяч «врагов и марионеток»[1]. Оценка числа фактически погибших в репрессиях сильно варьируется, от «сотен» до 20 000. Некоторые западные газеты указывали цифры от 2 000 до 4 000[20][21]. Наибольшие, возможно раздутые, оценки были даны по радио самим Окелло и некоторыми арабскими СМИ[1][4][22]. Убийство арабских заключенных и их захоронение в братских могилах были задокументированы итальянской съемочной группой с вертолета и показаны в фильме Прощай, Африка. Этот фильм является единственным документальным подтверждением массовых убийств[23]. Многие арабы спасались бегством в Оман[4], в то же время, по указанию Окелло, европейцам не было причинено никакого вреда[19]. Пост-революционные волнения не затронули Пембу[22].

Беспорядки закончились 3 февраля. Каруме как президент, получил широкую поддержку населения[24]. На улицах вновь появились полицейские, открывались разграбленные магазины, а нелицензированное оружие стало изыматься у гражданского населения[24]. Революционное правительство заявило, что пятьсот политических заключенных предстанут перед судом. Окелло сформировал военизированную группировку «Войска свободы» (ВС) из своих сторонников, которая патрулировала улицы и подвергала арабскую собственность разграблению[25][26]. Поведение сторонников Окелло, его агрессивная риторика, угандийский акцент и христианское вероисповедание отталкивало большую часть умеренно настроенного населения Занзибара[27]. К марту многие члены его ВС были разоружены сторонниками Каруме и дружиной партии Умма. 11 марта Окелло был официально лишен звания фельдмаршала[26][27][28] и получил отказ на въезд в страну при попытке вернуться в Занзибар с материка. Он был депортирован в Танганьику, а затем в Кению, до возвращения на родину в Уганду[27].

В апреле правительство сформировало народную освободительную армию (НОА) и завершило разоружение отрядов ВС Окелло[27]. 26 апреля Каруме сообщил об объединении с Танганьикой и образовании нового государства — Танзании[29]. Слияние было воспринято тогдашними СМИ как средство предотвращения подрывной коммунистической деятельности в Занзибаре; по другой версии, целью объединения было ограничение влияния коммунистического крыла партии Умма[25][29][30]. Однако многие из социальных программ партии Умма, касающихся полиции, образования и социального обеспечения были приняты правительством[22].

Иностранная реакция

Британские вооруженные силы в Кении получили информацию о беспорядках на Занзибаре 12 января 1964 в 4:45 утра, и после запроса, поступившего от султана, перешли в режим 15 минутной готовности, чтобы в случае необходимости быстро занять аэродром Занзибара[1][31]. Однако Британский верховный комиссар в Занзибаре Тимоти Кроствэйт сообщил, что не было нападений на британских подданных, и выступил против вмешательства. В результате, этим же вечером британские войска были переведены в режим 4 часовой готовности. Кроствэйт рекомендовал не проводить эвакуацию британских граждан, так как многие из них занимали ключевые правительственные посты, и их исчезновение привело бы к разрушению экономики островов[31]. Во избежание возможного кровопролития, британцы согласовали расписание эвакуации с Каруме.

Через несколько часов после революции, американский посол санкционировал эвакуацию граждан США, и 13 января на остров прибыл эсминец ВМФ США Manley[32]. Manley причалил в порту Занзибара без согласования с революционным советом, и был встречен группой вооруженных людей[32]. Разрешение было получено 15 января. Но британцы полагают, что этот инцидент усилил неприязнь к Западу на Занзибаре[33].

Западные спецслужбы полагали, что революция была организована коммунистами и обеспечена оружием стран варшавского договора. Это подозрение укрепилось после назначения Бабу министром иностранных дела, и назначения Абдулы Кассима Ханги на пост премьер министра, так как оба были известны своими левыми прокоммунистическими взглядами[1]. Великобритания полагала, что они тесно связаны с Оскаром Камбоной, министра иностранных дел Танганьики, и что военные из Танганьики могли принимать участие в революции[1]. Некоторые члены партии Умма носили кубинскую военную одежду и бороды в стиле Фиделя Кастро, что было отмечено как признак поддержки революции Кубой[34]. Признание нового правительства Занзибара ГДР и Северной Кореей стало ещё одним подтверждением намерений Занзибара присоединиться к коммунистическому блоку[26]. Спустя 6 дней после революции газета New York Times писала что Занзибар «вот-вот станет Кубой Африки», но 26 января она же отрицала прокоммунистическую активность на Занзибаре[20][35]. Занзибар продолжал получать поддержку от коммунистических стран. В феврале СССР и Китай прислали на Занзибар своих советников[36]. В то же время западное влияние снижалось. К июлю 1964 на правительство Занзибара работал лишь один британец, дантист[15].

Свергнутый султан безуспешно пытался получить военную поддержку Кении и Танганьики[31]. Танганьика согласилась отправить 100 сотрудников военизированной полиции на Занзибар для сдерживания беспорядков[1]. Полиция была единственной вооруженной силой в самой Танганьике, кроме отряда стрелков, и отсутствие 100 полицейских привело 20 января к мятежу в стрелковом полку[1]. Из за недовольства низким жалованьем и медленной заменой британских офицеров африканцами[37], солдатский мятеж в Танганьике спровоцировал подобные же бунты в Кении и Унгудже. Однако, порядок на африканском материке был скоро восстановлен без серьёзных столкновений с британской армией и королевской морской пехотой[38].

Возможное появление коммунистического плацдарма в Африке вызывало беспокойство на западе. В феврале британский комитет по иностранным делам и обороне указал на необходимость военного вмешательства, отмечая «минутность» британских коммерческих интересов на Занзибаре, и отсутствие значения революции «самой по себе»[39]. Комитет был обеспокоен тем, что Занзибар может стать базой продвижения коммунизма в Африке, подобно тому, как ею стала Куба в Америке[39]. Британия, большинство стран британского содружества и США до 23 февраля отказывались признавать новое правительство Занзибара, в то время как его признали СССР, Китай и большинство коммунистических государств[40]. По мнению Кроствэйта, это способствовало просоветской ориентации Занзибара. Кроствэйт и его сотрудники были высланы из страны 20 февраля, с разрешением вернуться только после того, как новое правительство будет признано[40].

Военный ответ Британии

После эвакуации своих граждан 13 января, правительство США заявило что не будет вмешиваться[41], хотя настаивало на том, чтобы Британия вместе с восточноафриканскими странами приложила усилия для наведения порядка на острове[41]. Первым подошло к берегам Занзибара 12-го января британское разведывательное судно HMS Owen, отплывшее от берегов Кении[33]. 15 января Owen соединился с фрегатом Rhyl и кораблем RFA Hebe. Rhyl доставил первый батальон стаффордширского полка из Кении, отправка которого широко освещалась в Кенийских СМИ, что препятствовало Британии в переговорах с новыми властями Занзибара[33]. На Hebe был груз оружия и взрывчатки с только что эвакуированной военно-морской базы в Момбасе. Революционный совет не знал о том, какой груз находится на борту Hebe, но отказ Королевского флота позволить досмотр груза породил немало страхов на берегу, и вызвал слухи, что Hebe — готовый к атаке десантный корабль[33].

Частичная эвакуация британских граждан завершилась к 17 января[42], но военный мятеж в Восточной Африке вынудил Rhyl вернуться в Танганьику. Он был замещен отрядом Горцев Гордона на корабле Owen, так что в случае необходимости, Британия все ещё имела возможность вмешаться[43]. Авианосцы Кентавр и Победоносный были передислоцированы в регион, в соответствии с планом операции Парфенон[40], разработанным на случай, если Окелло или радикальная партия «Умма» попытаются лишить власти умеренную партию афро-ширази[27]. План рассчитывал также на три эсминца, Owen, 13 вертолетов, 21 самолет, второй батальон шотландской гвардии, 45 солдат морской пехоты и отряд второго батальона воздушно-десантного полка. «Парфенон» должен был стать самой большой британской военной операцией со времен суэцкого кризиса (1957)[27].

После осознания того, что за революционерами стоят коммунистические силы, план «Парфенон» сменила операция «Борис», предполагавшая атаку на Унгуджу из Кении, но не приведённая в исполнение в связи со сложной обстановкой в Кении и нежеланием кенийского правительства предоставить аэропорты[44]. Взамен этой операции была разработана Операция Finery, которая предполагала атаку с вертолетов морских пехотинцев и командо, размещенных на Ближнем Востоке[30].

После объединения Танганьики и Занзибара (23 апреля) возникла угроза того, что партия «Умма» совершит военный переворот. На этот случай была разработана операция Shed[30], предполагавшая воздушный десант для захвата аэропорта и дальнейшей защиты правительства Каруме[45]. Однако, после объединения опасность новой революции снизилась, и 29 апреля операция «Finery» была отменена[45]. Все ещё оставалась вероятность повторного переворота, и потому 23 сентября «Shed» была заменена планом Giralda, включавшим использование британских войск из Адена и с Дальнего Востока, в случае попытки партии «Умма» свергнуть президента Танзании Джулиуса Ньерере[46]. Этот план был отменен в декабре. Вопрос о военном вторжении в Занзибар больше не поднимался[47].

Результаты

Файл:Zanzibar revolution 40 years.JPG
Президент Амани Абейд Каруме принимает участие в военном параде, посвященном 40 годовщине революции

Одним из важнейших последствий революции стало свержение власти арабского меньшинства, длившейся более 200 лет[48][49]. До 1992 года в стране сохранялась однопартийная система и, несмотря на объединение с Танганьикой, отдельный революционный совет, имевший право решать все вопросы регионального значения[50]. Местное управление осуществлялось первым президентом Занзибара Каруме. Его правительство, опираясь на успех революции, осуществляло реформы на островах, стараясь устранить арабов от власти. Например, государственная служба Занзибара была практически полностью укомплектована африканцами, а арабские земли были перераспределены в пользу африканского населения[48]. Революционное правительство также осуществило и социальные реформы, такие как общедоступное здравоохранение и развитие системы образования[48].

Правительство обратилось за помощью в финансировании военного совета и некоторых проектов к СССР, ГДР и Китаю [48]. ГДР отказала Занзибару в поддержке некоторых проектов, таких как проект (1968) модернизации жилого фонда и обеспечения жильём всех жителей Занзибара, в результате там взяла верх прокитайская ориентация[51][52]. Постреволюционное правительство Занзибара многократно подвергалось критике за ущемление личных свобод и кумовство, при попустительстве правительства Танзании[53][54]. Каруме был убит недовольными 7 апреля 1972. За его гибелью последовали столкновения проправительственных и антиправительственных сил[55]. В конечном счете, в 1992 была введена многопартийная система, но на Занзибаре до сих пор высок уровень коррупции и подтасовки голосов на выборах[50][56].

Марксистские теоретики пришли к выводу, что занзибарская революция носила расово-социальный характер и что революционеры представляли африканский пролетариат, восставший против правящего класса купцов, представленного арабами и мусульманскими выходцами с территории Индии и Пакистана[57]. По несколько иной версии, эта революция основана прежде всего на расовых различиях, подкрепленных социально-экономическим неравенством[58]. В самом Занзибаре революция считается знаковым историческим событием, на её 10 годовщину были амнистированы 545 заключенных, на 40 годовщину проведен военный парад[59]. День революции отмечается каждый год 12 января, и является всеобщим выходным днем[60].

См. также

Напишите отзыв о статье "Занзибарская революция"

Ссылки

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Parsons 2003, С. 107
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Speller 2007, С. 6
  3. 1 2 3 4 Conley, Robert (14 January 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F60D1FF9385C147A93C6A8178AD85F408685F9 Regime Banishes Sultan]", New York Times: p. 4, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F60D1FF9385C147A93C6A8178AD85F408685F9>. Проверено 16 ноября 2008. .
  4. 1 2 3 Plekhanov 2004, С. 91
  5. Hernon 2003, С. 397
  6. Ingrams 1967, pp. 172–173
  7. Shillington 2005, С. 1710
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Shillington 2005, С. 1716
  9. 1 2 Speller 2007, С. 4
  10. 1 2 3 4 Parsons 2003, С. 106
  11. 1 2 Speller 2007, С. 5
  12. Bakari 2001, С. 204
  13. 1 2 Sheriff & Ferguson 1991, С. 239
  14. Speller 2007, pp. 5–6
  15. 1 2 Speller 2007, pp. 27–28
  16. Clayton 1999, С. 109
  17. 1 2 Speller 2007, pp. 6–7
  18. 1 2 3 4 Conley, Robert (13 January 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F20B15F9385C147A93C1A8178AD85F408685F9 African Revolt Overturns Arab Regime in Zanzibar]", New York Times: p. 1, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F20B15F9385C147A93C1A8178AD85F408685F9>. Проверено 16 ноября 2008. .
  19. 1 2 3 4 5 6 7 Speller 2007, С. 7
  20. 1 2 3 Conley, Robert (19 January 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F3061FF7395B1B728DDDA00994D9405B848AF1D3 Nationalism Is Viewed as Camouflage for Reds]", New York Times: p. 1, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F3061FF7395B1B728DDDA00994D9405B848AF1D3>. Проверено 16 ноября 2008. .
  21. Los Angeles Times (20 January 1964), "[http://pqasb.pqarchiver.com/latimes/access/465909962.html?dids=465909962:465909962&FMT=ABS&FMTS=ABS:AI&type=historic&date=Jan+20%2C+1964&author=&pub=Los+Angeles+Times+(1886-Current+File)&edition=&startpage=4&desc=Slaughter+in+Zanzibar+of+Asians%2C+Arabs+Told Slaughter in Zanzibar of Asians, Arabs Told]", Los Angeles Times: p. 4, <http://pqasb.pqarchiver.com/latimes/access/465909962.html?dids=465909962:465909962&FMT=ABS&FMTS=ABS:AI&type=historic&date=Jan+20%2C+1964&author=&pub=Los+Angeles+Times+(1886-Current+File)&edition=&startpage=4&desc=Slaughter+in+Zanzibar+of+Asians%2C+Arabs+Told>. Проверено 16 апреля 2009. 
  22. 1 2 3 Sheriff & Ferguson 1991, С. 241
  23. Daly 2009, С. 42
  24. 1 2 Dispatch of The Times London (4 February 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=FB0811FB3E5415738DDDAD0894DA405B848AF1D3 Zanzibar Quiet, With New Regime Firmly Seated]", New York Times: p. 9, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=FB0811FB3E5415738DDDAD0894DA405B848AF1D3>. Проверено 16 ноября 2008. .
  25. 1 2 Speller 2007, С. 15
  26. 1 2 3 Sheriff & Ferguson 1991, С. 242
  27. 1 2 3 4 5 6 Speller 2007, С. 17
  28. Conley, Robert (March 12, 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F10B14FC3A5C147A93C0A81788D85F408685F9 Zanzibar Regime Expels Okello]", New York Times: p. 11, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F10B14FC3A5C147A93C0A81788D85F408685F9>. Проверено 16 ноября 2008. .
  29. 1 2 Conley, Robert, "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F50910F9385B1B728DDDAE0A94DC405B848AF1D3 Tanganyika gets new rule today]", New York Times: p.11, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F50910F9385B1B728DDDAE0A94DC405B848AF1D3>. Проверено 16 ноября 2008. .
  30. 1 2 3 Speller 2007, С. 19
  31. 1 2 3 Speller 2007, С. 8
  32. 1 2 Speller 2007, pp. 8–9
  33. 1 2 3 4 Speller 2007, С. 9
  34. Lofchie 1967, С. 37
  35. Franck, Thomas M. (26 January 1964), "[http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=FA061FFA3B5C147A93C4AB178AD85F408685F9 Zanzibar Reassessed]", New York Times: p. E10, <http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=FA061FFA3B5C147A93C4AB178AD85F408685F9>. Проверено 16 ноября 2008. .
  36. Speller 2007, С. 18
  37. Speller 2007, С. 10
  38. Parsons 2003, pp. 109–110
  39. 1 2 Speller 2007, С. 12
  40. 1 2 3 Speller 2007, С. 13
  41. 1 2 Speller 2007, pp. 13–14
  42. Speller 2007, pp. 9–10
  43. Speller 2007, С. 11
  44. Speller 2007, pp. 18–19
  45. 1 2 Speller 2007, С. 20
  46. Speller 2007, С. 24
  47. Speller 2007, С. 26
  48. 1 2 3 4 Triplett 1971, С. 612
  49. Speller 2007, С. 1
  50. 1 2 Sadallah, Mwinyi (23 January 2006), "[http://kurayangu.com/ipp/guardian/2006/01/23/58381.html Revert to single party system, CUF Reps say]", The Guardian, <http://kurayangu.com/ipp/guardian/2006/01/23/58381.html>. Проверено 14 апреля 2009. .
  51. Myers 1994, С. 453
  52. Triplett 1971, С. 613
  53. Triplett 1971, С. 614
  54. Triplett 1971, С. 616
  55. Said, Salma (8 April 2009), "[http://www.thecitizen.co.tz/newe.php?id=11853 Thousand attend Karume memorial events in Zanzibar]", The Citizen, Tanzania, <http://www.thecitizen.co.tz/newe.php?id=11853>. Проверено 14 апреля 2009. .
  56. Freedom House (2008), [http://www.freedomhouse.org/inc/content/pubs/fiw/inc_country_detail.cfm?year=2008&country=7502&pf Freedom in the World - Tanzania], <http://www.freedomhouse.org/inc/content/pubs/fiw/inc_country_detail.cfm?year=2008&country=7502&pf>. Проверено 16 апреля 2009. 
  57. Kuper 1974, pp. 87–88
  58. Kuper 1974, С. 104
  59. Kalley, Schoeman & Andor 1999, С. 611
  60. Commonwealth Secretariat, [http://www.thecommonwealth.org/YearbookInternal/140064/society/ Tanzania], <http://www.thecommonwealth.org/YearbookInternal/140064/society/>. Проверено 10 февраля 2009. 

Литература

  • Bakari, Mohammed Ali (2001), [http://books.google.com/?id=9yCSamtUeiAC The Democratisation Process in Zanzibar], GIGA-Hamburg, ISBN 3928049712, <http://books.google.com/?id=9yCSamtUeiAC> .
  • Clayton, Anthony (1999), [http://books.google.com/?id=Zg5hipdurBkC Frontiersmen:Warfare in Africa since 1950], Taylor & Francis, ISBN 1857285255, <http://books.google.com/?id=Zg5hipdurBkC> .
  • Daly, Samuel (2009), [http://www.columbia.edu/cu/history/resource-library/Daly_thesis.pdf Our Mother is Afro-Shirazi, Our Father is the Revolution], New York: Columbia University, <http://www.columbia.edu/cu/history/resource-library/Daly_thesis.pdf> .
  • Lofchie, Michaael F. (1967), "[http://www.jstor.org/stable/2934114 Was Okello's Revolution a Conspiracy?]", Transition (no. 33): 36–42, <http://www.jstor.org/stable/2934114> .
  • Hernon, Ian (2003), Britain's Forgotten Wars: Colonial Campaigns of the 19th Century, Stroud, Gloucestershire: Sutton Publishing, ISBN 978-0750931625 .
  • Ingrams, William H. (1967), Zanzibar: Its History and Its People, Abingdon: Routledge, ISBN 0-7146-1102-6, OCLC [http://worldcat.org/oclc/186237036 186237036] .
  • Kalley, Jacqueline Audrey; Schoeman, Elna & Andor, Lydia Eve (1999), [http://books.google.com/?id=oVrVK2ElINMC Southern African Political History], Greenwood Publishing Group, ISBN 0313302472, <http://books.google.com/?id=oVrVK2ElINMC> .
  • Kuper, Leo (1971), "[http://www.jstor.org/stable/178199 Theories of Revolution and Race Relations]", Comparative Studies in Society and History Т. 13 (1): 87–107, doi:[http://dx.doi.org/10.1017%2FS0010417500006125 10.1017/S0010417500006125], <http://www.jstor.org/stable/178199> .
  • Myers, Garth A. (1994), "[http://www.jstor.org/stable/215759 Making the Socialist City of Zanzibar]", Geographical Review Т. 84 (4): 451–464, doi:[http://dx.doi.org/10.2307%2F215759 10.2307/215759], <http://www.jstor.org/stable/215759> .
  • Parsons, Timothy (2003), [http://books.google.com/?id=KoLbjlIYLzwC The 1964 Army Mutinies and the Making of Modern East Africa], Greenwood Publishing Group, ISBN 0325070687, <http://books.google.com/?id=KoLbjlIYLzwC> .
  • Plekhanov, Sergey (2004), [http://books.google.com/?id=-U8BL-tEPLwC A Reformer on the Throne: Sultan Qaboos Bin Said Al Said], Trident Press Ltd, ISBN 1900724707, <http://books.google.com/?id=-U8BL-tEPLwC> .
  • Sheriff, Abdul & Ferguson, Ed (1991), [http://books.google.com/?id=FxUCbQeKjogC Zanzibar Under Colonial Rule], James Currey Publishers, ISBN 0852550804, <http://books.google.com/?id=FxUCbQeKjogC> .
  • Shillington, Kevin (2005), [http://books.google.com/?id=Ftz_gtO-pngC Encyclopedia of African History], CRC Press, ISBN 1579582451, <http://books.google.com/?id=Ftz_gtO-pngC> .
  • Speller, Ian (2007), "[http://eprints.nuim.ie/archive/00000841/ An African Cuba? Britain and the Zanzibar Revolution, 1964.]", Journal of Imperial and Commonwealth History Т. 35 (2): 1–35, <http://eprints.nuim.ie/archive/00000841/> .
  • Triplett, George W. (1971), "[http://www.jstor.org/stable/160218 Zanzibar: The Politics of Revolutionary Inequality]", The Journal of Modern African Studies Т. 9 (4): 612–617, doi:[http://dx.doi.org/10.1017%2FS0022278X0005285X 10.1017/S0022278X0005285X], <http://www.jstor.org/stable/160218> .

Отрывок, характеризующий Занзибарская революция

– Ну почему же, не видели? Видели. Просто, каждая судьба складывалась по-разному... Позже, некоторые из родителей вообще жили поблизости, особенно матери. А иногда были случаи, что они устраивались даже у тех же людей, которые растили их дитя. По-разному жили... Только лишь одно никогда не менялось – прислужники церкви не уставали идти по их следу, словно ищейки, не пропуская малейшей возможности уничтожить родителей и детей, которые несли в себе кровь Радомира и Магдалины, люто ненавидя за это даже самого малого, только родившегося ребёнка...
– Как часто они погибали – потомки? Оставался ли кто-нибудь живой и проживал свою жизнь до конца? Помогали ли вы им, Север? Помогала ли им Мэтэора?.. – я буквально засыпала его градом вопросов, не в состоянии остановить своё сгорающее любопытство.
Север на мгновение задумался, потом печально произнёс:
– Мы пытались помочь... но многие из них этого не желали. Думаю, весть об отце, отдавшем своего сына на погибель, веками жила в их сердцах, не прощая нас, и не забывая. Боль может оказаться жестокой, Изидора. Она не прощает ошибок. Особенно тех, которые невозможно исправить...
– Знал ли ты кого-то ещё из этих дивных потомков, Север?
– Ну, конечно же, Изидора! Мы знали всех, только далеко не всех доводилось увидеть. Некоторых, думаю, знала и ты. Но разрешишь ли сперва закончить про Светодара? Его судьба оказалась сложной и странной. Тебе интересно будет о ней узнать? – Я лишь кивнула, и Север продолжил... – После рождения его чудной дочурки, Светодар решился, наконец, исполнить желание Радана... Помнишь, умирая, Радан просил его пойти к Богам?
– Да, но разве это было серьёзно?!.. К каким «богам» он мог его посылать? На Земле ведь давно уже нет живущих Богов!..
– Ты не совсем права, мой друг... Может это и не совсем то, что люди подразумевают под Богами, но на Земле всегда находится кто-то из тех, кто временно занимает их место. Кто наблюдает, чтобы Земля не подошла к обрыву, и не пришёл бы жизни на ней страшный и преждевременный конец. Мир ещё не родился, Изидора, ты знаешь это. Земле ещё нужна постоянная помощь. Но люди не должны об этом ведать... Они должны выбираться сами. Иначе помощь принесёт только лишь вред. Поэтому, Радан не был так уж неправ, посылая Светодара к тем, кто наблюдает. Он знал, что к нам Светодар никогда не пойдёт. Вот и пытался спасти его, оградить от несчастья. Светодар ведь был прямым потомком Радомира, его первенцем-сыном. Он был самым опасным из всех, потому что был самым близким. И если б его убили, никогда уже не продолжился бы этот чудесный и светлый Род.
Простившись со своей милой, ласковой Маргаритой, и покачав в последний раз маленькую Марию, Светодар отправился в очень далёкий и непростой путь... В незнакомую северную страну, туда, где жил тот, к кому посылал его Радан. И звали которого – Странником...
Пройдёт ещё очень много лет перед тем, как Светодар вернётся домой. Вернётся, чтобы погибнуть... Но он проживёт полную и яркую Жизнь... Обретёт Знание и Понимание мира. Найдёт то, за чем так долго и упорно шёл...
Я покажу тебе их, Изидора... Покажу то, что ещё никогда и никому не показывал.
Вокруг повеяло холодом и простором, будто я неожиданно окунулась в вечность... Ощущение было непривычным и странным – от него в то же время веяло радостью и тревогой... Я казалась себе маленькой и ничтожной, будто кто-то мудрый и огромный в тот момент наблюдал за мною, стараясь понять, кто же это посмел потревожить его покой. Но скоро это ощущение исчезло, и осталась лишь большая и глубокая, «тёплая» тишина...
На изумрудной, бескрайней поляне, скрестив ноги, друг против друга сидели два человека... Они сидели, закрыв глаза, не произнося ни слова. И всё же, было понятно – они говорили...
Я поняла – говорили их мысли... Сердце бешено колотилось, будто желая выскочить!.. Постаравшись как-то собраться и успокоится, чтобы никоим образом не помешать этим собранным, ушедшим в свой загадочный мир людям, я наблюдала за ними затаив дыхание, стараясь запомнить в душе их образы, ибо знала – такое не повторится. Кроме Севера, никто уже не покажет мне более то, что было так тесно связанно с нашим прошлым, с нашей страдающей, но не сдающейся Землёй...
Один из сидящих выглядел очень знакомо, и, конечно же, хорошенько к нему присмотревшись, я тут же узнала Светодара... Он почти что не изменился, только волосы стали короче. Но лицо оставалось почти таким же молодым и свежим, как в тот день, когда он покидал Монтсегур... Второй же был тоже относительно молодым и очень высоким (что было видно даже сидя). Его длинные, белые, запорошенные «инеем» волосы, ниспадали на широкие плечи, светясь под лучами солнца чистым серебром. Цвет этот был очень для нас необычным – будто ненастоящим... Но больше всего поражали его глаза – глубокие, мудрые и очень большие, они сияли таким же чистым серебристым светом... Будто кто-то щедрой рукой в них рассыпал мириады серебряных звёзд... Лицо незнакомца было жёстким и в то же время добрым, собранным и отрешённым, будто одновременно он проживал не только нашу, Земную, но и какую-то ещё другую, чужую жизнь...
Если я правильно понимала, это и был именно тот, которого Север называл Странником. Тот, кто наблюдал...
Одеты оба были в бело-красные длинные одежды, подпоясанные толстым, витым, красным шнуром. Мир вокруг этой необычной пары плавно колыхался, меняя свои очертания, будто сидели они в каком-то закрытом колеблющемся пространстве, доступном только лишь им двоим. Воздух кругом стоял благоухающий и прохладный, пахло лесными травами, елями и малиной... Лёгкий, изредка пробегавший ветерок, нежно ласкал сочную высокую траву, оставляя в ней запахи далёкой сирени, свежего молока и кедровых шишек... Земля здесь была такой удивительно безопасной, чистой и доброй, словно её не касались мирские тревоги, не проникала в неё людская злоба, словно и не ступал туда лживый, изменчивый человек...
Двое беседующих поднялись и, улыбаясь друг другу, начали прощаться. Первым заговорил Светодар.
– Благодарю тебя, Странник... Низкий тебе поклон. Я уже не смогу вернуться, ты знаешь. Я ухожу домой. Но я запомнил твои уроки и передам другим. Ты всегда будешь жить в моей памяти, как и в моём сердце. Прощай.
– Иди, с миром, сын светлых людей – Светодар. Я рад, что встретил тебя. И печален, что прощаюсь с тобой... Я даровал тебе всё, что ты в силах был постичь... И что ты в силах отдать другим. Но это не значит, что люди захотят принять то, что ты захочешь им поведать. Запомни, знающий, человек сам отвечает за свой выбор. Не боги, не судьба – только сам человек! И пока он этого не поймёт – Земля не станет меняться, не станет лучше... Лёгкого тебе пути домой, посвящённый. Да хранит тебя твоя Вера. И да поможет тебе наш Род...
Видение исчезло. А вокруг стало пусто и одиноко. Будто старое тёплое солнце тихо скрылось за чёрную тучу...
– Сколько же времени прошло с того дня, как Светодар ушёл из дома, Север? Я уж было подумала, что он уходил надолго, может даже на всю свою оставшуюся жизнь?..
– А он и пробыл там всю свою жизнь, Изидора. Целых шесть долгих десятков лет.
– Но он выглядит совсем молодым?! Значит, он также сумел жить долго, не старея? Он знал старый секрет? Или это научил его Странник?
– Этого я не могу сказать тебе, мой друг, ибо не ведаю. Но я знаю другое – Светодар не успел научить тому, чему годами учил его Странник – ему не позволили... Но он успел увидеть продолжение своего чудесного Рода – маленького праправнука. Успел наречь его настоящим именем. Это дало Светодару редкую возможность – умереть счастливым... Иногда даже такого хватает, чтобы жизнь не казалась напрасной, не правда ли, Изидора?
– И опять – судьба выбирает лучших!.. Зачем же надо было ему всю жизнь учиться? За что оставлял он свою жену и дитя, если всё оказалось напрасным? Или в этом имелся какой-то великий смысл, которого я до сих пор не могу постичь, Север?
– Не убивайся напрасно, Изидора. Ты всё прекрасно понимаешь – всмотрись в себя, ибо ответом есть вся твоя жизнь... Ты ведь борешься, прекрасно зная, что не удастся выиграть – не сможешь победить. Но разве ты можешь поступить иначе?.. Человек не может, не имеет права сдаваться, допуская возможность проигрыша. Даже, если это будешь не ты, а кто-то другой, который после твоей смерти зажжётся твоим мужеством и отвагой – это уже не напрасно. Просто земной человек ещё не дорос, чтобы суметь такое осмыслить. Для большинства людей борьба интересна только лишь до тех пор, пока они остаются живыми, но никого из них не интересует, что будет после. Они пока ещё не умеют «жить для потомков», Изидора.
– Это печально, если ты прав, друг мой... Но оно не изменится сегодня. Потому, возвращаясь к старому, можешь ли ты сказать, чем закончилась жизнь Светодара?
Север ласково улыбнулся.
– А ты ведь тоже сильно меняешься, Изидора. Ещё в прошлую нашу встречу, ты бы кинулась уверять меня, что я не прав!.. Ты начала многое понимать, мой друг. Жаль только, что уходишь напрасно... ты ведь можешь несравнимо больше!
Север на мгновение умолк, но почти тут же продолжил.
– После долгих и тяжких лет одиноких скитаний, Светодар наконец-то вернулся домой, в свою любимую Окситанию... где его ожидали горестные, невосполнимые потери.
Давным-давно ушла из жизни его милая нежная жена – Маргарита, так и не дождавшаяся его, чтобы разделить с ним их непростую жизнь... Также не застал он и чудесную внучку Тару, которую подарила им дочь Мария... и правнучку Марию, умершую при рождении его праправнука, всего три года назад явившегося на свет. Слишком много родного было потерянно... Слишком тяжкая ноша давила его, не позволяя радоваться оставшейся жизнью... Посмотри на них, Изидора... Они стоят того, чтобы ты их узнала.
И снова я появилась там, где жили давно умершие, ставшие дорогими моему сердцу люди... Горечь кутала мою душу в саван молчания, не позволяя с ними общаться. Я не могла обратиться к ним, не могла даже сказать, какими мужественными и чудесными они были...

Окситания...

На самой верхушке высокой каменной горы стояло трое человек... Одним из них был Светодар, он выглядел очень печальным. Рядом, опёршись на его руку, стояла очень красивая молодая женщина, а за неё цеплялся маленький белокурый мальчик, прижимавший к груди огромную охапку ярких полевых цветов.
– Кому же ты нарвал так много, Белоярушка? – ласково спросил Светодар.
– Ну, как же?!.. – удивился мальчонка, тут же разделяя букет на три ровных части. – Это вот – мамочке... А это вот милой бабушке Таре, а это – бабушке Марии. Разве не правильно, дедушка?
Светодар не ответил, лишь крепко прижал мальчика к груди. Он был всем, что у него оставалось... этот чудесный ласковый малыш. После умершей при родах правнучки Марии, которой Светодар так никогда и не увидел, у малыша оставалась только тётя Марсилла (стоявшая рядом с ними) и отец, которого Белояр почти не помнил, так как тот всё время где-то воевал.
– А, правда, что ты теперь никогда больше не уйдёшь, дедушка? Правда, что ты останешься со мной и будешь меня учить? Тётя Марсилла говорит, что ты теперь будешь всегда жить только с нами. Это правда, дедушка?
Глазёнки малыша сияли, как яркие звёздочки. Видимо появление откуда-то такого молодого и сильного деда приводило малыша в восторг! Ну, а «дед», печально его обнимая, думал в то время о тех, кого никогда уже не увидит, проживи он на Земле даже сто одиноких лет...
– Никуда не уйду, Белоярушка. Куда же мне идти, если ты находишься здесь?.. Мы ведь теперь с тобой всегда будем вместе, правда? Ты и я – это такая большая сила!.. Так ведь?
Малыш от удовольствия повизгивал и всё жался к своему новоявленному деду, будто тот мог вдруг взять и исчезнуть, так же внезапно, как и появился.
– Ты и правда никуда не собираешься, Светодар? – тихо спросила Марсилла.
Светодар лишь грустно мотнул головой. Да и куда ему было идти, куда податься?.. Это была его земля, его корни. Здесь жили и умерли все, кого он любил, кто был ему дорог. И именно сюда он шёл ДОМОЙ. В Монтсегуре ему были несказанно рады. Правда, там не осталось ни одного из тех, кто бы его помнил. Но были их дети и внуки. Были его КАТАРЫ, которых он всем своим сердцем любил и всей душой уважал.
Вера Магдалины цвела в Окситании, как никогда прежде, давно перевалив за её пределы! Это был Золотой Век катаров. Когда их учение мощной, непобедимой волной неслось по странам, сметая любые препятствия на своём чистом и правом пути. Всё больше и больше новых желающих присоединялось к ним. И несмотря на все «чёрные» попытки «святой» католической церкви их уничтожить, учение Магдалины и Радомира захватывало все истинно светлые и мужественные сердца, и все острые, открытые новому умы. В самых дальних уголках земли менестрели распевали дивные песни окситанских трубадуров, открывавшие глаза и умы просвещённым, ну а «обычных» людей забавлявшие своим романтическим мастерством.

Окситания цвела, как прекрасный яркий цветок, впитывающий жизненную мощь светлой Марии. Казалось, никакая сила не могла противостоять этому мощному потоку Знания и светлой, вселенской Любви. Люди всё ещё поклонялись здесь своей Магдалине, обожая её. Будто она до сих пор жила в каждом из них... Жила в каждом камушке, в каждом цветке, каждой крупинке этой удивительной, чистой земли...
Однажды, гуляя по знакомым пещерам, Светодар набрёл на новую, потрясшую его до самой глубины души... Там, в спокойном тихом уголке стояла его чудесная мать – любимая Мария Магдалина!.. Казалось, природа не смогла забыть эту дивную, сильную женщину и вопреки всему, создала её образ своей всемогучей, щедрой рукой.

Пещера Марии. В самом углу пещеры стоит, природой созданная, высокая статуя прекрасной женщины,
окутанной очень длинными волосами. Местные катары говорили, что статуя появилась там сразу же после
гибели Магдалины и после каждого падения новой капли воды становилась всё больше и больше на неё похожа...
Эта пещера и сейчас называется «пещерой Марии». И все желающие могут увидеть стоящую там Магдалину.

Повернувшись, чуть поодаль Светодар увидел другое чудо – в другом углу пещеры стояла статуя его сестры! Она явно напоминала кудрявую девочку, стоявшую над чем-то лежащим... (Веста, стоявшая над телом своей матери?..) У Светодара зашевелились волосы!.. Ему показалось, что он начал сходить с ума. Быстро повернувшись, он выскочил из пещеры.

Изваяние Весты – сестры Светодара. Окситания не пожелала их забывать...
И создала свой памятник – капля по капле ваяя дорогие её сердцу лица.
Они стоят там веками, а вода продолжает свою волшебную работу, делая
их всё ближе и всё более похожими на настоящих...

Позже, чуть отойдя от потрясения, Светодар спросил у Марсилы, знает ли она о том, что он увидел. И когда услышал положительный ответ, его душа буквально «зарыдала» слезами счастья – в этой земле и вправду всё ещё жива была его мать – Золотая Мария! Сама земля Окситании воссоздала в себе эту прекрасную женщину – «оживила» в камне свою Магдалину... Это было настоящим творением любви... Только любящим зодчим была природа.

У меня на глазах блестели слёзы... И совершенно не было за это стыдно. Я очень многое бы отдала, чтобы встретить кого-то из них живыми!.. Особенно Магдалину. Какая же дивная, древняя Магия пылала в душе этой удивительной женщины, когда она создавала своё волшебное царство?! Царство, в котором правило Знание и Понимание, и костяком которого была Любовь. Только не та любовь, о которой кричала «святая» церковь, износив это дивное слово до того, что не хотелось долее его слышать, а та прекрасная и чистая, настоящая и мужественная, единственная и удивительная ЛЮБОВЬ, с именем которой рождались державы... и с именем которой древние воины бросались в бой... с именем которой рождалась новая жизнь... именем которой менялся и становился лучше наш мир... Вот эту Любовь несла Золотая Мария. И именно этой Марии мне хотелось бы поклониться... За всё, что она несла, за её чистую светлую ЖИЗНЬ, за её смелость и мужество, и за Любовь.
Но, к сожалению, сделать это было невозможно... Она жила столетия назад. И я не могла быть той, кто её знал. Невероятно глубокая, светлая печаль вдруг захлестнула меня с головой, и горькие слёзы полились потоком...
– Ну что ты, мой друг!.. Тебя ждут другие печали! – удивлённо воскликнул Север. – Прошу тебя, успокойся...
Он ласково коснулся моей руки и постепенно печаль исчезла. Осталась только горечь, будто я потеряла что-то светлое и дорогое...
– Тебе нельзя расслабляться... Тебя ждёт война, Изидора.
– Скажи, Север, учение катаров называлось Учением Любви из-за Магдалины?
– Тут ты не совсем права, Изидора. Учением Любви его звали не посвящённые. Для тех же, кто понимал, оно несло совершенно иной смысл. Вслушайся в звучание слов, Изидора: любовь по-французски звучит – амор (amour) – не так ли? А теперь раздели это слово, отделив от него букву «а»... Получится а’мор (а'mort) – без смерти... Вот и получается истинное значение учения Магдалины – Учение Бессмертных. Как я уже раньше тебе говорил – всё просто, Изидора, если только правильно смотреть и слушать... Ну, а для тех, кто не слышит – пусть остаётся Ученьем Любви... оно ведь тоже красиво. Да и истины толика в этом всё же остаётся.
Я стояла совершенно остолбенев. Учение Бессмертных!.. Даария... Так вот, что являлось учением Радомира и Магдалины!.. Север удивлял меня множество раз, но никогда ещё я не чувствовала себя столь потрясённой!.. Учение катаров притягивало меня своей мощной, волшебной силой, и я не могла себе простить, что не говорила об этом с Севером раньше.
– Скажи, Север, осталось ли что-то от записей катар? Должно же было что-то сохраниться? Даже если не самих Совершенных, то хотя бы просто учеников? Я имею в виду что-то об их настоящей жизни и учении?
– К сожалению – нет, Изидора. Инквизиция уничтожила всё и везде. Её вассалы, по приказу Папы, посылались даже в другие страны, чтобы уничтожить каждую рукопись, каждый оставшийся кусочек бересты, какой только могли найти... Мы искали хоть что-нибудь, но ничего не смогли спасти.
– Ну, а сами люди? Не могло ли остаться что-то у людей, кто сохранял бы это через века?
– Не знаю, Изидора... Думаю, даже если кто-то и имел какую-то запись, то её изменили за время. Человеку ведь свойственно всё перекраивать по-своему... А уж особенно не понимая. Так что вряд ли что-либо сохранилось, как оно было. Жаль... Правда, у нас сохранились дневники Радомира и Магдалины, но это было до создания катар. Хотя, думаю, учение не изменилось.
– Прости, за мои сумбурные мысли и вопросы, Север. Вижу, что потеряла много, не придя к вам. Но всё же, я пока жива. А пока дышу, я ещё могу тебя спрашивать, не так ли? Расскажешь ли мне, как закончилась жизнь Светодара? Прости, за то, что прервала.
Север искренне улыбался. Ему нравилось моё нетерпение и жажда «успеть» узнать. И он с удовольствием продолжил.
После своего возвращения, Светодар жил и учил в Окситании всего два года, Изидора. Но эти годы стали самыми дорогими и счастливыми годами его скитальческой жизни. Его дни, освещённые весёлым смехом Белояра, проходили в любимом Монтсегуре, в окружении Совершенных, которым Светодар честно и искренне пытался передать то, чему долгие годы учил его далёкий Странник.
Они собирались в Храме Солнца, который удесятерял собой нужную им Живую Силу. А также защищал их от нежелательных «гостей», когда кто-то собирался туда тайно проникнуть, не желая появляться открыто.
Храмом Солнца называли специально построенную в Монтсегуре башню, которая в определённое время суток пропускала в окно прямые солнечные лучи, что делало Храм в тот миг истинно волшебным. А ещё эта башня концентрировала и усиливала энергию, что для работающих там в тот момент катар облегчало напряжение и не требовало слишком большой отдачи сил.

В скором времени произошёл непредвиденный и довольно таки забавный случай, после которого ближайшие Совершенные (а потом и остальные катары) начали называть Светодара «огненным». А началось это после того, как во время одного из обычных занятий Светодар, забывшись, полностью раскрыл перед ними свою высокую энергетическую Сущность... Как известно, все без исключения Совершенные были видящими. И появление пылающей огнём сущности Светодара вызвало настоящий шок у Совершенных... Посыпались тысячи вопросов, на многие из которых даже у самого Светодара не было ответов. Ответить мог, наверное, только Странник, но он был недосягаемым и далёким. Поэтому Светодар вынужден был как то объясняться с друзьями сам... Удалось ему это или нет – неизвестно. Только с того самого дня все катары начали называть его Огненным Учителем.
(О существовании Огненного Учителя и правда упоминается в некоторых современных книгах про катар, только, к сожалению, не о том, который был настоящим... Видимо прав был Север, говоря, что люди, не понимая, переделывают всё на свой лад... Как говорится: «слышали звон, но не знают где он»... Например, я нашла воспоминания «последнего катара» Дэода Роше, который говорит, что Огненным Учителем был некий Штайнер(?!)... Опять же, к Чистому и Светлому насильно «приживляется» народ Израиля.... которого никогда не было среди настоящих Катар).
Прошло два года. Мир и покой царили в уставшей душе Светодара. Дни бежали за днями, унося всё дальше старые печали... Малыш Белояр, казалось, рос не по дням, а по часам, становясь всё смышлёнее и умней, перегоняя в этом всех своих старших друзей, чем сильно радовал дедушку Светодара. Но вот в один из таких счастливых, спокойных дней, Светодар вдруг почувствовал странную, щемящую тревогу... Его Дар говорил ему – в его мирную дверь стучится беда... Ничего вроде бы не менялось, ничего не происходило. Но тревога Светодара росла, отравляя приятные мгновения полного покоя.
Однажды, Светодар гулял по окрестностям с маленьким Белояром (мирское имя которого было – Франк) недалеко от пещеры, в которой погибла почти что вся его семья. Погода была чудесной – день стоял солнечный и тёплый – и ноги сами понесли Светодара проведать печальную пещеру... Маленький Белояр, как всегда, нарвал близ растущих полевых цветов, и дедушка с праправнуком пришли поклониться месту умерших.
Наверное, кто-то когда-то наложил проклятие на эту пещеру для его семьи, иначе невозможно было понять, как же они, такие необычайно одарённые, вдруг почему-то полностью теряли свою чувствительность, именно попадая только в эту пещеру, и как слепые котята, направлялись прямиком в кем-то расставленный капкан.
Весело щебетавший свою любимую песенку Белояр вдруг замолк, как это всегда случалось, стоило ему войти в знакомую пещеру. Мальчик не понимал, что заставляло его вести себя именно так, но как только они входили внутрь – всё его весёлое настроение куда-то испарялось, и оставалась в сердечке только печаль...
– Скажи мне, дедушка, а почему здесь всегда убивали? Это место очень печальное, я это «слышу»... Давай уйдём отсюда дедушка! Мне оно очень не нравится... Здесь всегда пахнет бедой.
Малыш боязливо передёрнул плечиками, будто и, правда, почувствовав какую-то беду. Светодар печально улыбнулся и крепко обняв мальчика, хотел уже выйти наружу, как у входа в пещеру неожиданно появились четверо незнакомых ему человек.
– Вас не приглашали сюда, незваные. Это семейная печальня, и сюда запрещён вход посторонним. Уходите с миром, – тихо произнёс Светодар. Он тут же горько пожалел, что взял с собой Белояра. Малыш испуганно жался к деду, видимо чувствуя нехорошее.
– Что ж, как раз это и есть подходящее место!.. – нагло захохотал один из незнакомцев. – Не придётся ничего искать...
Они начали окружать безоружную пару, явно стараясь пока не приближаться.
– Ну, прислужник Дьявола, покажи нам свою силёнку! – храбрились «святые войны». – Что, не помогает твой рогатый господин?
Незнакомцы нарочито себя злили, стараясь не поддаваться страху, так как про невероятную силу Огненного Учителя видимо были наслышаны достаточно.
Левой рукой Светодар легко задвинул малыша за спину, а правую протянул к пришедшим, как бы загораживая вход в пещеру.
– Я предупредил вас, остальное ваше дело... – сурово произнёс он. – Уходите и с вами ничего плохого не случится.
Четверо вызывающе загоготали. Один из них, самый высокий, вытащив узкий нож, нагло им размахивая пошёл на Светодара... И тут Белояр, испуганно пискнув, вывернулся из державших его дедушкиных рук, и пулей метнувшись к человеку с ножом, начал больно колотить по его коленям подхваченным на бегу увесистым камушком. Незнакомец взревел от боли и, как муху, отшвырнул мальчика от себя подальше. Но беда-то была в том, что «пришедшие» всё ещё стояли у самого входа в пещеру... И незнакомец швырнул Белояра именно в сторону входа... Тонко закричав, мальчик перевернулся через голову, и лёгким мячиком полетел в пропасть... Это заняло всего несколько коротких секунд, и Светодар не успел... Ослепший от боли, он протянул руку к ударившему Белояра человеку – тот, не издав ни звука, пролетел в воздухе пару шагов и грохнувшись головой об стенку, грузным мешком съехал на каменный пол. Его «напарники», видя столь печальный конец своего вожака, кучей попятились во внутрь пещеры. И тут, Светодар сделал одну-единственную ошибку... Желая увидеть жив ли Белояр, он слишком близко пододвинулся к обрыву и лишь на мгновение отвернулся от убийц. Тут же один из них, молнией подскочив сзади, нанёс ему в спину резкий удар ногой... Тело Светодара улетело в бездну следом за маленьким Белояром... Всё было кончено. Не на что было больше смотреть. Подлые «человечки» толкая друг друга, быстренько убрались из пещеры...
Какое-то время спустя, над обрывом у входа появилась белокурая маленькая головка. Ребёнок осторожно вылез на краешек уступа, и увидев, что внутри никого нет, горестно зарыдал... Видимо, весь дикий страх и обида, а может быть и ушибы, вылились водопадом слёз, смывая пережитое... Он плакал горько и долго, сам себе приговаривая, злясь и жалея, будто дедушка мог услышать... будто мог вернуться, чтобы его спасти...
– Я же говорил – эта пещера злая!.. Я говорил... говорил тебе! – судорожно всхлипывая, причитал малыш – Ну почему ты меня не послушал! И что мне теперь делать?.. Куда мне теперь идти?..
Слёзы лились по грязным щёчкам жгучим потоком, разрывая маленькое сердечко... Белояр не знал, жив ли ещё его любимый дедушка... Не знал, вернутся ли обратно злые люди? Ему просто было до дикости страшно. И не было никого, чтобы его успокоить... никого, чтобы защитить...
А Светодар неподвижно лежал на самом дне глубокой щели. Его широко распахнутые, чистые голубые глаза, ничего не видя, смотрели в небо. Он ушёл далеко-далеко, где ждала его Магдалина... и любимый отец с добрым Раданом... и сестрёнка Веста... и его нежная, ласковая Маргарита с дочкой Марией... и незнакомая внучка Тара... И все-все те, кто давно погиб, защищая свой родной и любимый мир от нелюди, называвшей себя человеками...
А здесь, на земле, в одинокой пустой пещере, на кругленьком камушке, сгорбившись, сидел человек... Он выглядел совсем ещё маленьким. И очень напуганным. Горько, надрывно плача, он яростно растирал кулачками злые слёзы и клялся в своей детской душе, что вот придёт такой день, когда он вырастет, и тогда уж он обязательно поправит «неправильный» мир взрослых... Сделает его радостным и хорошим! Этим человечком был Белояр... великий потомок Радомира и Магдалины. Маленький, потерянный в мире больших людей, плачущий Человек…