Иоанн XXII

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Иоанн XXII
Johannes PP. XXII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Иоанн XXII</td></tr>
196-й папа римский
7 августа 1316 — 4 декабря 1334
Коронация: 7 августа 1316
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Климент V
Преемник: Бенедикт XII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Жак д’Юэз
Оригинал имени
при рождении:
Jacques d’Euse
Рождение: 1244 или 1249
Каор (Франция)
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Авиньон (ныне — Франция)
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Иоа́нн XXII (лат. Johannes PP. XXII, в миру — Жак д’Юэз, фр. Jacques d’Euse; 1244 или 1249 — 4 декабря 1334) — папа римский с 7 августа 1316 по 4 декабря 1334 года.







Ранние годы и избрание папой

Француз Жак д’Юэз (фр. Euse) — сын сапожника из Каора. Он изучал медицину в Монпелье и право в Париже, однако не мог прочитать королевское письмо, написанное ему на французском языке [1].

Жак также изучал церковное и гражданское право в Тулузе и Каоре. По рекомендация Карла II Неаполитанского он был поставлен епископом Фрежюса в 1300 году. В 1309 году Жак был назначен канцлером Карла II, а в 1310 году был переведен в Авиньон. В это время он выступил с юридическими заключениями, благоприятными для подавления тамплиеров, но также защищал Бонифация VIII и буллу "Unum Sanctam". 23 декабря 1312 года папа Климент V сделал его кардиналом-епископом Порто-Санта-Руфины.

Смерть папы Климента V в 1314 году породила двухлетнее междуцарствие, когда кардиналы не могли договориться по кандидатуре нового папы. Наконец, в 1316 году будущему королю Филиппу V удалось организовать папский конклав из двадцати трех кардиналов в Лионе. Этот конклав избрал Жака, который принял имя Иоанна XXII и был коронован в Лионе. Он создал себе резиденцию в Авиньоне, а не в Риме.

Иоанн XXII ввязался в политику и религиозные движения многих европейских стран в целях продвижения интересов Церкви. Его тесные связи с французской короной породили недоверие папству. Не лишённый некоторых познаний в каноническом праве, он отличался крайним суеверием, жестокостью и нетерпимостью и больше всего боялся колдовства. Он сжигал живыми за ересь тех миноритов, что в абсолютной бедности видели подражание Христу и апостолам, но сам вызвал всеобщее неудовольствие учением, что святые будут лицезреть Бога только после Страшного Суда, и вынужден был отказаться от этой идеи.

Папство

Папа Иоанн XXII был прекрасным администратором. Он послал благодарственное письмо мусульманскому правителю Узбек-хану, который был терпим к христианам [2].

Иоанну XXII традиционно приписывают сочинение молитвы "Anima Christi, sanctifica me..."

27 марта 1329 года Иоанн XXII осудил труды Майстера Экхарта как еретические в папской булле "In Agro Dominico" [3].

Конфликт с Людовиком IV

Опираясь на Францию, Иоанн хотел распоряжаться немецкой императорской короной, но встретил противодействие и в Германии, и в Италии. Во время спора Людовика Баварского с Фридрихом Австрийским Иоанн предъявил претензии на временное управление Германией и на решение спора[4].

После окончательной победы Людовика папа стал на сторону его противника, а самого Людовика отлучил от церкви. Это не помешало Людовику найти много сторонников в Италии и, после коронования в Риме, созвать в Тренто собор, объявивший Иоанна еретиком и избравший на его место минорита Пьетро Райнальдуччи, принявшего имя Николая V. Иоанну удалось захватить антипапу, а чтобы наказать Германию, он декретом отделил Италию от Немецкой империи.

Внутренние дела

Во многом деятельность Иоанна XXII стоит у истоков гонений на колдунов, развившихся в охоту на ведьм. Вступив на престол, он распорядился отдать под суд епископа родного города, на том основании что тот якобы околдовал его. В 1321 году он направил инквизиторов в Тулузу и Каркассон, чтобы те изгнали из дома Господня всех колдунов. В 1326 году это было распространено на все земли, находившиеся в ведении римско-католической Церкви. Начиная с этого времени в приговорах инквизиции стали появляться формулировки "еретическое колдовство". Во время своего понтификата Иоанн запретил в Италии алхимию; особенно жестоко, используя инквизиционные трибуналы, Иоанн преследовал спиритуалов. Буллой 1321 года был запрещён спор о том, как относился Христос к вопросу о нищете и частной собственности; через 2 года объявил, что всякая ссылка на Библию с целью «идеализировать» нищету и бедность являются ересью.

Используя борьбу партий в Германии за императорскую корону, смещал императорских чиновников. Объявлял крестовые походы, однако так и не осуществил этот проект, что не помешало ему собрать немалые средства на это предприятие.

Смерть

Иоанн умер в возрасте 90 лет, после самого длительного в XIV веке восемнадцатилетнего понтификата, оставив колоссальное богатство — свыше 750 тысяч флоринов.

В литературе

Папа Иоанн XXII является героем серии романов Мориса Дрюона «Проклятые короли», а также неоднократно упоминается в романе Умберто Эко «Имя розы».

Напишите отзыв о статье "Иоанн XXII"

Литература

Примечания

  1. Sumption Jonathan. [http://books.google.com/books?id=TdO710XXpnEC Trial by Battle:The Hundred Years War]. — Faber and Faber, 1990. — P. 33. — ISBN 9780571266586.
  2. Arnold Thomas Walker. [http://books.google.com/books?id=O45CAAAAIAAJ The preaching of Islam: a history of the propagation of the Muslim faith]. — A. Constable and Company, 1896. — P. 200–201.
  3. Eckhart. [http://books.google.com/books?id=YAYxzu8zqK8C Meister Eckhart, the Essential Sermons, Commentaries, Treatises, and Defense: The Essential Sermons, Commentaries, Treatises, and Defense]. — Paulist Press, 1981. — P. 77. — ISBN 9780809123704.
  4. Lambert Malcolm. [http://books.google.com/books/about/Medieval_Heresy.html?id=m76JkwMZjgcC Medieval Heresy: Popular Movements from the Gregorian Reform to the Reformation]. — Blackwell Publishing, 1992. — P. 209. — ISBN 0-631-17431-1.

Ссылки

  • [http://www.echo.msk.ru/programs/vsetak/871476-echo/ Иоанн XXII: Римский папа вне Рима. Программа «Эха Москвы» из цикла «Всё так»]
  • Гергей, Енё. [http://krotov.info/libr_min/g/gorgey/06.html История папства. Глава 6: Путь пап от Авиньона до Констанца. Папство в период позднего Средневековья (XIV—XV века)]. // Пер. с венгр. О. В. Громова. — М.: Республика, 1996. — 463 с.
  • Джеймс Хефт. Иоанн XXII и папская доктрина власти (Льюистон, 1986) (Религиозные тексты и исследования, 27).
  • Лео Таксиль. [http://lib.ru/HRISTIAN/ATH/TAKSIL/sacredde.txt Священный вертеп]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иоанн XXII

Он вновь начал медленно, величественно открываться, поражая воображение Радана, который, будто малое дитя, остолбенело наблюдал, не в состоянии оторваться от разворачивающейся красоты, не в силах произнести ни слова.
– Радомир наказал беречь его ценой наших жизней... Даже ценой его детей. Это Ключ наших Богов, Раданушка. Сокровище Разума... Нет ему равных на Земле. Да, думаю, и далеко за Землёй... – грустно молвила Магдалина. – Поедем мы все в Долину Магов. Там учить будем... Новый мир будем строить, Раданушка. Светлый и Добрый Мир... – и чуть помолчав, добавила. – Думаешь, справимся?
– Не знаю, сестра. Не пробовал. – Покачал головой Радан. – Мне другой наказ дан. Светодара бы сохранить. А там посмотрим... Может и получится твой Добрый Мир...
Присев рядом с Магдалиной, и забыв на мгновение свою печаль, Радан восторженно наблюдал, как сверкает и «строится» дивными этажами чудесное сокровище. Время остановилось, как бы жалея этих двух, потерявшихся в собственной грусти людей... А они, тесно прижавшись друг к другу, одиноко сидели на берегу, заворожено наблюдая, как всё шире сверкало изумрудом море... И как дивно горел на руке Магдалины Ключ Богов – оставленный Радомиром, изумительный «умный» кристалл...
С того печального вечера прошло несколько долгих месяцев, принёсших Рыцарям Храма и Магдалине ещё одну тяжкую потерю – неожиданно и жестоко погиб Волхв Иоанн, бывший для них незаменимым другом, Учителем, верной и могучей опорой... Рыцари Храма искренне и глубоко скорбели о нём. Если смерть Радомира оставила их сердца раненными и возмущёнными, то с потерей Иоанна их мир стал холодным и невероятно чужим...
Друзьям не разрешили даже похоронить (по своему обычаю – сжигая) исковерканное тело Иоанна. Иудеи его просто зарыли в землю, чем привели в ужас всех Рыцарей Храма. Но Магдалине удалось хотя бы выкупить(!) его отрубленную голову, которую, ни за что не желали отдавать иудеи, так как считали её слишком опасной – они считали Иоанна великим Магом и Колдуном...

Так, с печальным грузом тяжелейших потерь, Магдалина и её маленькая дочурка Веста, охраняемые шестью Храмовиками, наконец-то решились пуститься в далёкое и нелёгкое путешествие – в дивную страну Окситанию, пока что знакомую только лишь одной Магдалине...
Дальше – был корабль... Была длинная, тяжкая дорога... Несмотря на своё глубокое горе, Магдалина, во время всего нескончаемо-длинного путешествия была с Рыцарями неизменно приветливой, собранной и спокойной. Храмовики тянулись к ней, видя её светлую, печальную улыбку, и обожали её за покой, который испытывали, находясь с рядом с ней... А она с радостью отдавала им своё сердце, зная, какая жестокая боль жгла их уставшие души, и как сильно казнила их происшедшая с Радомиром и Иоанном беда...
Когда они наконец-то достигли желанной Долины Магов, все без исключения мечтали только лишь об одном – отдохнуть от бед и боли, насколько для каждого это было возможно.
Слишком много было утрачено дорогого...
Слишком высокой была цена.
Сама же Магдалина, покинувшая Долину Магов, будучи малой десятилетней девочкой, теперь c трепетом заново «узнавала» свою гордую и любимую Окситанию, в которой всё – каждый цветок, каждый камень, каждое дерево, казались ей родными!.. Истосковавшись по прошлому, она жадно вдыхала бушующий «доброй магией» окситанский воздух и не могла поверить, что вот она наконец-то пришла Домой...
Это была её родная земля. Её будущий Светлый Мир, построить который она обещала Радомиру. И это к ней принесла она теперь своё горе и скорбь, будто потерянное дитя, ищущее у Матери защиты, сочувствия и покоя...
Магдалина знала – чтобы исполнить наказ Радомира, она должна была чувствовать себя уверенной, собранной и сильной. Но пока она лишь жила, замкнувшись в своей глубочайшей скорби, и была до сумасшествия одинокой...
Без Радомира её жизнь стала пустой, никчемной и горькой... Он обитал теперь где-то далеко, в незнакомом и дивном Мире, куда не могла дотянуться её душа... А ей так безумно по-человечески, по-женски его не хватало!.. И никто, к сожалению, не мог ей ничем в этом помочь.
Тут мы снова её увидели...
На высоком, сплошь заросшем полевыми цветами обрыве, прижав колени к груди, одиноко сидела Магдалина... Она, как уже стало привычным, провожала закат – ещё один очередной день, прожитый без Радомира... Она знала – таких дней будет ещё очень и очень много. И знала, ей придётся к этому привыкнуть. Несмотря на всю горечь и пустоту, Магдалина хорошо понимала – впереди её ждала долгая, непростая жизнь, и прожить её придётся ей одной... Без Радомира. Что представить пока что ей никак не удавалось, ибо он жил везде – в каждой её клеточке, в её снах и бодрствовании, в каждом предмете, которого он когда-то касался. Казалось, всё окружающее пространство было пропитано присутствием Радомира... И даже если бы она пожелала, от этого не было никакого спасения.
Вечер был тихим, спокойным и тёплым. Оживающая после дневной жары природа бушевала запахами разогретых цветущих лугов и хвои... Магдалина прислушивалась к монотонным звукам обычного лесного мира – он был на удивление таким простым, и таким спокойным!.. Разморенные летней жарой, в соседних кустах громко жужжали пчёлы. Даже они, трудолюбивые, предпочитали убраться подальше от жгучих дневных лучей, и теперь радостно впитывали живительную вечернюю прохладу. Чувствуя человеческое добро, крошечная цветная птичка безбоязненно села на тёплое плечо Магдалины и в благодарность залилась звонкими серебристыми трелями... Но Магдалина этого не замечала. Она вновь унеслась в привычный мир своих грёз, в котором всё ещё жил Радомир...
И она снова его вспоминала...
Его невероятную доброту... Его буйную жажду Жизни... Его светлую ласковую улыбку и пронзительный взгляд его синих глаз... И его твёрдую уверенность в правоте избранного им пути. Вспоминала чудесного, сильного человека, который, будучи совсем ещё ребёнком, уже подчинял себе целые толпы!..
Вспоминала его ласку... Тепло и верность его большого сердца... Всё это жило теперь только лишь в её памяти, не поддаваясь времени, не уходя в забвение. Всё оно жило и... болело. Иногда ей даже казалось – ещё чуть-чуть, и она перестанет дышать... Но дни бежали. И жизнь всё также продолжалась. Её обязывал оставленный Радомиром ДОЛГ. Поэтому, со своими чувствами и желаниями она, насколько могла, не считалась.