Индийский океан

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt>

</tt>

</tt>

Индийский океан
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%98%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BE%D0%BA%D0%B5%D0%B0%D0%BD&params=14_5_33.68_S_76_18_38.01_E_scale:1000000_type:waterbody 14°05′33″ ю. ш. 76°18′38″ в. д. / 14.0926889° ю. ш. 76.3105583° в. д. / -14.0926889; 76.3105583[//maps.google.com/maps?ll=-14.0926889,76.3105583&q=-14.0926889,76.3105583&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=-14.0926889&mlon=76.3105583&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=76.3105583,-14.0926889&pt=76.3105583,-14.0926889&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%98%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BE%D0%BA%D0%B5%D0%B0%D0%BD&params=14_5_33.68_S_76_18_38.01_E_scale:1000000_type:waterbody 14°05′33″ ю. ш. 76°18′38″ в. д. / 14.0926889° ю. ш. 76.3105583° в. д. / -14.0926889; 76.3105583[//maps.google.com/maps?ll=-14.0926889,76.3105583&q=-14.0926889,76.3105583&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=-14.0926889&mlon=76.3105583&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=76.3105583,-14.0926889&pt=76.3105583,-14.0926889&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]
Площадь76 174 тыс.[1] км²
Объём282,65 млн[2] км³
Наибольшая глубина7729 м
Средняя глубина3711 м
Файл:Indianocean.PNG
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Инди́йский океа́н — третий по площади и глубине океан Земли, покрывающий около 20 % её водной поверхности. Его площадь составляет 76,174 миллионов км², объём — 282,65 млн км³[2]. Самая глубокая точка океана находится в Зондском жёлобе (7729[3] м).

На севере омывает Азию, на западе — Африку, на востоке — Австралию; на юге граничит с Антарктидой. Граница с Атлантическим океаном проходит по 20° меридиану восточной долготы; с Тихим — по 146°55′ меридиану восточной долготы. Самая северная точка Индийского океана находится примерно на 30° северной широты в Персидском заливе. Ширина Индийского океана составляет приблизительно 10 000 км между южными точками Австралии и Африки.







Этимология

Древние греки известную им западную часть океана с прилегающими морями и заливами называли Эритрейское море (др.-греч. Ἐρυθρά θάλασσα — Красное, а в старых русских источниках — Чермное море). Постепенно это название стали относить только к ближайшему морю, а океан получает название по Индии, наиболее известной в то время своими богатствами стране на берегах океана. Так Александр Македонский в IV веке до н. э. называет его Индикон пелагос (др.-греч. Ἰνδικόν πέλαγος) — «Индийское море». У арабов он известен как Бар-эль-Хинд (современное араб. المحيط الهندي‎ — аль-му̣хӣ̣т аль-hиндий) — «Индийский океан». С XVI века утвердилось введённое римским учёным Плинием Старшим ещё в I веке название Океанус Индикус (лат. Oceanus Indicus) — Индийский океан[4].

Физико-географическая характеристика

Основные морфологические характеристики океанов
(по данным «Атласа океанов». 1980 год)[2]
Океаны Площадь
поверхности
воды, млн.км²
Объём,
млн.км³
Средняя
глубина,
м
Наибольшая
глубина океана,
м
Атлантический 91,66 329,66 3597 жёлоб Пуэрто-Рико (8742)
Индийский 76,17 282,65 3711 Зондский жёлоб (7209)
Северный Ледовитый 14,75 18,07 1225 Гренландское море (5527)
Тихий 178,68 710,36 3976 Марианская впадина (11022)
Мировой 361,26 1340,74 3711 11 022

Общие сведения

Индийский океан главным образом расположен к югу от тропика Рака между Евразией на севере, Африкой на западе, Австралией на востоке и Антарктидой на юге[5]. Граница с Атлантическим океаном проходит по меридиану мыса Игольный (20° в. д. до побережья Антарктиды (Земля Королевы Мод)). Граница с Тихим океаном проходит: южнее Австралии — по восточной границе Бассова пролива до острова Тасмания, далее по меридиану 146°55′ в. д. до Антарктиды; севернее Австралии — между Андаманским морем и Малаккским проливом, далее по юго-западному берегу острова Суматра, Зондскому проливу, южному берегу острова Ява, южным границам морей Бали и Саву, северной границе Арафурского моря, юго-западным берегом Новой Гвинеи и западной границе Торресова пролива[6]. Иногда южную часть океана, с северной границей от 35° ю. ш. (по признаку циркуляции воды и атмосферы) до 60° ю. ш. (по характеру рельефа дна), относят к Южному океану.

Моря, заливы, острова

Площадь морей, заливов и проливов Индийского океана составляет 11,68 миллионов км² (15 % от общей площади океана), объём 26,84 миллионов км³ (9,5 %). Моря и основные заливы располагающиеся вдоль побережья океана (по часовой стрелке): Красное море, Аравийское море (Аденский залив, Оманский залив, Персидский залив), Лаккадивское море, Бенгальский залив, Андаманское море, Тиморское море, Арафурское море (залив Карпентария), Большой Австралийский залив, море Моусона, море Дейвиса, море Содружества, Море Космонавтов (последние четыре иногда относят к Южному океану)[2].

Некоторые острова — например, Мадагаскар, Сокотра, Мальдивские — являются фрагментами древних материков, другие — Андаманские, Никобарские или остров Рождества — имеют вулканическое происхождение. Крупнейший остров Индийского океана — Мадагаскар (590 тысяч км²). Крупнейшие острова и архипелаги: Тасмания, Шри-Ланка, архипелаг Кергелен, Андаманские острова, Мелвилл, Маскаренские острова (Реюньон, Маврикий), Кенгуру, Ниас, Ментавайские острова (Сиберут), Сокотра, Грут-Айленд, Коморские острова, острова Тиви (Батерст), Занзибар, Симёлуэ, острова Фюрно (Флиндерс), Никобарские острова, Кешм, Кинг, острова Бахрейн, Сейшельские острова, Мальдивские острова, архипелаг Чагос[2].

Остров Флиндерс Вид на океан с побережья Танзании Заход солнца на пляже в Австралии Национальный парк Уджунг Кулон, Индонезия

История формирования океана

В раннеюрское время древний суперконтинент Гондвана начал раскалываться. В результате образовались Африка с Аравией, Индостан и Антарктида с Австралией. Процесс завершился на рубеже юрского и мелового периодов (140—130 миллионов лет назад), и начала образовываться молодая впадина современного Индийского океана. В меловой период дно океана разрасталось за счёт перемещения Индостана к северу и сокращения площади океанов Тихого и Тетиса. В позднемеловое время начался раскол единого Австрало-Антарктического материка. В это же время в результате образования новой рифтовой зоны Аравийская плита откололась от Африканской, и образовались Красное море и Аденский залив. В начале кайнозойской эры прекратилось разрастание Индийского океана в сторону Тихого, но продолжилось в сторону моря Тетис. В конце эоцена — начале олигоцена произошло столкновение Индостана с Азиатским континентом[7].

Сегодня движение тектонических плит продолжается. Осью этого движения являются срединно-океанические рифтовые зоны Африканско-Антарктического хребта, Центрально-Индийского хребта и Австрало-Антарктического поднятия. Австралийская плита продолжает движение на север со скоростью 5—7 см в год. В том же направлении со скоростью 3—6 см в год продолжает движение Индийская плита. Аравийская плита движется на северо-восток со скоростью 1—3 см в год. От Африканской плиты продолжает откалываться Сомалийская плита по Восточно-Африканской рифтовой зоне, которая движется со скоростью 1—2 см в год в северо-восточном направлении[8]. 26 декабря 2004 года в Индийском океане у острова Симёлуэ, расположенного возле северо-западного берега острова Суматры (Индонезия), произошло самое крупное за всю историю наблюдений землетрясение магнитудой до 9,3. Причиной послужил сдвиг около 1200 км (по некоторым оценкам — 1600 км) земной коры на расстояние в 15 м вдоль зоны субдукции, в результате чего Индостанская плита сдвинулась под Бирманскую плиту. Землетрясение вызвало цунами, принёсшее громадные разрушения и огромное количество погибших (до 300 тысяч человек)[9].

Геологическое строение и рельеф дна

Файл:Indian Ocean bathymetry srtm.png
Карта глубин Индийского океана

Срединно-океанические хребты

Срединно-океанические хребты делят дно Индийского океана на три сектора: Африканский, Индо-Австралийский и Антарктический. Выделяются пять срединно-океанических хребтов: Западно-Индийский, Аравийско-Индийский, Центральноиндийский, Восточно-Индийский хребты и Австрало-Антарктическое поднятие. Западно-Индийский хребет расположен в юго-западной части океана. Для него характерны подводный вулканизм, сейсмичность, кора рифтогенального типа и рифтовая структура осевой зоны, его секут несколько океанических разломов субмеридионального простирания. В районе острова Родригес (Маскаренский архипелаг) существует так называемое тройное соединение, где система хребтов разделяется к северу на Аравийско-Индийский хребет и к юго-западу на Центральноиндийский хребет. Аравийско-Индийский хребет сложен из ультраосновных пород, выявлен ряд секущих разломов субмеридиального простирания, с которыми связаны очень глубокие впадины (океанические троги) с глубинами до 6,4 км. Северную часть хребта пересекает самый мощный разлом Оуэн, по которому северный отрезок хребта испытал смещение на 250 км к северу. Далее на запад рифтовая зона продолжается в Аденском заливе и на северо-северо-западе в Красном море. Здесь рифтовая зона сложена карбонатными отложениями с вулканическими пеплами. В рифтовой зоне Красного моря обнаружены толщи эвапоритов и металлоносных илов, связанные с мощными горячими (до 70 °C) и очень солёными (до 350 ) ювенильными водами[5].

В юго-западном направлении от тройного соединения простирается Центральноиндийский хребет, имеющий хорошо выраженную рифтовую и фланговые зоны, заканчивающийся на юге вулканическим плато Амстердам с вулканическими островами Сен-Поль и Амстердам. От этого плато на восток-юго-восток простирается Австрало-Антарктическое поднятие, имеющее вид широкого, слаборасчленённого свода. В восточной части поднятие расчленено серией меридиональных разломов на ряд сегментов, смещенных относительно друг друга в меридиональном направлении[5].

Африканский сегмент океана

Подводная окраина Африки имеет узкий шельф и чётко выраженный материковый склон с окраинными плато и материковым подножием. На юге Африканский континент образует выдвинутые на юг выступы: банку Агульяс, Мозамбикский и Мадагаскарский хребты, сложенные земной корой материкового типа. Материковое подножие образует расширяющийся к югу вдоль побережья Сомали и Кении наклонную равнину, которая продолжается в Мозамбикском проливе и окаймляет Мадагаскар с востока. По востоку сектора проходит Маскаренский хребет, в северной части которого находятся Сейшельские острова[5].

Поверхность ложа океана в секторе, особенно вдоль срединно-океанических хребтов, расчленена многочисленными грядами и ложбинами, связанными с зонами разломов субмеридионального направления. Встречается много подводных вулканических гор, большинство из которых надстроено коралловыми надстройками в виде атоллов и подводных коралловых рифов. Между горными поднятиями находятся котловины ложа океана с холмистым и горным рельефом: Агульяс, Мозамбикская, Мадагаскарская, Маскаренская и Сомалийская. В Сомалийской и Маскаренской котловинах сформированы обширные плоские абиссальные равнины, куда поступает значительный объём терригенного и биогенного осадочного материала. В Мозамбикской котловине располагается подводная долина реки Замбези с системой конусов выноса[5].

Индо-Австралийский сегмент океана

Индо-Австралийский сегмент занимает половину площади Индийского океана. На западе в меридиональном направлении проходит Мальдивский хребет, на вершинной поверхности которого расположены острова Лаккадивские, Мальдивские и Чагос. Хребет сложен корой континентального типа. Вдоль побережья Аравии и Индостана протянулись очень узкий шельф, узкий и крутой материковый склон и очень широкое материковое подножие, в основном образованное двумя гигантскими конусами выноса мутьевых потоков рек Инд и Ганг. Эти две реки выносят в океан по 400 миллионов тонн обломочного материала. Индский конус далеко выдвинут в пределы Аравийской котловины. И только южная часть этой котловины занята плоской асбиссальной равниной с отдельными подводными горами[5][10].

Почти точно по 90° в. д. на 4000 км с севера на юг протягивается глыбовый океанический Восточно-Индийский хребет. Между Мальдивским и Восточно-Индийским хребтами расположена Центральная котловина — самая крупная котловина Индийского океана. Её северную часть занимает Бенгальский конус выноса (от реки Ганг), к южной границе которого примыкает абиссальная равнина. В центральной части котловины расположен небольшой хребет Ланка и подводная гора Афанасия Никитина. К востоку от Восточно-Индийского хребта располагаются Кокосовая и Западно-Австралийская котловины, разделённые глыбовым субширотно ориентированным Кокосовым поднятием с островами Кокосовыми и Рождества. В северной части Кокосовой котловины имеется плоская абиссальная равнина. С юга она ограничена Западно-Австралийским поднятием, круто обрывающимся к югу и полого погружающимся под дно котловины к северу. С юга Западно-Австралийское поднятие ограничено крутым уступом, связанным с зоной разломов Диамантина. В зоне раломов сочетаются глубокие и узкие грабены (наиболее значительные — Обь и Диаматина) и многочисленные узкие горсты[5].

Переходная область Индийского океана представлена Андаманским жёлобом и глубоководным Зондским жёлобом, к которому приурочена максимальная глубина Индийского океана (7209 м). Внешним хребтом Зондской островной дуги являются подводный Ментавайский хребет и его продолжение в виде Андаманских и Никобарских островов[5].

Подводная окраина Австралийского материка

Северная часть австралийского континента окаймлена широким Сахульским шельфом со множеством коралловых построек. К югу этот шельф сужается и вновь расширяется у побережья южной Австралии. Материковый склон сложен краевыми плато (наиболее крупные из них — плато Эксмут и Натуралистов). В западной части Западно-Австралийской котловины располагаются поднятия Зенит, Кювье и другие, которые являются кусками континентальной структуры. Между южной подводной окраиной Австралии и Австрало-Антарктическим поднятием расположена небольшая Южно-Австралийская котловина, представляющая собой плоскую абиссальную равнину[5].

Антарктический сегмент океана

Антарктический сегмент ограничен Западно-Индийским и Центральноиндийским хребтами, а с юга — берегами Антарктиды. Под воздействием тектонических и гляциологических факторов шельф Антарктиды переуглублён. Широкий материковый склон прорезают крупные и широкие каньоны, по которым осуществляется сток переохлаждённых вод с шельфа в абиссальные впадины. Материковое подножие Антарктиды отличается широкой и значительной (до 1,5 км) мощностью рыхлых отложений[5].

Крупнейший выступ Антарктического материка — Кергеленское плато, а также вулканическое поднятие островов Принс-Эдуард и Крозе, которые делят Антарктический сектор на три котловины. На западе располагается Африканско-Антарктическая котловина, которая наполовину располагается в Атлантическом океане. Большая часть её дна — плоская абиссальная равнина. Расположенная севернее котловина Крозе отличается крупнохолмистым рельефом дна. Австрало-Антарктическая котловина, лежащая к востоку от Кергелена, в южной части занята плоской равниной, а в северной — абиссаотными холмами[5].

Донные отложения

В Индийском океане преобладают известковые фораминиферово-кокколитовые отложения, занимающие более половины площади дна. Широкое развитие биогенных (в том числе коралловых) известковых отложений объясняется положением большой части Индийского океана в пределах тропических и экваториальных поясов, а также относительно небольшой глубиной океанических котловин. Многочисленные горные поднятия также благоприятны для образования известковых осадков. В глубоководных частях некоторых котловин (например, Центральной, Западно-Австралийской) залегают глубоководные красные глины. В экваториальном поясе характерны радиоляриевые илы. В южной холодной части океана, где условия для развития диатомовой флоры особенно благоприятны, представлены кремнистые диатомовые отложения. У антарктического берега отлагаются айсберговые осадки. На дне Индийского океана значительное распространение получили железомарганцевые конкреции, приуроченные главным образом к областям отложения красных глин и радиоляриевых илов[5].

Климат

В данном регионе выделяются четыре климатических пояса, вытянутые вдоль параллелей. Под влиянием Азиатского континента в северной части Индийского океана устанавливается муссонный климат с частыми циклонами, перемещающимися в направлении побережий. Высокое атмосферное давление над Азией зимой вызывает образование северо-восточного муссона. Летом он сменяется влажным юго-западным муссоном, несущим воздух из южных районов океана. Во время летнего муссона часто бывает ветер силой более 7 баллов (с повторяемостью 40 %). Летом температура над океаном составляет 28—32 °C, зимой понижается до 18—22 °C[11].

В южных тропиках господствует юго-восточный пассат, который в зимнее время не распространяется севернее 10°с.ш. Средняя годовая температура достигает 25 °C. В зоне 40—45°ю.ш. В течение всего года характерен западный перенос воздушных масс, особенно силен в умеренных широтах, где повторяемость штормовой погоды составляет 30—40 %. В средней части океана штормовая погода связана с тропическими ураганами. Зимой они могут возникать и в южной тропической зоне. Чаще всего ураганы возникают в западной части океана (до 8 раз в год), в районах Мадагаскара и Маскаренских островов. В субтропических и умеренных широтах летом температура достигает 10—22 °C, а зимой — 6—17 °C. От 45 градусов и южнее характерны сильные ветры. Зимой температура здесь колеблется от −16 °C до 6 °C, а летом — от −4 °C до 10 °C[11].

Максимальное количество осадков (2,5 тысячи мм) приурочено к восточной области экваториальной зоны. Здесь же отмечается повышенная облачность (более 5 баллов). Наименьшее количество осадков наблюдается в тропических районах южного полушария, особенно в восточной части. В северном полушарии большую часть года ясная погода характерна для Аравийского моря. Максимум облачности наблюдается в антарктических водах[11].

Циркуляция поверхностных вод

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

В северной части океана наблюдается сезонная смена течений, вызванная муссонной циркуляцией. Зимой устанавливается Северо-восточное муссонное течение, начинающееся в Бенгальском заливе. Южнее 10° с. ш. это течение переходит в Западное течение, пересекающее океан от Никобарских островов до берегов Восточной Африки. Далее оно разветвляется: одна ветвь идёт на север в Красное море, другая — на юг до 10° ю. ш. и, повернув на восток, даёт начало Экваториальному противотечению. Последнее пересекает океан и у берегов Суматры вновь разделяется на часть, уходящую в Андаманское море и основную ветвь, которая между Малыми Зондскими островами и Австралией направляется в Тихий океан. Летом юго-западный муссон обеспечивает перемещение всей массы поверхностных вод на восток, и Экваториальное противотечение исчезает. Летнее муссонное течение начинается у берегов Африки мощным Сомалийским течением, к которому в районе Аденского залива присоединяется течение из Красного моря. В Бенгальском заливе летнее муссонное течение разделяется на северное и южное, которое вливается в Южное Пассатное течение[11].

В южном полушарии течения носят постоянный характер, без сезонных колебаний. Возбуждаемое пассатами Южное Пассатное течение пересекает океан с востока на запад к Мадагаскару. Оно усиливается в зимнее (для южного полушария) время, за счёт дополнительного питания водами Тихого океана, поступающих вдоль северного берега Австралии. У Мадагаскара Южное Пассатное течение разветвляется, давая начало Экваториальному противотечению, Мозамбикскому и Мадагаскарскому течениям. Сливаясь юго-западнее Мадагаскара, они образуют тёплое течение Агульяс. Южная часть этого течения уходит в Атлантический океан, а часть вливается в течение Западных ветров. На подходе к Австралии от последнего отходит на север холодное Западно-Австралийское течение. В Аравийском море, Бенгальском и Большом Австралийском заливах и в приантарктических водах действуют местные круговороты[11].

Для северной части Индийского океана характерно преобладание полусуточного прилива. Амплитуды прилива в открытом океане невелики и в среднем составляют 1 м. В антарктической и субантарктической зонах амплитуда приливов уменьшается с востока на запад от 1,6 м до 0,5 м, а вблизи берегов возрастают до 2—4 м. Максимальные амплитуды отмечаются между островами, в мелководных заливах. В Бенгальском заливе величина прилива 4,2—5,2 м, вблизи Мумбаи — 5,7 м, у Янгона — 7 м, у северо-западной Австралии — 6 м, а в порту Дарвин — 8 м. В остальных районах амплитуда приливов порядка 1—3 м[10].

Водный баланс Индийского океана (по данным «Атласа океанов». 1980 год)[2].
Приход Количество воды
в тыс. км³
в год
Расход Количество воды
в тыс. км³
в год
Из Атлантического океана через разрез АфрикаАнтарктида (20° в. д.) с течением Западных Ветров (Антарктическим циркумполярным течением) 4976 В Атлантическоий океан через разрез Африка — Антарктида (20° в. д.) с Прибрежным антарктическим течением, глубинными и придонными водами 1692
Из Тихого океана через проливы индонезийских морей 67 В Тихий океан через разрез Австралия — Антарктида (147° в. д.) с течением Западных Ветров (Антарктическим циркумполярным течением) 5370
Из Тихого океана океана через разрез Австралия — Антарктида (147° в. д.) с Прибрежным антарктическим течением, глубинными и придонными водами 2019 Испарение 108
Осадки 100
Речной сток 6
Подземный сток 1
Поступление от таяния антарктических льдов 1
Всего 7170 Всего 7170

Температура, солёность воды

В экваториальной зоне Индийского океана круглый год температура поверхностных вод около 28 °C как в западной, так и восточной частях океана. В Красном и Аравийском морях зимняя температура снижается до 20—25 °C, но летом в Красном море устанавливаются максимальные температуры для всего Индийского океана — до 30—31 °C. Высокие зимние температуры воды (до 29 °C) характерны для берегов северо-западной Австралии. В южном полушарии в тех же широтах в восточной части океана температура воды зимой и летом на 1—2° ниже, чем в западной. Температура воды ниже 0 °C в летнее время отмечается к югу от 60° ю. ш. Лёдообразование в этих районах начинается в апреле и толщина припая к концу зимы достигает 1—1,5 м. Таяние начинается в декабре—январе, и к марту происходит полное очищение вод от припайных льдов. В южной части Индийского океана распространены айсберги, заходящие иногда севернее 40° ю. ш.[11]

Максимальная солёность поверхностных вод наблюдается в Персидском заливе и Красном море, где она достигает 40—41 . Высокая солёность (более 36 ‰) также наблюдается в южном тропическом поясе, особенно в восточных районах, а в северном полушарии также в Аравийском море. В соседнем Бенгальском заливе за счёт опресняющего влияния стока Ганга с Брахмапутрой и Иравади солёность снижается до 30—34 ‰. Повышенная солёность соотносится с зонами максимального испарения и наименьшего количества атмосферных осадков. Пониженная солёность (менее 34 ‰) характерна для приантарктических вод, где сказывается сильное опресняющее действие талых ледниковых вод. Сезонное различие солёности значительно только в антарктической и экваториальной зонах. Зимой опресненные воды из северо-восточной части океана переносятся муссонным течением, образуя язык пониженной солёности вдоль 5° с. ш. Летом этот язык исчезает. В арктических водах в зимнее время солёность несколько повышается за счёт осолонения вод в процессе лёдообразования. От поверхности ко дну океана солёность убывает. Придонные воды от экватора до арктических широт имеют солёность 34,7—34,8 ‰[11].

Водные массы

Воды Индийского океана разделяются на несколько водных масс. В части океана севернее 40° ю. ш. выделяют центральную и экваториальную поверхностные и подповерхностные водные массы и подстилающую их (глубже 1000 м) глубинную. На север до 15—20° ю. ш. распространяется центральная водная масса. Температура меняется с глубиной от 20—25 °C до 7—8 °C, солёность 34,6—35,5 ‰. Поверхностные слои севернее 10—15° ю. ш. составляют экваториальную водную массу с температурой 4—18 °C и солёностью 34,9—35,3 ‰. Эта водная масса отличается значительными скоростями горизонтального и вертикального перемещения. В южной части океана выделяются субантарктическая (температура 5—15 °C, солёность до 34 ‰) и антарктическая (температура от 0 до −1 °C, солёность из-за таяния льдов понижается до 32 ‰). Глубинные водные массы разделяют на: очень холодные циркуляционные, образующиеся путём опускания арктических водных масс и притока циркуляционных вод из Атлантического океана; южноиндийские, формирующиеся в результате опускания субарктических поверхностных вод; североиндийские, образующиеся плотными водами, вытекающими из Красного моря и Оманского залива. Глубже 3,5—4 тысяч м распространены донные водные массы, формирующиеся из антарктических переохлаждённых и плотных солёных вод Красного моря и Персидского залива[11].

Флора и фауна

Флора и фауна Индийского океана необычайно разнообразны. Тропическая область выделяется богатством планктона. Особенно обильна одноклеточная водоросль триходесмиум (цианобактерии), из-за которой поверхностный слой воды сильно мутнеет и меняет свою окраску. Планктон Индийского океана отличает большое число светящихся ночью организмов: перидиней, некоторых видов медуз, гребневиков, оболочников. Обильно встречаются ярко окрашенные сифонофоры, в том числе ядовитые физалии. В умеренных и арктических водах главными представителями планктона являются копеподы, эуфаузиды и диатомеи. Наиболее многочисленными рыбами Индийского океана являются корифены, тунцы, нототениевые и разнообразные акулы. Из пресмыкающихся имеются несколько видов гигантских морских черепах, морские змеи, из млекопитающих — китообразные (беззубые и синие киты, кашалоты, дельфины), тюлени, морские слоны. Большинство китообразных обитают в умеренных и приполярных областях, где благодаря интенсивному перемешиванию вод возникают благоприятные условия для развития планктонных организмов[11]. Птицы представлены альбатросами и фрегатами, а также несколькими видами пингвинов, населяющими побережья Южной Африки, Антарктиды и острова, лежащие в умеренном поясе океана[12].

Растительный мир Индийского океана представлен бурыми (саргассовые, турбинарии) и зелёными водорослями (каулерпа). Пышно развиваются также известковые водоросли литотамния и халимеда, которые участвуют вместе с кораллами в сооружении рифовых построек. В процессе деятельности рифообразующих организмов создаются коралловые платформы, достигающие иногда ширины в несколько километров. Типичным для прибрежной зоны Индийского океана является фитоценоз, образуемый мангровыми зарослями. Особенно такие заросли характерны для устьев рек и занимают значительные площади в Юго-Восточной Африке, на западном Мадагаскаре, в Юго-Восточной Азии и других районах. Для умеренных и приантарктических вод наиболее характерны красные и бурые водоросли, главным образом из групп фукусовых и ламинариевых, порфира, гелидиум. В приполярных областях южного полушария встречаются гигантские макроцистисы[10][11].

Зообентос представлен разнообразными моллюсками, известковыми и кремневыми губками, иглокожими (морские ежи, морские звёзды, офиуры, голотурии), многочисленными ракообразными, гидроидами, мшанками. В тропической зоне широко распространены коралловые полипы[11].

Мангровые заросли на юге Индии Эсмеральда, старейшая гигантская черепаха, живущая на Сейшельских островах Маврикийский кольчатый попугай Коралловый риф у Мальдивских островов

Экологические проблемы

Хозяйственная деятельность человека в Индийском океане привела к загрязнению его вод и к сокращению биоразнообразия. В начале XX века некоторые виды китов оказались почти полностью истреблёнными, другие — кашалоты и сейвалы — ещё сохранились, но их количество сильно сократилось[11]. С сезона 1985—1986 годов Международной комиссией по промыслу китов был введён полный мораторий на коммерческий китобойный промысел любых видов. В июне 2010 года на 62-м заседании Международной Китобойной Комиссии под давлением Японии, Исландии и Дании мораторий не был продлён[13]. Символом вымирания и исчезновения видов стал Маврикийский дронт, уничтоженный к 1651 году на острове Маврикий. После того как он вымер, у людей впервые сформировалось мнение, что они могут вызвать вымирание и других животных[14].

Большую опасность в океане представляет загрязнение вод нефтью и нефтепродуктами (основными загрязнителями), некоторыми тяжёлыми металлами и отходами атомной промышленности. Через океан пролегают маршруты нефтетанкеров, транспортирующих нефть из стран Персидского залива. Любая крупная авария может привести к экологической катастрофе и гибели множества животных, птиц и растений[15].

Государства Индийского океана

Государства вдоль границ Индийского океана (по часовой стрелке): Южно-Африканская Республика, Мозамбик, Танзания, Кения, Сомали, Джибути, Эритрея, Судан, Египет, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, Объединённые Арабские Эмираты, Катар, Кувейт, Ирак, Иран, Пакистан, Индия, Бангладеш, Мьянма, Таиланд, Малайзия, Индонезия, Восточный Тимор, Австралия. В Индийском океане расположены островные государства и владения государств не входящих в регион: Бахрейн, Британская территория в Индийском океане (Великобритания), Коморские Острова, Маврикий, Мадагаскар, Майотта (Франция), Мальдивы, Реюньон (Франция), Сейшельские Острова, Французские Южные и Антарктические территории (Франция), Шри-Ланка.

История исследования

Берега Индийского океана — один из районов расселения древнейших народов и возникновения первых речных цивилизаций. В глубокой древности суда типа джонок и катамаранов использовались людьми для плавания под парусом, при попутных муссонах из Индии в Восточную Африку и обратно. Египтяне за 3500 лет до нашей эры вели оживлённую морскую торговлю со странами Аравийского полуострова, Индией и Восточной Африкой. Страны Месопотамии за 3000 лет до нашей эры совершали морские походы в Аравию и Индию. С VI века до нашей эры финикийцы, по свидетельству греческого историка Геродота, совершали морские походы из Красного моря по Индийскому океану в Индию и вокруг Африки. В VI—V веках до нашей эры персидские купцы вели морскую торговлю от устья реки Инд вдоль восточного побережья Африки. По окончании индийского похода Александра Македонского в 325 году до нашей эры греки огромным флотом с пятитысячной командой в тяжёлых штормовых условиях совершили многомесячное плавание между устьями рек Инда и Евфрата. Византийские купцы в IV—VI веках проникали на востоке в Индию, а на юге — в Эфиопию и Аравию[16]. Начиная с VII века арабские мореходы начали интенсивное исследование Индийского океана. Они отлично изучили побережье Восточной Африки, Западной и Восточной Индии, островов Сокотра, Ява и Цейлон, посещали Лаккадивские и Мальдивские острова, острова Сулавеси, Тимор и другие[17].

В конце XIII века венецианский путешественник Марко Поло на обратном пути из Китая прошёл через Индийский океан от Малаккского до Ормузского пролива, посетив Суматру, Индию, Цейлон. Путешествие было описано в «Книге о разнообразии мира», которая оказала значительное влияние на мореплавателей, картографов, писателей Средневековья в Европе[18]. Китайские джонки совершали походы вдоль азиатских берегов Индийского океана и достигали Восточных берегов Африки (например, семь путешествий Чжэн Хэ в 1405—1433 годах). Экспедиция под управлением португальского мореплавателя Васко да Гама, обогнув Африку с юга, пройдя вдоль восточного берега континента в 1498 году, достигла Индии. В 1642 году голландская торговая Ост-Индская компания организовала экспедицию из двух кораблей под командованием капитана Тасмана. В результате этой экспедиции была исследована центральная часть Индийского океана и было доказано, что Австралия — материк. В 1772 году британская экспедиция под командованием Джеймса Кука проникла на юг Индийского океана до 71° ю. ш., при этом был получен обширный научный материал по гидрометеорологии и океанографии[16].

С 1872 по 1876 годы проходила первая научная океаническая экспедиция на английском парусно-паровом корвете «Челленджер»[19], были получены новые данные о составе вод океана, о растительном и животном мирах, о рельефе дна и грунтах, составлена первая карта глубин океана и собрана первая коллекция глубоководных животных. Кругосветная экспедиция на российском парусно-винтовом корвете «Витязь» 1886—1889 годов под руководством учёного-океанографа С. О. Макарова провела масштабную исследовательскую работу в Индийском океане[20]. Большой вклад в исследование Индийского океана внесли океанографические экспедиции на немецких судах «Валькирия» (1898—1899) и «Гаусс» (1901—1903), на английском судне «Дисковери II» (1930—1951), советском экспедиционном судне «Обь» (1956—1958) и другие. В 1960—1965 под эгидой Межправительственной океанографической экспедицией при ЮНЕСКО была проведена международная Индоокеанская экспедиция. Она была самой крупной из всех экспедиций, когда-либо работавших в Индийском океане. Программа океанографических работ охватывала наблюдениями почти весь океан, чему способствовало участие в исследованиях ученых около 20 стран. В их числе: советские и зарубежные учёные на исследовательских судах «Витязь», «А. И. Воейков», «Ю. М. Шокальский», немагнитной шхуне «Заря» (СССР), «Наталь» (ЮАР), «Диамантина» (Австралия), «Кистна» и «Варуна» (Индия), «Зулфиквар» (Пакистан). В результате были собраны новые ценные данные по гидрологии, гидрохимии, метеорологии, геологии, геофизике и биологии Индийского океана[21]. C 1972 года на американском судне «Гломар Челленджер» проводились регулярные глубоководные бурения, работы по изучению перемещения водных масс на больших глубинах, биологические исследования[22].

В последние десятилетия проводились многочисленные измерения океана с помощью космических спутников. Результатом явился выпущенный в 1994 году Американским Национальным Центром геофизических данных батиметрический атлас океанов с разрешением карт 3—4 км и точностью глубины ±100 м[23].

В 2014 году в южной части Индийского океана проводились масштабные поисковые работы в связи с катастрофой пассажирского самолёта Боинг-777 авиакомпании Malaysia Airlines. В районах поисков было проведено подробное картографирование морского дна, в результате чего были открыты новые подводные горы, хребты и вулканы.[24]

Экономическое значение

Рыболовство и морские промыслы

Значение Индийского океана для мирового рыболовного промысла невелико: уловы здесь составляют лишь 5 % от общего объёма. Главные промысловые рыбы здешних вод — тунец, сардина, камса, несколько видов акул, барракуды и скаты; ловят здесь также креветок, омаров и лангустов[12]. Ещё недавно интенсивный в южных районах океана китобойный промысел быстро свёртывается, из-за почти полного истребления некоторых видов китов[11]. На северо-западном берегу Австралии, в Шри-Ланка и на Бахрейнских островах добываются жемчуг и перламутр[12].

Транспортные пути

Важнейшими транспортными путями Индийского океана являются маршруты из Персидского залива в Европу, Северную Америку, Японию и Китай, а также из Аденского залива в Индию, Индонезию, Австралию, Японию и Китай. Основные судоходные проливы Индийского пролива: Мозамбикский, Баб-эль-Мандебский, Ормузский, Зондский. Индийский океан соединяется искусственным Суэцким каналом со Средиземным морем Атлантического океана. В Суэцком канале и Красном море сходятся и расходятся все главнейшие грузопотоки Индийского океана. Крупные порты: Дурбан, Мапуту (вывоз: руда, уголь, хлопок, минеральное сырьё, нефть, асбест, чай, сахар-сырец, орехи кешью, ввоз: машины и оборудование, промышленные товары, продовольствие), Дар-эс-Салам (вывоз: хлопок, кофе, сизаль, алмазы, золото, нефтепродукты, орех кешью, гвоздика, чай, мясо, кожа, ввоз: промышленные товары, продовольствие, химикаты), Джидда, Салала, Дубай, Бендер-Аббас, Басра (вывоз: нефть, зерно, соль, финики, хлопок, кожа, ввоз: машины, лес, текстиль, сахар, чай), Карачи (вывоз: хлопок, ткани, шерсть, кожа, обувь, ковры, рис, рыба, ввоз: уголь, кокс, нефтепродукты, минеральные удобрения, оборудование, металлы, зерно, продовольствие, бумага, джут, чай, сахар), Мумбаи (вывоз: марганцевая и железная руды, нефтепродукты, сахар, шерсть, кожа, хлопок, ткани, ввоз: нефть, уголь, чугун, оборудование, зерно, химикалии, промышленные товары), Коломбо, Ченнаи (железная руда, уголь, гранит, удобрения, нефтепродукты, контейнеры, автомобили), Калькутта (вывоз: уголь, железная и медная руды, чай, ввоз: промышленные товары, зерно, продовольствие, оборудование), Читтагонг (одежда, джут, кожа, чай, химические вещества), Янгон (вывоз: рис, твёрдая древесина, цветные металлы, жмых, бобовые, каучук, драгоценные камни, ввоз: уголь, машины, продовольствие, ткани), Перт-Фримантл (вывоз: руды, глинозём, уголь, кокс, каустическая сода, фосфорное сырьё, ввоз: нефть, оборудование)[25][26].

Порт Мумбаи, Индия Яхта султана Омана, порт Маскат (Оман) Суэцкий канал Сейшельский международный аэропорт

Полезные ископаемые

Важнейшими полезными ископаемыми Индийского океана являются нефть и природный газ. Их месторождения имеются на шельфах Персидского и Суэцкого заливов, в проливе Басса, на шельфе полуострова Индостан. На побережьях Индии, Мозамбика, Танзании, ЮАР, островов Мадагаскар и Шри-Ланка эксплуатируются ильменит, монацит, рутил, титанит и цирконий. У берегов Индии и Австралии имеются залежи барита и фосфорита, а в шельфовых зонах Индонезии, Таиланда и Малайзии в промышленных масштабах эксплуатируются месторождения касситерита и ильменита[10].

Рекреационные ресурсы

Основные рекреационные зоны Индийского океана: Красное море, западное побережье Таиланда, острова Малайзии и Индонезии, остров Шри-Ланка, район прибрежных городских агломераций Индии, восточное побережье острова Мадагаскар, Сейшельские и Мальдивские острова[27]. Среди стран Индийского океана с наибольшим потоком туристов (по данным на 2010 год Всемирной туристской организации) выделяются: Малайзия (25 миллионов посещений в год), Таиланд (16 миллионов), Египет (14 миллионов), Саудовская Аравия (11 миллионов), Южная Африка (8 миллионов), Арабские Эмираты (7 миллионов), Индонезия (7 миллионов), Австралия (6 миллионов), Индия (6 миллионов), Катар (1,6 миллиона), Оман (1,5 миллиона)[28].

Напишите отзыв о статье "Индийский океан"

Примечания

  1. Географический атлас. — М.: ГУГК, 1982. — С. 206. — 238 с. — 227 000 экз.
  2. 1 2 3 4 5 6 Атлас океанов. Термины, понятия, справочные таблицы. — М.: ГУНК МО СССР, 1980. — С. 84—119.
  3. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/6369/Зондский Зондский жёлоб] — статья из Географической энциклопедии.
  4. Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь. — 2-е изд., стереотип.. — М.: Русские словари, Астрель, АСТ, 2001. — С. 75—76.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А. М. Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 527—530.
  6. Большая Российская энциклопедия. Т. 11. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2008. — С. 228.
  7. Ушаков С.А., Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли. — М.: Мысль, 1984. — С. 142—191.
  8. Ушаков С.А., Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли. — М.: Мысль, 1984. — С. 10—15.
  9. [http://cynami.com/cunami-2004-goda.html Землетрясение в Индийском океане в 2004 году. Данные цунами]. Цунами.ком. Проверено 20 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdmJrTi Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  10. 1 2 3 4 Каплин П. А., Леонтьев О. К., Лукьянова С. А., Никифоров Л. Г. Берега. — М.: Мысль, 1991. — С. 284—295.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А.М.Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 530—535.
  12. 1 2 3 [http://gatchina3000.ru/great-soviet-encyclopedia/bse/054/213.htm Брокгауз-Ефрон и Большая Советская Энциклопедия объединенный словник]. gatchina3000.ru. Проверено 6 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdvmMB8 Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  13. [http://www.buenolatina.ru/news.php?id=251 Япония, Исландия и Дания продолжат убивать китов]. BuenoLatina. Проверено 18 мая 2012. [http://www.webcitation.org/67yAcuo2l Архивировано из первоисточника 27 мая 2012].
  14. [http://www.4ygeca.com/dront.html Дронт]. 4ygeca.com. Проверено 18 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdnjHhz Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  15. [http://asonov.com/vokrug-sveta/vokrug-sveta/indijskij-okean-mezhdu-indiej-i-antarktikoj.html Индийский океан, Между Индией и Антарктикой]. Web Design. Проверено 14 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdpfJrh Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  16. 1 2 Серебряков В. В. География морских путей. — М.: Транспорт, 1981. — С. 7—30.
  17. [http://www.seapeace.ru/oceanology/science/713.html Освоение арабскими мореходами Индийского океана]. Мир океана. Проверено 6 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdqrZD0 Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  18. [http://www.igras.ru/index.php?r=21&id=197 Путешествия Марко Поло]. Институт географии РАН. Проверено 20 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cdsFA5L Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  19. [http://www.oceanographers.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=49&Itemid=52 Челленджер]. Океанология. Океанография - изучение, проблемы и ресурсы мирового океана. Проверено 8 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67m6LVMGV Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  20. [http://www.oceanographers.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1010&Itemid=141 Исследования Мирового океана в 19 в.]. Океанология. Океанография - изучение, проблемы и ресурсы мирового океана. Проверено 8 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67m6MRujc Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  21. [http://geoman.ru/books/item/f00/s00/z0000051/st005.shtml Работы в Индийском океане]. GeoMan.ru: Библиотека по географии. Проверено 14 июня 2012. [http://www.webcitation.org/68cduDYsH Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  22. [http://www.seapeace.ru/oceanology/science/712.html «Гломар Челленджер» и проект глубоководного бурения]. Мир океана. Проверено 8 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67m6PjJhf Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  23. [http://www.oceanographers.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1538&Itemid=263 3.5 Батиметрические карты и базы данных]. Океанология. Океанография - изучение, проблемы и ресурсы мирового океана. Проверено 8 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67m6Z0DFo Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  24. [http://www.gazeta.ru/science/2014/09/29_a_6239461.shtml Газета. Ру — «Альпы выглядели бы как предгорья». В поисках малайзийского Boeing 777 ученые нашли подводные вулканы и высокие хребты.]
    [http://www.bbc.com/news/science-environment-28900565 BBC News: MH370 search faces tough next phase] (англ.)
    [http://www.jacc.gov.au/media/maps/index.aspx Карты дна океана в районах поисков] (англ.)
  25. Серебряков В. В. География морских путей. — М.: Транспорт, 1981. — С. 69—187.
  26. [http://aapa.files.cms-plus.com/Statistics/WORLD%20PORT%20RANKINGS%2020081.pdf WORLD PORT RANKING - 2008]. Проверено 23 июля 2012. [http://www.webcitation.org/69eaEND3Y Архивировано из первоисточника 4 августа 2012].
  27. [http://www.orsha.by/?page_id=54 Рекреационные ресурсы]. Страны и континенты. Проверено 18 мая 2012. [http://www.webcitation.org/67m6eF8P7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  28. [http://mkt.unwto.org/sites/all/files/docpdf/unwtohighlights11enlr_1.pdf UNWTO World Tourism Barometer. 2011 edition]. Всемирная туристская организация ЮНВТО. Проверено 18 мая 2012. [http://www.webcitation.org/67ukiubXk Архивировано из первоисточника 25 мая 2012].

Литература

  • Атлас океанов. Термины, понятия, справочные таблицы. — М.: ГУНК МО СССР, 1980.
  • Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А.М.Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988.
  • Нейман В.Г., Бурков В.А., Щербинин А.Д. [http://www.rfbr.ru/rffi/ru/books/o_235 Динамика вод Индийского океана]. — М.: Научный мир, 1995. — С. 223. — ISBN 5-89176-023-1.

Ссылки

  • [http://indian-ocean.in Информация о Индийском океане] (недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://indian-ocean.in/ история], [//web.archive.org/web/20130816084352/http://indian-ocean.in/ копия])
  • [http://dapper.pmel.noaa.gov/dchart/index.html?map=-11.25,73.125&z=2 NOAA In-situ Ocean Data Viewer] (недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://dapper.pmel.noaa.gov/dchart/index.html?map=-11.25,73.125&z=2 история])
  • [http://www.indianoceanhistory.org/ The Indian Ocean in World History: Educational Website]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Индийский океан

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...