Зефирин (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Зефирин
лат. Zephyrinus<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Зефирин</td></tr>
15-й папа римский
28 июля 199 — 20 декабря 217
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Виктор I
Преемник: Каликст I
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Отец: Habundius
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Святой Зефирин (лат. Zephyrinus; ? — 20 декабря 217) — епископ римский с 199 по 25 августа 217[1] или 20 декабря 217[2]. По «Церковной истории» Евсевия Кесарийского (6,21), Зефирин был епископом 18 лет и умер в 1-й год Гелиогабала (218222), что с учётом приведённых там датировок предыдущих и последующих епископов соответствует датам правления 201218/219. Римлянин. Отец — Habundius.[1] Зефирин причислен к лику святых. Память в Католической Церкви 20 декабря.





Деятельность

Зефирин не был образован[3].

Сразу после избрания вызвал к себе исповедника Каллиста и назначил его смотрителем катакомб (лат. coemeterium) — позже они названы катакомбами св. Каллиста. Каллист также стал диаконом Римской Церкви и советником Зефирина.[4]

Liber Pontificalis приписывает Зефирину 2 постановления: о посвящении в духовный сан и о евхаристической литургии в главных церквях Рима.

При нём император Септимий Север в 202/3 издал указ о запрещении принятия христианства под угрозой суровых наказаний. Однако римских мучеников этого периода не известно.

Борьба с ересями

В правление Зефирина ученики еретика Феодота-кожевника уговорили исповедника Наталия быть антиепископом Рима за 150 динариев в месяц. «В конце концов он был избит святыми ангелами, всю ночь его бичевавшими. Встав поутру, весь в ранах, он надел рубище, посыпал голову пеплом и кинулся в ноги епископу Зефирину». Впоследствии Наталий раскаялся и был воссоединён с Церковью.[5]

Монтанист Прокл издал труд в защиту новых пророчеств. Римский христианин Гай написал диалог против Прокла. Гай считал Апокалипсис св. Иоанна сочинением еретика Керинфа.[6] Ипполит в опровержение написал «Capita contra Caium» («Главы против Гая»). Ипполит защищал доктрину Божественного Логоса; Зефирин не соглашался ни с Ипполитом, ни с монтанистами, и говорил, что признаёт лишь одного Бога — Христа. Это вылилось в конфликт Зефирина и позже Каллиста с Ипполитом.

Напишите отзыв о статье "Зефирин (папа римский)"

Примечания

  1. 1 2 Liber Pontificalis
  2. Правители мира. Хронологическо-генеалогические таблицы по всемирной истории в 4 тт. / авт.-сост. В. В. Эрлихман. — М., 2002
  3. Hyppolitus. Philosophumena (9,2)
  4. Catholic Encyclopedia
  5. Евсевий Кесарийский. Церковная история (5,28)
  6. Евсевий, op.cit. (3,28) (6,20)

Отрывок, характеризующий Зефирин (папа римский)

– Скажи, ты ведь так и не понял их, правда ведь? – ласково гладя его руку, тихо прошептала Магдалина. – Так же, как и они не поняли тебя. Как же ты можешь помочь народу, если сам не понимаешь его?!. Они мыслят другими рунами... Да и рунами ли?.. Это другой народ, Радомир! Нам не знакомы их ум и сердце. Как бы ты ни пытался – они не услышат тебя! Им не нужна твоя Вера, так же, как не нужен и ты сам. Оглянись вокруг, Радость моя, – это чужой дом! Твоя земля зовёт тебя! Уходи, Радомир!
Но он не хотел мириться с поражением. Он желал доказать себе и другим, что сделал всё, что было в его земных силах. И как бы она ни старалась – Радомира ей было не спасти. И она, к сожалению, это знала...
Ночь уже подошла к середине... Старый сад, утонувший в мире запахов и сновидений, уютно молчал, наслаждаясь свежестью и прохладой. Окружающий Радомира и Магдалину мир сладко спал беззаботным сном, не предчувствуя ничего опасного и плохого. И только Магдалине почему-то казалось, что рядом с ней, прямо за её спиной, злорадно посмеиваясь, пребывал кто-то безжалостный и равнодушный... Пребывал Рок... Неумолимый и грозный, Рок мрачно смотрел на хрупкую, нежную, женщину, которую ему всё ещё почему-то никак не удавалось сломить... Никакими бедами, никакой болью.
А Магдалина, чтобы от всего этого защититься, изо всех сил цеплялась за свои старые, добрые воспоминания, будто знала, что только они в данный момент могли удержать её воспалённый мозг от полного и невозвратимого «затмения»... В её цепкой памяти всё ещё жили так дорогие ей годы, проведённые с Радомиром... Годы, казалось бы, прожитые так давно!.. Или может быть только вчера?.. Это уже не имело большого значения – ведь завтра его не станет. И вся их светлая жизнь тогда уже по-настоящему станет только воспоминанием.... КАК могла она с этим смириться?! КАК могла она смотреть, опустив руки, когда шёл на гибель единственный для неё на Земле человек?!!
– Я хочу показать тебе что-то, Мария, – тихо прошептал Радомир.
И засунув руку за пазуху, вынул оттуда... чудо!
Его тонкие длинные пальцы насквозь просвечивались ярким пульсирующим изумрудным светом!.. Свет лился всё сильнее, будто живой, заполняя тёмное ночное пространство...
Радомир раскрыл ладонь – на ней покоился изумительной красоты зелёный кристалл...
– Что это??? – как бы боясь спугнуть, также тихо прошептала Магдалина.
– Ключ Богов – спокойно ответил Радомир. – Смотри, я покажу тебе...
(О Ключе Богов я рассказываю с разрешения Странников, с которыми мне посчастливилось дважды встретится в июне и августе 2009 года, в Долине Магов. До этого о Ключе Богов не говорилось открыто нигде и никогда).
Кристалл был материальным. И в то же время истинно волшебным. Он был вырезан из очень красивого камня, похожего на удивительно прозрачный изумруд. Но Магдалина чувствовала – это было что-то намного сложнее, чем простой драгоценный камень, пусть даже самый чистый. Он был ромбовидным и удлинённым, величиной с ладонь Радомира. Каждый срез кристалла был полностью покрыт незнакомыми рунами, видимо, даже более древними, чем те, которые знала Магдалина...