Иоанн Безземельный

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иоанн Безземельный
John Lackland<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн Безземельный</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн Безземельный</td></tr>

Король Англии
6 апреля 1199 — 19 октября 1216
Коронация: 27 мая 1199 года
Предшественник: Ричард I
Преемник: Генрих III
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 24 декабря 1167(1167-12-24)
Оксфорд
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Ньюарк-он-Трент, Линкольншир
Место погребения: Вустерский собор, Вустер
Род: Плантагенеты
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Генрих II
Мать: Алиенора Аквитанская
Супруга: 1-я: Изабелла Глостерская
2-я: Изабелла Ангулемская
Дети: От 2-го брака:
сыновья: Генрих III, Ричард
дочери: Жанна, Изабелла, Элеонора
От других женщин:
сыновья: Ричард, Оливер, Джеффри, Иоанн, Генрих, Осберт, Эд, Бартоломью, Филипп
дочери: Иоанна, Матильда, Изабелла

Иоа́нн (Джон) Безземе́льный (англ. John Lackland; 24 декабря 1167, Оксфорд — 19 октября 1216, Ньюарк) — король Англии с 1199 года и герцог Аквитании из династии Плантагенетов, младший (пятый) сын Генриха II и Алиеноры Аквитанской[1].

Его правление считается одним из самых катастрофических за всю историю Англии — оно началось с завоевания Нормандии французским королём Филиппом II Августом и закончилось гражданской войной, почти свергшей его с трона (за свои поражения он получил ещё одно прозвище «Мягкий Меч», Softsword). В 1213 году он признал Англию вассалом папы римского, чтобы закончить раздор с католической церковью, а в 1215 году восставшие бароны заставили его подписать Великую хартию вольностей, из-за чего Иоанн наиболее всего и стал известен. Некоторые историки считают, что правление Иоанна было не лучше и не хуже царствований Ричарда I и Генриха III. Тем не менее, репутация Иоанна была настолько плоха, что с тех пор ни один английский монарх не называл своих наследников этим именем (оно впоследствии стало считаться несчастливым и в правящих династиях Шотландии и Франции).







Молодость

Роберт де Ториньи указывает, что Иоанн родился в 1167 году[2]. Однако Матвей Парижский[3] и «Анналы Бёртона»[4] указывают, что Иоанн родился в 1166 году. «Анналы Данстейбла»[5] помещают дату рождения Иоанна в параграфе, описывающем события 1165 года, однако в них отсутствует параграф о событиях 1166 года, и указанное сообщение помещено непосредственно перед параграфом, где описываются события 1167 года. Как писал сто лет спустя канон Лаона, Иоанна назвали в честь Иоанна Богослова, в чей день (27 декабря) он родился. В 1171 году Иоанн был помолвлен с дочерью Гумберта III, графа Савойи.

В отличие от старших братьев Иоанн, хотя и был любимым сыном Генриха, не получил от отца ни одного из обширных земельных владений во Франции, за что он и был прозван «Безземельным». Однако Иоанну достались значительные владения в Англии и было даровано владение Ирландией (1177). Он отправился в Ирландию в 1185 году, укрепив там английскую администрацию и основав несколько замков, но через несколько месяцев вернулся в Англию, опасаясь столкновения с Хьюго де Лэйси и не имея достаточно денег.

После мятежа старших братьев против отца в конце его правления и последовавшей затем борьбе поддержал своего брата — Ричарда Львиное сердце, который в 1189 году и взошёл на престол. Иоанн получил подтверждение владения своими землями, приносившими 6000 фунтов в год, и женился на Изабелле, наследнице графства Глостер. У них не было детей, и незадолго до или вскоре после его коронации их брак был расторгнут на основании кровного родства, поэтому она не считается королевой.

В ответ на объявление Ричардом в 1190 году своим преемником сына умершего брата Джеффри Иоанн нарушил слово не вступать в Англию, пока Ричард будет в крестовом походе, и попытался свергнуть регента Ричарда Уильяма Лонгчампа. Это дало повод вписать его злодеем в старинную легенду о Хереварде, ставшую легендой о Робин Гуде.

Узнав, что Ричард по возвращении из похода был захвачен в плен в Германии императором Генрихом VI, Иоанн попросил Генриха как можно дольше не выпускать Ричарда, заключил союз с французским королём Филиппом II Августом и попытался захватить контроль над Англией.

В 1193 году он был вынужден заключить перемирие, но отношения с Филиппом не прервал и готовил мятеж. Ответом Ричарда стало изгнание Иоанна и конфискация его земель. Лишь в 1195 году Иоанн был частично прощён и получил назад часть своих владений, а ещё позже был объявлен наследником.

Правление

Файл:John of England (John Lackland).jpg
Иоанн Безземельный — иллюстрация из рукописи

На престол Иоанн взошёл после смерти Ричарда в 1199 году. У Артура, сына старшего брата Иоанна Джеффри, были более законные претензии на престол, и многие нормандские аристократы во Франции отказались поддерживать Иоанна. Однако Артур вырос на континенте, поэтому население острова хотело видеть королём хоть и нелюбимого, но родного Иоанна. Бароны, понимая своё слабое положение, обратились за помощью к французскому королю Филиппу II Августу (вассалом которого был Иоанн в своих французских владениях). Кроме того, в 1200 году Иоанн развёлся и на этот раз женился на Изабелле Ангулемской, уведя её из-под венца у своего вассала Гуго X де Лузиньяна. Тот тоже стал жаловаться Филиппу.

В 1202 году Филипп призвал Иоанна появиться при дворе и, когда тот отказался, вторгся в Нормандию и даровал Артуру почти все владения Иоанна во Франции.

В ходе войны Артур осадил свою бабку Алиенору Аквитанскую в замке Мирабо. Замок легко пал бы, если бы 78-летняя Алиенора не организовала его оборону так, что защитники продержались несколько дней до 31 июля 1202 года, когда к замку подошёл Иоанн со своими войсками и взял Артура в плен. Артур был сначала заключён в замке Фалез под надзором Хьюберта де Бурга, и Иоанн якобы дал приказ выколоть ему глаза, который не был выполнен Хьюбертом. В 1203 году Артур был переведён в Руан под надзор Уильяма де Браоза, и дальнейшая судьба его неизвестна, хотя Иоанн и подозревается в его смерти.

В дальнейшем война шла для англичан неудачно. Иоанн испытывал финансовые проблемы, его обращение с Артуром и пленниками не прибавило ему сторонников, а Филипп контратаковал. В 1204 году был взят Шато-Гайар, затем пал Руан. В результате военных действий 1202—1204 гг. Иоанн потерял значительную часть английских владений на континенте: Нормандию, Мэн, Анжу, часть Пуату, затем Турень, по договору 1206 года с Филиппом II.

В 1207 г. папа Иннокентий III назначил нового архиепископа кентерберийского Стефана Лэнгтона. Пытаясь усилить свою власть, Иоанн отказался признать его, после чего папа наложил на Англию интердикт (1208 г.), а Иоанн стал конфисковывать церковные земли. В 1209 г. папа отлучил Иоанна от церкви, а в 1212 г. освободил англичан от присяги королю, то есть теоретически низложил его. В 1213 г. Филипп II договорился с папой о вторжении в Англию с целью свержения Иоанна и уже собрал флот, но Уильям Лонгэспе разгромил его у Дамме. Однако к этому времени Иоанн уже принял решение прекратить свою борьбу под давлением папского легата Пандульфа. Король покорился папе и признал себя его вассалом, обязуясь выплачивать по 1000 марок ежегодно. Только в 1214 г. интердикт был снят.

В 1211 г. Иоанн подавил восстание валлийцев.

В 1214 г. англичане снова вступили в конфликт с французами в союзе с императором Оттоном IV и графом Ферраном Фландрским. Союзники потерпели сокрушительное поражение в битве при Бувине (27 июля).

Великая хартия вольностей

Файл:Joao sem terra assina carta Magna.jpg
Иоанн Безземельный подписывает Великую хартию вольностей — иллюстрация из Cassell’s[6] History of England (1902)

Неудачная внешняя и внутренняя политика, фискальный и политический нажим Иоанна на крупных феодалов, часто сопровождавшийся откровенным произволом, вызвали в 1215 г. восстание баронов, которое поддержали духовенство, рыцари и горожане. Под давлением восставших Иоанн Безземельный 15 июня 1215 г. подписал Великую хартию вольностей. Не собираясь выполнять содержащиеся в ней обещания, Иоанн вскоре привлёк с континента наёмников (норвежцы и датчане) и стал с новыми силами нападать на баронов. Папа поддержал своего вассала Иоанна, отменил хартию и пригрозил отлучить от церкви мятежных баронов. Духовный вдохновитель восстания, архиепископ Стефан Лэнгтон, отказался зачитывать папские указания и был вызван в Рим на Четвёртый Латеранский собор.

Иоанн атаковал замки мятежных баронов один за другим, а в отсутствие Лэнгтона бароны не смогли дать скоординированного отпора. От бессилия они призвали на трон французского наследного принца (будущего Людовика VIII), который вскоре высадился в Кенте и был провозглашён в Лондоне королём (хотя и не был коронован).

Смерть

Файл:King John's Tomb, Worcester Cathedral - geograph.org.uk - 486814.jpg
Гробница Иоанна Безземельного

В сентябре 1216 года Иоанн предпринял новое наступление. Его войско выступило от Котсуолд-Хилс, имитируя попытку освободить осаждённый Виндзорский замок, и нанесло удар к востоку от Лондона в направлении Кембриджа с целью рассечь силы баронов в Линкольншире и Восточной Англии[7][8]. Затем он повернул на север, чтобы снять осаду с Линкольна, но затем вернулся на восток в Линн (англ. Lynn), чтобы, возможно, обеспечить дополнительные поставки с континента. В Линне Иоанн заболел дизентерией[8]. В это время север Англии атаковал Александр II, которому в августе удалось занять Карлайл, а затем продвинуться на юг и передать наследному принцу Людовику сборы с английских владений. Иоанну не удалось перехватить Александра[7][9][8]. Разногласия баронов с Людовиком нарастали, и часть из них перешла на сторону Иоанна[10][8].

Иоанн вновь отправился на запад. Незадолго до смерти он, отступая, пересекал со своим обозом залив Уош в восточной Англии и, застигнутый неожиданным приливом, потерял всё золото и драгоценности. Возможно, это усугубило его болезнь. Иоанн скончался 18 или 19 октября 1216 года в Ньюарке, Линкольншир, от дизентерии. Впоследствии также ходили слухи, что он был отравлен.

Иоанн похоронен в Вустерском соборе в городе Вустер.

Наследником Иоанна стал его девятилетний сын Генрих с регентством Уильяма Маршала, графа Пембрук. Бароны признали его, и претензии Людовика на английский трон кончились ничем.

Семья

Иоанн Безземельный был женат дважды. Его первый брак с Изабеллой Глостерской был бездетным и закончился разводом. Второй женой короля стала Изабелла Ангулемская (1200 год), родившая ему пятерых детей. Это были:

Кроме того, у короля были многочисленные любовницы, от которых родились по крайней мере пятеро бастардов:

В популярной культуре

Художественные произведения

Фильмы и сериалы

Компьютерные игры

См. также

Напишите отзыв о статье "Иоанн Безземельный"

Примечания

  1. Иоанн (князья и короли) // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  2. Chronique de Robert de Torigny I, 1167, p. 369
  3. Matthæi Parisiensis. Monachi Sancti Albani, Chronica Majora, Vol. II, 1166. — P. 234.
  4. Annales de Burton. — P. 187.
  5. Annales de Dunstaplia // Annales Monastici Vol. III, Annales Prioratus de Dunstaplia, Annales Monasterii de Bermundeseia (London) / Luard, H. R. (ed.). — 1866. — P. 19.
  6. [http://www.archive.org/details/cassellsillustra01lond Cassell’s illustrated history of England (1865)]
  7. 1 2 Turner, 2009, p. 194.
  8. 1 2 3 4 Warren, 1991, p. 253.
  9. Duncan, 2007, p. 267.
  10. McLynn, 2007, p. 455.

Литература

  • Иоанн Безземельный // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Петрушевский Д. М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. 4-е изд. — М., 1937.
  • Пти-Дютайн Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X—XIII вв. Пер. с франц. — М., 1938.
  • Калмыкова Е. В. Иоанн Безземельный // Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия, 2004.
  • Большая советская энциклопедия.
  • Иллюстрированный энциклопедический словарь.
  • Российский энциклопедический словарь.
  • Duncan, A. A. M. John King of England and the King of the Scots. — Church, 2007.
  • [http://books.google.co.uk/books?id=KXZnAAAAMAAJ Lionheart and Lackland: King Richard, King John and the Wars of Conquest]. — London: Vintage Books, 2007. — ISBN 978-0-7126-9417-9.
  • [http://books.google.co.uk/books?id=wmFZPgAACAAJ King John: England's Evil King?]. — Stroud, UK: History Press, 2009. — ISBN 978-0-7524-4850-3.
  • [http://books.google.co.uk/books?id=Vt5HPgAACAAJ King John]. — London: Methuen, 1991. — ISBN 0-413-45520-3.

Ссылки

  • [http://fmg.ac/Projects/MedLands/ENGLAND,%20Kings%201066-1603.htm#_Toc283485373 Kings of England 1154-1485 (Anjou)] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 11 июля 2011.
  • Елена Сизова. [http://www.monsalvat.globalfolio.net/rus/dominator/eleanor-aquitaine/sizova_eleanor/index013.php Алиенора де Пуату Аквитанская и её семья как создатели европейской куртуазности]. Историко-искусствоведческий портал «Монсальват». Проверено 30 июля 2010. [http://www.webcitation.org/619Pq9z6a Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].

Отрывок, характеризующий Иоанн Безземельный

– Я попытаюсь, Ваше святейшество. Что Вы хотите узнать?
– Ваша молодость, Изидора? Как Вы получили её? Вам ведь тридцать восемь лет, а выглядите Вы на двадцать и не меняетесь. Кто Вам дал Вашу молодость? Отвечайте!
Я не могла понять, что так взбесило Караффу?.. За время нашего, уже довольно-таки длительного знакомства, он никогда не кричал и очень редко терял над собой контроль. Теперь же со мной говорил взбешённый, вышедший из себя человек, от которого можно было ожидать чего угодно.
– Отвечайте, мадонна! Или Вас будет ждать другой, весьма неприятный сюрприз.
От такого заявления у меня зашевелились волосы... Я понимала, что пытаться увильнуть от вопроса не удастся. Что-то сильно обозлило Караффу, и он не старался это скрывать. Игру он не принимал, и шутки шутить не собирался. Оставалось только лишь отвечать, слепо надеясь, что он примет полуправду...
– Я потомственная Ведьма, святейшество, и на сегодняшний день – самая сильная из них. Молодость пришла мне по наследству, я не просила её. Так же, как моя мать, моя бабушка, и вся остальная линия Ведьм в моём роду. Вы должны быть одним из нас, Ваше святейшество, чтобы получить это. К тому же, быть самым достойным.
– Чушь, Изидора! Я знал людей, которые сами достигли бессмертия! И они не рождались с ним. Значит, есть пути. И Вы мне их откроете. Уж поверьте мне.
Он был абсолютно прав... Пути были. Но я не собиралась их ему открывать ни за что. Ни за какие пытки.
– Простите меня, Ваше святейшество, но я не могу Вам дать то, что не получала сама. Это невозможно – я не знаю, как. Но Ваш Бог, думаю, подарил бы Вам «вечную жизнь» на нашей грешной земле, если бы считал, что Вы этого достойны, не правда ли?..
Караффа побагровел и прошипел зло, как готовая к атаке ядовитая змея:
– Я думал Вы умнее, Изидора. Что ж, мне не займёт много времени Вас сломать, когда Вы увидите, что я для Вас приготовил...
И резко схватив меня за руку, грубо потащил вниз, в свой ужасающий подвал. Я не успела даже хорошенько испугаться, как мы оказались у той же самой железной двери, за которой, совсем недавно, так зверски погиб мой несчастный замученный муж, мой бедный добрый Джироламо... И вдруг страшная, леденящая душу догадка, полоснула мозг – отец!!! Вот почему он не отвечал на мой неоднократный зов!.. Его, наверняка, схватил и мучил в этом же подвале, стоящий передо мною, дышащий бешенством, изверг, чужой кровью и болью «очищавший» любую цель!..
«Нет, только не это! Пожалуйста, только не это!!!» – звериным криком кричала моя израненная душа. Но я уже знала, что было именно так... «Помогите мне кто-нибудь!!! Кто-нибудь!»... Но никто меня почему-то не слышал... И не помогал...
Тяжёлая дверь открылась... Прямо на меня, полные нечеловеческой боли, смотрели широко распахнутые серые глаза...
По середине знакомой, пахнущей смертью комнаты, на шипастом, железном кресле, сидел, истекая кровью, мой любимый отец...
Удар получился ужасным!.. Закричав диким криком «Нет!!!», я потеряла сознание...

* Примечание: прошу не путать (!!!) с греческим комплексом монастырей Мэтэора в Каламбаке, Греция. Мэтэора по-гречески означает «висящие в воздухе», что полностью соответствует потрясающему виду монастырей, как розовые грибы выросших на высочайших верхушках необычных гор. Первый монастырь был построен примерно в 900 году. А между 12 и 16 столетиями их было уже 24. До наших дней «дожили» всего лишь шесть монастырей, которые до сих пор потрясают воображение туристов.
Правда, туристам не известна одна весьма забавная деталь... В Мэтэоре существует ещё один монастырь, в который «любопытные» не допускаются... Он был построен (и дал начало остальным) одним одарённым фанатиком, учившимся когда-то в настоящей Мэтэоре и изгнанным из неё. Обозлившийся на весь мир, он решил построить «свою Мэтэору», чтобы собирать таких же «оскорблённых», как он, и вести свою уединённую жизнь. Как ему это удалось – неизвестно. Но с тех пор в его Мэтэоре начали собираться на тайные встречи масоны. Что происходит раз в году и по сей день.
Монастыри: Гранд Мэтэорон (большой Мэтэорон); Руссано; Агиос Николас; Агиа Триос; Агиас Стефанос; Варлаам расположены на очень близком расстоянии друг от друга.

37. Изидора-3. Мэтэора
Я очнулась в жутком, холодном подвале, густо пропитанном приторным запахом крови и смерти...
Онемевшее тело не слушалось и ныло, никак не желая «проснуться»... А Душа с лёгкостью птицы витала в светлом мире воспоминаний, возвращая из памяти любимые лица и полные счастья дни, когда ещё не заглядывала в нашу жизнь печаль, и когда не было места в ней горечи и боли... Там, в том прекрасном «ушедшем» мире всё ещё жил мой чудесный муж, Джироламо... там колокольчиком заливался весёлый смех маленькой Анны... там ласково улыбалась мне по утрам моя милая, нежная мама... там терпеливо учил меня мудрости Жизни мой добрый и светлый отец... Этот мир был счастливым и солнечным, и душа моя рвалась обратно, улетая всё дальше и дальше... чтобы никогда более не возвращаться назад...
Но злая реальность почему-то меня не отпускала... Она безжалостно стучалась, насильно пробуждая воспалённый мозг, требуя возврата «домой». Родной и несовершенный Земной мир звал на помощь... Караффа жил... И пока он дышал – не могло быть в нашем мире радости и света.
Пора была возвращаться...
Глубоко вздохнув, я наконец-то почувствовала своё застывшее в одиночестве физическое тело – жизнь нехотя, по крупицам возвращалась в него... Оставалось только мужаться...
В помещении, в котором я находилась, стояла плотная, оглушающая, густая тишина. Я сидела в грубом деревянном кресле, не шевелясь и не открывая глаз, стараясь не показать «присутствовавшим» (если таковые там находились), что очнулась. Всё прекрасно чувствуя и слыша, я напряжённо «осматривалась», стараясь определить, что происходило вокруг.
Потихонечку приходя в себя и начиная вспоминать происшедшее, я вдруг очень ярко увидела, ЧТО оказалось настоящей причиной моего внезапного и глубокого обморока!..
Холодный ужас острыми тисками сжал помертвевшее сердце, даже не дав ему полностью очнуться!..
Отец!.. Мой бедный, добрый отец находился ЗДЕСЬ!!! В этом страшном, кровавом подвале – жутком логове изощрённой смерти... Он был следующим за Джироламо... Он умирал. Зловещая ловушка Караффы захлопнулась, проглатывая его чистую Душу...
Боясь увидеть самое страшное, я всё же собрала полностью ускользавшее мужество в кулак и подняла голову...
Первое, что я увидела прямо перед собой, были горящие глубоким интересом чёрные глаза Караффы... Отца в комнате пыток не было.
Караффа стоял, сосредоточившись, впившись изучающим взором в моё лицо, будто стараясь понять, что же по-настоящему творилось в моей искалеченной страданием душе... Его умное, тонкое лицо, к моему величайшему удивлению, выражало искреннее волнение (!), которое, тем не менее, показывать мне он явно не собирался... Видя, что я очнулась, Караффа мгновенно «надел» свою обычную, безразличную маску, и уже во всю улыбаясь, «ласково» произнёс:
– Ну, что же Вы, Изидора! Зачем же всех пугать? Вот уж никогда не думал, что Вы можете быть столь слабонервной!.. – а потом, не выдержав, добавил: – Как же Вы красивы, мадонна!!!.. Даже когда находитесь в таком глубоком обмороке...
Я лишь смотрела на него, не в состоянии ничего ответить, а в моём раненом сердце скреблась когтями дикая тревога... Где был отец? Что Караффа успел сотворить с ним?! Был ли он всё ещё живым?.. Я не могла посмотреть это сама, так как эмоции застилали реальность, и видение от меня ускользало. Но Караффу спрашивать не хотелось, так как я не желала доставлять ему даже малейшего лишнего удовольствия. Всё равно ведь, что бы не случилось – изменить ничего было уже нельзя. Ну, а о том, что ещё должно было произойти, я была уверенна, Караффа не откажет себе в удовольствии немедля мне об этом сообщить. Поэтому я предпочитала ждать.
А он уже снова был самим собой – уверенным и «колючим»... От его недавней «восторженности» и «участия» не осталось даже следа. Думаю, он был самым странным, самым непредсказуемым человеком на свете. Его настроения кардинально менялись в течение нескольких секунд, и за самым приятным комплиментом мог последовать самый короткий путь в руки палача. Караффа был уникален в своей непредсказуемости и, опять же, прекрасно это знал...
– Мадонна Изидора, разве Вы разучились говорить? Помилуйте, Ведьмы Вашего «полёта» обязаны быть посильнее! Во всяком случае, я всегда был в этом уверен. Насколько я понял, Вы среди них – Воин? Как же, в таком случае, Вы могли так легко пойматься на простейшие «человеческие» эмоции?.. Ваше сердце владеет разумом, Изидора, а это недопустимо для столь сильной Ведьмы, как Вы!.. Разве не у Вас, одарённых, говорят: «Будь всегда одинок и холоден, если идёт война. Не пускай своё сердце на “поле боя” – оно погубит тебя». Разве это не Ваши заповеди, Изидора?
– Вы совершенно правы, святейшество. Но это ещё не значит, что я полностью с ними согласна. Иногда любовь к человеку или человечеству может сотворить чудеса на «поле боя», Вы не находите?.. Хотя, простите мою наивность, я совершенно выпустила из виду, что эти чувства вряд ли знакомы вам... Но, как же хорошо Вы помните наши заповеди, Ваше святейшество! Неужели Вы ещё надеетесь когда-нибудь вернуться в Мэтэору?.. Ведь того, кто дал Вам свой «подарок», давно уже нет там. Мэтэора выгнала его так же, как выгнала и Вас... Не так ли, святейшество?
Караффа смертельно побледнел. Вся его обычная спесь куда-то вдруг слетела, и выглядел он сейчас внутренне беспомощным и «обнажённым». Казалось, он отчаянно искал слова и не мог найти. Время остановилось. Мгновение было опасным – что-то вот-вот должно было произойти... Каждой клеточкой своего тела, я чувствовала бушующую в нём бурю «чёрного» гнева, смешанного со страхом, коего от Караффы ожидать было вроде бы невозможно. Чего мог бояться, этот всемогущий, злой человек?..
– Откуда Вам это известно, Изидора? Кто мог Вам это рассказать?!
– О, есть «друзья» и ДРУЗЬЯ, как Вы обычно любите говорить, Ваше святейшество!.. – умышленно его поддевая, ответила я. – Именно эти ДРУЗЬЯ и рассказали мне всё, что я хотела о Вас узнать. Только мы с Вами пользуемся разными методами для получения интересующих нас сведений, знаете ли – моих друзей не пришлось за это пытать, они сами мне всё с удовольствием рассказали... И уж поверьте мне, это всегда гораздо приятнее! Если только Вас не прельщают сами пытки, конечно же... Как мне показалось, Вы ведь любите запах крови, святейшество?..
Я понемногу приходила в себя и всё больше и больше чувствовала, как возвращался в меня мой воинственный дух. Терять всё равно было нечего... И как бы я не старалась быть приятной – Караффу это не волновало. Он жаждал лишь одного – получить ответы на свои вопросы. Остальное было не важно. Кроме, может быть, одного – моего полного ему подчинения... Но он прекрасно знал, что этого не случится. Поэтому я не обязана была быть с ним ни вежливой, ни даже сносной. И если быть честной, это доставляло мне искреннее удовольствие...
– Вас не интересует, что стало с Вашим отцом, Изидора? Вы ведь так сильно любите его!
«Любите!!!»… Он не сказал – «любили»! Значит, пока что, отец был ещё жив! Я постаралась не показать своей радости, и как можно спокойнее сказала:
– Какая разница, святейшество, Вы ведь всё равно его убьёте! А случится это раньше или позже – значения уже не имеет...
– О, как же Вы ошибаетесь, дорогая Изидора!.. Для каждого, кто попадает в подвалы инквизиции, это имеет очень большое значение! Вы даже не представляете, какое большое...
Караффа уже снова был «Караффой», то бишь – изощрённым мучителем, который, ради достижения своей цели, готов был с превеликим удовольствием наблюдать самые зверские человеческие пытки, самую страшную чужую боль...
И вот теперь с интересом азартного игрока он старался найти хоть какую-то открытую брешь в моём истерзанном болью сознании, и будь то страх, злость или даже любовь – не имело для него никакого значения... Он просто желал нанести удар, а какое из моих чувств откроет ему для этого «дверь» – уже являлось делом второстепенным...
Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..