Иосиф Флавий

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Иосиф Флавий
др.-евр. יוסף בן מתתיהו
др.-греч. Ιώσηπος Φλάβιος
лат. Josephus Flavius
267x400px
Реконструкция портрета Иосифа Флавия, сделана Уильямом Уистоном к переводу его работ
Имя при рождении:

Йосе́ф бен Матитья́гу

Род деятельности:

историк и военачальник

Дата рождения:

ок. 37

Место рождения:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти:

ок. 100

Место смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отец:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Мать:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Супруг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Супруга:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дети:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Разное:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Ио́сиф Фла́вий (др.-греч. Ιώσηπος Φλάβιος; лат. Josephus Flavius, при рождении Йосе́ф бен Матитья́ху (Ио́сиф, сын Матта́фии), др.-евр. יוסף בן מתתיהו; ок. 37 — ок. 100) — еврейский историк и военачальник.

Иосиф Флавий известен дошедшими до нас на греческом языке трудами — «Иудейская война» (о восстании 66—71 годов) и «Иудейские древности» (где изложена история евреев от сотворения мира до Иудейской войны). Как и трактат «Против Апиона», они имели целью ознакомить античный мир с историей и культурой евреев и развенчать устойчивые предубеждения против этого народа.







Биография

Иосиф Флавий родился в первый год царствования Гая Калигулы, то есть в 37 году. По отцу он принадлежал к знатному священническому роду (был священником «первой череды»), а его мать происходила из царского рода Хасмонеев-Маккавеев. (Что, на первый взгляд, противоречит Вавилонскому Талмуду Бава Батра 3б, где говорится, что из рода Хасмонеев не осталось никого. Однако, это лишь кажущееся противоречие, ибо царские и священнические титулы наследуются у евреев исключительно по мужской линии). Иосиф получил хорошее образование — как еврейское, так и греческое. В возрасте 19 лет присоединился к фарисеям. В 26 лет (около 64 года) ездил в Рим в качестве защитника нескольких знатных евреев, обвинённых прокуратором Феликсом и отправленных в цепях в Рим. Здесь Иосиф, благодаря еврею Алигуру, придворному актёру Нерона, познакомился с женой Нерона Поппеей и через неё добился для этих евреев освобождения.

Мощь и культура Римской империи произвели на молодого Иосифа огромное впечатление. По возвращении в Иерусалим он обнаружил, что евреи готовятся восстать против римского правления. Сознавая опасность борьбы с Римом, Иосиф присоединился сначала к миролюбивой партии фарисеев, однако вскоре ему была поручена оборона Галилеи (северной части Иудеи). Там он набрал около 10 000 войска, укрепил Иотапату (Йодфат), Тивериаду (Тверия), Гамалу (Гамла), Вирсавию (Беэр-Шеву), Тарихею и др. Когда Веспасиан в 67 году вступил в пределы Галилеи, и сильные крепости почти без боя одна за другой переходили под власть римлян, Иосиф со своим отрядом заперся в крепости Йотапата. Однако ни мужество Иосифа и его войска, ни военные хитрости не спасли крепость. Выдержав 47-дневную осаду, Йотапата пала. Сам Иосиф успел вместе с 40 товарищами скрыться в пещере, вход в которую был из глубокой цистерны. Это убежище было открыто, и Веспасиан через военачальника Никанора увещевал Иосифа сдаться, обещая ему полную безопасность. Иосиф согласился, но не мог склонить к тому же своих товарищей, покушавшихся убить его за измену. Тогда он предложил по жребию постепенно умерщвлять друг друга. В конце концов остался в живых только Иосиф с товарищем, которого он убедил отдаться римлянам.

Приведённый в римский лагерь и представленный Веспасиану, Иосиф предсказал ему императорскую власть. Веспасиан первоначально счёл предсказание Иосифа за лукавую выдумку, но, когда узнал о смерти Нерона и Гальбы и о борьбе между Отоном и Вителлием, поверил Иосифу и осыпал его дарами. Чтобы спасти себе жизнь, Иосиф предложил Веспасиану свои услуги и тот, отправляясь в Рим, оставил Иосифа в свите своего сына Тита в качестве переводчика и дал ему свободу. С того времени Иосиф стал носить фамильное имя своего господина — «Флавий».

Во время осады Иерусалима Иосиф несколько раз выступал парламентёром, убеждая своих соотечественников отдаться во власть римлянам, даже «со слезами» умолял их о том. После взятия Иерусалима в 70 году Тит по просьбе Иосифа отдал ему священные книги и освободил 190 человек, запершихся в Храме.

Последние годы своей жизни Иосиф провёл при дворе римских императоров. Веспасиан возвёл его в звание римского гражданина, подарил ему поместья в Иудее и дал ему помещение в Риме в своём прежнем дворце. Тит и Домициан продолжали покровительствовать Иосифу Флавию. Год смерти Иосифа Флавия неизвестен. Проводя спокойную жизнь при дворе римских императоров, Иосиф Флавий занялся литературным трудом.

Библиография

Файл:Josephusbust.jpg
Древне-римский бюст, предположительно изображающий Иосифа Флавия

В первом своем сочинении, «Иудейская война», Иосиф Флавий по свежим впечатлениям повествует о войне римлян с евреями и о разрушении Иерусалима, предпослав подробному рассказу об этом событии краткий очерк (1-я и 2-я книги) всего случившегося со времени взятия Иерусалима Антиохом Епифаном до отступления от Иерусалима Цестия Галла, римского наместника Сирии, и разгрома его войск евреями. Эта победа опьянила евреев и послужила первым толчком к серьёзному восстанию против римской власти, история которого и составляет предмет повествования остальных пяти книг.

Другое сочинение Иосифа Флавия, «Автобиография», написано гораздо позднее, в царствование Домициана, о котором есть упоминание в конце этого сочинения. В нём излагаются факты из жизни Иосифа, не вошедшие в состав книг «Иудейской войны», и оно является дополнением как этого последнего сочинения, так и «Иудейских древностей», так что в некоторых кодексах Флавиевых сочинений она присоединяется к 20-ти книгам «Древностей» в качестве последней, 21-й книги. Цель «Автобиографии» — апологетическая: Иосиф Флавий защищает свои распоряжения в должности правителя Галилеи против нападок на него со стороны еврейского историка Юста Тивериадского, секретаря Агриппы II, который в написанной им истории войны иудеев с римлянами обвинял Иосифа Флавия в том, что тот первый положил начало восстанию против римского господства.

Третье произведение Иосифа Флавия — «Иудейские древности», состоящее из 20 глав. Этот труд, охватывающий историю всей еврейской древности — как говорит сам Иосиф в предисловии к нему — предназначался для греков; для них он сделал извлечение из еврейских книг (то есть книг священных). Флавий хотел доказать, что и еврейский народ имеет свою историю и притом историю, насчитывающую десятки веков. До 7-й главы XI книги повествование Иосифа Флавия идет параллельно повествованию Библии; затем он продолжает прервавшийся на царствовании Кира библейский рассказ. Его повествование особенно подробным делается с эпохи Птолемеев и Селевкидов. Три последние книги передают события со смерти Ирода Великого до управления Иудеей Гессия Флора.

Кроме перечисленных сочинений, Иосифу Флавию принадлежат ещё две книги «О древности иудейского народа», или «Против Апиона», александрийского грамматика, который был послан александрийскими греками в Рим, где обвинял евреев перед Калигулой в том, что они не чтут его как бога[1].

В 1-й книге Иосиф Флавий говорит о преимуществах историографии евреев и всех вообще восточных народов перед историографией греков и римлян и обличает Манефона и других историков, писавших о происхождении евреев из Египта. Вторая книга направлена против сочинения Апиона о евреях; здесь Иосиф Флавий защищает Моисея и его законодательство. Как в этом, так и во всех других своих сочинениях Иосиф Флавий отдает предпочтение воззрениям фарисеев.

Наконец, некоторыми исследователями Флавию приписывается философский трактат «О господстве разума», в котором автор, стараясь сблизить греческую философию с библейским повествованием, библейскими примерами доказывает и разъясняет мысль, выраженную в заголовке трактата.

Значение сочинений Иосифа Флавия

Историческое значение сочинений Иосифа Флавия заключается, главным образом, в том, что его труды являются основным источником истории евреев начиная с эпохи Маккавеев до завоевания Иерусалима римлянами[2].

Христианские учителя церкви, как Феофил Антиохийский, Климент Александрийский, Тертуллиан, равно и церковные писатели Евсевий, Иероним и другие, с похвалой отзываются об Иосифе Флавии, ссылаясь на него как на признанный авторитет.

В 1544 году появилось первое греческое издание сочинений Иосифа Флавия. Лучшее из старых изданий — Havercamp’a (Амстердам, 1726); затем следовали издания Oberthur’a (Лейпциг, 1782—1785), Richter’a (1825—1827), Dindorf’a (1845—1949) и Murray (Л., 1874), а также проверенные издания Niese (Б., 1885—1892) и Naber’a (Лпц., 1888 и след.). Существуют переводы сочинений Иосифа Флавия на латинский (очень древнего происхождения) и многие европейские языки. На русском языке издан перевод «Древностей» свящ. Мих. Самуиловым в 1818 г.; перевод «Иудейской войны» и «Древностей» Г. Генкеля напечатан в журн. «Восход» (1898—1900) и издан отдельно. Сочинение «О древности иудейского народа» («Против Апиона») издано в 1901 году в переводе Г. Генкеля и Я. Израэльсона.

Иосиф Флавий о христианстве

Труды Иосифа Флавия приводились в качестве свидетельства смерти Иоанна Крестителя (Древн. XVIII, 5, 2), побиения камнями Иакова, брата Господня (Древн. XX, 9, 1), а также распятия Иисуса Христа (Древн. XVIII, 3, 3), в частности (Древн. XVIII, 3, 63):

Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлёк к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил его к кресту. Но те, кто раньше любили его, не прекращали этого и теперь. На третий день он вновь явился им живой, как возвестили о нём и о многих других его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне ещё существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по его имени.

В конце XIX века эти главы рассматривались как вставки позднейшего происхождения (Бруно Бауэр).

Приписать фрагменты самому Флавию не позволяет, главным образом, именование автором Иисуса Христом, что противоречит мнению Оригена, что Флавий не являлся христианином.

С другой стороны, наличие данной фразы у писателя-фарисея пытаются объяснить тем, что блж. Иероним, цитируя Флавия, писал вместо слов «То был Христос» — «Его считали Христом». Также в начале XX века в научный оборот был введён текст X века «Всемирной истории», написанной епископом Агапием, где утверждается, что Иосиф в своих трудах только передаёт слова христиан[3].

Следует упомянуть и мнение нашего современника, иеромонаха Иова (Гумерова), приводящего в пользу аутентичности вышеприведённой цитаты из Флавия и неправомочности утверждения того, что, поскольку Иосиф Флавий не был христианином, он якобы не мог писать об Иисусе как о Христе, следующие аргументы:

Это место считали подлинным древние христианские писатели: Евсевий Памфил («Церковная история», 1. 11), святой Иероним и др. Сомнение в подлинности приведенного рассказа Иосифа Флавия появилось у критиков-рационалистов XIX в. При этом никаких текстологических открытий сделано не было. Возражение было психологического характера: так об Иисусе, по их мнению, не мог написать историк-иудей. Этот аргумент, построенный на крайне сомнительной логической основе, не имеет никакой научной значимости. Уместно спросить представителей скептической школы: как мог персидский царь-язычник Кир издать указ, который начинается словами: «все царства земли дал мне Господь Бог Небесный, и Он повелел мне построить Ему дом в Иерусалиме, что в Иудее» (1 Езд. 1, 2). Можно и в других канонических книгах Священного Писания найти подобные места[4].

Напишите отзыв о статье "Иосиф Флавий"

Примечания

  1. Hazel, John [http://books.google.com/books?id=bfkd6fy_zb8C&pg=PA17&lpg=PA17&dq=apion+settled+in+rome&source=bl&ots=F8ZbiqKJlE&sig=XWefhSipJsh_dWKwLR5kQfvz9W4&hl=en&ei=EI_fSYiGKY_ulQfyqLTgDg&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=4 Who’s who in the Roman World] books.google.com. Accessed 2009-4-10.
  2. [http://www.eleven.co.il/article/11827 Иосиф Флавий] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  3. Иосиф Флавий. Иудейские древности. [http://www.vehi.net/istoriya/israil/flavii/drevnosti/00.html Предисловие издателей]
  4. [http://www.pravoslavie.ru/put/3004.htm Суд над Иисусом Христом. Богословский и юридический взгляд. Часть 5. Материал с интернет-страницы Православие. Ru]

Литература

Тексты

  • [http://www.archive.org/details/fljosephioperao00unkngoog Греческие тексты (издание 1826 года)]
  • Греческие тексты (издание С. А. Набера, 1888—1895 годов): [http://www.archive.org/stream/operaomniaposti01nabegoog Том I]; [http://www.archive.org/details/flaviiiosephiope02joseuoft Том II]; [http://www.archive.org/details/operaomniaposti02nabegoog Том III]; [http://www.archive.org/details/flaviiiosephiope04joseuoft Том IV]; [http://www.archive.org/details/operaomniaposti00nabegoog Том V]; [http://www.archive.org/details/flaviiiosephiope06joseuoft Том VI].

Переводы

Русские переводы:

  • «Жизнь»:
    • Иосиф Флавий. Моя жизнь. / Пер. Д. Е. Афиногенова, вступ. ст. и комм. Л. В. Семенченко. // Вестник древней истории. 2006. № 4. С. 216—229. 2007. № 1-2.
  • «Против Апиона»:
    • Иосиф Флавий. О древности иудейского народа: Против Апиона. / Пер. Я. И. Израэльсона и Г. Г. Генкеля. 1895. XXXVI, 134 стр.
      • переизд.: М., 1990.
    • Филон Александрийский. Против Флакка. О посольстве к Гаю. / Пер. О. Л. Левинской. Иосиф Флавий. О древности еврейского народа (Против Апиона). / Пер. А. В. Вдовиченко. (Серия «Библиотека Флавиана». Выпуск 3). М.-Иерусалим, Гешарим — Еврейский университет в Москве, 1994. 400 стр. С. 113—216.
  • «Иудейская война»: см. отдельную статью
  • «Иудейские древности»: см. отдельную статью

В серии «Loeb classical library» изданы:

  • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl01joseuoft Vol. I]. № 186. Жизнь. Против Апиона.
  • Иудейская война. Тома II—III. (2-е изд. тома II—IV). № 203, 487, 210.
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl02joseuoft Vol. II]. Books I—III.
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl03joseuoft Vol. III]. Books IV—VII.
  • Иудейские древности. Тома IV—IX (во 2-м изд. тома V—XIII. № 242, 490, 281, 326, 365, 489, 410, 433, 456)
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl04joseuoft Vol. IV]. Books I—IV.
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl05joseuoft Vol. V]. Books V—VIII.
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl06joseuoft Vol. VI]. Books IX—XI.
    • [http://www.archive.org/details/josephuswithengl07joseuoft Vol. VII]. Books XII—XIV.

В серии «Collection Budé» изданы «Автобиография», «Против Апиона» и начато издание «Иудейской войны» (3 тома, книги 1—5).

Исследования

  • П. Репловский. «Иосиф Флавий» // «Православное обозрение», 1861, № 9 и 10.
  • А. Воскресенский. «Иосиф Флавий и его отношение к Библии» // «Православный собеседник», 1900, ч. III.
  • Дубнов В. М. Иосиф Флавий, его жизнь, литературная и общественная деятельность. Одесса, 1896. 59 стр.
  • Иосиф (Петровых И. С.) История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия. (Опыт критического разбора и обработки). Сергиев Посад, 1903. 483 стр.
  • Меликишвили Н. Г. Иосиф Флавий — «Иудейские древности» (исследование и текст грузинского перевода). Автореф. дисс. … д. филол. н. Тб., 1989.
  • Алексеев М. А. [http://home.gwu.edu/~maxal/josephus.pdf Задача Иосифа Флавия] // Империя Математики. — 2001. — № 2. — С. 22—28.
  • Destinon. Die Quellen des F. Josephus. — Киль, 1882.
  • Boettger. Topogr.-histor. Lexikonzud. Schriften d. F. — 1879.
  • Reuss. Flavius Joseph (Revue de Theologie) Страсб., 1859);
  • Stapfer. Joseph (Encyclop. des sciences religieuses). — Лихтенбергера, 1882.
  • Schürer. Gesch. des jüd. Volkes im Zeitalter Jesu Christi. — 1890, I.
  • Иудейские древности, в переводе с оригинального греческого Авраама Шалита.

Ссылки

  • [http://www.eleven.co.il/article/11827 Иосиф Флавий] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  • Иосиф Флавий. [http://www.vehi.net/istoriya/israil/flavii/voina/index.html Иудейская война] / перевод Я. Л. Чертка 1900 г., с введением и примечанием переводчика.
  • Иосиф Флавий. [http://www.vehi.net/istoriya/israil/flavii/drevnosti/index.html Иудейские древности].
  • Иосиф Флавий «Иудейская война» ([http://jewish-library.ru/flaviy/iudeyskaya_voyna/ Еврейская электронная библиотека], [http://lib.ru/POEEAST/FLAWIJ/flavii_voina.txt lib.ru])
  • [http://jewish-library.ru/flaviy/iudeyskie_drevnosti/ Иосиф Флавий. «Иудейские древности»]
  • [http://web.archive.org/web/20100405123925/http://www.mystudies.narod.ru/library/nochrist/flavius/apion.htm Иосиф Флавий. «О древности еврейского народа» («Против Апиона»)]
  • [http://www.ozon.ru/context/detail/id/4016042/ Иудейская война (аудиокнига)]
  • [http://lib.ru/POEEAST/FLAWIJ/ Иосиф Флавий] в библиотеке Максима Мошкова
  • [http://www.wdl.org/ru/item/3030/ Иллюстрации Жана Фуке (141?—1480?) к «Иудейским древностям»]
  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Иосиф Флавий

И «вынесла» нас за пределы последнего «этажа»!.. Это очень ярко напомнило мне ту ночь, когда мои звёздные друзья приходили в последний раз – приходили прощаться... И вынесли меня за пределы земли, показывая что-то, что я бережно хранила в памяти, но пока ещё никак не могла понять...
Вот и теперь – мы парили в «нигде», в какой-то странной настоящей, ужасающей пустоте, которая не имела ничего общего с той тёплой и защищённой, нами так называемой, пустотой «этажей»... Огромный и бескрайний, дышащий вечностью и чуточку пугающий Космос простирал к нам свои объятия, как бы приглашая окунуться в ещё незнакомый, но так сильно всегда меня притягивавший, звёздный мир... Стелла поёжилась и побледнела. Видимо ей пока что было тяжеловато такую большую нагрузку переносить.
– Как же ты придумала такое? – в полном восторге от увиденного, удивлённо спросила я.
– О, это нечаянно, – вымученно улыбаясь, ответила девчушка. – Один раз я была очень взволнована, и скорее всего, мои слишком сильно бушевавшие эмоции вынесли меня прямо туда... Но бабушка сказала, что мне ещё туда нельзя, что пока рано ещё... А вот тебе, думаю, можно. Ты мне расскажешь, что там найдёшь? Обещаешь?
Я готова была расцеловать эту милую, добрую девочку за её открытое сердечко, которое готово было поделиться всем без остатка, только бы людям рядом с ней было хорошо...
Мы почувствовали себя очень уставшими и, так или иначе, мне уже пора была возвращаться, потому что я пока ещё не знала всего предела своих возможностей, и предпочитала возвращаться до того, как станет по-настоящему плохо.
Тем же вечером у меня сильно поднялась температура. Бабушка ходила кругами, что-то чувствуя, и я решила, что будет самое время честно ей всё рассказать...
Грудь у меня странно пульсировала, и я чувствовала, будто кто-то издалека пытается что-то мне «объяснить», но я уже почти что ничего не понимала, так как жар всё поднимался, и мама в панике решила вызывать скорую помощь, чтобы меня хоть как-то от всей этой непонятной температуры «защитить»... Вскоре у меня уже начался настоящий бред, и, испугав всех до смерти... я вдруг перестала «гореть». Температура так же непонятно исчезла, как и поднялась. В доме висело насторожённое ожидание, так как никто так и не понял, что же такое в очередной раз со мной стряслось. Расстроенная мама обвиняла бабушку, что она за мной недостаточно хорошо смотрела, а бабушка, как всегда, молчала, принимая любую вину на себя...
На следующее утро со мной снова всё было в полном порядке и домашние на какое-то время успокоились. Только бабушка не переставала внимательно за мной наблюдать, как будто чего-то ожидала.
Ну и, конечно же, как уже стало обычным, ей не пришлось слишком долго ожидать...

После весьма необычного «всплеска» температуры, которое произошло после возвращения домой с «этажей», несколько дней ничего особенного со мной не происходило. Я прекрасно себя чувствовала, если не считать того, что мысли о девочке с фиолетовыми глазами неотступно будоражили мой взвинченный мозг, цеплялся за каждую, даже абсурдную мысль, как бы и где бы я могла бы её снова найти... Множество раз возвращаясь на Ментал, я пыталась отыскать раннее нами виденный, но, казалось, теперь уже навсегда потерявшийся Вэйин мир – всё было тщётно... Девочка исчезла, и я понятия не имела, где её искать...
Прошла неделя. Во дворе уже ударили первые морозы. Выходя на улицу, от холодного воздуха пока ещё непривычно захватывало дыхание, а от ярко слепящего зимнего солнышка слезились глаза. Робко припорошив пушистыми хлопьями голые ветви деревьев, выпал первый снег. А по утрам, раскрашивая окна причудливыми узорами, шаловливо гулял, поблёскивая застывшими голубыми лужицами, весёлый Дедушка Мороз. Потихоньку начиналась зима...
Я сидела дома, прислонившись к тёплой печке (дом у нас в то время ещё отапливался печами) и спокойно наслаждалась чтением очередной «новинки», как вдруг почувствовала уже привычное покалывание в груди, в том же месте, где находился фиолетовый кристалл. Я подняла голову – прямо на меня серьёзно смотрели огромные, раскосые фиолетовые глаза... Она спокойно стояла посередине комнаты, такая же удивительно хрупкая и необычная, и протягивала мне в своей крошечной ладошке чудесный красный цветок. Первой моей панической мыслью было – быстрее закрыть дверь, чтобы не дай Бог, никто не вошёл!..
– Не надо, меня всё равно никто кроме тебя не видит, – спокойно сказала девчушка.
Её мысли звучали в моём мозгу очень непривычно, как будто кто-то не совсем правильно переводил чужую речь. Но, тем не менее, я её прекрасно понимала.
– Ты меня искала – зачем? – внимательно глядя мне в глаза, спросила Вэя.
Её взгляд был тоже очень необычным – как будто вместе со взглядом она одновременно передавала образы, которых я никогда не видела, и значения которых пока, к сожалению, ещё не понимала.
– А так? – улыбнувшись, спросила «звёздная» малышка.
У меня в голове что-то «вспыхнуло»... и открылось умопомрачительное видение совершенно чужого, но необыкновенно красивого мира... Видимо того, в котором она когда-то жила. Этот мир был чем-то похож на уже нами виденный (который она себе создавала на «этажах»), и всё же, чем-то чуточку отличался, как если бы там я смотрела на рисованную картину, а сейчас вдруг увидела эту картину наяву...
Над изумрудно-зелёной, очень «сочной» землёй, освещая всё вокруг непривычным голубоватым светом, весело поднималось потрясающе красивое и яркое, фиолетово-голубое солнце... Это наступало чужое, видимо инопланетное, утро... Вся буйно растущая здесь зелень, от падающих на неё солнечных лучей, сверкала золотисто-фиолетовыми бриллиантами «местной» утренней росы, и, счастливо ими умываясь, готовилась к наступающему новому чудесному дню... Всё вокруг благоухало невероятно богатыми красками, слишком яркими для наших, привыкших ко всему «земному», глаз. Вдали, по покрытому золотистой дымкой небу клубились почти «плотные», нежно-розовые кудрявистые облака, похожие на красивые розовые подушки. Неожиданно, с противоположной стороны небо ярко вспыхнуло золотым.... Я обернулась, и от удивления застыла – с другой стороны царственно поднималось невероятно огромное, золотисто-розовое, второе солнце!.. Оно было намного больше первого, и казалось, было больше самой планеты... Но его лучи, в отличие от первого, почему-то светили несравнимо мягче и ласковее, напоминая тёплое «пушистое» объятие... Казалось, это огромное доброе светило, уже устало от каждодневных забот, но всё ещё по привычке отдавало этой невероятно красивой планете своё последнее тепло и, уже «собираясь на покой», с удовольствием уступало место молодому, «кусачему» солнцу, которое ещё только-только начинало своё небесное путешествие и светило яро и весело, не боясь расплескать свой молодой жар, щедро заливая светом всё вокруг.
Удивлённо оглядываясь по сторонам, я вдруг заметила причудливое явление – у растений появилась вторая тень... И она почему-то очень резко контрастировала с освещённой частью – как будто светотень была нарисована яркими, кричащими цветами, резко противоположными друг другу. В теневой части воздух мерцал яркими миниатюрными звёздочками, вспыхивающими от малейшего движения. Это было сумасшедше красиво... и необыкновенно интересно. Пробудившийся волшебный мир звучал тысячами незнакомых голосов, будто радостно оповещая о своём счастливом пробуждении всю вселенную. Я очень сильно, почти наяву, почувствовала, насколько невероятно чистым был здесь воздух! Он благоухал, наполненный удивительно приятными, незнакомыми запахами, которые чем-то неуловимо напоминали запахи роз, если бы их было здесь тысяча разных сортов одновременно. Повсюду, сколько охватывал глаз, алели те же самые ярко-красные, огромные «маки»... И тут только я вспомнила, что Вэя принесла мне такой же цветок! Я протянула к ней руку – цветок плавно перетёк с её хрупкой ладошки на мою ладонь, и вдруг, в моей груди что-то сильно «щёлкнуло»... Я с удивлением увидела, как миллионами невиданных фантастических оттенков на моей груди раскрылся и засверкал изумительный кристалл... Он всё время пульсировал и менялся, как бы показывая, каким ещё он может быть. Я застыла в шоке, полностью загипнотизированная открывшимся зрелищем, и не могла отвести глаз от всё время по-новому открывающейся красоты...
– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...