Зосима (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Зосима
лат. Zosimus PP.<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Зосима</td></tr>
41-й папа римский
18 марта 417 — 26 декабря 418
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иннокентий I
Преемник: Бонифаций I
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Зосима (лат. Zosimus PP.; ? — 26 декабря 418) — папа римский с 18 марта 417 по 26 декабря 418 года. Святой Католической церкви.

Зосима с живым интересом участвовал в пелагианских спорах и принял несколько мер для улучшения нравов духовенства. Ему приписывают запрещение принимать в клир лиц несвободного состояния (то есть связанных какими либо социальными обязанностями в миру, например, имеющих на воспитании несовершеннолетних детей). Он также принял решительное участие в затянувшемся споре в Галлии о юрисдикции Святого престола над городом Арль. При этом капризный нрав папы серьёзно сказывался на ходе споров, в которых он принимал участие. Так, в Галлии, Африке и Италии к моменту его смерти духовенство сильно перессорилось из-за непостоянства папы в поддержке той или иной спорящей стороны.





Сведения о жизни

Зосима был по происхождению грек и родился в Каппадокии, а имя его отца было Аврам [1](по другим данным - в Мезораке, Калабрия[2]). Историк Адольф фон Гарнак, опираясь на имя отца Зосимы, утверждал, что его семья была еврейского происхождения [3].

О жизни Зосимы до занятия им папского престола ничего не известно. Его провозглашение епископом Рима состоялось 18 марта 417 года. В честь епископа Арля Патрокла был устроен фестиваль, который посетил папа. Патрокл спорил за епископство с Констанцием III и сумел завоевать доверие нового Папы в этом споре. Еще 22 марта он получил папское письмо, которое возлагало на него права митрополита над всеми епископами галльских провинций. Кроме того, Патрокл объявлялся своего рода папским викарием в Галлии: ни один галльский священнослужитель не допускался к поездке в Рим без разрешения Патрокла.

В 400 году Арль был заменен на Трир в качестве резиденции главного правительственного чиновника диоцеза Галлия. Патрокл использовал эту возможность для обеспечения себе верховенства по отношению к другим епископам. Епископы Вьенна, Нарбонны и Марселя посчитали возвышение Патрокла нарушением их прав и вступили в переписку с папой. Спор, однако, не был решен до понтификата папы Льва I.

Споры с пелагианцами

Вскоре после избрания Зосимы Целестий[en], сторонник пелагианства, осужденный предыдущим папой Иннокентием I, приехал в Рим, чтобы обратиться к новому папе. Летом 417 года Зосима провёл заседание римского духовенства в базилике Святого Климента, на которое явился Целестий. Диакон Павлин Миланский[en] выдвинул против него свои обвинения, за которые Целестий уже был осужден в Карфагене в 411 году. Целестий не стал отказываться от своих взглядов, в то же время заявляя в целом, что он принял учение, изложенное в письмах папы Иннокентия, и следует официальному исповеданию. Папа выслушал аргументы Целестия и заявил, что хоть его учение он и считает ложным, действия африканских епископов против воззрений Целестия он считает слишком поспешными.

Вскоре после этого Зосима получил от Пелагия его новый трактат о свободе воли. Папа провел новый Синод римского духовенства, перед которым было зачитано это сочинение. Зосима снова обратился к африканским епископам, защищая Пелагия и обличая галльских епископов Эро и Лазаря. Архиепископ Аврелий Карфагенский послал ответ папе, в котором доказывал, что папа был обманут еретиками. Осуждение пелагиан папой Иннокентием было подтверждено. После нового синодального письма африканского синода 1 мая 418 года и мер, принятых императором Гонорием против пелагиан, Зосима отказался от заступничества пелагиан и издал буллу с осуждением пелагианства.

Liber Pontificalis приписывает Зосиме указ о ношении манипула дьяконами на службе и на освящении пасхальных свечей. а также указ, запрещающий священнослужителям посещать таверны.

Зосима был погребен в склепе церкви Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура [4].

Напишите отзыв о статье "Зосима (папа римский)"

Примечания

  1. Зосима, римский папа // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. [http://www.initalytoday.com/calabria/mesoraca/index.htm Mesoraca Italy: Mesoraca guide, city of Mesoraca, Calabria Italy]
  3. Adolf von Harnack, Sitzungsberichte der Berliner Akademie, 1904, 1050; Louis Duchesne, Histoire ancienne de l'église, 111, 228.
  4. Giovanni Battista de Rossi, Bulletino di arch. christ., 1881, 91 sqq

Отрывок, характеризующий Зосима (папа римский)

– Неужели вас будут мучить, как всех остальных, Монсеньёр?.. Вы ведь служите его излюбленной церкви!.. И ваша семья – я уверена, она очень влиятельна! Сможет ли она помочь вам?
– О, думаю убивать меня так просто не собираются... – горько улыбнулся кардинал. – Но ведь ещё до смерти в подвалах Караффы заставляют о ней молить... Не так ли? Уходите, мадонна! Я постараюсь выжить. И буду с благодарностью вспоминать вас...
Я грустно оглядела каменную «келью», вдруг с содроганием вспомнив висевшего на стене, мёртвого Джироламо... Как же долго весь этот ужас будет продолжаться?!.. Неужели я не найду пути уничтожить Караффу, и невинные жизни будут всё также обрываться одна за другой, безнаказанно уничтожаемые им?..
В коридоре послышались чьи-то шаги. Через мгновение дверь со скрипом открылась – на пороге стоял Караффа....
Его глаза сверкали молниями. Видимо, кто-то из старательных слуг немедля доложил, что я пошла в подвалы и теперь «святейшество» явно собиралось, вместо меня, выместить свою злость на несчастном кардинале, беспомощно сидевшем рядом со мной...
– Поздравляю, мадонна! Это место явно пришлось вам по душе, если даже в одиночестве вы возвращаетесь сюда! – Что ж, разрешите доставить вам удовольствие – мы сейчас покажем вам милое представление! – и довольно улыбаясь, уселся в своё обычное большое кресло, собираясь наслаждаться предстоящим «зрелищем»...
У меня от ненависти закружилась голова... Почему?!.. Ну почему этот изверг считал, что ему принадлежит любая человеческая жизнь, с полным правом отнять её, когда ему заблагорассудится?..
– Ваше святейшество, неужели и среди верных служителей вашей любимой церкви попадаются еретики?.. – чуть сдерживая возмущение, с издевкой спросила я.
– О, в данном случае это всего лишь серьёзное непослушание, Изидора. Ересью здесь и не пахнет. Я просто не люблю, когда мои приказы не выполняются. И каждое непослушание нуждается в маленьком уроке на будущее, не так ли, мой дорогой Мороне?.. Думаю, в этом вы со мной согласны?
Мороне!!! Ну, конечно же! Вот почему этот человек показался мне знакомым! Я видела его всего лишь раз на личном приёме Папы. Но кардинал восхитил меня тогда своим истинно природным величием и свободой своего острого ума. И помнится мне, что Караффа тогда казался очень к нему благожелательным и им довольным. Чем же сейчас кардинал сумел так сильно провиниться, что злопамятный Папа смел посадить его в этот жуткий каменный мешок?..
– Ну что ж, мой друг, желаете ли вы признать свою ошибку и вернуться обратно к Императору, чтобы её исправить, или будете гнить здесь, пока не дождётесь моей смерти... которая, как мне стало известно, произойдёт ещё очень нескоро...
Я застыла... Что это означало?! Что изменилось?! Караффа собирался жить долго??? И заявлял об этом очень уверенно! Что же такое могло с ним произойти за время его отсутствия?..
– Не старайтесь, Караффа... Это уже не интересно. Вы не имеете права меня мучить, и держать меня в этом подвале. И вам прекрасно это известно, – очень спокойно ответил Мороне.
В нём всё ещё присутствовало его неизменное достоинство, которое когда-то меня так искренне восхитило. И тут же в моей памяти очень ярко всплыла наша первая и единственная встреча...
Это происходило поздно вечером на одном из странных «ночных» приёмов Караффы. Ожидавших уже почти не оставалось, как вдруг, худой, как жердь, слуга объявил, что на приём пришёл его преосвященство кардинал Мороне, который, к тому же, «очень спешит». Караффа явно обрадовался. А тем временем в зал величественной поступью входил человек... Уж если кто и заслуживал звания высшего иерарха церкви, то это был именно он! Высокий, стройный и подтянутый, великолепный в своём ярком муаровом одеянии, он шёл лёгкой, пружинистой походкой по богатейшим коврам, как по осенним листьям, гордо неся свою красивую голову, будто мир принадлежал только ему. Породистый от корней волос до самых кончиков своих аристократических пальцев, он вызывал к себе невольное уважение, даже ещё не зная его.
– Готовы ли вы, Мороне? – весело воскликнул Караффа. – Я надеюсь, что вы порадуете Нас своими стараниями! Что ж, счастливой дороги вам, кардинал, поприветствуйте от Нас Императора! – и встал, явно собираясь удалиться.
Я не выносила манеру Караффы говорить о себе «мы», но это была привилегия Пап и королей, и оспаривать её, естественно, никто никогда не пытался. Мне сильно перечила такая преувеличенная подчёркнутость своей значимости и исключительности. Но тех, кто такую привилегию имел, это, конечно же, полностью устраивало, не вызывая у них никаких отрицательных чувств. Не обращая внимания на слова Караффы, кардинал с лёгкостью преклонил колено, целуя «перстень грешников», и, уже поднимаясь, очень пристально посмотрел на меня своими яркими васильковыми глазами. В них отразился неожиданный восторг и явное внимание... что Караффе, естественно, совершенно не понравилось.