Имперский округ

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Имперские округа в начале XVI века

Имперский округ (нем. Reichskreis) — административное образование в составе Священной Римской империи, представляющее собой объединение государственных образований каждого из крупных исторических регионов империи в военно-фискальных целях, а также для повышения эффективности поддержания порядка и решения межгосударственных конфликтов. Государства, входящие в состав округа, сохраняли свой суверенитет.







Образование округов

Решение об образовании в составе Священной Римской империи округов было принято в рамках Имперской реформы 1495 года. Первые шесть округов были созданы в 1500 году по решению Аугсбургского рейхстага. Это были следующие округа:

В 1512 году дополнительно было образовано ещё четыре округа:

Границы десяти имперских округов просуществовали практически без изменений до начала 1790-х годов, когда войны с революционной Францией разрушили систему округов. Часть имперских округов, тем не менее, просуществовала до самого конца Священной Римской империи в 1806 году.

Состав округов

В состав каждого из округов входили все государственные образования, находящиеся на его территории, а именно: светские княжества, церковные владения, свободные города, владения имперских рыцарей[1]. Существовали, однако, исключения. Так не являлись частью системы округов следующие территории:

Состав членов имперских округов на протяжении всей истории их существования не оставался неизменным. Хотя общим принципом был переход права на участие в органах управления округа после прекращения правящей династии к новым правителям государства-члена округа, зачастую это правило нарушалось, чтобы не допустить усиления того или иного княжества. Так герцогам Вюртемберга не позволили получить право голоса в собрании Швабского округа за герцогство Тек, а королю Пруссии — в собрании Франконского округа за графство Гейер. Также к новым владельцам не перешли права на участие в органах управления округов секуляризированных монастырей (Герренальб, Кённигсбронн) и ряда епископств без суверенной территории (Гурк, Лавант). Кроме того, достаточно значительное число территорий-членов имперских округов потеряло право на участие в имперском рейхстаге после прекращения их правящих династий и присоединения этих владений к другим немецким княжествам (например, Юлих, Берг, Клеве, Юстинген, Гогенвальдек и многие другие).

Помимо государственных образований в структуру имперских округов входили лично главы двух дворянских родов — князья Турн-и-Таксис и Лёвенштейн-Вертгейм-Рошфор.

Органы управления

Органом управления округом являлось окружное собрание (нем. Kreistag). Каждое государственное образование, входящее в состав округа, имело один голос на заседаниях окружного собрания. В отличие от имперского рейхстага, в окружных собраниях отсутствовал принцип коллективного голоса карликовых государств. В результате большинство голосов в собраниях принадлежало малым и карликовым территориям. Зачастую с ними блокировались и свободные города. Хотя крупные княжества имели рычаги влияния на имперских рыцарей и небольшие сеньории, что позволяло им в некоторых округах диктовать свою волю, именно те округа, в которых подавляющее большинство государств относилось к малым и карликовым (Швабский и Франконский) были наиболее эффективны в осуществлении военно-фискальных мероприятий и проведении собственной политики.

Функции округов

Среди функций, осуществляемых имперскими округами, выделяют три группы:

  1. Поддержание порядка в регионе и разрешение возникающих конфликтов между членами округа мирным путём.
  2. Создание коллективной системы обороны, включая поддержание боеспособности крепостей на территории округа, набор и содержание вооружённых сил.
  3. Распределение и взимание имперских налогов.

Большое значение для повышения эффективности деятельности имперских округов имели постановления имперского рейхстага 1681 года, передавшие практически все вопросы военного строительства и организации имперской армии на уровень округов. В компетенции императора были оставлены только назначение высшего командного состава и определение стратегии военных действий в случае войны. Финансирование организуемой армии осуществлялось по округам путём взносов государств, входящих в состав округа, в пропорции, утверждённой в 1521 году[2] Эта система могла быть эффективной, если подавляющее большинство членов округа принимали в финансировании и содержании войск реальное участие. Крупные княжества, такие как Бранденбург-Пруссия или Ганновер, преследовали, главным образом, собственные политические цели и зачастую отказывались от участия в общеокружных мероприятиях. Поэтому деятельность Верхнесаксонского и Нижнесаксонского округов была практически парализована. В то же время Швабский и Франконский округа, в которых отсутствовали крупные государства, являлись примером эффективного взаимодействия и даже создали Союз двух округов (нем. Associationen), ставший активным участником международных отношений в конце XVII-начале XVIII веков.

Военное значение округов существенно возросло после перехода к постоянной армии. Так Союз Швабского и Франконского округов в 1694 году принял решение не распускать набранные в округах войска после окончания военных действий, а создать на их основе специальные постоянно действующие военные соединения, получившие название Окружные войска (нем. Kreistruppen). Эти войска также состояли из контингентов, предоставляемых государствам-членами округов, исходя из их населения и финансовых возможностей.

Значение округов в империи

Создание имперских округов имело большое значение для повышения эффективности организации обороны и поддержания правопорядка в империи. Они фактически стали одним из главных элементов объединения многочисленных немецких государств в единый политический организм Священной Римской империи. На уровне округов ярко проявилась идея имперского патриотизма (нем. Reichspatriotismus), в основе которого лежала лояльность империи и императору как её главе. Кроме того, округа играли функцию поддержания статус-кво в империи, защищая мелкие княжества и города от поглощения крупными государствами, а церковные владения от секуляризации. Об уровне эффективности осуществления имперскими округами этой функции говорит тот факт, что до начала войн с революционной Францией случаи насильственных захватов крупными княжествами (такими как Пруссия, Бавария, Пфальц, Ганновер или Саксония) их более мелких соседей были единичными и вызывали общее возмущение и длительные судебные тяжбы. Ещё одним аспектом охранительной функции имперских округов была защита прав сословий от посягательств на них со стороны князей. Так в 1719 году вмешательство государств Нижнесаксонского округа не позволило герцогу Мекленбургскому ликвидировать самоуправление городов на территории его владений.

Эффективность функционирования имперских округов во многом зависела от готовности крупных и средних государств активно участвовать в расходах округов и содержании войск. Кроме того крайне важна была также поддержка, оказываемая императором мелким княжествам, рыцарям, свободным городам и церковным владениям в их противостоянии с крупными государствами, преследующими собственные интересы. Поэтому прекращение участия крупных княжеств в работе округов вызывало их практический паралич, как это произошло в конце XVII века в Верхнесаксонском и Нижнесаксонском округах после приостановки финансирования со стороны Бранденбурга и Ганновера, и в конце XVIII века в Швабском округе после отзыва вооружённых сил Вюртемберга. А когда император в условиях поражений от революционной французской армии перестал оказывать поддержку мелким государственным образованиям вся система статус-кво рухнула: в 1803 году в империи была произведена всеобщая секуляризация церковных владений, а свободные города и мелкие графства были поглощены крупными княжествами. Это фактически означало конец системы имперских округов, хотя юридически они просуществовали до роспуска Священной Римской империи в 1806 году.

Напишите отзыв о статье "Имперский округ"

Примечания

  1. [http://www.chivalricorders.org/nobility/holyroman/hrekreis.htm Перечень государств-членов имперских округов (англ.яз.)]
  2. [http://de.wikisource.org/wiki/Hernach_volgend_die_zehen_Krayss Роспись взносов на содержание имперской армии 1521 г. (нем.яз.)]

Отрывок, характеризующий Имперский округ

Пурга встретила меня, как всегда, очень дружелюбно, но за эти три месяца она как бы чем-то изменилась. Была очень грустной, с замедленными движениями, и не высказывала слишком большого стремления выйти наружу. Я спросила хозяйку, почему она такая «другая»? Соседка сказала, что бедная Пурга, видимо, тоскует по хозяину и ей очень её жаль.
– Попробуй, – сказала она, – если сумеешь её «оживить» – она твоя!
Я просто не могла поверить тому, что услышала, и мысленно поклялась ни за что на свете не упустить этот шанс! Осторожно подойдя к Пурге, я ласково погладила её влажный, бархатистый нос, и начала тихонечко с ней разговаривать. Я говорила ей, какая она хорошая и как я её люблю, как прекрасно нам будет вместе и как сильно я буду о ней заботиться… Конечно же, я была всего лишь ребёнком и искренне верила, что всё, что я говорю, Пурга поймёт. Но даже сейчас, спустя столько лет, я всё ещё думаю, что каким-то образом эта удивительная лошадь меня и в правду понимала... Как бы там ни было, Пурга ласково ткнулась мне в шею своими тёплыми губами, давая понять, что она готова «пойти со мной погулять»... Я кое-как на неё взобралась, от волнения никак не попадая ногой в петлю, изо всех сил постаралась успокоить своё рвущееся наружу сердце, и мы медленно двинулись со двора, поворачивая нашей знакомой тропинкой в лес, где она, так же, как и я, очень любила бывать. От неожиданного «сюрприза» меня всю трясло, и я никак не могла поверить тому, что всё это по-настоящему происходило! Мне очень хотелось себя сильно ущипнуть, и в то же время я боялась, что вдруг, прямо сейчас, проснусь от этого чудесного сна, и всё окажется всего лишь красивой праздничной сказкой... Но время шло и ничего не менялось. Пурга – моя любимая подруга – была здесь со мной, и только чуть-чуть не хватало, чтобы она стала по-настоящему моей!..
День моего рождения в том году выпал на воскресение, а так как погода была просто великолепной, многие соседи в то утро прогуливались по улице, останавливаясь поделиться друг с другом последними новостями или просто подышать «свежепахнувшим» зимним воздухом. Я чуточку волновалась, зная, что сейчас же стану объектом всеобщего обозрения, но, несмотря на волнение, очень хотела выглядеть уверенной и гордой на моей любимой красавице Пурге... Собрав свои «растрёпанные» эмоции в кулак, чтобы не подвести чудесную подружку, я тихонечко тронула её бок ногой, и мы выехали за ворота... Мама, папа, бабушка и соседка стояли на дворе и махали нам вдогонку, как будто для них, так же, как для меня, это тоже было каким-то невероятно важным событием... Это было по-доброму смешно и забавно и как-то сразу помогло мне расслабиться, и мы уже спокойно и уверенно поехали дальше. Соседская ребятня тоже высыпала во двор и махала руками, выкрикивая приветствия. Вообще, получился настоящий «праздничный кавардак», который развеселил даже прогуливающихся на той же улице соседей...
Скоро показался лес, и мы, повернув на уже хорошо знакомую нам тропинку, скрылись из виду... И вот тут-то я дала волю своим, вопящим от радости, эмоциям!.. Я пищала, как несказанно обрадованный щенок, тысячу раз целовала Пургу в шелковистый нос (количество чего она никак не могла понять...), громко пела какие-то несуразные песни, вообще – ликовала, как только позволяла мне моя счастливая детская душа...
– Ну, пожалуйста, моя хорошая, покажи им, что ты опять счастливая... Ну, пожалуйста! И мы снова будем вместе много-много кататься! Сколько захочешь, обещаю тебе!.. Только пусть они все увидят, что ты в порядке... – упрашивала я Пургу.
Я чувствовала себя с ней чудесно, и очень надеялась, что она тоже почувствует хоть частичку того, что чувствовала я. Погода была совершенно изумительной. Воздух буквально «трещал», настолько был чистым и холодным. Белый лесной покров блистал и искрился миллионами маленьких звёздочек, как будто чья-то большая рука щедро рассыпала по нему сказочные бриллианты. Пурга резво бежала по вытоптанной лыжниками тропинке, и казалась совершенно довольной, к моей огромной радости, начиная очень быстро оживать. Я буквально «летала» в душе от счастья, уже предвкушая тот радостный момент, когда мне скажут, что она наконец-то по-настоящему моя...
Через какие-то полчаса мы повернули назад, чтобы не заставлять волноваться всю мою семью, которая и без этого, волновалась обо мне постоянно. Соседка всё ещё была на дворе, видимо желая собственными глазами убедиться, что с нами обоими всё в порядке. Тут же, естественно, на двор выбежали бабушка и мама, и уже последним появился папа, неся в руках какой то толстый цветной шнурок, который сразу же передал соседке. Я легко соскочила наземь и, подбежав к папе, с колотящимся от волнения сердечком, уткнулась ему в грудь, желая и боясь услышать такие важные для меня слова...
– Ну что, милая, любит она тебя! – тепло улыбаясь, сказала соседка, и, повязав тот же цветной шнурок Пурге на шею, торжественно подвела её ко мне. – Вот, с этим же самым «поводком» мы привели её домой в первый раз. Бери её – она твоя. И счастья вам обоим...
На глазах доброй соседки блестели слёзы, видимо даже добрые воспоминания пока ещё очень сильно ранили её исстрадавшееся по утерянному мужу, сердце...
– Я вам обещаю, я буду её очень любить и хорошо за ней смотреть! – задыхаясь от волнения, пролепетала я. – Она будет счастливой...
Все окружающие довольно улыбались, а мне вся эта сценка вдруг напомнила где-то уже виданный похожий эпизод, только там человеку вручали медаль... Я весело рассмеялась и, крепко обняв свой удивительный «подарок », поклялась в своей душе не расставаться с ним никогда.
Вдруг меня осенило:
– Ой, постойте, а где же она будет жить?!.. У нас ведь нет такого чудесного места, как имеете вы? – расстроившись, спросила соседку я.
– Не волнуйся, милая, она может жить у меня, а ты будешь приходить, чтобы её чистить, кормить, за ней смотреть и на ней кататься – она твоя. Представь себе, что вы «снимаете» у меня для неё дом. Мне он больше не будет нужен, я ведь не буду заводить больше лошадей. Вот и пользуйтесь на здоровье. А мне приятно будет, что Пурга будет и дальше у меня жить.
Я благодарно обняла мою добрую соседку и взявшись за цветной шнурок, повела (теперь уже мою!!!) Пургу домой. Моё детское сердце ликовало – это был самый прекрасный подарок на свете! И его правда стоило подождать...
Уже где-то с полудня, чуточку очухавшись после такого ошеломляющего подарка, я начала свои «шпионские» вылазки на кухню и в столовую. Вернее – я пыталась... Но даже при самых настойчивых попытках, проникнуть туда мне, к сожалению, никак не удавалось. В этом году бабушка, видимо, железно решила ни за что не показывать мне своих «произведений» пока не придёт время настоящего «празднования»... А мне очень хотелось хотя бы краешком глаза посмотреть, что же она так усердно два дня там колдует, не принимая ничью помощь и не пуская никого даже за порог.
Но вот, наконец-то, наступил долгожданный час – около пяти вечера начали появляться мои первые гости... И я, в конце концов, получила право полюбоваться своим праздничным столом... Когда в гостиную открыли дверь, я подумала, что попала в какой-то сказочный, райский сад!.. Бабушка весело улыбалась, а я бросилась ей на шею, чуть ли не рыдая от переполнявших меня чувств благодарности и восторга...
Вся комната была украшена зимними цветами... Огромные чашечки ярко жёлтых хризантем создавали впечатление множества солнышек, от которых в комнате было светло и радостно. А уж праздничный стол являл собою настоящее произведение бабушкиного искусства!.. Он благоухал совершенно сногсшибательными запахами и потрясал многообразием блюд... Здесь была и покрытая золотистой корочкой утка, с моей любимой грушёвой подливкой, в которой «тонули» целые половинки томлёных в сливках, пахнущих корицей груш... И дразнившая нежнейшим запахом грибного соуса, истекающая соком курочка, пышущая начинкой из белых грибов с орехами, и буквально тающая во рту... По середине стола «впечатляла» своим размером страшенная щука, запечённая целиком с сочными кусочками сладкого красного перца в лимонно-брусничном соусе... А от запаха толстеньких, лопающихся от пышущего жара, сочных индюших ножек под корочкой клюквенного муса, мой бедный желудок подпрыгнул аж до самого потолка!.. Гирлянды нарезанных тоненькими кусочками всевозможных копчёных колбасок, нанизанных на тончайшие прутики наподобие шашлыка, и скрашенных маринованными помидорами и солёными домашними огурчиками, «убивали» запахами знаменитых литовских «копчёностей», нисколько не уступая одуряюще пахнувшей копчёной сёмге, вокруг которой весёлыми кучками высились, политые сметаной, сочные солёные грузди... Золотисто поджаренные кругленькие пирожки попыхивали горячим паром, а вокруг них в воздухе витал совершенно неповторимый «капустный» аромат... Всё это изобилие искуснейших бабушкиных «произведений» полностью потрясло моё «голодное» воображение, не говоря уже о сладостях, вершиной которых был мой любимый, взбитый с вишнями, тающий во рту творожный пирог!.. Я восхищённо смотрела на бабушку, от всей души благодаря её за этот сказочный, по-настоящему королевский стол!.. А она в ответ только улыбнулась, довольная произведённым эффектом, и тут же начала с величайшим усердием угощать моих, ошалевших от такого изобилия, гостей.