Иоанн XIV (папа римский)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иоанн XIV
лат. Ioannes PP. XIV<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн XIV</td></tr>
136-й папа римский
10 декабря 983 — 20 августа 984
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Бенедикт VII
Преемник: Иоанн XV
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Пьетро Канепанова
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Павия, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Иоанн XIV (лат. Ioannes PP. XIV; в миру Пьетро Канепанова англ. Pietro Canepanova или Петр Канепановий, лат. Petrus Canepanovius;? — 20 августа 984) — папа римский с 10 декабря 983 по 20 августа 984[1].





Биография

Пьетро Канепанова родился в Павии и до своего восхождения на папский престол был епископом Павии и канцлером Оттона II Рыжего. Перед тем, как выдвинуть Пьетро, Оттон II предложил кандидатуру Майоля, настоятеля Клюни, имевшему репутацию святого человека, но тот отказался. Переговоры с Пьетро также не были легкими и длились четыре месяца, в течение которых папский престол был вакантным. Пьетро решил сменить имя при интронизации в знак смирения, чтобы избежать аналогий со Святым Петром.

Оттон II умер в Риме вскоре после избрания папы, 7 декабря, ему было всего 28 лет. Его преемник, Оттон III, был трехлетним мальчиком, и императорская семья решила вернуться в Германию, чтобы противостоять претензиям на престол дяди Оттона III, герцога Баварии Генриха.

Оставшись без защиты императора, Иоанн XIV ничего не мог противостоять Кресченци - самой могущественной семье Рима. Кресченци вернули из изгнания Франко Феруччо - антипапу Бонифация VII. Бонифаций за время своего пребывания в Константинополе смог заручиться и поддержкой византийского императора, Василия II, который был враждебен к Священной Римской империи.

В апреле 984 года на синоде, проведенном Бонифацием VII, Иоанн свергнут и заключен в тюрьму в замке Сант-Анджело, где и умер через четыре месяца, от голода или яда [2].

Сразу после низложения Иоанна XIV Бонифаций VIII был интронизирован. Духовенство и народ Рима приняли его, однако традиционно он считается антипапой и не включается в перечень римских пап.

Напишите отзыв о статье "Иоанн XIV (папа римский)"

Примечания

  1. Приложение. Список пап и антипап.// Католицизм: Словарь атеиста / Под. общ. ред. Л.Н. Великович. — М.: Политиздат, 1991. — С.311. ISBN 5-250-00779-1.
  2. "История христианства" - А.В.Карев,К.В.Сомов 1990 Стр.193.

Литература


Отрывок, характеризующий Иоанн XIV (папа римский)

Гарольд не отрываясь смотрел на свою милую, и такую печальную жену, и смертельная тоска, которую, казалось, было невозможно смыть даже водопадом слёз, плескалась в его синих глазах... А ведь выглядел он очень сильным и мужественным человеком, которого, вероятнее всего, не так-то просто было прослезить...
– Не надо! Ну не надо печалиться! – гладила его огромную руку своими хрупкими пальчиками малышка Стелла. – Ты же видишь, как сильно они тебя любили?.. Ну, хочешь, мы не будем больше смотреть? Ты это видел и так уже много раз!..
Картинка исчезла... Я удивлённо посмотрела на Стеллу, но не успела ничего сказать, как оказалась уже в другом «эпизоде» этой чужой, но так глубоко затронувшей мою душу, жизни.
Просыпалась непривычно яркая, усыпанная алмазными каплями росы, весёлая, розовая заря. Небо на мгновение вспыхнуло, окрасив алым заревом каёмочки кудрявых, белобрысых облаков, и сразу же стало очень светло – наступило раннее, необычайно свежее утро. На террасе уже знакомого дома, в прохладной тени большого дерева, сидели втроём – уже знакомый нам, рыцарь Гарольд и его дружная маленькая семья. Женщина выглядела изумительно красивой и совершенно счастливой, похожей на ту же самую утреннюю зарю... Ласково улыбаясь, она что-то говорила своему мужу, иногда нежно дотрагиваясь до его руки. А он, совершенно расслабившись, тихо качал на коленях своего заспанного, взъерошенного сынишку, и, с удовольствием попивая нежно розовый, «вспотевший» напиток, время от времени лениво отвечал на какие-то, видимо, ему уже знакомые, вопросы своей прелестной жены ...
Воздух был по-утреннему «звенящим» и удивительно чистым. Маленький опрятный садик дышал свежестью, влагой и запахами лимонов; грудь распирало от полноты струящегося прямо в лёгкие, дурманяще-чистого воздуха. Гарольду хотелось мысленно «взлететь» от наполнявшего его уставшую, исстрадавшуюся душу, тихого счастья!... Он слушал, как тоненькими голосами пели только что проснувшиеся птицы, видел прекрасное лицо своей улыбающейся жены, и казалось, ничто на свете не могло нарушить или отнять у него этот чудесный миг светлой радости и покоя его маленькой счастливой семьи...
К моему удивлению, эта идиллическая картинка вдруг неожиданно отделилась от нас со Стеллой светящейся голубой «стеной», оставляя рыцаря Гарольда со своим счастьем наедине. А он, забыв обо всём на свете, всей душой «впитывал» эти чудесные, и такие дорогие ему мгновения, даже не замечая, что остался один...
– Ну вот, пусть он это смотрит, – тихо прошептала Стелла. – А я покажу тебе, что было дальше...
Чудесное видение тихого семейного счастья исчезло... а вместо него появилось другое, жестокое и пугающее, не обещающее ничего хорошего, а уж, тем более – счастливого конца.....
Это был всё ещё тот же бело-каменный город, и тот же, уже знакомый нам, дом... Только на этот раз всё вокруг полыхало в огне... Огонь был везде. Ревущее, всё пожирающее пламя вырывалось из разбитых окон и дверей, и охватывало мечущихся в ужасе людей, превращая их в кричащие человеческие факелы, чем создавало преследовавшим их чудовищам удачную живую мишень. Женщины с визгом хватали детей, пытаясь укрыться с ними в подвалах, но спасались они не надолго – спустя короткое время хохочущие изверги тащили их, полуголых и отчаянно вопящих, наружу, чтобы насиловать прямо на улице, рядом с ещё не остывшими трупиками их маленьких детей... От разносящейся по всюду копоти почти ничего не было видно... Воздух был «забит» запахами крови и гари, нечем было дышать. Обезумевшие от страха и жары, прятавшиеся в подвалах старики вылазили во двор и тут же падали мёртвыми под мечами жутко гикающих, носящихся по всему городу на конях, звероподобных диких людей. Вокруг слышался грохот копыт, звон железа, и дикие крики, от которых стыла в жилах кровь...