Иннокентий III

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иннокентий III
лат. Innocentius PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иннокентий III</td></tr>
176-й папа римский
8 января 1198 — 16 июля 1216
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Целестин III
Преемник: Гонорий III
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Лотарио Конти, граф Сеньи, граф Лаваньи
Оригинал имени
при рождении:
итал. Lotario dei Conti di Segni
Рождение: ок. 1161
Гавиньяно, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Перуджа, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Инноке́нтий III (лат. Innocentius PP. III, в миру — Лотарио Конти, граф Сеньи, граф Лаваньи, итал. Lotario dei Conti di Segni; ок. 116116 июля 1216) — папа римский с 8 января 1198 по 16 июля 1216 года.









Ранние годы

Лотарио родился в Италии в Гавиньяно, недалеко от Ананьи. Его отцом был граф Тразимондо, член знаменитого дома Конти, который дал Риму девять пап, в том числе Григория IX, Александра IV и Иннокентия XIII. Лотарио приходился племянником папе Клименту III. Его мать, Кларисия Скотти, тоже происходила из знатной римской семьи.[1].

Лотарио получил первоначальное образование в Риме, вероятно, в бенедиктинском аббатстве Святого Андрея [2]. Он изучал богословие в Парижском университете и право в Болонском [3]. Вскоре после смерти папы Александра III (30 августа 1181) Лотарио вернулся в Рим и занимал различные церковные должности в течение правления Луция III, Урбана III, Григория VIII и Климента III. Последний в сентябре 1190 года[4] назначил его кардиналом.

Как кардинал Лотарио написал работу "De Miseria Humanae conditionis" ("К нищете человеческой") [5]. Работа была очень популярна на протяжении веков и сохранилась в более чем 700 рукописях [6].

Избрание

8 января 1198 года умер папа Целестин III. Перед смертью он призвал коллегию кардиналов избрать Джованни Колонна его преемником, однако кардиналы не прислушались и в тот же день избрали на папский престол Лотарио де Конти. Он принял тиару с неохотой и стал папой Иннокентием III. В то время ему было всего тридцать семь лет [7].

Восстановление значения папского престола

Получив полномочия, Иннокентий приступил к реализации своих взглядов на роль папского престола. Захват Иерусалима мусульманами в 1187 году он охарактеризовал как божественное возмездие за моральные слабости христианских князей. Он также был намерен защитить то, что назвал "свободой Церкви" от посягательств со стороны светских властей. Это понятие обозначало, среди прочего, что князья не должны быть вовлечены в избрание епископов, и оно должно быть сосредоточено в руках папы и его "Patrimonium" - Папского государства. Владениям папы угрожали Гогенштауфены - германские короли, которые позиционировали себя как преемников римских императоров. Император Священной Римской империи Генрих VI к этому времени объединил Германию, Италию и Сицилию под своей рукой, что делало позиции "Patrimonium" чрезвычайно уязвимыми [7].

Ранняя смерть Генриха VI оставила его 4-летнего сына Фридриха II в статусе короля. Вдова Генриха VI Констанция Сицилийская правила Сицилией от имени своего маленького сына, пока он не должен был достигнуть совершеннолетия. Констанция не желала передавать Сицилию во власть немцев, что было близко Иннокентию III. Перед своё смертью в 1198 году она назначила Иннокентия опекуном Фридриха. В обмен Иннокентий добился восстановления папских прав на Сицилии, от которых отказался незадолго до этого папа Адриан IV. Папа короновал молодого Фридриха II в качестве короля Сицилии в ноябре 1198 года. Он также способствовал его женитьбе на вдове короля Венгрии Имре в 1209 году [7].

В 1209 году Франциск Ассизский привел своих первых последователей в Рим, чтобы получить разрешение от папы Иннокентия III основать новый религиозный орден [8]. После прибытия в Рим братья встретились с епископом Гвидо Ассизским, который имел связи с Джованни ди Сан-Паоло, кардинал-епископом Сабины. Кардинал, бывший духовником папы Иннокентия III, проникся симпатией к Франциску и согласился представить его папе. Иннокентий неохотно согласился встретиться с Франциском и его братьями на следующий день. После нескольких дней раздумий папа согласился признать последователей Франциска орденом [9]. Это было важно тем, что признание ордена со стороны церковной власти защитило его от возможных обвинений в ереси, как это произошло с вальденсами ранее. Хотя папа Иннокентий первоначально испытывал сомнения, якобы во сне он увидел Франциска, державшего в руках Латеранскую базилику, и это сподвигло его одобрить орден францисканцев. Это произошло, как считается, 16 апреля 1210 года. Франциск и его первые последователи - "Малые Братья" - отказывались от имущества и проповедовали на улицах сначала городов Умбрии, а затем и по всей Италии.

Вскоре после избрания подчинил римский муниципалитет власти папы (префект стал папским чиновником)

Участие в европейской политике

Во время правления папы Иннокентия III папство было на вершине своих полномочий. Он считался самым могущественным человеком в Европе в то время [10].

Являясь с 1198 года опекуном унаследовавшего сицилийский престол Фридриха II Швабского, папа временно подчинил себе Сицилийское королевство. Из-за малолетства Фридриха в империи началась смута: сторонники Гогенштауфенов избрали королём брата Генриха, Филиппа Швабского, а сторонник Вельфов - Оттона Брауншвейгского. Король Франции Филипп II Август поддержал требования Филиппа, в то время как король Ричард I Львиное Сердце - своего племянника Оттона [11].

Папа Иннокентий был полон решимости предотвратить дальнейшее объединение Сицилии и Священной Римской империи под властью одного монарха [12] и воспользовался возможностью расширить своё влияние. В 1201 году папа открыто поддержал Оттона IV. Пользуясь смутой в империи, папа добился расширения Папской области до наибольшего объёма за счёт присоединения земель, ранее принадлежавших империи (но не перечисленных в даре Карла Великого): Анконы (Марка), герцогства Сполето (Умбрия), Радикофано, временно Романьи. Однако Болонью и Пентаполь он удержать не смог [13].

В мае 1202 года Иннокентий издал указ "Venerabilem", в котором обратился к герцогу Церингену. В нем папа завил, что империя должна опираться на папский престол. Этот указ, который стал знаменитым и был впоследствии записан в "Corpus Juris Canonici" [14], содержал следующие основные пункты:

  • Немецкие князья имеют право избирать короля, который впоследствии станет императором. Это право предоставлено им Апостольским Престолом, когда он передал символы императорского достоинства от греков к немцам в лице Карла Великого.
  • Право исследовать и решать, является ли кандидат в короли достойными короны, принадлежит папе, который должен его помазать на царство, освятить и короновать.
  • Если папа считает, что король, который был избран князьями, недостоин королевского достоинства, князья должны избрать нового короля, или, если они отказываются, папа сам передаст королевское достоинство другому кандидату.
  • В случае споров о результатах выборов папа должен убедить князей прийти к соглашению. Если после должного времени для переговоров они не достигли соглашения, князья должны попросить папу быть арбитром, в противном случае, он должен по собственной воле и в силу своей должности принять решение в пользу одного из претендентов [7].

Несмотря на папскую поддержку, Оттон не мог одолеть своего соперника Филиппа, пока последний не был убит в междоусобице. В 1209 году папа короновал Оттона императором Священной Римской империи. После этого Оттон отказался от своих прежних обещаний и нацелился на восстановление императорской власти в Италии и даже Сицилии. В ноябре 1210 года папа отлучил Оттона IV от Церкви за то, что тот занял Романью и решил напасть на Неаполитанское королевство. В 1212 году папа назначил императором его противника Фридриха, короля Неаполитанского, но не короновал его.

Конфликт был решен в битве при Бувине 27 июля 1214 года, в которой встречались войска Оттона и Иоанна Безземельного против Филиппа II Августа. Оттон был разбит французами и вскоре потерял всякое влияние. Он умер 19 мая 1218 года, оставив Фридриха II бесспорным императором. Между тем, Иоанн Безземельный был вынужден признать папу в качестве своего феодала и утвердить Стефана Лэнгтона архиепископом Кентерберийским [15].

Когда Фридрих II явился в Рим принять корону, папа отказался его короновать, опасаясь его могущества и надеясь изгнать его из Италии, как перед тем Оттона. Возмущенный Фридрих двинулся в Германию и победил Оттона. Но Иннокентий III к тому времени скончался.[16]

Покровительствовал созданию в 1198 году в Палестине Тевтонского ордена и оказывал поддержку его первому Великому МагиструГенриху Вальпоту. В целях распространения влияния в Восточной Европе Иннокентий III в 1202 году санкционировал основание Ордена меченосцев. В 1215 году он организовал крестовый поход немецких рыцарей против пруссов.

В 1204 Иннокентий III безуспешно предлагал Роману Мстиславовичу Волынскому и Галицкому королевскую корону.

В 1212 году состоялся полулегендарный крестовый поход детей.

Файл:Joao sem terra assina carta Magna.jpg
Иоанн Английский подписывает "Magna Carta" (1902)

Взаимоотношения папы и Англии были сложными. После того, как папа наложил на Англию интердикт (1208) и низложил английского короля Иоанна Безземельного (1209), тот в 1213 году полностью покорился папе. Папа запретил Франции войну против Англии, на что французский король Филипп II Август заявил: «Папе нет дела до того, что происходит между королями». За это папа наложил интердикт и на Францию. Иоанн Безземельный добился от папы признания «великой хартии вольностей» (Magna Charta) (1215) недействительной и отлучения баронов от Церкви.

Вассалами папы признали себя также царь Болгарии (1204) и короли Арагона и Португалии.

Борьба с катарами

Файл:Albigensian Crusade 01.jpg
Иннокентий III благословляет Альбигойский крестовый поход против катаров

Иннокентий III был энергичным противником ереси и провел несколько кампаний против неё. В начале своего понтификата он сосредоточился на альбигойцах, также известных как катары, - секте, которая приобрела множество сторонников на юго-востоке Франции, в том числе графов Тулузы. Катары отвергали авторитет и учение католической церкви.

В 1199 году Иннокентий III осудил проповеди ересиархов. Два цистерцианских монаха были направлены оспаривать учение катаров и восстановить папскую власть.

Убийство Пьера де Кастельно - легата Иннокентия - в 1208 году, как полагают, друзьями графа Раймунда Тулузского, заставило Иннокентия перейти от слов к делу [17]. Иннокентий потребовал от короля Филиппа II Августа уничтожить альбигойцев. Под руководством Симона де Монфора был начат военный поход - Альбигойский крестовый поход - который привел к убийству примерно 20 тысяч человек [18]. Поход был направлено не только против еретиков, но и против знати Тулузы и вассалов короны Арагона. Король Педро II Арагонский принимал непосредственное участие в конфликте и был убит в ходе битвы при Мюре в 1213 году. Конфликт завершился подписанием Парижского договора 1229 года, в котором была согласована интеграция территории Окситании в состав Французского королевства. Военные действия прекратились в 1255 году.

Параллельно с боевыми действиями католические священнослужители начали пропаганду, направленную на очернение катаров, обвиняя их в разврате и содомии, так как было опасение, что население Прованса и Северной Италии будет сочувствовать жертвам крестового похода [19].

Файл:Burning of the Waldensians.jpg
Сожжение еретиков.
.

Четвертый крестовый поход

Иннокентий издал указ о начале Четвертого крестового похода в 1198 года, задумав вернуть контроль над Святой Землей. Подготовке этого похода была посвящена большая часть его понтификата. В отличие от предшественников, Иннокентий III проявил личное участие в организации похода, а не просто агитировал к этому светских лидеров [20].

Первым шагом Иннокентия III в организации крестового похода была отправка миссионеров во все католические государства. Иннокентий III послал Петра Капуанского к королям Франции и Англии с подробными инструкциями, чтобы убедить их урегулировать свои разногласия. В результате в 1199 году Иннокентий добился перемирия на пять лет между двумя странами. Для руководства армией Иннокентий направил свои письма рыцарям и дворянам Европы. Многие феодалы ответили на призыв папы, в том числе два возможных лидера армии, Тибо Шампанский и Бонифаций I Монферратский. При этом в Англии и Германии призывы папы не возымели эффекта. По этой причине Четвертый крестовый поход стал, главным образом, французской инициативой [21].

Четвертый крестовый поход был дорогим делом. Иннокентий III решил начать сбор средств, что не делал никто из его предшественников. Он заставил весь клир под его руководством дать 1/40 своих доходов в поддержку крестового похода. Это был первый случай введения прямого налога на духовных лиц. Папа столкнулся с многочисленными трудностями со сбором этого налога, в том числе коррупцией своих должностных лиц и пренебрежением со стороны своих подчиненных в Англии. Он продолжал свои попытки собрать средства для крестового похода, отправив послов к королю Иоанну Безземельному и королю Филиппу Августу. Оба обещали внести свой вклад - 1/40 доходов. Иоанн также заявил, что налог будет собираться по всей Англии. Другим источником средств для крестового похода были сами крестоносцы. Иннокентий заявил, что те, кто принял обет стать крестоносцем, но не мог его выполнить, мог быть освобожден от клятвы после внесения денежного взноса [18][22].

Первоначально местом высадки крестоносцев был избран Египет. Для перевозки армий было заключено соглашение между французскими крестоносцами и венецианцами. Венецианцы должны были поставить суда и продовольствие взамен денежной выплаты в 85 000 марок [23]. Иннокентий дал своё одобрение этому соглашению при соблюдении двух условий. Во-первых, представитель папы должен был сопровождать крестовый поход, во-вторых, нападение на христиан было строго запрещено. Французам не удалось привлечь достаточно средств для оплаты услуг венецианцев. В результате крестоносцам пришлось выполнить требование венецианцев и осадить конкурирующий с Венецией христианский торговый город Зара. Эти действия были предприняты без согласия Иннокентия III, который угрожал отлучением всем, кто принял участие в атаке. Большинство французов проигнорировали угрозу, напали на Зару, и были отлучены папой, но вскоре прощены, чтобы они могли продолжить крестовый поход. Повторением ситуации стало взятие крестоносцами Константинополя, столицы Византийской империи, в 1204 году: об этом папа узнал, лишь когда город уже был захвачен [24].

Иннокентий рассматривал захват Константинополя как способ воссоединить западную и восточную церкви. Его целью было вернуть греческую (восточную) церковь к обычаям латинской (западной). Однако это не удалось из-за существенных различий между двумя церквями, а также эффекта, произведенного на восточных христиан резней мирного населения Константинополя. Крестовый поход также положил начало Латинской империи, просуществовавшей в течение последующих шестидесяти лет [25].

Четвертый Латеранский собор

15 ноября 1215 года Иннокентий открыл Латеранский XII Вселенский Собор, который принял много важных решений. По его итогам было составлено семьдесят реформаторских указов. Среди прочего, собор установил создать школы и повысить подготовку духовенства. Он запретил духовенству участвовать в судебных ордалиях [26]. Фактически это привело к исчезновению ордалий из практики судопроизводства. Наконец, на этом соборе духовенство законодательно закрепило недопустимость подчинения христиан евреям. Канон 69 запретил евреям служить в государственных учреждениях, так как это давало им возможность "выразить свой гнев против христиан" [27]. Канон 69 установил, что евреи распяли Христа, и поэтому было бы "слишком абсурдным, чтобы хулитель Христа осуществлял власть над христианами" [28], а значит, евреи не должны назначаться на государственные должности.

Смерть и наследие

Файл:Innocent III bas-relief in the U.S. House of Representatives chamber.jpg
Барельеф Иннокентия III, как одного из 23 великих законодателей прошлого. Палата представителей США, Вашингтон.

Совет постановил начать пятый крестовый поход в 1217 году под непосредственным руководством Церкви. После Собора, весной 1216 года, Иннокентий переехал в северную Италию, чтобы примирить морские города Пиза и Генуя — вернуть в лоно церкви отлученных при Целестине III пизанцев и заключить пакт с Генуей [29].

Однако 16 июля 1216 года Иннокентий III внезапно умер в Перудже [7]. Он был похоронен в соборе Перуджи, пока папа Лев XIII не перенес его прах в Латеранский дворец в декабре 1891 года.

Душа Иннокентия III, как верили, попала в чистилище. Святая Лутгарда из монастыря в Брабанте заявила, что ей явился дух, охваченный пламенем, и сказал ей: "Я папа Иннокентий". Он рассказал, что попал в чистилище из-за трех ошибок, которые он совершил в жизни, и просил Лутгарду прийти к нему на помощь, сказав: «Увы! Это ужасно; и продлится в течение многих столетий, если вы не придете мне на помощь". В этот момент он исчез, а Лутгарда немедленно сообщила сестрам о том, что она видела [30].

Напишите отзыв о статье "Иннокентий III"

Примечания

  1. Jane Sayers, 'Innocent III: Leader of Europe 1199-1216' London 1994, p.16
  2. Jane Sayers, 'Innocent III: Leader of Europe 1199-1216' London 1994, p.17
  3. Jane Sayers, 'Innocent III: Leader of Europe 1199-1216' London 1994, p.21
  4. [http://www.fiu.edu/~mirandas/consistories-xii.htm#ClementIII The Cardinals of the Holy Roman Church — Cardinals of the 12th Century]
  5. Innocentius III, Pope, 1160 or ... [http://openlibrary.org/books/OL21246851M/On_the_misery_of_the_human_condition_De_miseria_humane_conditions Open Library]. Open Library. Проверено 23 августа 2012. John C. Moore, "De Miseria Humanae Conditionis: A Speculum curiae? Catholic Historical Review 67 (1981), 553-564.
  6. [http://www.textmanuscripts.com/descriptions_manuscripts/description_246.pdf LOTARIO DEI CONTI DEI SEGNI [POPE INNOCENT III], De miseria humanae conditionis [On the Misery of Human Condition] In Latin, manuscript on parchment likely Italy, c. 1250]. LES ENLUMINURES, LTD (2006). Проверено 13 января 2011.
  7. 1 2 3 4 5 [http://www.newadvent.org/cathen/08013a.htm Catholic Encyclopedia: Pope Innocent III]. Newadvent.org (1 октября 1910).
  8. Chesterton (1924), pp. 107–108
  9. Galli(2002), pp. 74–80
  10. “Civilization in the West,” Kishlansky, Geary, O’Brien, Volume A to 1500, Seventh Edition, pg. 278
  11. Comyn, pg. 275
  12. Schulman, Jana, The rise of the medieval world, 500–1300, Greenwood, 2002, pg. 329
  13. Comyn, pg. 277
  14. [http://www.newadvent.org Home]. New Advent. Проверено 17 февраля 2010.
  15. Powell, James M. Innocent III: Vicar of Christ or Lord of the World? Washington: Catholic University of American Press, 2nd ed., 1994. ISBN 0-8132-0783-5
  16. Макиавелли. История Флоренции
  17. The Perfect Heresy by Stephen O'Shea
  18. 1 2 Cheney Christopher R. Innocent III and England. — Stuttgart: Anton Hiersemann, 1976.
  19. [http://www.bogomilism.eu/Studies/Bugger%20case.html Bogomilism Study].
  20. Packard Sidney Raymond. Europe and the Church under Innocent III. — New York: H. Holt, 1927.
  21. Clayton Joseph. Pope Innocent III and His Times. — Milwauke: Bruce Pub., 1941.
  22. Migne Jacques Paul. Patrologia Latina. Vol. 214-217. — Paris: S.I., 1849–1855.
  23. Villhardouin Geoffrey De. Memoirs or Chronicle of the Fourth Crusade and The Conquest of Constantinople, trans. Frank T. Marzials. — London: J.M. Dent, 1908.
  24. Elliott-Binns Leonard. Innocent III. — Hamden, Conn: Archon, 1931.
  25. Roscher Helmut. Papst Innocenz III. Und Die Kreuzzuge. — Gottingen: Vandenhoeck U. Ruprecht, 1969.
  26. Устинова, 2009.
  27. [http://www.fordham.edu/halsall/basis/lateran4.html Medieval Sourcebook: Twelfth Ecumenical Council: Lateran IV 1215]. Fordham.edu. Проверено 17 февраля 2010.
  28. [http://www.ewtn.com/library/councils/lateran4.htm#67 Lateran 4 - 1215]
  29. [http://sthweb.bu.edu/archives School of Theology]. Sthweb.bu.edu (2 сентября 2009). Проверено 17 февраля 2010. (недоступная ссылка)
  30. Schouppe, Fr. F.X., Purgatory. TAN, 2005

Литература

  • [http://www.fordham.edu/halsall/source/1204inn3-PhilAug-Jews.html] [http://www.fordham.edu/halsall/source/inn3-jews.html] [http://www.fordham.edu/halsall/source/in3-constjews.html] [http://www.fordham.edu/halsall/source/1204Jewslave.html] — указы Иннокентия III о евреях
  • Устинова А. А. [http://cyberleninka.ru/article/n/iv-lateranskiy-sobor-1215-goda-i-programma-borby-s-albigoyskoy-eresyu IV Латеранский собор 1215 года и программа борьбы с альбигойской ересью] // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена : журнал. — 2009. — № 111. — С. 45—50.
  • Sayers, Jane. Innocent III: Leader of Europe, 1198–1216. London, 1994.
  • Moore, John C. Pope Innocent III (1160/61-1216): To Root Up and to Plant. Leiden/Boston: Brill, 2003; Notre Dame IN: U. of N.D. Press, 2009 (pb, lacking illustrations).
  • Lavergne, Félix Jr. (1993). The Glory of Christendom. Christendom Press.
  • Rendina, Claudio (1983). I papi — Storia e segreti. Rome: Newton Compton.
  • Barraclough, Geoffrey (1968). The Medieval Papacy. London: Thames and Hudson.
  • Chesterton, Gilbert Keith (1924). St. Francis of Assisi (14 ed.). Garden City, New York: Image Books.
  • Powell, James M., Innocent III: Vicar of Christ or Lord of the World? 2nd ed.(Washington: Catholic University of American Press, 1994).
  • Andrea Sommerlechner (ed), Innocenzo III: Urbs et Orbis. Atti del Congresso Internazionale, Roma, 9–15 settembre 1998. 2 vols. (Rome, 2003).
  • Schouppe, Fr. F.X., Purgatory (TAN, 2005).
  • Rainer Murauer and Andrea Sommerlechner (hg), Die Register Innocenz' III. Pontifikatsjahr, 1207/1208: Texte und Indices (Wien, Verlag de Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 2007) (Publikationen des historischen Instituts beim Österreichischen Kulturforum in Rom, II. Abteilung: Quellen, 1. Reih: Die Register Innocenz' III, Band 10).

Ссылки

  • [http://century12-14th.ru/innocent/innocent.shtml Корреспонденция Иннокентия III]. Восток-Запад: Великое противостояние(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://century12-14th.ru/innocent/innocent.shtml история]). — Параллельный перевод писем папы, имеющих отношение к четвёртому крестовому походу. Проверено 29 октября 2009. [http://web.archive.org/20110210030441/century12-14th.ru/innocent/innocent.shtml Архивировано из первоисточника 10 февраля 2011].
  • [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/288633/Innocent-III Иннокентий III] (англ.). Encyclopædia Britannica. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uApHMci Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  • [http://www.newadvent.org/cathen/08013a.htm Иннокентий III] (англ.). Catholic Encyclopedia. Проверено 23 февраля 2012. [http://www.webcitation.org/67uAprczz Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иннокентий III

Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!
Я не была уверенна, увидит ли он то же самое, что видели мы, но это была моя единственная надежда как-то его «очухать» и таким образом заставить хоть самую малость протрезветь.
По тому, как его глаза вдруг полезли на лоб, оказалось – увидел… В ужасе шарахнувшись в угол, он не мог отвезти взгляд от своих «симпатичных» гостей и, не в состоянии вымолвить ни слова, только показывал на них дрожащей рукой. Его мелко трясло, и я поняла, что если ничего не сделать, у бедного человека начнётся настоящий нервный припадок.
Я попробовала мысленно обратиться к этим странными монстроподобными существам, но ничего путного из этого не получилось; они лишь зловеще «рычали», отмахиваясь от меня своими когтистыми лапами, и не оборачиваясь, послали мне прямо в грудь очень болезненный энергетический удар. И тут же, один из них «отклеился» от Артура и, присмотрев, как он думал, самую лёгкую добычу, прыгнул прямо на Вэсту… Девчушка от неожиданности дико завизжала, но – надо отдать должное её храбрости – тут же начала отбиваться, что было сил. Они оба, и он и она, были такими же бестелесными сущностями, поэтому прекрасно друг друга «понимали» и могли свободно наносить друг другу энергетические удары. И надо было видеть, с каким азартом эта бесстрашная малышка кинулась в бой!.. От бедного съёжившегося «монстра» только искры сыпались от её бурных ударов, а мы, трое наблюдавших, к своему стыду так остолбенели, что не сразу среагировали, чтобы хотя бы как-то ей помочь. И как раз в тот же момент, Вэста стала похожа на полностью выжатый золотистый комок и, став совершенно прозрачной, куда-то исчезла. Я поняла, что она отдала все свои детские силёнки, пытаясь защититься, и вот теперь ей не хватило их, чтобы просто выдерживать с нами контакт… Кристина растерянно озиралась вокруг – видимо её дочь не имела привычки так просто исчезать, оставляя её одну. Я тоже осмотрелась вокруг и тут… увидела самое потрясённое лицо, которое когда-либо видела в своей жизни и тогда, и все последующие долгие годы... Артур стоял в настоящем шоке и смотрел прямо на свою жену!.. Видимо слишком большая доза алкоголя, огромный стресс, и все последующие эмоции, на какое-то мгновение открыли «дверь» между нашими разными мирами и он увидел свою умершую Кристину, такую же красивую и такую же «настоящую», какой он знал её всегда… Никакими словами невозможно было бы описать выражения их глаз!.. Они не говорили, хотя, как я поняла, Артур вероятнее всего мог её слышать. Думаю, в тот момент он просто не мог говорить, но в его глазах было всё – и дикая, душившая его столько времени боль; и оглушившее его своей неожиданностью, безграничное счастье; и мольба, и ещё столько всего, что не нашлось бы никаких слов, чтобы попытаться всё это рассказать!..
Он протянул к ней руки, ещё не понимая, что уже никогда не сможет её больше в этом мире обнять, да и вряд ли он в тот момент понимал что-то вообще... Он просто опять её видел, что само по себе уже было совершенно невероятно!.. А всё остальное не имело сейчас для него никакого значения... Но тут появилась Вэста. Она удивлённо уставилась на отца и, вдруг всё поняв, душераздирающе закричала:
– Папа! Папулечка… Папочка!!! – и бросилась ему на шею… Вернее – попыталась броситься… Потому что она, так же, как и её мать, уже не могла физически соприкасаться с ним в этом мире больше никогда.
– Лисёнок… малышка моя… радость моя… – повторял, всё ещё хватая пустоту, отец. – Не уходи, только пожалуйста не уходи!...
Он буквально «захлёбывался» слишком сильными для его изболевшегося сердца эмоциями. И тут я испугалась, что это нежданное, почти что нечеловеческое счастье может его просто-напросто убить... Но обстановку (очень вовремя!) разрядили всеми забытые, но не забывшие никого, шипящие и взбесившиеся «монстры»… К своему стыду, «загипнотизированная» красотой встречи, я начисто про них забыла!.. Теперь же, изменив свою «тактику» и уже не нападая больше на отца, они сочли более удобным утолить свой вечный «голод» и насытиться жизненной силой ребёнка – маленькой Вэсты… Артур в полной панике размахивал руками, пытаясь защитить свою дочь, но естественно был не в состоянии никому навредить. Ситуация полностью уходила из под контроля и слишком быстро начинала принимать весьма нежелательный для меня оборот. Надо было как можно скорее избавиться от всей этой клыкастой-когтистой-шипящей жути, да ещё так, чтобы она не смогла больше вернуться к этому бедному человеку уже никогда...
– Думай, думай, думай!.. – чуть ли не в слух кричала я себе.
И вдруг, как в яркой вспышке, я очень чётко увидела «картинку» своего светящегося слепящим зелёным цветом тела, и своих старых «звёздных друзей», которые, улыбаясь, показывали на этот зелёный свет... Видимо каким-то образом моему «паникующему» мозгу удалось их откуда-то призвать, и теперь они пытались мне по-своему «подсказать», что я должна делать. Долго не думая, я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, пробуя мысленно призвать давно забытое ощущение… И буквально через долю секунды вся «вспыхнула» тем же самым изумительно ярким зелёным светом, который только что видела на показанной друзьями «картинке». Моё тело сияло так сильно, что освещало почти что всю комнату, вместе с кишащими в ней мерзкими существами. Я не была уверенна, что делать дальше, но чувствовала, что должна направить этот «свет» (или точнее, энергию) на всех тех извивающихся «ужастиков», чтобы как можно скорее заставить их исчезнуть из нашего поля зрения, а также, из и без них достаточно сложной, жизни Артура. Комната вспыхнула зелёным, и я почувствовала как из моих ладоней вырвался очень «густой» зелёный луч и направился прямиком в цель… Тут же послышался дикий визг, перешедший в настоящий «потусторонний» вой… Я почти уже успела обрадоваться, что наконец-то будет всё хорошо и они прямо сейчас исчезнут навсегда, но, как оказалось, до «счастливого конца» пока ещё было чуточку далековато… Существа судорожно цеплялись когтями и лапами за всё ещё машущего руками «папу» и отбивающуюся от них малышку, и пока что явно не собирались сдаваться. Я поняла, что второй «атаки» Вэста уже не выдержит, и тем же самым потеряет свой единственный шанс последний раз поговорить со своим отцом. А вот этого, как раз-то, я допустить никак не могла. Тогда я ещё раз собралась и, что было сил, «швырнула» зелёные лучи теперь уже на всех «монстров» одновременно. Что-то звонко хлопнуло… и наступила полная тишина.
Наконец-то все монстроподобные страшилища куда-то исчезли, и мы могли позволить себе свободно вздохнуть...
Это была моя первая, совсем ещё «детская» война с настоящими нижнеастральными существами. И не могу сказать, что она была очень приятной или, что я совершенно не испугалась. Это теперь, когда мы живём в буквально «заваленном» компьютерными играми двадцать первом веке, мы ко всему привыкли и почти что полностью перестали удивляться какой-либо жути… И даже маленькие дети, полностью освоившись в мире вампиров, оборотней, убийц и насильников, сами точно также в восторге убивают, режут, пожирают и стреляют, всего лишь для того, чтобы «пройти на следующий уровень» какой-то им полюбившейся компьютерной игры… И наверное, появись у них в тот момент в комнате какой-нибудь настоящий страшенный монстр – они даже и не подумали бы испугаться, а не задумываясь, спокойно свалили бы всё на, так хорошо знакомые им, спецэффекты, голографию, перемещение во времени, и т.д., несмотря на то, что того же самого «перемещения во времени» или других любимых ими «эффектов» ещё никому из них в реальности пока что не удалось пережить.
И те же самые дети гордо чувствуют себя «бесстрашными героями» своих любимых, жестоких игр, хотя вряд ли бы эти герои себя бы так же «геройски» повели, увидь они в реальности любого ЖИВОГО нижнеастрального монстра…
Но, вернёмся в нашу, теперь уже «очищенную» от всей когтисто-клыкастой грязи, комнату…
Понемногу я пришла в себя и опять уже была в состоянии общаться со своими новыми знакомыми.
Артур сидел окаменевший в своём кресле и теперь уже ошарашено глядел на меня.
Весь алкоголь из него за это время выветрился, и теперь на меня смотрел очень приятный, но безумно несчастный молодой человек.
– Кто ты?.. Ты тоже ангел? – очень тихо спросил он.
Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать.
Меня это чем-то насторожило.
– Почему – «тоже»?– озадачено спросила я.
– Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур.
Тут меня осенила очень неприятная догадка...
– А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я.
– Откуда знаешь?.. – очень удивился он.
– Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я.