Иннокентий X

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Иннокентий X
Innocentius PP. X<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иннокентий X</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Знаменитый портрет кисти Диего Веласкеса</td></tr>

236-й папа римский
15 сентября 1644 года — 7 января 1655 года
Избрание: 15 сентября 1644 года
Интронизация: 4 октября 1644 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Урбан VIII
Преемник: Александр VII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Джамбаттиста Памфили
Оригинал имени
при рождении:
Giambattista Pamphili
Рождение: 6 мая 1574(1574-05-06)
Рим, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 25 января 1627 года
Кардинал с: 30 августа 1627 года in pectore
19 ноября 1629 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Инноке́нтий X (лат. Innocentius PP. X, в миру Джамбаттиста Памфили, итал. Giambattista Pamphili; 6 мая 1574 — 7 января 1655) — папа римский с 15 сентября 1644 по 7 января 1655 года.







Ранние годы

Джамбаттиста Памфили родился 6 мая 1574 года в Риме в семье из Губбио, находившейся в дальнем родстве с Борджа [1]. Приходился пра-пра-правнуком папе Александру VI.

Изучал право и работал на разных должностях в Римской курии. Папа Григорий XV (1621-1623) послал его в качестве нунция ко двору Неаполитанского королевства. Урбан VIII отправил его сопровождать своего племянника Франческо Барберини во Францию, а затем — в Испанию [2]. 19 января 1626 года был назначен Римским папой Урбаном VIII титулярным патриархом Антиохии. 25 января 1626 года был рукоположен в епископа. На должности антиохийского патриарха находился до 30 января 1626 года[3].

30 мая 1626 года[3] был назначен Святым Престолом апостольским нунцием при дворе Филиппа IV Испанского (1621-1665). Такое положение при испанском дворе сделало его приверженцем испанской политики, что отразилось на его будущем понтификате. В 1629 году Памфили был назначен кардиналом.

Избрание

Файл:Pamphili giovanni Battista.jpg
Кардинал Памфили

Конклав 1644 года, созванный для избрания преемника Урбана VIII, был долгим и бурным и продолжался с 9 августа по 15 сентября. Французская фракция среди кардиналов во главе с племянниками Урбана возражали против испанского кандидата, который был врагом кардинала Мазарини. Они представили свою кандидатуру (Джулио Чезаре Сакетти), но не смогли добиться его избрания и согласились с Памфили как компромиссным кандидатом [4]. Мазарини пожелал наложить вето на избрание Памфили, но письмо об этом пришло слишком поздно, и выборы были завершены [5].

Папство

Иннокентий Х правил церковью совместно со своим непотом, Камилло Памфили, получившим кардинальскую шапку вскоре после избрания его дяди на папский престол. Большую роль при папском дворе играла и мать кардинала-непота Олимпия Майдалькини, прозванная «папессой». Она решала порой важнейшие вопросы политики апостольской столицы.

В доктринальной сфере получил известность декрет Иннокентия X 1653 года, осуждавший янсенизм — религиозное направление, получившее популярность тогда во Франции [6].

Отношения с Францией

Вскоре после своего избрания Иннокентий X инициировал судебный иск против Барберини за хищение государственных средств. Братья Франческо, Антонио и Таддео Барберини бежали в Париж, где нашли могущественного покровителя в лице кардинала Мазарини [7]. Иннокентий X конфисковал их имущество и 19 февраля 1646 года постановил, что все кардиналы, покидавшие Папскую область без согласия папы, лишались имущества и сана. Французский парламент не признал этого распоряжения, но ни Иннокентий X, ни Мазарини не были готовы к открытому конфликту. Вскоре папская политика по отношению к Франции стала более дружелюбной, а несколько позже Барберини были реабилитированы, более того, сын Таддео Барберини, Маффео, женился на Олимпии Джустиниани, племяннице Иннокентия X.

Отношения с Пармой

В 1648 году папа осудил заключение Вестфальского мира, который положил конец Тридцатилетней войне. С целью расширения территории папского государства Иннокентий Х предпринял военный поход против маленького княжества Кастро, которое принадлежало семье Фарнезе. Город был захвачен, дома и церкви в нём разрушены, а земля, на которой он находился, присоединена к папским владениям [8].

Английская революция

Во время Английской революции (1642-1649) Иннокентий X решительно поддерживал независимую католическую Конфедерацию Ирландия, несмотря на возражения Мазарини и бывшей английской королевы, Генриетты Марии, изгнанной в Париж. Папа послал в качестве нунция в Ирландию Джованни Баттиста Ринуччини, архиепископа Фермо, который прибыл в Килкенни с большой партией оружия, военного снаряжения, в том числе 20 000 фунтов пороха, и не очень крупной суммой денег [9].

В Килкенни Ринуччини был принят с большими почестями. Он заявил, что целью его миссии является поддержка короля, но прежде всего - спасение от преследований католического народа Ирландии. Однако, в конце концов, Оливер Кромвель вернул Ирландию в состав Великобритании, и Ринуччини вернулся в Рим в 1649 году ни с чем.

Смерть и наследие

Файл:Guido Reni 031.jpg
Архангел Михаил на полотне Гвидо Рени (церковь Санта-Мария-делла-Концесионе, Рим) попирает Сатану с узнаваемыми чертами папы Иннокентия X.

О силе соперничества между двумя честолюбивыми семьями, Барберини и Памфили, можно судить по полотну Гвидо Рени "Архангел Михаил, попирающий Сатану", в чертах последнего улавливаются черты папы Памфили. Оно до сих пор висит в приделе церкви монахов-капуцинов Санта-Мария-делла-Концесионе в Риме. Во время папства Урбана VIII Джованни Баттиста Памфили было наиболее заметным конкурентом Антонио Барберини, брата папы.

Иннокентий повысил статус Колледжа Санто-Томас-де-ла Нуэстра-Сеньора-дель-Сантиссимо-Росарио до университета, и теперь это университет Санто-Томас в Маниле, старейший из существующих в Азии.

В 1650 году Иннокентий X организовал празднование очередного Юбилейного года. Он украсил собор Святого Петра барельефами и мозаичными полами, инициировал возведение Фонтана Четырёх рек на Пьяцца Навона, крепости Памфили в Риме и Палаццо Нуово на Капитолийском холме.

Картинная галерея Иннокентия X и его родственников до сих пор находится в руках их потомков. Она выставлена в Риме как галерея Дориа-Памфили. Иннокентий X запечатлен на портрете кисти Диего Веласкеса, находящемся в этой галерее. Выстроенная по приказу понтифика вилла Памфили — излюбленное место отдыха жителей Рима.

Иннокентий X умер 7 января 1655 года.

Напишите отзыв о статье "Иннокентий X"

Примечания

  1. Vergil and the Pamphili Family in Piazza Navona, Rome, Igrid Rowland, A Companion to Vergil's Aeneid and its Tradition, Ed. Joseph Farrell and Michael C.J. Putnam, (Blackwell Publishing Ltd, 2010), 253.
  2. Innocent X, Philippe Boutry, The Papacy:An Encyclopedia, Vol.2, Ed. Philippe Levillain, (Routledge, 2002), 801.
  3. 1 2 [http://www.catholic-hierarchy.org/bishop/bpamp.html Информация на сайте католической иерархии]
  4. [http://archive.org/details/historyofpopesth0301rank History of the popes; their church and state (Volume III)] by Leopold von Ranke (2009, Wellesley College Library)
  5. [http://www.fiu.edu/~mirandas/conclave-xvii.htm#1644 S. Miranda:] Pope Innocent X
  6. Jansenism, Raymond A. Blacketer, The New Westminster Dictionary of Church History: The Early, Medieval, and Reformation Era, Ed. Robert Benedetto, (Westminster John Knox Press, 2008), 348.
  7. George L. Williams, Papal Genealogy: The Families And Descendants Of The Popes, (McFarland & Company, 1998), 109.
  8. George L. Williams, 109.
  9. G. Alazzi, Nunciatura in Irlanda di Monsignor Gio. Batista Rinuccini (Florence) 1844 (p. vi).

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иннокентий X

– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...