Иоанн Павел I

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Иоанн Павел I
Ioannes Paulus PP. I<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн Павел I</td></tr>
263-й Папа Римский
26 августа — 28 сентября 1978 года
Избрание: 26 августа 1978 года
Интронизация: 3 сентября 1978 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Павел VI
Преемник: Иоанн Павел II
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Альбино Лучани
Оригинал имени
при рождении:
итал. Albino Luciani
Рождение: 17 октября 1912(1912-10-17)
Канале-д’Агордо, Королевство Италия
Смерть: 28 сентября 1978(1978-09-28) (65 лет)
Ватикан
Похоронен: Собор Святого Петра
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 7 июля 1935 года
Епископская хиротония: 27 декабря 1958 года
Кардинал с: 5 марта 1973 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Иоа́нн Па́вел I (лат. Ioannes Paulus PP. I, итал. Giovanni Paolo I; до интронизации Альбино Лучани, итал. Albino Luciani; 17 октября 1912, Форно ди Канале-д’Агордо, Королевство Италия — 28 сентября 1978, Ватикан) — папа римский, глава Римско-Католической Церкви на протяжении 33 дней — с 26 августа по 28 сентября 1978 года. Последний на настоящее время папа-итальянец.

Священник с 1935 года, епископ с 1958 года. Возведён в кардиналы Павлом VI. До избрания — патриарх Венеции, с церковной политикой связан не был. Внезапная кончина спустя всего месяц после избрания (самый короткий понтификат с 1605 года) привлекла внимание к его личным качествам, которые ассоциировались с простотой, демократизмом, обновлением института папства. Папу называли «улыбающийся папа» (итал. Il Papa del Sorriso), «неизвестный папа», «папа-отрок».







Начало пути

Файл:7694 - Venezia - Palazzo patriarcale - Lapide Giovanni Paolo I - Foto Giovanni Dall'Orto, 8-Aug-2007.jpg
Мемориальная доска Иоанну Павлу I на дворце патриархов Венеции

Родился в семье рабочего-строителя, считавшего себя социалистом. Молодой Альбино Лучани учился сначала в духовной семинарии Фельтре, а затем перешёл в семинарию Беллуно. Он получил сан священника 7 июля 1935 года, после чего перевёлся в Грегорианский папский университет, где получил степень доктора теологии. Его докторская диссертация была посвящена католическому богослову Антонио Росмини (1797—1855), один из трудов которого, «Семь язв церкви», был включён в Индекс запрещённых книг.

После своего избрания на папский престол Лучани рассказал журналистам о своих любимых писателях, среди которых почётное место занимали Марк Твен, Франческо Петрарка, Вальтер Скотт, Чарльз Диккенс, Гилберт Кит Честертон. Что интересно, Марк Твен был атеистом, ещё двое авторов из этого списка были протестантами. Петрарка, хоть и был католиком, но папство сравнивал с публичным домом. Только Честертон был действительно набожным человеком. Так что литературные вкусы у Иоанна Павла I не совсем соответствовали привычному для католических клерикальных кругов стереотипу, соответственно это вызывало самые различные комментарии. За несколько лет до избрания Лучани выпустил книгу «Знаменитейшие» (Illustrissimi), содержащую диалоги с разными выдающимся писателями и философами, а также Пиноккио (любимейший его персонаж, на которого он неоднократно ссылался в проповедях).

Лучани высказывался против политики «исторического компромисса», предложенной итальянскими коммунистами. Об атеизме он говорил, что одна из причин, порождающих его, заключается в противоречии между словами и делами католиков.

Файл:Pope John Paul I from window (cropped).jpg
Папа Римский Иоанн Павел I в 1978 году.

Сентябрьское папство

Лучани был первым папой римским, родившимся в ХХ столетии. Он взял себе двойное имя впервые за всю историю католической церкви (и вообще он был первым папой более чем за 1000 лет, использовавшим новое имя). Иоанн Павел выбрал это имя в честь двух своих непосредственных предшественников: Иоанна XXIII и Павла VI. Это предсказывало некоторые нововведения, которые появились практически сразу. Лучани отказался от средневековой церемонии коронации, заменив её торжественной мессой на паперти собора Св. Петра. Отказался он также и от тиары. Все эти действия оценили как окончательный отказ от притязаний на светскую власть. Церемония интронизации папы не прошла без происшествий. В церемонии участвовала делегация Русской православной церкви во главе с митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым), который скончался от инфаркта во время приёма у нового главы Католической церкви. Этот трагичный эпизод был истолкован как плохое знамение для нового понтифика.

В Римской курии за его поведением наблюдали с всё нарастающей тревогой. Лучани ежедневно нарушал правила ватиканского «хорошего тона», сложившиеся десятилетиями, если не столетиями. По мнению сановников курии, он вёл себя так, будто собирался решить все проблемы церкви в течение месяца. Их раздражало то, что он пренебрежительно относился к дипломатическим интригам, а выступая, он предпочитал импровизировать, а не читать заготовленные ему чиновниками курии шпаргалки. Он чувствовал себя узником в «святой клетке», как он образно назвал Апостольский дворец. По свидетельству его родственников, в первый день избрания папа был «оптимистом и весёлым», а незадолго до смерти стал «очень озабоченным и грустным».

В четверг 28 сентября 1978 года в Риме вышли экстренные выпуски газет, в которых громадными буквами было написано о смерти папы Иоанна Павла I. Ранним утром папа был найден мёртвым в своей опочивальне. По официальному ватиканскому сообщению, внезапная смерть папы наступила от инфаркта миокарда. В 12 часов того же дня его тело было выставлено для прощания в одном из покоев Апостольского дворца.

Существует несколько теорий заговора об отравлении папы, нередко конспирологи рассматривают в этом ряду и смерть митрополита Никодима (якобы выпившего предназначенную папе чашку кофе с ядом)[1][2].

Он был папой всего 33 дня, один из кратчайших понтификатов за всю историю папства.

За своё краткое пребывание на папском престоле папа не выпустил ни одной энциклики и не совершил никакого другого акта, позволившего бы сделать о нём какое-либо суждение. Но тем не менее, его краткосрочное правление не прошло бесследно для судеб церкви.

В 2003 году началась процедура его беатификации. Утверждается, что в его родном приходе Беллуно по молитвам ему происходят чудесные исцеления.

В культуре

  • Кардинал Ламберто — один из героев фильма «Крёстный отец 3». Он исповедует обратившегося к нему за помощью Майкла Корлеоне. Став папой Иоанном Павлом I, он неуклонно расследует злоупотребления высших церковных чинов, но погибает, отравленный влиятельными заговорщиками.
  • Альбом «Wave» Patti Smith Group посвящён папе.
  • Песня Hey! Luciani группы The Fall о папе Иоанне Павле I.

Напишите отзыв о статье "Иоанн Павел I"

Примечания

  1. [http://www.agentura.ru/dossier/vatican/versia/ Андрей Солдатов, Василий Гулин. Священная война]
  2. [http://www.sovsekretno.ru/articles/id/198 Иеромонах Анатолий (Берестов). Ответ на статью «Никодимов грех»] Совершенно секретно № 6/111 от 06/1998 г.

Источники

  • Крысов А. Г. Иоанн Павел I, Папа Римский // Православная Энциклопедия, под ред. Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Т. XXIV, М., Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия», 2010 г., стр. 465—467.

Ссылки

  • [http://www.vatican.va/holy_father/john_paul_i/index.htm Иоанн Павел I на сайте Ватикана]
  • [http://www.fondazionepapaluciani.com/albino_luciani Биография на сайте фонда Иоанна Павла I]  (англ.)
Предшественник:
кардинал Джованни Урбани
Патриарх Венеции
15 декабря 1969 года26 августа 1978 года
Преемник:
кардинал Марко Че

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иоанн Павел I

– Ты очень его любила? – участливо спросила девушка.
Я только кивнула в ответ, внутри возмущаясь на себя за такую «непростительную» слабость...
– Кем был твой дед, девочка? – ласково спросил старец. – Я не вижу его.
– Я не знаю, кем он был... И никогда не знала. Но, думаю, что не видите вы его потому, что после смерти он перешёл жить в меня... И, наверное, как раз потому я и могу делать то, что делаю... Хотя могу, конечно же, ещё очень мало...
– Нет, девонька, он всего лишь помог тебе «открыться». А делаешь всё ты и твоя сущность. У тебя большой Дар, милая.
– Чего же стоит этот Дар, если я не знаю о нём почти ничего?!. – горько воскликнула я. – Если не смогла даже спасти сегодня своих друзей?!.
Я расстроенно плюхнулась на пушистое сидение, даже не замечая его «искристой» красоты, вся сама на себя разобиженная за свою беспомощность, и вдруг почувствовала, как по предательски заблестели глаза... А вот уж плакать в присутствии этих удивительных, мужественных людей мне ни за что не хотелось!.. Поэтому, чтобы хоть как-то сосредоточиться, я начала мысленно «перемалывать» крупинки неожиданно полученной информации, чтобы, опять же, спрятать их бережно в своей памяти, не потеряв при этом ни одного важного слова, не упустив какую-нибудь умную мысль...
– Как погибли Ваши друзья? – спросила девушка-ведьма.
Стелла показала картинку.
– Они могли и не погибнуть... – грустно покачал головой старец. – В этом не было необходимости.
– Как это – не было?!. – тут же возмущённо подскочила взъерошенная Стелла. – Они ведь спасали других хороших людей! У них не было выбора!
– Прости меня, малая, но ВЫБОР ЕСТЬ ВСЕГДА. Важно только уметь правильно выбрать... Вот погляди – и старец показал то, что минуту назад показывала ему Стелла.
– Твой друг-воин пытался бороться со злом здесь так же, как он боролся с ним на Земле. Но ведь это уже другая жизнь, и законы в ней совершенно другие. Так же, как другое и оружие... Только вы вдвоём делали это правильно. А ваши друзья ошиблись. Они могли бы ещё долго жить... Конечно же, у каждого человека есть право свободного выбора, и каждый имеет право решать, как ему использовать его жизнь. Но это, когда он знает, как он мог бы действовать, знает все возможные пути. А ваши друзья не знали. Поэтому – они и совершили ошибку, и заплатили самой дорогой ценой. Но у них были прекрасные и чистые души, потому – гордитесь ими. Только вот уже никто и никогда не сможет их вернуть...
Мы со Стеллой совершенно раскисли, и видимо для того, чтобы как-то нас «развеселить», Анна сказала:
– А хотите, я попробую позвать маму, чтобы вы смогли поговорить с ней? Думаю, Вам было бы интересно.
Я сразу же зажглась новой возможностью узнать желаемое!.. Видимо Анна успела полностью меня раскусить, так как это и правда было единственным средством, которое могло заставить меня на какое-то время забыть всё остальное. Моя любознательность, как правильно сказала девушка-ведьма, была моей силой, но и самой большой слабостью одновременно...
– А вы думаете она придёт?.. – с надеждой на невозможное, спросила я.
– Не узнаем, пока не попробуем, правда же? За это ведь никто наказывать не будет, – улыбаясь произведённому эффекту, ответила Анна.
Она закрыла глаза, и от её тоненькой сверкающей фигурки протянулась куда-то в неизвестность, пульсирующая золотом голубая нить. Мы ждали, затаив дыхание, боясь пошевелиться, чтобы нечаянно что-либо не спугнуть... Прошло несколько секунд – ничего не происходило. Я уже было открыла рот, чтобы сказать, что сегодня видимо ничего не получится, как вдруг увидела, медленно приближающуюся к нам по голубому каналу высокую прозрачную сущность. По мере её приближения, канал как бы «сворачивался» за её спиной, а сама сущность всё более уплотнялась, становясь похожей на всех нас. Наконец-то всё вокруг неё полностью свернулось, и теперь перед нами стояла женщина совершенно невероятной красоты!.. Она явно была когда-то земной, но в то же время, было в ней что-то такое, что делало её уже не одной из нас... уже другой – далёкой... И не потому, что я знала о том, что она после смерти «ушла» в другие миры. Она просто была другой.
– Здравствуйте, родные мои! – коснувшись правой рукой своего сердца, ласково поздоровалась красавица.
Анна сияла. А её дедушка, приблизившись к нам, впился повлажневшими глазами в лицо незнакомки, будто стараясь «впечатать» в свою память её удивительный образ, не пропуская ни одной мельчайшей детали, как если бы боялся, что видит её в последний раз... Он всё смотрел и смотрел, не отрываясь, и, казалось, даже не дышал... А красавица, не выдержав более, кинулась в его тёплые объятия, и, как малое дитя, так и застыла, вбирая чудесный покой и добро, льющиеся из его любящей, исстрадавшейся души...
– Ну, что ты, милая... Что ты, родная... – баюкая незнакомку в своих больших тёплых руках, шептал старец.
А женщина так и стояла, спрятав лицо у него на груди, по-детски ища защиты и покоя, забывши про всех остальных, и наслаждаясь мгновением, принадлежавшим только им двоим...
– Это что – твоя мама?.. – обалдело прошептала Стелла. – А почему она такая?..
– Ты имеешь в виду – такая красивая? – гордо спросила Анна.
– Красивая, конечно же, но я не об этом... Она – другая.
Сущность и правда была другой. Она была как бы соткана из мерцающего тумана, который то распылялся, делая её совершенно прозрачной, то уплотнялся, и тогда её совершенное тело становилось почти что физически плотным.
Её блестящие, чёрные, как ночь, волосы спадали мягкими волнами почти что до самых ступней и так же, как тело, то уплотнялись, то распылялись искристой дымкой. Жёлтые, как у рыси, огромные глаза незнакомки светились янтарным светом, переливаясь тысячами незнакомых золотистых оттенков и были глубокими и непроницаемыми, как вечность... На её чистом, высоком лбу горела золотом такая же жёлтая, как и её необычные глаза, пульсирующая энергетическая звезда. Воздух вокруг женщины трепетал золотыми искрами, и казалось – ещё чуть-чуть, и её лёгкое тело взлетит на недосягаемую нам высоту, как удивительная золотая птица... Она и правда была необыкновенно красива какой-то невиданной, завораживающей, неземной красотой.
– Привет вам, малые, – обернувшись к нам, спокойно поздоровалась незнакомка. И уже обращаясь к Анне, добавила: – Что заставило тебя звать меня, родная? Случилась что-то?
Анна, улыбаясь, ласково обняла мать за плечи и, показывая на нас, тихо шепнула:
– Я подумала, что им необходимо встретиться с тобою. Ты могла бы помочь им в том, чего не могу я. Мне кажется, они этого стоят. Но ты прости, если я ошиблась... – и уже обращаясь к нам, радостно добавила: – Вот, милые, и моя мама! Её зовут Изидора. Она была самой сильной Видуньей в то страшное время, о котором мы с вами только что говорили.
(У неё было удивительное имя – Из-и-до-Ра.... Вышедшая из света и знания, вечности и красоты, и всегда стремящаяся достичь большего... Но это я поняла только сейчас. А тогда меня просто потрясло его необычайное звучание – оно было свободным, радостным и гордым, золотым и огненным, как яркое восходящее Солнце.)
Задумчиво улыбаясь, Изидора очень внимательно всматривалась в наши взволнованные мордашки, и мне вдруг почему-то очень захотелось ей понравиться... Для этого не было особых причин, кроме той, что история этой дивной женщины меня дико интересовала, и мне очень хотелось во что бы то ни стало её узнать. Но я не ведала их обычаев, не знала, как давно они не виделись, поэтому сама для себя решила пока молчать. Но, видимо не желая меня долго мучить, Изидора сама начала разговор...
– Что же вы хотели знать, малые?
– Я бы хотела спросить вас про вашу Земную жизнь, если это можно, конечно же. И если это не будет слишком больно для вас вспоминать... – чуточку стесняясь, тут же спросила я.