Иоанн XV

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иоанн XV
лат. Ioannes PP. XV<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн XV</td></tr>
137-й папа римский
август 985 — 1 апреля 996
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иоанн XIV
Преемник: Григорий V
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Джованни ди Галлина Альба
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рим, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Отец: Лео
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Иоанн XV (лат. Ioannes PP. XIV; в миру Джованни ди Галлина Альба фр. Giovanni di Gallina Alba или Иоанн Галлина Альба, лат. Ioannes Gallina Alba ?, Рим1 апреля 996, Рим) — папа римский с августа 985 по 1 апреля 996 года [1].







Биография

Ранние годы

Иоанн XV родился в IX веке в городе Риме. Он был сыном Льва, римского пресвитера. После избрания Иоанн столкнулся с противодействием амбициозного консула Рима Кресцентия, но присутствие императрицы Феофано, регентши при малолетнем императоре Священной Римской империи Оттоне III в Риме с 989 по 991 сдерживало римскую знать. Однако после отъезда императорской семьи Кресцентий захватил резиденцию папы - замок Святого Ангела, - и папа бежал в Тоскану, откуда просил помощи у немецкого императора. Приверженцы Кресцентия, опасаясь немецкого нашествия, убедили Иоанна вернуться в Рим.

Коррумпированность и кумовство папы сделали его очень непопулярным среди граждан Рима, но, к его чести, он был покровителем и защитником монахов Клюни.

Французские споры

Самым значительным событием в его правлении был его спор с Гуго Капетом по поводу замещения архиепископской кафедры в Реймсе. В 991 году архиепископ Арнульф был низложен, и по поводу замещения этой должности разгорелся первый серьезный конфликт между папой и королями Франции, вылившийся впоследствии в борьбу за инвеституру. Иоанн отрешил назначенного королём Герберта д'Орильяка (будущего папу Римского Сильвестра II) и, хотя Герберт подчинился папскому решению, Гуго до самой своей смерти держал в тюрьме папского кандидата на реймсскую кафедру. После смерти Гуго в 996 году Арнульф был выпущен из заключения и вскоре восстановлен в должности, а Герберт он отправился к императорскому двору в Магдебург и стал наставником императора Оттона III.

Церковные дела

При Иоанне XV был произведена первая в истории Римско-католической церкви канонизация, совершённая папами римскими: в 993 году на соборе в Латеране к лику святых был причислен Ульрих Аугсбургский.

Считается, что именно папа Иоанн XV начал отношения Святого Престола и России, когда отправил первых послов на Новгородскую Русь, где в 988 году их принял великий князь Киевский Владимир[2].

В 996 году Оттон III предпринял поездку в Италию, чтобы получить императорскую корону из рук папы, но Иоанн XV умер от лихорадки в начале апреля 996 года, в то время как Оттон III задержался в Павии до 12 апреля, чтобы праздновать Пасху. Император возвел на папский престол своего родственника Бруно под именемГригория V.

Напишите отзыв о статье "Иоанн XV"

Примечания

  1. По другим данным с августа 985 года по март 996 года. См. Приложение. Список пап и антипап.// Католицизм: Словарь атеиста / Под. общ. ред. Л.Н. Великович. — М.: Политиздат, 1991. — С.311. ISBN 5-250-00779-1.
  2. [http://nuntius.ru/nuncio.files/prestol_ross_rus.htm#obzor Краткий обзор дипломатических отношений между Святым Престолом и Россией]. — В: Святой Престол и Россия // [http://nuntius.ru/ nuntius.ru] — официальный сайт Apostolic Nunciature in Russia.</span>
  3. </ol>

Литература


Отрывок, характеризующий Иоанн XV

Мне всегда было очень грустно и больно за нашу, такую гордую, но так безжалостно большевистскими сапогами растоптанную, красавицу Сибирь!.. Её, точно так же, как и многое другое, «чёрные» силы превратили в проклятое людьми, пугающее «земное пекло»… И никакими словами не рассказать, сколько страданий, боли, жизней и слёз впитала в себя эта гордая, но до предела измученная, земля... Не потому ли, что когда-то она была сердцем нашей прародины, «дальновидные революционеры» решили очернить и погубить эту землю, выбрав именно её для своих дьявольских целей?... Ведь для очень многих людей, даже спустя много лет, Сибирь всё ещё оставалась «проклятой» землёй, где погиб чей-то отец, чей-то брат, чей-то сын… или может быть даже вся чья-то семья.
Моя бабушка, которую я, к моему большому огорчению, никогда не знала, в то время была беременна папой и дорогу переносила очень тяжело. Но, конечно же, помощи ждать ниоткуда не приходилось... Так молодая княжна Елена, вместо тихого шелеста книг в семейной библиотеке или привычных звуков фортепиано, когда она играла свои любимые произведения, слушала на этот раз лишь зловещий стук колёс, которые как бы грозно отсчитывали оставшиеся часы её, такой хрупкой, и ставшей настоящим кошмаром, жизни… Она сидела на каких-то мешках у грязного вагонного окна и неотрывно смотрела на уходящие всё дальше и дальше последние жалкие следы так хорошо ей знакомой и привычной «цивилизации»...
Дедушкиной сестре, Александре, с помощью друзей, на одной из остановок удалось бежать. По общему согласию, она должна была добраться (если повезёт) до Франции, где на данный момент жила вся её семья. Правда, никто из присутствующих не представлял, каким образом она могла бы это сделать, но так как это была их единственная, хоть и маленькая, но наверняка последняя надежда, то отказаться от неё было слишком большой роскошью для их совершенно безвыходного положения. Во Франции в тот момент находился также и муж Александры – Дмитрий, с помощью которого они надеялись, уже оттуда, попытаться помочь дедушкиной семье выбраться из того кошмара, в который их так безжалостно швырнула жизнь, подлыми руками озверевших людей...
По прибытию в Курган, их поселили в холодный подвал, ничего не объясняя и не отвечая ни на какие вопросы. Через два дня какие-то люди пришли за дедушкой, и заявили, что якобы они пришли «эскортировать» его в другой «пункт назначения»... Его забрали, как преступника, не разрешив взять с собой никаких вещей, и не изволив объяснить, куда и на сколько его везут. Больше дедушку не видел никто и никогда. Спустя какое-то время, неизвестный военный принёс бабушке дедовы личные вещи в грязном мешке из под угля... не объяснив ничего и не оставив никакой надежды увидеть его живым. На этом любые сведения о дедушкиной судьбе прекратились, как будто он исчез с лица земли без всяких следов и доказательств...
Истерзанное, измученное сердце бедной княжны Елены не желало смириться с такой жуткой потерей, и она буквально засыпала местного штабного офицера просьбами о выяснении обстоятельств гибели своего любимого Николая. Но «красные» офицеры были слепы и глухи к просьбам одинокой женщины, как они её звали – «из благородных», которая являлась для них всего лишь одной из тысяч и тысяч безымянных «номерных» единиц, ничего не значащих в их холодном и жестоком мире…Это было настоящее пекло, из которого не было выхода назад в тот привычный и добрый мир, в котором остался её дом, её друзья, и всё то, к чему она с малых лет была привычна, и что так сильно и искренне любила... И не было никого, кто мог бы помочь или хотя бы дал малейшую надежду выжить.
Серёгины пытались сохранять присутствие духа за троих, и старались любыми способами поднять настроение княжны Елены, но она всё глубже и глубже входила в почти что полное оцепенение, и иногда сидела целыми днями в безразлично-замороженном состоянии, почти не реагируя на попытки друзей спасти её сердце и ум от окончательной депрессии. Были только две вещи, которые ненадолго возвращали её в реальный мир – если кто-то заводил разговор о её будущем ребёнке или, если приходили любые, хоть малейшие, новые подробности о предполагаемой гибели её горячо любимого Николая. Она отчаянно желала узнать (пока ещё была жива), что же по-настоящему случилось, и где находился её муж или хотя бы где было похоронено (или брошено) его тело.