Ирландцы

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Ирландцы
Самоназвание

ирл. Éireannach, мн. ч. Éireannaigh; англ. Irish

Численность и ареал

Всего: 8 500 000 чел.(учитывая по происхождению 80 000 000)
Ирландия22x20px Ирландия — 3 900 660 чел
США22x20px США — 33 348 221[1]

Вымер

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Археологическая культура

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык

Английский, ирландский

Религия

Католицизм

Расовый тип

Европеоидный

Входит в

Кельтские народы

Родственные народы

гэлы, шотландцы, валлийцы, бретонцы, англичане, канадцы, австралийцы, новозеландцы,

Этнические группы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Происхождение

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ИрландцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ИрландцыОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Ирландцы

Ирла́ндцы, народ Ирландии (ирл. Muintir na hÉireann, na hÉireannaigh, na Gaeil/Gaeilgi) — кельтский народ, коренное население Ирландии (3,6 млн чел.), проживают в Ирландской Республике и Северной Ирландии. Живут также в Великобритании (1,8 млн чел.), США (примерно 33 млн чел.)[1], Канаде (4,3 млн чел.), Австралии (1,9 млн чел.) и других странах.

Национальный язык — ирландский, однако большая часть населения, кроме нескольких изолированных районов на западе страны (гэлтахтов), в качестве основного языка использует английский.







История

Начало заселения острова

Исследования историков утверждают, что первые люди поселились на острове Ирландия около 9000 лет назад. Самые первые поселенцы практически неизвестны. Они оставили после себя несколько уникальных мегалитических сооружений. Дольше всего доиндоевропейское население удерживалось на юго-западе острова. Ирландское название провинции Манстер — Мума не объясняется из кельтского языка и есть мнение, что в нем сохраняется этноним ранних жителей острова.

Античные авторы не оставили подробных сведений об Изумрудном острове. Понятно только, что к началу н. э. остров был полностью заселен кельтами. Ирландская средневековая литература, напротив, содержит огромное количество мифических и легендарных сведений о различных волнах мигрантов: фоморах, фир болгах, племенах дану и т. д. Согласно мифологии последняя волна пришельцев — милезианцы, прибыла под предводительством Миля с Иберийского полуострова. Косвенно это подтверждается современными генографическими проектами, действительно ирландцы и баски имеют наибольшее число представителей гаплогруппы R1b.

Ранняя история

В начальный период истории вся территория Ирландии была разделена на независимые туаты, области заселенные одним племенем. Туат приблизительно соответствует современному баронству (в Ирландии существует такое неофициальное административное деление, баронство — это часть графства, объединяющая несколько приходов. Как правило каждое графство включает 10-15 баронств). Вожди кланов были связанны друг с другом сложной системой вассальных взаимоотношений. В раннем средневековье туаты Ирландии объединялись в пять пятин во главе с верховным королём «ард-риагом»: Лагин (совр. Ленстер с королевской династией МакМурроу/Мэрфи), Муман (совр. Манстер с королевской династией О’Брайенов), Улад (совр. Ольстер с королевской династией О’Нейлов), Миде (совр. графства Мит и Вестмит с прилегающими территориями, королевская династия МакЛафлинов) и Коннаут (королевская династия О’Конноров).

В IV—V веках н. э. предки ирландцев предпринимали активные пиратские набеги. От них очень страдал Уэльс. В ходе экспансии ирландского королевства Дал Риада были покорены пикты и стратклайдские бритты, что положило начало переселения ирландского племени скоттиев в Шотландию и стало отправной точкой формирования шотландской нации. В результате одного из пиратских набегов в Ирландию попал святой Патрик.

На протяжении V века Ирландия приняла христианство. Этот процесс протекал достаточно мирно, видимо, в силу того, что жреческое сословие друидов после многочисленных поражений кельтов от римлян на континенте и в Британии во многом утратило авторитет. В результате такого ненасильственного процесса принятия христианства Ирландия оказалась одной из немногих культур, где языческое наследие не было отвергнуто, а бережно собиралось в христианских монастырях. Именно благодаря этому до нас дошли древние мифы и саги кельтов. Сама же Ирландия на несколько веков превратилась в центр учености.

Золотой век в культурной и экономической жизни Ирландии прервали массированные вторжения викингов в IX-XI веках. Викинги захватили прибрежные города. Владычество викингов удалось скинуть после битвы под Клонтарфом в 1014 году. Этой победы добился верховный король Бриан Бору, прародитель О’Брайенов, павший в этом знаменательном сражении. В 1169 году началось второе массовое норманнское (викинги) нашествие в Ирландию. Экспедиция графа Ричарда Стронгбоу, прибывшая по просьбе короля Ленстера Дермотта МакМурроу, изгнанного верховным королём Рори О’Коннором, высадилась около Уэксфорда. За несколько последующих веков норманны стали большими ирландцами, чем сами ирландцы. Норманны полностью усвоили ирландскую культуру и слились с коренным населением острова.

Хотя формально Ирландия находилась в составе Английского Королевства со времен Генриха II, активная колонизация ирландских земель началась после завоевания Ирландии Оливером Кромвелем в 1649 году. В ходе английской колонизации владельцами почти всех земель на острове стали английские лендлорды (которые как правило даже не жили в Ирландии), а ирландцы-католики превратились в бесправных арендаторов. Ирландский язык преследовался, кельтская культура уничтожалась. Богатое культурное наследие народа сохранялось в основном бродячими поэтами-бардами.

«Великий голод»

Великий Голод имел решающее значение в исторической судьбе ирландского народа. Неурожай картофеля, ставшего основным продуктом питания неимущих ирландцев, привел к гибели порядка 1 млн человек. Люди умирали от голода, а из поместий, принадлежащих англичанам, продолжали экспортировать продовольствие: мясо, зерно, молочные продукты.

Массы ирландцев-бедняков ринулись в США и заморские колонии Великобритании. Один иммигрант, худо-бедно обосновавшийся на новом месте, перетягивал за собой всю семью. Со времени Великого Голода население Ирландии постоянно сокращалось, этот процесс шел с разной интенсивностью вплоть до 70-х годов 20-го века. От голода наиболее пострадали гэльскоговорящие районы, заселенные ирландской беднотой. В результате повышенной смертности и массовой иммиграции ирландцев сфера применения гэльского языка значительно сузилась, большое число активных носителей языка переселилось за океан.

В то же время на восточном побережье США сложилась многочисленная ирландская диаспора. Например, в Нью-Йорке проживает больше потомков ирландских иммигрантов, чем ирландцев собственно в Ирландии.

Современное состояние

В 20-м веке территория исконного проживания ирландского этноса была политически разделена, большая часть острова вошла в состав Ирландской Республики, а часть Ольстера (за исключением графств Донегол, Ферманах и Монахан) была оставлена в составе Соединенного Королевства. В этой части Ольстера английская колонизация проводилась иначе, земельные наделы раздавались мелким фермерам английского и шотландского происхождения, что привело к тому, что в процентном отношении число колонистов-протестантов превысило число ирландцев-католиков. Ирландцы Ольстера вели длительную освободительную борьбу против английского правительства, не избегая террористических приемов. Накал противостояния в Ольстере стал спадать только к концу 20-го века.

Ирландская культура оказывает заметное влияние на массовую общемировую культуру. Этому, в частности, способствует американский кинематограф, охотно касающийся тем, так или иначе связанных с Ирландией. Во многих странах отмечают день Святого Патрика, жанр фэнтези впитал в себя многие пласты ирландской мифологии, танцевальная и музыкальная культура ирландцев широко известны. Среди людей, серьёзно увлекающихся ирландской культурой, появился даже термин кельтомания.

Что касается ирландского языка, то им свободно владеет только порядка 20 % жителей Ирландии. Доминирует английская речь. Родным ирландский язык является только для небольшого количества уроженцев Гэлтахтов (гэльскоговорящих районов на западных окраинах страны). Большинство носителей ирландского языка — горожане, освоившие его сознательно в зрелом возрасте. Гэлтахты не представляют собой единого массива, и в каждом из них употребляются весьма отличные друг от друга диалекты. Около 40 % ирландцев с материнским гэльским языком проживает в графстве Голуэй, 25 % в графстве Донегол, 15 % в графстве Мэйо, 10 % в графстве Кэрри.

Существует стандартизированный литературный язык «кайдон». Его словарный запас сформирован в основном на основе коннаутских диалектов. Однако у кайдона есть одна занимательная особенность: язык не имеет стандартной формы произношения. Поэтому носители литературного языка могут иметь манстерское, коннаутское или ольстерское произношение, в зависимости от того, на какой основе поставлено произношение конкретного носителя языка, одинаково написанный текст произносится по-разному.

Католическая вера является определяющей для ирландца. В течение долгого времени принадлежность к католической церкви была как бы одной из форм пассивного сопротивления английским захватчикам. Поэтому даже сегодня ирландец, исповедующий иную конфессию, кажется экзотичным.

Ирландцы на протяжении 2-й половины 20-го века имели самый высокий естественный прирост среди аборигенных наций Западной Европы, который во многом нивелировался не ослабляющейся эмиграцией.

Культура

Национальные танцы

Традиционные ирландские танцы, сформировавшиеся в XVIII-XX веках, включают сольные танцы, Ирландские кейли, Сет-танцы (социальные танцы), Шан-нос. Все виды ирландских танцев исполняются исключительно под традиционные ирландские танцевальные мелодии: рилы, джиги и хорнпайпы.

Национальный костюм

Ирландский народный костюм — оранжевый килт до колен, длинный жакет, рубашка без ворота и берет. Костюм практически утрачен. Его носят лишь музыканты.

Кухня

Ирландские фамилии

Ирландская фамильная система сложна и хранит в себе следы бурных исторических событий. Абсолютное большинство ирландцев носят в качестве фамилий древние родовые имена, идущие от наименований гэльских кланов. Этим объясняется то, что под одной фамилией объединены десятки и даже сотни тысяч человек, потомки клана, заселявшего на ранних стадиях истории обособленную племенную территорию — туат.

Традиционно ирландскими считаются фамилии, начинающиеся с «О'» и «Мак». «О'» происходит от гэльского Ó «внук, потомок», а Maк переводится как «сын». При англоязычной записи гэльские префиксы зачастую опускаются. Например такие распространенные фамилии как Мерфи, Райан, Галлахер практически не встречаются в формах О’Мерфи, О’Райан или О’Галлахер. Напротив фамилии королевского достоинства почти всегда употребляются в своей исконной, полной форме: О’Брайен, О’Коннор, О’Нейл. Другие, менее знатные фамилии, одновременно существуют в разных записях: О’Салливан — Салливан, О’Рейли — Рейли, О’Фаррелл — Фаррелл. Утрата префикса Мак значительно менее распространена. Этот тип фамилий не принадлежит ирландцам монопольно и свойственен также горцам Шотландии. Фамилии на Мак доминируют в Ольстере и скромнее представлены в Манстере (хотя самая частая ирландская фамилия на Мак, МакКарти из Корка и Керри). Соответственно, фамилий на О' больше в юго-западной части острова.

Огромное число кланов образовалось вокруг потомков норманнских завоевателей: Батлеры, Бэрки, Пауэры, Фицджеральды и т. д. Патронимический префикс Фиц — считается признаком норманнских фамилий, но ФицПатрики, древние короли Оссори, — кельты, чье изначальное имя МакГилпатрик. Были и обратные случаи, когда норманнские роды принимали чисто кельтские наименования. Пример тому род Костелло (Mac Oisdealbhaigh) (от гэльского os — «молодой олень», «олененок» и dealbha — «скульптура»). Так было переосмыслено норманнское имя Jocelyn de Angulo. Норманны, изначально говорившие на старофранцузском языке, привнесли в Ирландию выглядящие совсем по-французски фамилии: Lacy, Devereux, Laffan (от французског l’enfant «дитя»). Поскольку первые норманнские завоеватели явились в Ирландию с территории Уэльса, самая частая фамилия норманнского происхождения Уолш (валлиец).

В раннем средневековье все приморские городские центры Ирландии находились под властью викингов. Многие ирландские кланы несут в себе кровь северян: МакСуини (сын Свена), МакОлиффы (сын Олафа), Дойлы (потомок датчанина), О’Хиггинсы (потомок викинга).

Ирландская диаспора

Сегодня в мире проживает от 70 до 80 миллионов людей с ирландскими корнями. Большинство потомков переселенцев из Ирландии проживают в странах английского языка: США, Австралии, Великобритании. Несколько меньшее участие ирландцы приняли в формировании населения Канады и Новой Зеландии.

В США и Австралии ирландцы являются вторым по значимости этническим компонентом, в США после немецких иммигрантов, в Австралии после англичан. Предки американского президента Джона Фицджеральда Кеннеди из графства Уотерфорд, а австралийский «Робин Гуд» — Нед Келли — сын иммигранта из графства Типперэри. Знаменитый американский промышленник и изобретатель Генри Форд также родился в семье иммигрантов из Ирландии.

Меньше известен вклад ирландцев в историю Франции, Испании, Португалии и Латинской Америки. В отличие от США и Австралии, сюда переселялись не нищие ирландцы-бедняки, а представители кельтской родовой знати. Во Франции — генерал Патрис Мак-Магон, личный врач Наполеона О’Мира, семейство Хеннесси. В Испании — герцоги Тетуана — О’Доннели, в Португалии — виконты Санта-Моники — О’Нейлы. Знаменитый Че Гевара по бабушке со стороны отца — из ирландского рода Линчей, президент Мексики Альваро Обрегон — от корня манстерских О’Брайенов. Хорошо известны: мексиканский художник Хуан О’Горман, сподвижник Боливара — Даниэль О’Лири в Венесуэле, президент Чили — Бернардо О’Хиггинс.

Оставили свой след, пускай и небольшой, ирландцы в истории России. На протяжении нескольких поколений верно служили российскому престолу графы Брефне — О’Рурки, среди которых было несколько военачальников. Самый известный из них Корнелий О’Рурк. Ирландец Пётр Ласси с 1700 года на русской службе. В 1708 году командовал Сибирским пехотным полком, отличился в Полтавском сражении, член военной коллегии, рижский генерал-губернатор, генерал-фельдмаршал российской армии (1736). Мать известного поэта Вяземского была ирландка из рода О’Рейли.

Напишите отзыв о статье "Ирландцы"

Примечания

  1. 1 2 [http://factfinder.census.gov/faces/tableservices/jsf/pages/productview.xhtml?pid=ACS_09_1YR_B04003&prodType=table 2013 American Community Survey 1-Year Estimates]
  2. [http://www.ons.gov.uk/ons/datasets-and-tables/index.html?newquery=*&newoffset=150&pageSize=50&content-type=Reference+table&content-type=Dataset&content-type-orig=%22Dataset%22+OR+content-type_original%3A%22Reference+table%22&sortBy=pubdate&sortDirection=DESCENDING&applyFilters=true 2011 Census in England and Wales]: [http://www.ons.gov.uk/ons/rel/census/2011-census/key-statistics-and-quick-statistics-for-wards-and-output-areas-in-england-and-wales/rft-qs211ew-ward.zip 2011 Census: QS211EW Ethnic group (detailed), wards in England and Wales (ZIP 7239Kb)]

Литература

  • «Народы мира» (энциклопедия). Стр. 202—203. ISBN 978-5-373-01057-3
  • «Ireland» стр. 28 ISBN 1-74104-078-7

Отрывок, характеризующий Ирландцы

– Ой, па-апочка!!! – радостно запищала девчушка. – А я уже думала, ты нас оставил, а ты здесь! Ой, как хорошо!..
Отец, ничего не понимая, оглядывался по сторонам, как вдруг увидев своё израненное тело и хлопочущих вокруг него врачей, схватился обеими руками за голову и тихо взвыл... Было очень странно наблюдать такого большого и сильного взрослого человека в таком диком ужасе созерцавшего свою смерть. Или может, именно так и должно было происходить?.. Потому, что он, в отличие от детей, как раз-то и понимал, что его земная жизнь окончена и сделать, даже при самом большом желании, уже ничего больше нельзя...
– Папа, папочка, разве ты не рад? Ты же можешь видеть нас? Можешь ведь?.. – счастливо верещала, не понимая его отчаяния, дочка.
А отец смотрел на них с такой растерянностью и болью, что у меня просто разрывалось сердце...
– Боже мой, и вы тоже?!.. И вы?.. – только и мог произнести он. – Ну, за что же – вы?!
В машине скорой помощи три тела уже были закрыты полностью, и никаких сомнений больше не вызывало, что все эти несчастные уже мертвы. В живых осталась пока одна только мать, чьему «пробуждению» я честно признаться, совсем не завидовала. Ведь, увидев, что она потеряла всю свою семью, эта женщина просто могла отказаться жить.
– Папа, папа, а мама тоже скоро проснётся? – как ни в чём не бывало, радостно спросила девчушка.
Отец стоял в полной растерянности, но я видела, что он изо всех сил пытается собраться, чтобы хоть как-то успокоить свою малышку дочь.
– Катенька, милая, мама не проснётся. Она уже не будет больше с нами, – как можно спокойнее произнёс отец.
– Как не будет?!.. Мы же все в месте? Мы должны быть в месте!!! Разве нет?.. – не сдавалась маленькая Катя.
Я поняла, что отцу будет весьма сложно как-то доступно объяснить этому маленькому человечку – своей дочурке – что жизнь для них сильно изменилась и возврата в старый мир не будет, как бы ей этого не хотелось... Отец сам был в совершенном шоке и, по-моему, не меньше дочери нуждался в утешении. Лучше всех пока держался мальчик, хотя я прекрасно видела, что ему также было очень и очень страшно. Всё произошло слишком неожиданно, и никто из них не был к этому готов. Но, видимо, у мальчонки сработал какой-то «инстинкт мужественности», когда он увидел своего «большого и сильного» папу в таком растерянном состоянии, и он, бедняжка, чисто по мужски, перенял «бразды правления» из рук растерявшегося отца в свои маленькие, трясущиеся детские руки...
До этого я никогда не видела людей (кроме моего дедушки) в настоящий момент их смерти. И именно в тот злосчастный вечер я поняла, какими беспомощными и неподготовленными люди встречают момент своего перехода в другой мир!.. Наверное страх чего-то совершенно им неизвестного, а также вид своего тела со стороны (но уже без их в нём присутствия!), создавал настоящий шок ничего об этом не подозревавшим, но, к сожалению, уже «уходящим» людям.
– Папа, папа, смотри – они нас увозят, и маму тоже! Как же мы теперь её найдём?!..
Малышка «трясла» отца за рукав, пытаясь обратить на себя его внимание, но он всё ещё находился где-то «между мирами» и никакого внимания на неё не обращал... Я была очень удивлена и даже разочарована таким недостойным поведением её отца. Каким бы испуганным он не был, у его ног стоял малюсенький человечек – его крохотная дочурка, в глазах которой он был «самым сильным и самым лучшим» папой на свете, в чьём участии и поддержке она в данный момент очень нуждалась. И до такой степени раскисать в её присутствии, по моему понятию, он просто не имел никакого права...
Я видела, что эти бедные дети совершенно не представляют, что же им теперь делать и куда идти. Честно говоря, такого понятия не имела и я. Но кому-то надо было что-то делать и я решила опять вмешаться в может быть совершенно не моё дело, но я просто не могла за всем этим спокойно наблюдать.
– Простите меня, как вас зовут? – тихо спросила у отца я.
Этот простой вопрос вывел его из «ступора», в который он «ушёл с головой», будучи не в состоянии вернуться обратно. Очень удивлённо уставившись на меня, он растерянно произнёс:
– Валерий... А откуда взялась ты?!... Ты тоже погибла? Почему ты нас слышишь?
Я была очень рада, что удалось как-то его вернуть и тут же ответила:
– Нет, я не погибла, я просто шла мимо когда всё это случилось. Но я могу вас слышать и с вами говорить. Если вы конечно этого захотите.
Тут уже они все на меня удивлённо уставились...
– А почему же ты живая, если можешь нас слышать? – поинтересовалась малышка.
Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла.
– Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!!
Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела.
– Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!..
Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала:
– И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?..
Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....
– А ты с нами побудешь? – смотря на меня своими большими глазёнками, жалобно спросила она.
– Ну, конечно побуду, если ты этого хочешь, – тут же заверила я.
И мне очень захотелось её крепко по-дружески обнять, чтобы хоть чуточку согреть её маленькое и такое испуганное сердечко...
– Кто ты, девочка? – неожиданно спросил отец. – Просто человек, только немножко «другой», – чуть смутившись ответила я. – Я могу слышать и видеть тех, кто «ушёл»... как вот вы сейчас.
– Мы ведь умерли, правда? – уже спокойнее спросил он.
– Да, – честно ответила я.
– И что же теперь с нами будет?
– Вы будете жить, только уже в другом мире. И он не такой уж плохой, поверьте!.. Просто вам надо к нему привыкнуть и полюбить.
– А разве после смерти ЖИВУТ?.. – всё ещё не веря, спрашивал отец.
– Живут. Но уже не здесь, – ответила я. – Вы чувствуете всё так же, как раньше, но это уже другой, не ваш привычный мир. Ваша жена ещё находится там, так же, как и я. Но вы уже перешли «границу» и теперь вы на другой стороне, – не зная, как точнее объяснить, пыталась «достучаться» до него я.
– А она тоже когда-нибудь к нам придёт? – вдруг спросила девчушка.
– Когда-нибудь, да, – ответила я.
– Ну, тогда я её подожду – уверенно заявила довольная малышка. – И мы опять будем все вместе, правда, папа? Ты же хочешь чтобы мама опять была с нами, правда ведь?..
Её огромные серые глаза сияли, как звёздочки, в надежде, что её любимая мама в один прекрасный день тоже будет здесь, в её новом мире, даже не понимая, что этот ЕЁ теперешний мир для мамы будет не более и не менее, как просто смерть...
И, как оказалось, долго малышке ждать не пришлось... Её любимая мама появилась опять... Она была очень печальной и чуточку растерянной, но держалась намного лучше, чем до дикости перепуганный отец, который сейчас уже, к моей искренней радости, понемножку приходил в себя.
Интересно то, что за время моего общение с таким огромным количеством сущностей умерших, я почти с уверенностью могла бы сказать, что женщины принимали «шок смерти» намного увереннее и спокойнее, чем это делали мужчины. Я тогда ещё не могла понять причины этого любопытного наблюдения, но точно знала, что это именно так. Возможно, они глубже и тяжелее переносили боль вины за оставленных ими в «живом» мире детей, или за ту боль, которую их смерть приносила родным и близким. Но именно страх смерти у большинства из них (в отличии от мужчин) почти что начисто отсутствовал. Могло ли это в какой-то мере объясняться тем, что они сами дарили самое ценное, что имелось на нашей земле – человеческую жизнь? Ответа на этот вопрос тогда ещё у меня, к сожалению, не было...
– Мамочка, мама! А они говорили, что ты ещё долго не придёшь! А ты уже здесь!!! Я же знала, что ты нас не оставишь! – верещала маленькая Катя, задыхаясь от восторга. – Теперь мы опять все вместе и теперь будет всё хорошо!
И как же грустно было наблюдать, как вся эта милая дружная семья старалась уберечь свою маленькую дочь и сестру от сознания того, что это совсем не так уж и хорошо, что они опять все вместе, и что ни у одного из них, к сожалению, уже не осталось ни малейшего шанса на свою оставшуюся непрожитую жизнь... И что каждый из них искренне предпочёл бы, чтобы хоть кто-то из их семьи остался бы в живых... А маленькая Катя всё ещё что-то невинно и счастливо лопотала, радуясь, что опять они все одна семья и опять совершенно «всё хорошо»...
Мама печально улыбалась, стараясь показать, что она тоже рада и счастлива... а душа её, как раненная птица, криком кричала о её несчастных, так мало проживших малышах...
Вдруг она как бы «отделила» своего мужа и себя от детей какой-то прозрачной «стеной» и, смотря прямо на него, нежно коснулась его щеки.
– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.