Иннокентий V

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иннокентий V
лат. Innocentius PP. V<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иннокентий V</td></tr>
185-й папа римский
21 января 1276 — 22 июня 1276
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Григорий X
Преемник: Адриан V
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Пьер де Тарантез
Оригинал имени
при рождении:
фр. Pierre de Tarentaise
Рождение: ок. 1225
Шампань-эн-Вануаз, близ Ла-Саль, Савойя
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Инноке́нтий V (лат. Innocentius PP. V, в миру — Пьер де Тарантез или Пьетро де Тарантасиа, фр. Pierre de Tarentaise; ок. 122522 июня 1276) — папа римский с 21 января по 22 июня 1276 года.





Биография

Пьетро де Тарентезе родился между 1224 и 1225 годами в небольшом городке Шампань-эн-Вануаз, в долине Тарантез в Савойе. По версии французских историков, он мог родиться на итальянской стороне Альп, в деревне Экур, принадлежащей муниципалитету Ла-Саль (Валле-д'Аоста) [1]. В шестнадцать лет присоединился к монашескому ордену доминиканцев в Лионском монастыре. В 1255 году он был отправлен в Парижский университет, где получил звание магистра богословия в 1259 году. Позже Пьетро стал профессором университета и получил титул "Doctor famosissimus" - "Самый известный доктор". В 1272 г. он был назначен архиепископом Лиона, а уже в 1274 г. кардинал-епископом Остии [2].

Файл:InnocenzoV.jpg
Иннокентий V

Пьетро участвовал в работе Второго Лионского собора и был избран папой 21 января 1276 года после смерти Григория X, чьим близким советником он являлся. Пьетро взял имя Иннокентий V.

Иннокентий придерживался миролюбивой политики, славился мудростью и благочестием. Он пытался примирить гвельфов с гибеллинами, города Пизу и Луку, Рудольфа Габсбурга и Карла Анжуйского. На пути в Рим новый папа встретился в Витербо между 7 и 12 февраля с Карлом Анжуйским [3], который в последующие дни был им утвержден в должности сенатора Рима и викария Тосканы, в то время как, по совету Карла, отложил коронацию Рудольфа Габсбурга до возвращения им Романьи [4].

От предшественников ему досталась идея организации нового крестового похода, чтобы освободить Святую Землю. В этом контексте следует рассматривать и его усилия по воссоединению с Церковью Византии и контакты с Михаилом VIII Палеологом. В этих обстоятельствах Иннокентий неожиданно скончался в Риме 22 июня 1276 года, спустя всего пять месяцев понтификата. Некоторое время спустя, во время понтификата Иоанна XXI, его останки были похоронены в Латеранской базилике. Его могила была разрушена, и останки утрачены во время сильного землетрясения, которое произошло в XVIII веке.

Иннокентий является автором ряда трактатов по богословию, философии и церковному праву.

Иннокентий V был причислен к лику блаженных Папой Львом XIII 14 марта 1898 года, день памяти — 22 июня.

Напишите отзыв о статье "Иннокентий V"

Примечания

  1. Jean Prieur, Hyacinte Vulliez: Saints et saintes de Savoie, Edit. Le Vieil, Annecy, 1999, pagg.87-88.
  2. Salvador Miranda: The cardinals of the Holy Roman Church, 2010, on-line su: http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1273.htm . L'opera del Miranda costituisce una vera miniera sia per le notizie che per la corposa bibliografia.
  3. Cesare Pinzi: Storia della Città di Viterbo, tip,Camera dei deputati, Roma, 1889, lib,VII, pag.330.
  4. Ferdinand Gregorovius: Storia della Città di Roma nel Medioevo, Einaudi,Torino, 1973, pag.1371.

Литература

  • Paolo Vian, Innocenzo V, beato in Enciclopedia dei Papi, Treccani.it on-line, 2000.
  • Salvador Miranda, The Cardinals of the Holy Roman Church, on-line, 2010.
  • Ferdinand Gregorovius, Storia della Città di Roma nel Medioevo, 1973, Torino, Einaudi.
  • Cesare Pinzi, Storia della Città di Viterbo, 1887-1889, Roma, Tip. Camera dei Deputati.

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иннокентий V

Я впервые нарочно назвала его по имени, желая обозлить. Я и правда была почти что ребёнком во всём, что касалось зла, и всё ещё не представляла, на что был по-настоящему способен этот хищный, но, к сожалению, очень умный человек.
– Ну что ж, Вы решили, мадонна. Пеняйте на себя.
Его слуга резко взял меня под руку и подтолкнул к узкому коридору. Я решила, что это конец, что именно сейчас Караффа отдаст меня палачам...
Мы спустились глубоко в низ, проходя множество маленьких, тяжёлых дверей, за которыми звучали крики и стоны, и я ещё сильнее уверилась в том, что, видимо, пришёл-таки наконец-то и мой час. Я не знала, насколько смогу выдержать пытку, и какой сильной она может быть. Мне никогда никто не доставлял физической боли, и было очень сложно судить, насколько я могу быть в этом сильна. Всю свою короткую жизнь я жила окружённой любовью родных и друзей, и даже не представляла, насколько злой и жестокой будет моя судьба... Я, как и множество моих друзей – ведуний и ведунов – не могла увидеть свою судьбу. Наверное, это было от нас закрыто, чтобы мы не пытались изменить свою жизнь. А возможно, ещё и потому, что мы так же, как все остальные, имели своим долгом прожить то, что нам было суждено, не пытаясь уйти раньше, видя какой-нибудь ужас, предназначенный почему-то нашей суровой судьбой...
И вот пришёл день, когда у меня не оставалось выбора. Вернее, выбор был. И я выбрала это сама. Теперь оставалось лишь выдержать то, что предстоит, и каким-то образом выстоять, сумев не сломаться...
Караффа наконец-то остановился перед одной из дверей, и мы вошли. Холодный, леденящий душу ужас сковал меня с головы до ног!.. Это был настоящий Ад, если такой мог существовать на Земле! Это торжествовало зверство, не поддающееся пониманию нормального человека... У меня почти что остановилось сердце.
Вся комната была залита человеческой кровью... Люди висели, сидели, лежали на ужасающих пыточных «инструментах», значения которых я даже не в состоянии была себе представить. Несколько, совершенно спокойных, измазанных кровью человек, не спеша занимались своей «работой», не испытывая при этом, видимо, никакой жалости, никаких угрызений совести, ни каких-либо малейших человеческих чувств... В комнате пахло палёным мясом, кровью и смертью. Полуживые люди стонали, плакали, кричали... а у некоторых уже не оставалось сил даже кричать. Они просто хрипели, не отзываясь на пытки, будто тряпичные куклы, которых судьба милостиво лишила каких-либо чувств...
Меня изнутри взорвало! Я даже на мгновение забыла, что очень скоро стану одной из них... Вся моя бушующая сила вдруг выплеснулась наружу, и... пыточная комната перестала существовать... Остались только голые, залитые кровью стены и страшные, леденящие душу «инструменты» пыток... Все находившиеся там люди – и палачи и их жертвы – бесследно исчезли.
Караффа стоял бледный, как сама смерть, и смотрел на меня, не отрываясь, пронизывая своими жуткими чёрными глазами, в которых плескалась злоба, осуждение, удивление, и даже какой-то странный, необъяснимый восторг... Он хранил гробовое молчание. И всю его внутреннюю борьбу отражало только лицо. Сам он был неподвижным, точно статуя... Он что-то решал.
Мне было искренне жаль, ушедших в «другую жизнь», так зверски замученных, и наверняка невиновных, людей. Но я была абсолютно уверена в том, что для них моё неожиданное вмешательство явилось избавлением от всех ужасающих, бесчеловечных мук. Я видела, как уходили в другую жизнь их чистые, светлые души, и в моём застывшем сердце плакала печаль... Это был первый раз за долгие годы моей сложной «ведьминой практики», когда я отняла драгоценную человеческую жизнь... И оставалось только надеяться, что там, в том другом, чистом и ласковом мире, они обретут покой.