Григорович, Иван Константинович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Иван Константинович Григорович»)
Перейти к: навигация, поиск
Иван Константинович Григорович
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
300px
Морской министр И.К. Григорович в своём кабинете, фотография Карла Буллы, 1914 г.
Период жизни

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Прозвище

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Псевдоним

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения

7 февраля 1853(1853-02-07)

Место рождения

Санкт-Петербург, Россия

Дата смерти

3 марта 1930(1930-03-03) (77 лет)

Место смерти

Ментона, Франция

Принадлежность

Российская империя22x20px Российская империя

Род войск

Андреевский флаг Флот

Годы службы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

 адмирал
Часть

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Командовал

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Должность

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сражения/войны
Награды и премии
Орден Святого Владимира III степени Орден Святого Станислава I степени с мечами
Связи

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

В отставке

с 31 марта 1917 г.

Автограф

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ива́н Константи́нович Григоро́вич (26 января (7 февраля) 1853, Санкт-Петербург — 3 марта 1930, близ г. Ментона, Франция) — русский военно-морской и государственный деятель, генерал-адъютант, адмирал (19 марта 1911 года), последний морской министр Российской империи.







Биография

Родился в семье капитана 1 ранга Константина Ивановича Григоровича (1807—1902), выходца из дворян Полтавской губернии, и его жены Марии Егоровны (урожденной баронессы фон дер Ховен).

В 1871 году поступил и в 1874 году окончил Морское училище (Это название с 1867 по 1891 годы носил Морской кадетский корпус), после его окончания произведён в гардемарины и в следующем году в мичманы. Участвовал в так называемой Цимбрийской экспедиции 1878 года, когда большая группа русских моряков на зафрахтованном пароходе «Цимбрия» отправилась в США, где составила экипажи четырёх крейсеров, закупленных на верфи Крампа в Филадельфии. Целью этой операции была демонстрация на торговых путях Англии с целью отвлечения её внимания от русско-турецкого театра военных действий. Проплавав около года на крейсере «Забияка», в 1879 вернулся в Кронштадт.

В 1883 году в чине лейтенанта принял командование своим первым кораблем — новопостроенным портовым судном «Колдунчик». В последующие годы командовал пароходом «Рыбка» в Кронштадте.

В 18881889 годах — флаг-офицер штаба начальника эскадры Тихого Океана.

В 18901891 годах — командир парохода «Петербург», старший офицер фрегата «Герцог Эдинбургский». В 1893 году старший офицер на корвете «Витязь» и крейсере «Адмирал Корнилов».

В 1895 году — командир крейсера 2-го ранга «Разбойник», монитора береговой обороны «Броненосец», минного крейсера «Воевода».

В 18961898 годах морской агент в Англии, капитан 1 ранга (13 апреля1897) года.

С 15 февраля 1899 года — командир строившегося по заказу России во Франции на тулонской верфи эскадренного броненосца «Цесаревич», по окончании постройки в 1903 году привёл его в Порт-Артур. 27 января 1904 года во время атаки японцев на Порт-Артур «Цесаревич» был торпедирован японским миноносцем. Броневая противоминная переборка хорошо выдержала взрыв торпеды. Имея крен 17°, «Цесаревич» остался на плаву и всю ночь отражал атаки японских миноносцев. Командир награждён мечами к ордену св. Владимира 3 степени.

28 марта 1904 года Григорович был произведён в контр-адмиралы с назначением командиром порта Порт-Артур. В этой должности пробыл всю осаду крепости. Благодаря административным способностям Григоровича и заведённому им образцовому порядку во всех областях портового хозяйства, флот до конца осады не знал недостатка в угле, материалах снабжения и боевых запасах. После падения Порт-Артура Григорович прибыл в Петербург и был временно прикомандирован к Главному морскому штабу. Награждён орденом св. Станислава 1 степени с мечами.

Файл:Grigorovich.jpg
И. К. Григорович

Начальник штаба Черноморского флота (1905—1906), командир либавского порта Императора Александра III (1906—1908). В 1908 году назначен командиром Кронштадтского порта.

С февраля 1909 года товарищ (заместитель) Морского министра, вице-адмирал (29 марта 1909).

Во главе императорского российского флота (1911—1917 гг.)

Файл:Grigorovich Ivan Konstantionovich.jpg
И. К. Григорович

19 марта 1911 года назначен морским министром, одновременно с производством в адмиралы (Высочайший приказ по Морскому ведомству от 27.09.1911 г. № 1064, Ливадия.).

В период первой мировой войны Морское министерство, возглавляемое Григоровичем, сумело обеспечить согласованную работу промышленности, системы материально-технического обеспечения и подготовку кадров в учебных заведениях. О правильности выбранного под руководством министра направления в морской политике и кораблестроении свидетельствовал и тот факт, что построенные накануне и в ходе первой мировой войны боевые единицы составляли 100 % линкоров, 40 % крейсеров и 30 % эсминцев в составе флота, встретившего в 1941 году Великую Отечественную войну.

Член (с 1909) и председатель (1911—1917) Адмиралтейств-совета. Член Государственного совета по назначению (1913—1917).

После Февральской революции 1 марта 1917 года смещён с должности, уволен от службы приказом А. И. Гучкова от 31 марта 1917 года.

После 1917 года

С июня 1919 года Григорович работал сотрудником Петроградского отделения Главного управления Единого государственного архивного фонда, его военного научно-издательского отдела. С 1 января 1920 года в связи с реорганизацией архивов переведен в штат Морского архива. В октябре 1921 года уволен из Морского архива в связи с сокращением штатов. В 1920 году Григорович также числился сотрудником Морской исторической комиссии (Морискома), получая за это скудный паёк.

Работать приходилось в трудных условиях, в неотапливаемом помещении архива. За послереволюционные годы Григорович дважды перенес крупозное воспаление легких. У Григоровича не было дров для отопления квартиры и зимой 1920/1921 года он некоторое время жил на квартире военно-морского инженера и конструктора кораблей А. Н. Крылова, у которого были дрова.

Написал «Воспоминания бывшего морского министра», закончив работу к весне 1919 года. Воспоминания были написаны осторожно, почти не затрагивали политических вопросов и описывали события только до начала Февральской революции. Тем не менее, они пролежали в архиве более 70 лет и были впервые опубликованы только в 1993 году.

С конца 1923 года Григорович начал оформлять документы на выезд за границу для лечения. 14 апреля 1924 года в Петроградском губотделе НКВД РСФСР ему было отказано в выезде за границу. Однако позднее Григоровичу всё же удалось добиться разрешения на выезд и осенью 1924 года он уехал во Францию, где и остался.

Жил в небольшом курортном городке Ментона на юге Франции, снимая комнату в пансионе. Зарабатывал на жизнь, продавая свои картины. Скончался 3 марта 1930 года в возрасте 77 лет. Похоронен на русском кладбище в Ментоне.

В 2005 году отряд кораблей Черноморского флота РФ в составе гвардейского ракетного крейсера «Москва» и сторожевого корабля «Пытливый» совершил заход в порт Ментона на Лазурном берегу Франции, где взял на борт урну с прахом адмирала Григоровича. Из Ментоны прах адмирала доставили в Новороссийск, а оттуда самолетом переправили в Санкт-Петербург. Там, в соответствии с завещанием Григоровича, его останки были похоронены в семейном склепе на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

Семья

И. К. Григорович был женат на Марии Николаевне Шемякиной, троюродной сестре В. И. Ульянова (Ленина)[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Григорович, Иван КонстантиновичОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Григорович, Иван КонстантиновичОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Григорович, Иван Константинович[источник не указан 1349 дней]. Дети: Мария (1885—1963), Наталья (1901—1964).

Мнения современников

А. Ф. Редигер[1]:

« Григоровича я узнал во время нашего осмотра заводов и поездки на юг. Это был человек иной складки — самоуверенный, способный зазнаться, но интересный собеседник, и у меня с ним установились хорошие отношения. Его репутация во флоте и обществе была неважная, но не знаю каких-либо порочащих его фактов. Он оставался министром почти шесть лет, до революции 1917 года; судостроение при нем шло успешно; о том, как велось при нем хозяйство Морского министерства, я судить не берусь, но личный состав флота при нем, очевидно, остался столь же недисциплинированным, озлобленным и готовым к бунту, как и раньше. »

А. Т. Васильев[2]:

« Мне очень понравился также адмирал И. К. Григорович, возглавлявший Морское министерство. Надо сказать, что в разговоре с ним я сразу почувствовал его полное нежелание слышать что-либо о революционной пропаганде во флоте. »

Память

В честь И. К. Григоровича назван боевой корабль Российского флота — cторожевой корабль проекта 11356 «Адмирал Григорович», переданный ВМФ России 10 марта 2016 года[3].

На петербургской станции метро «Адмиралтейская», открытой в 2011 году, среди портретов-барельефов шести выдающихся адмиралов Российской империи есть и портрет Григоровича.

Напишите отзыв о статье "Григорович, Иван Константинович"

Примечания

  1. [http://militera.lib.ru/memo/russian/rediger/13.html Глава 13.]
  2. Охрана: русская секретная полиция. / В кн.: «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Т. 2. — С. 458.
  3. [http://www.i-mash.ru/news/nov_predpr/77299-psz-jantar-sdal-admirala-grigorovicha.html ПСЗ "Янтарь" сдал "Адмирала Григоровича"] (рус.) (10 марта 2016). Проверено 10 марта 2016.

Литература

  • Григорович И. К. Воспоминания бывшего морского министра. — Кронштадт; М.: Морская газета, Кучково поле, 2005. — ISBN 5-86090-122-4
  • Федорченко В. И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. — Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — Т. 1. — С. 347—349. — ISBN 5-7867-0046-1 ; 5-7867-0048-8 ; 5-224-04182-1 ; 5-224-04188-0
  • Русин А. И. Памяти адмирала И. К. Григоровича // [http://www.archive.org/details/morskoizhurnalse008800 Морской журнал — 1930 — № 3.]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Григорович, Иван Константинович

У меня тоже от щемящего восторга перехватило дыхание и, вместо слов, вдруг захотелось плакать...
– А кто же здесь живёт?.. – Стелла дёрнула меня за руку. – Ну, как ты думаешь, кто здесь живёт?..
Я понятия не имела, кем могут быть счастливые обитатели подобного мира, но мне вдруг очень захотелось это узнать.
– Пошли! – решительно сказала я и потянула Стеллу за собой.
Нам открылся дивный пейзаж... Он был очень похож на земной и, в то же время, резко отличался. Вроде бы перед нами было настоящее изумрудно зелёное «земное» поле, поросшее сочной, очень высокой шелковистой травой, но в то же время я понимала, что это не земля, а что-то очень на неё похожее, но чересчур уж идеальное... ненастоящее. И на этом, слишком красивом, человеческими ступнями не тронутом, поле, будто красные капли крови, рассыпавшись по всей долине, насколько охватывал глаз, алели невиданные маки... Их огромные яркие чашечки тяжело колыхались, не выдерживая веса игриво садившихся на цветы, большущих, переливающихся хаосом сумасшедших красок, бриллиантовых бабочек... Странное фиолетовое небо полыхало дымкой золотистых облаков, время от времени освещаясь яркими лучами голубого солнца... Это был удивительно красивый, созданный чьей-то буйной фантазией и слепящий миллионами незнакомых оттенков, фантастический мир... А по этому миру шёл человек... Это была малюсенькая, хрупкая девочка, издали чем-то очень похожая на Стеллу. Мы буквально застыли, боясь нечаянно чем-то её спугнуть, но девочка, не обращая на нас никакого внимания, спокойно шла по зелёному полю, почти полностью скрывшись в сочной траве... а над её пушистой головкой клубился прозрачный, мерцающий звёздами, фиолетовый туман, создавая над ней дивный движущийся ореол. Её длинные, блестящие, фиолетовые волосы «вспыхивали» золотом, ласково перебираемые лёгким ветерком, который, играясь, время от времени шаловливо целовал её нежные, бледные щёчки. Малютка казалась очень необычной, и абсолютно спокойной...
– Заговорим? – тихо спросила Стелла.
В тот момент девочка почти поравнялась с нами и, как будто очнувшись от каких-то своих далёких грёз, удивлённо подняла на нас свои странные, очень большие и раскосые... фиолетовые глаза. Она была необыкновенно красива какой-то чужой, дикой, неземной красотой и выглядела очень одинокой...
– Здравствуй, девочка! Почему ты такая грустная идёшь? Тебе нужна какая-то помощь? – осторожно спросила Стелла.
Малютка отрицательно мотнула головкой:
– Нет, помощь нужна вам, – и продолжала внимательно рассматривать нас своими странными раскосыми глазами.
– Нам? – удивилась Стелла. – А в чём она нам нужна?..
Девочка раскрыла свои миниатюрные ладошки, а на них... золотистым пламенем сверкали два, изумительно ярких фиолетовых кристалла.
– Вот! – и неожиданно тронув кончиками пальчиков наши лбы, звонко засмеялась – кристаллы исчезли...
Это было очень похоже на то, как когда-то дарили мне «зелёный кристалл» мои «звёздные» чудо-друзья. Но то были они. А это была всего лишь малюсенькая девчушка... да ещё совсем не похожая на нас, на людей...
– Ну вот, теперь хорошо! – довольно сказала она и, больше не обращая на нас внимания, пошла дальше...
Мы ошалело смотрели ей в след и, не в состоянии ничего понять, продолжали стоять «столбом», переваривая случившееся. Стелла, как всегда очухавшись первой, закричала:
– Девочка, постой, что это? Что нам с этим делать?! Ну, подожди же!!!
Но маленький человечек, лишь, не оборачиваясь, помахал нам своей хрупкой ладошкой и преспокойно продолжал свой путь, очень скоро полностью исчезнув в море сочной зелёной, неземной травы... над которой теперь лишь светлым облачком развевался прозрачный фиолетовый туман...
– Ну и что это было? – как бы спрашивая саму себя, произнесла Стелла.
Ничего плохого я пока не чувствовала и, немного успокоившись после неожиданно свалившегося «подарка», сказала.
– Давай не будем пока об этом думать, а позже будет видно...
На этом и порешили.
Радостное зелёное поле куда-то исчезло, сменившись на этот раз совершенно безлюдной, холодно-ледяной пустыней, в которой, на единственном камне, сидел единственный там человек... Он был чем-то явно сильно расстроен, но, в то же время, выглядел очень тёплым и дружелюбным. Длинные седые волосы спадали волнистыми прядями на плечи, обрамляя серебристым ореолом измождённое годами лицо. Казалось, он не видел где был, не чувствовал на чём сидел, и вообще, не обращал никакого внимания на окружающую его реальность...
– Здравствуй, грустный человек! – приблизившись достаточно, чтобы начать разговор, тихо поздоровалась Стелла.
Человек поднял глаза – они оказались голубыми и чистыми, как земное небо.
– Что вам, маленькие? Что вы здесь потеряли?.. – отрешённо спросил «отшельник».
– Почему ты здесь один сидишь, и никого с тобой нет? – участливо спросила Стелла. – И место такое жуткое...
Было видно, что человек совсем не хотел общаться, но тёплый Стеллин голосок не оставлял ему никакого выхода – приходилось отвечать...
– Мне никто не нужен уже много, много лет. В этом нет никакого смысла, – прожурчал его грустный, ласковый голос.
– А что же тогда ты делаешь тут один? – не унималась малышка, и я испугалась, что мы покажемся ему слишком навязчивыми, и он просто попросит нас оставить его в покое.
Но у Стеллы был настоящий талант разговорить любого, даже самого молчаливого человека... Поэтому, забавно наклонив на бок свою милую рыжую головку, и, явно не собираясь сдаваться, она продолжала:
– А почему тебе не нужен никто? Разве такое бывает?
– Ещё как бывает, маленькая... – тяжко вздохнул человек. – Ещё как бывает... Я всю свою жизнь даром прожил – кто же мне теперь нужен?..
Тут я кое-что потихонечку начала понимать... И собравшись, осторожно спросила:
– Вам открылось всё, когда вы пришли сюда, так ведь?
Человек удивлённо вскинулся и, вперив в меня свой, теперь уже насквозь пронизывающий, взгляд, резко спросил:
– Что ты об этом знаешь, маленькая?.. Что ты можешь об этом знать?... – он ещё больше ссутулился, как будто тяжесть, навалившаяся на него, была неподъёмной. – Я всю жизнь бился о непонятное, всю жизнь искал ответ... и не нашёл. А когда пришёл сюда, всё оказалось так просто!.. Вот и ушла даром вся моя жизнь...
– Ну, тогда всё прекрасно, если ты уже всё узнал!.. А теперь можешь что-то другое снова искать – здесь тоже полно непонятного! – «успокоила» незнакомца обрадованная Стелла. – А как тебя зовут, грустный человек?
– Фабий, милая. А ты знаешь девочку, что тебе дала этот кристалл?
Мы со Стеллой от неожиданности дружно подпрыгнули и, теперь уже вместе, «мёртвой хваткой» вцепились в бедного Фабия...
– Ой, пожалуйста, расскажите нам кто она!!! – тут же запищала Стелла. – Нам обязательно нужно это знать! Ну, совсем, совсем обязательно! У нас такое случилось!!! Такое случилось!.. И мы теперь абсолютно не знаем, что с этим делать... – слова летели из её уст пулемётной очередью и невозможно было хоть на минуту её остановить, пока сама, полностью запыхавшись, не остановилась.
– Она не отсюда, – тихо сказал человек. – Она издалека...
Это абсолютно и полностью подтверждало мою сумасшедшую догадку, которая появилась у меня мельком и, сама себя испугавшись, сразу исчезла...
– Как – издалека? – не поняла малышка. – Дальше ведь нельзя? Мы ведь дальше не ходим?..
И тут Стеллины глаза начали понемножко округляться, и в них медленно, но уверенно стало появляться понимание...
– Ма-а-мочки, она что ли к нам прилете-е-ла?!.. А как же она прилетела?!.. И как же она одна совсем? Ой, она же одна!.. А как же теперь её найти?!
В Стеллином ошарашенном мозгу мысли путались и кипели, заслоняя друг друга... А я, совершенно ошалев, не могла поверить, что вот наконец-то произошло то, чего я так долго и с такой надеждой тайком ждала!.. А теперь вот, наконец-то найдя, я не смогла это дивное чудо удержать...
– Да не убивайся так, – спокойно обратился ко мне Фабий. – Они были здесь всегда... И всегда есть. Только увидеть надо...
– Как?!.. – будто два ошалевших филина, вытаращив на него глаза, дружно выдохнули мы. – Как – всегда есть?!..
– Ну, да, – спокойно ответил отшельник. – А её зовут Вэя. Только она не придёт второй раз – она никогда не появляется дважды... Так жаль! С ней было так интересно говорить...
– Ой, значит, вы общались?! – окончательно этим убитая, расстроено спросила я.
– Если ты когда-нибудь увидишь её, попроси вернуться ко мне, маленькая...
Я только кивнула, не в состоянии что-либо ответить. Мне хотелось рыдать навзрыд!.. Что вот, получила – и потеряла такую невероятную, неповторимую возможность!.. А теперь уже ничего не поделать и ничего не вернуть... И тут меня вдруг осенило!
– Подождите, а как же кристалл?.. Ведь она дала свой кристалл! Разве она не вернётся?..
– Не знаю, девонька... Я не могу тебе сказать.
– Вот видишь!.. – тут же радостно воскликнула Стелла. – А говоришь – всё знаешь! Зачем же тогда грустить? Я же говорила – здесь очень много непонятного! Вот и думай теперь!..
Она радостно подпрыгивала, но я чувствовала, что у неё в головке назойливо крутиться та же самая, как и у меня, единственная мысль...
– А ты, правда, не знаешь, как нам её найти? А может, ты знаешь, кто это знает?..
Фабий отрицательно покачал головой. Стелла поникла.
– Ну, что – пойдём? – я тихонько её подтолкнула, пытаясь показать, что уже пора.
Мне было одновременно радостно и очень грустно – на коротенькое мгновение я увидела настоящее звёздное существо – и не удержала... и не сумела даже поговорить. А у меня в груди ласково трепетал и покалывал её удивительный фиолетовый кристалл, с которым я совершенно не знала, что делать... и не представляла, как его открыть. Маленькая, удивительная девочка со странными фиолетовыми глазами, подарила нам чудесную мечту и, улыбаясь, ушла, оставив нам частичку своего мира, и веру в то, что там, далеко, за миллионами световых лет, всё-таки есть жизнь, и что может быть когда-то увижу её и я...
– А как ты думаешь, где она? – тихо спросила Стелла.
Видимо, удивительная «звёздная» малышка так же накрепко засела и у неё в сердечке, как и у меня, поселившись там навсегда... И я была почти что уверенна, что Стелла не теряла надежду когда-нибудь её найти.