Испанский язык

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Испанский язык
Самоназвание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страны:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Регионы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Официальный статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Регулирующая организация:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Общее число говорящих:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Рейтинг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Статус:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Вымер:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Классификация
Категория:

???

Ошибка Lua в Модуль:WikidataTree на строке 115: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Письменность:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-1:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-2:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

ISO 639-3:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

См. также: Проект:Лингвистика
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Красным цветом отмечены страны и регионы, в которых испанский язык является официальным

Испа́нский или касти́льский язык (исп. español, castellano) — плюрицентрический иберо-романский язык, зародившийся в средневековом королевстве Кастилия, которое включало в себя современную территорию провинции Бургос и автономных областей Ла-Риоха и Кантабрия, и широко распространившийся в других регионах мира (в первую очередь в Южной и Центральной Америке) в эпоху Великих географических открытий. Относится к индоевропейской семье языков (романская группа, иберо-романская подгруппа). Письменность на основе латинского алфавита. Третий по распространённости родной язык в мире (после китайского и хинди) с 470 миллионами носителей[1] и самый распространённый романский язык. По разным оценкам, во всём мире на испанском языке могут изъясняться до 548 миллионов человек[2][3] (включая тех людей, для которых испанский является вторым языком, и тех, кто изучает его как иностранный — 20 миллионов человек). Крупнейшей по населению испаноязычной страной мира является Мексика (свыше 120 миллионов жителей), по территории — Аргентина. 9/10 носителей испанского языка в настоящее время живут в Западном полушарии.







Географическое распространение

Страны со значительным испаноязычным населением
Место Страна Число испаноговорящих[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Испанский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Испанский языкОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Испанский язык[источник не указан 1193 дня]
1 Мексика22x20px Мексика 106 255 000
2 Испания22x20px Испания 47 190 500
3 Колумбия22x20px Колумбия 45 600 000
4 Аргентина22x20px Аргентина 41 248 000
5 США22x20px США 41 000 000
6 Перу22x20px Перу 26 152 265
7 Венесуэла22x20px Венесуэла 26 021 000
8 Чили22x20px Чили 15 795 000
9 Куба22x20px Куба 11 285 000
10 Эквадор22x20px Эквадор 10 946 000
11 Доминиканская Республика22x20px Доминиканская Республика 9 650 000
12 Гватемала22x20px Гватемала 8 163 000
13 Гондурас22x20px Гондурас 7 267 000
14 Боливия22x20px Боливия 7 010 000
15 Сальвадор22x20px Сальвадор 6 859 000
16 Никарагуа22x20px Никарагуа 5 503 000
17 Парагвай22x20px Парагвай 4 737 000
18 Коста-Рика22x20px Коста-Рика 4 220 000
19 Пуэрто-Рико22x20px Пуэрто-Рико 4 017 000
20 Уругвай22x20px Уругвай 3 442 000
21 Панама22x20px Панама 3 108 000
22 Филиппины22x20px Филиппины 2 900 000
23 Франция22x20px Франция 2 100 000
24 Португалия22x20px Португалия 1 750 000
25 Гаити22x20px Гаити 1 650 000
26 Марокко22x20px Марокко 960 706
27 Великобритания22x20px Великобритания 900 000
28 Япония22x20px Япония 500 000
29 Италия22x20px Италия 455 000
30 Экваториальная Гвинея22x20px Экваториальная Гвинея 447 000
31 Германия22x20px Германия 410 000
32 САДР22x20px САДР 341 000
33 Канада22x20px Канада 272 000
34 КНР22x20px КНР 250 000
35 Гайана22x20px Гайана 198 000
36 Швейцария22x20px Швейцария 172 000
37 Израиль22x20px Израиль 160 000
38 Австралия22x20px Австралия 150 000
39 Белиз22x20px Белиз 130 000
40 Кюрасао22x20px Кюрасао 112 450
41 Россия22x20px Россия 111 900[4]
42 Аруба22x20px Аруба 105 000
43 Республика Корея22x20px Республика Корея 90 000
44 Андорра22x20px Андорра 40 000
45 Швеция22x20px Швеция 39 700
46 Тринидад и Тобаго22x20px Тринидад и Тобаго 32 200
47 Турция22x20px Турция 29 500
48 Новая Зеландия22x20px Новая Зеландия 26 100
49 Казахстан22x20px Казахстан 20000
50 Нидерланды22x20px Нидерланды 17 600
51 Финляндия22x20px Финляндия 17 200
52 Гвиана22x20px Гвиана 13 000
53 Румыния22x20px Румыния 7000
54 Бонэйр22x20px Бонэйр 5700
55 Виргинские Острова (США)22x20px Виргинские Острова (США) 3980
56 Ливан22x20px Ливан 2300
57 Австрия22x20px Австрия 1970
58 Кувейт22x20px Кувейт 1700

На испанском языке говорят 34,5 млн человек в США, в Пуэрто-Рико он, наряду с английским, признан государственным. В штате Нью-Мексико он фактически имеет официальный статус, законодательство штата не предусматривает статус официального языка, но говорит об обязательности или возможности использования испанского языка в официальных документах наряду с английским.

Кроме того, несколько миллионов носителей испанского языка проживают в штатах Калифорния, Флорида, Техас и Нью-Йорк. Также на испанском языке говорят 15 % населения Американских Виргинских островов.

Испанским языком владеет большая часть населения британской территории Гибралтара, хотя государственным на ней является английский. Также там используется смесь испанского и английского, называемая янито.

Испанский язык широко используется в Андорре и Белизе (60 %), на Арубе (85 %) и Кюрасао (65 %). Также на нём говорят на Бонайре (35 %), в Бразилии, Тринидаде и Тобаго, Западной Сахаре (на территории, контролируемой Фронтом Полисарио), на Филиппинах (по разным данным на испанском общаются от 0,01 % населения или 2658 человек[5] до 2 % или 2,9 млн[6]) и в общинах сефардов в Марокко, Сербии, Черногории, Турции и Израиле.

В Бразилии, где население говорит на португальском языке, за испанским закрепился статус второго языка среди студентов и дипломированных специалистов. По мере ослабления зависимости экономики страны от торговых операций с США и Европой и увеличения торгового оборота с соседними испаноязычными странами (особенно с входящими в блок Меркосур), больше внимания стало уделяться билингвизму и знанию испанского языка. 7 июля 2005 года Национальный Конгресс Бразилии одобрил закон, закрепивший за испанским статус второго языка в государственных и частных школах страны[7]. Популярность испанского языка в Бразилии увеличивает то, что он очень похож на португальский и почти во всех соседних странах является официальным. В приграничных городах Бразилии (особенно, на бразильско-уругвайской границе) также говорят на смеси испанского и португальского под названием портуньол.

Испанский — официальный язык Организации Объединённых Наций, Европейского союза, Африканского союза и Организации Американских Государств.

Стандартизация

Первые попытки стандартизации испанского языка относятся к концу 15 столетия, когда язык начал распространяться за пределами Иберии. Королевская академия испанского языка выполняет функции главного регулятора языковой и литературной нормы современного испанского языка во всех территориях его бытования. Исторически, процессы формальной стандартизации испанского языка затрагивали в первую очередь фонетику, орфографию и орфоэпию и практически не касались грамматики, синтаксиса и морфологии. С одной стороны, как следствие этих процессов, орфография испанского языка максимально приблизилась к произношению (за исключением немой h и вариаций -sión/ción). С другой, Королевская академия испанского языка, в отличие от французской, не препятствовала развитию в языке новых (большей частью аналитических) форм глагола и новых лексико-морфологических вариаций, что сделало испанский язык довольно гибким и разнообразным в плане грамматики, лексики и синтаксиса[8]. Глагол в испанском языке имеет 16 грамматических времен, а также многочисленные перифразы.

Диалекты и языковые варианты испанского языка

Производные языки

Наряду с диалектами испанского, существует также ряд производных от него языков. Среди них есть и креольские с упрощённой грамматической структурой: чабакано (Филиппины), папьяменту — разновидность папьяменто (Аруба, Антильские острова) и паленкеро (Колумбия).

Смешанные и контактные языки с испанской основой и мощным иноязычным суперстратом или субстратом:

Испанский или кастильский?

Как в Испании, так и в Латинской Америке испанский язык также называют кастильским (исп. castellano) в соответствии с названием региона, в котором он зародился. Этим подчеркивается его отличие от других языков Испании. Такое разделение достаточно популярно среди населения стран Южного конуса и носителей каталанского, галисийского, баскского и др. языков Испании.

Многие филологи считают, что кастильским следует называть язык, на котором говорили в Кастилии в средние века. Однако с ними не согласны другие — они предлагают не использовать название «испанский», так как оно указывает на то, что этот язык в Испании один, что каталанский, галисийский, баскский, аранский, арагонский и астурийский — не испанские языки.

Испанцы обычно называют свой язык испанским, когда он упоминается вместе с иностранными языками, и кастильским при упоминании вместе с другими языками Испании. В остальном испаноязычном мире используются оба названия. «Испанский» преобладает в Колумбии, Панаме, Никарагуа, Сальвадоре, Коста-Рике, Гватемале, Гондурасе, Мексике, США, Доминиканской Республике и Венесуэле (то есть в основном в Северной и Центральной Америке); «кастильский» преобладает на Кубе, в Эквадоре, Перу, Боливии, Парагвае, Чили, Аргентине и Уругвае.

Антропонимика

История

История современного литературного испанского языка и его многочисленных устных и письменных языковых вариантов отражает развитие местного народно-латинского диалекта Иберии. В хронологическом порядке развитие испанского языка выглядит следующим образом:

Орфография

Испанский язык использует латинский алфавит, с дополнительной буквой «ñ» ([ɲ]). Традиционно ch (che, произносится как [ч]) и «ll» до 1994 считались отдельными буквами, со своими именами и местом в алфавите (a, b, c, ch, d, …, l, ll, m, n, ñ, o, …). С 1994 года они не считаются отдельными буквами, и слова с «ch» сейчас находятся между «ce» и «ci», вместо размещения после «cz», и соответственно это изменение в силе и для «ll».

Кроме ñ, испанская орфография использует следующие дополнительные буквы:

Áá Éé Íí Óó Úú Üü (буквы с акутным ударением — для исключений из общих правил ударения и различения омонимов; ü с диэрезой — для обозначения читаемости этой буквы после g.)

В диалектах испанского можно встретить буквы с грависным ударением:

Àà Èè Ìì Òò Ùù и Çç — се-седилья.

Правила чтения

В основном слова читаются так же, как пишутся. Этому способствует особый вокализм испанского языка в кругу романских. Для испанского характерно чёткое и стабильное произношение всех гласных. Несмотря на то, что они составляют 47 % фонического материала, их количество ограничено пятью, как и в русском языке: A, E, I, O, U. Это наименьшее количество гласных по сравнению с другими романскими языками, и одно из самых малых в мировых языках вообще (за исключением арабского). Относительная простота испанских гласных заключается в том, что они не обнаруживают фонематически значимых различий по долготе-краткости, открытости-закрытости и не подвергаются редукции в безударной позиции. В живой речи некоторых карибских говоров отмечается аллофоническая назализация гласных перед n, m, но и она лежит за пределами литературной нормы. В то же время, в литературном языке согласные звуки характеризуются наличием большого количества аллофонов. Исследования живой речи по диалектам и региональным вариантам обнаруживают ещё более широкий спектр аллофонической вариации согласных, где они могут глотаться, ассимилироваться, ослабляться и т. д.

Основные правила

  • ch — в кастильском читается приблизительно как твёрдый белорусский ч или польский cz; в чилийском диалекте — как мягкий русский [ч'].
  • ll — как «йй», в некоторых диалектах как «жь», «джь», «ш» или «лль».
  • h — не читается никогда, однако в старом андалузском говоре [h] сохраняется.
  • с — перед a, o, u — как «к»; перед e, i — как «c» (Латинская Америка) или глухой английский «th» (Испания).
  • z — как «c» (Латинская Америка) или глухой английский «th» (Испания).
  • g — перед i и e — как русский «х», перед остальными гласными «г».
  • j — как русский «х», но более напряжённый.
  • s — как русский «c», но, как правило, с несколько отодвинутым к альвеолам языком.
  • x — в зависимости от положения — как русские «кс», «гс», «с» (в отдельных названиях в Америке «х» и «ш»).
  • сочетание gu — перед e, i читается как «г», «u» не произносится (кроме написания ).
  • сочетание qu — перед e, i читается как «к», «u» не произносится (кроме написания ).
  • b и v — «фрикативный б». В начале слова и после носовых и губных согласных эти буквы обозначают смычный звук [b], по произношению соответствующий русскому «б». В остальных случаях эти буквы обозначают полусмычный звук между «б» и «в».

Ударение в испанском языке

Ударение в испанском языке может падать на 1—5 с конца слог. Если графическое ударение (tilde) не проставлено, ударение падает на последний слог, когда слово оканчивается на согласную кроме n и s, либо на предпоследний, если слово заканчивается на гласную или согласные n или s.

В противном случае при письме обязательно ставится знак ударения над ударной гласной, например, préstamo, carácter, llegué.

Ударение также указывается при необходимости разбить дифтонг: «conocía» (знал), «tenía» (имел) или для различения некоторых ударных и безударных омонимов («tú» — ты, но «tu» — твой и др.).

Практическая транскрипция на русский язык

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

Передние Средние Задние
Закрытый i u
Средний
Открытый ä

Согласные

Несмотря на большое количество аллофонов, состав согласных фонем в испанском языке минимален, что объясняется отсутствием или утратой многих шипящих, свистящих, межзубных и аффрикат. В большинстве диалектов утрачена и θ, a звук [dʒ] представляет собой аллофон [й].

Губно-губной Губно-зубной Зубной Альвеолярный Палатальный Велярный Увулярный
Носовые m (ɱ) n ɲ (ŋ) (ɴ)
Взрывные p b t d k g
Щелевые (β) f (v) θ (ð) s (z) ʝ x (ɣ) (χ)
Аппроксиманты j
Дрожащие r
Одноударные ɾ
Латеральные сонанты l ʎ

Морфология

Артикль

Артикль в испанском языке (artículo) — это служебная часть речи, которая предшествует существительному и указывает на его род, число и падеж. Различают определённый (el, los, la, las, иногда lo), неопределённый артикли (un, unos, una, unas) и нулевой артикль (термин используется номинально как обозначение отсутствия артикля).

Формы артикля
Число Определённый артикль Неопределённый артикль
Мужской род Женский род Мужской род Женский род
Единственное el cuaderno la mesa un árbol una pluma
Множественное los cuadernos las mesas unos* árboles unas* plumas

*Считается, что артикли unos и unas ближе к неопределённым местоимениям, чем к артиклям.

Определённый артикль (artículo determinado), как правило, употребляется в тех случаях, когда предмет или явление, обозначаемое существительным, заведомо известны, определены или повторяются в речи и на письме уже не в первый раз. Также определённый артикль допускается, когда ясно, что речь идёт об единственном в своём роде предмете или абстрактном понятии. Например: Dame el libro que te regaló María; He roto el florero; La envidia es un vicio muy frecuente. Неопределённый артикль (artículo indeterminado), напротив, употребляется в случаях, когда предмет или явление неизвестны, упоминаются впервые. В некоторых случаях неопределённый артикль может быть использован в качестве стилистического средства выразительности для усиления (качественной характеристики предмета или явления). Например: En la playa vimos un barco; Mi tío era un hombre muy amable.

Артикль является нулевым, если он отсутствует, то есть опускается. Опускание артикля происходит, если существительное — имя собственное (например, личное имя María, название города Madrid или страны — España), перед ним стоит притяжательное или указательное местоимение (mi casa, este país), существительное выполняет функцию дополнения и обозначает вещество (María toma té; Pedro come carne), а также в устойчивых выражениях типа tener hambre, tener miedo, tener frío, hace frío, hace calor.

Испанские артикли выполняют функцию показателя падежных отношений в предложении: поскольку сами существительные морфологически изменяются лишь во множественном числе, определить падеж можно только по артиклю. Например: María escribe a Pedro, No quiero hablar más de Juan, El carro de Miguel. В предложениях, где присутствуют однородные члены — существительные, например, когда имеется несколько подлежащих и общее сказуемое, артикль может относиться только к одному из них, безотносительно к роду каждого существительного в отдельности. Например: El celo, inteligencia y honradez de este doctor imponen.

Имя существительное

В испанском языке существительные имеют два рода: мужской и женский.

Существительные мужского рода

Как правило, все существительные, оканчивающиеся на -о, мужского рода: metro — метро, mercado — рынок.

Исключения: mano — рука, radio — радио и др.

Существительные женского рода

Как правило, существительные, оканчивающиеся на -а,женского рода: casa — дом, mesa — стол, discoteca — дискотека.

Существительные, окончивающиеся на -ión, -d, -z, обычно женского рода: reunión — собрание, lección — урок, verdad — правда, ciudad — город, salud — здоровье, paz — мир, voz — голос, cruz — крест, luz — свет, nariz — нос.

Существительные, оканчивающиеся в единственном числе на неударную гласную, образуют множественное число прибавлением окончания -s

Единственное

число

Множественное

число

тарелка plato platos
племя tribu tribus

Существительные, оканчивающиеся в единственном числе на согласную, образуют множественное число прибавлением окончания -es:

Единственное

число

Множественное

число

животное animal animales
господин señor señores
король rey reyes
закон ley leyes

Исключение составляет также ряд заимствованных слов:

Единственное

число

Множественное

число

клуб club clubsclubes)
дефицит déficit déficits

и др.

Существительные, которые оканчиваются в единственном числе на -z, меняют их во множественном числе на -c:

Единственное

число

Множественное

число

карандаш lápiz lápices
свет luz luces
нос nariz narices

Немногие слова, оканчивающиеся на согласную -c, могут менять её во множественном числе на -qu, например, frac — fraques (или fracs).

Имя прилагательное

Прилагательные в испанском языке согласуются с существительными в роде и числе.

По числам изменяются почти все прилагательные. Если прилагательное в единственном числе оканчивается на безударную гласную, то к нему во множественном числе добавляется окончание -s, если на согласную или ударную гласную — окончание -es. Если прилагательное оканчивается на букву z, то она меняется на c.

Единственное

число

Множественное

число

белый blanco blancos
трудный difícil difíciles
счастливый feliz felices

По родам изменяются не все прилагательные. В основном, изменяются прилагательные, оканчивающиеся на -o, у которых в женском роде окончание меняется на -a: el papel blanco — la mesa blanca (белая бумага — белый стол).

Прилагательные, оканчивающиеся на согласную или -e, как правило, не изменяются по родам, однако есть исключения:

  • прилагательные национальной принадлежности: japonés — japonesa, alemán — alemana, español — española;
  • прилагательные с увеличительным (-ote) или уменьшительным (-ete) аффиксами: regordete — regordeta, grandote — grandota;
  • большая часть прилагательных, оканчивающихся на -or, -ón или -án: trabajador — trabajadora, dormilón — dormilona, holgazán — holgazana.
Степени сравнения прилагательных

Как в большинстве языков, испанские прилагательные имеют степени сравнения. Различают положительную, сравнительную и превосходную степени.

Положительная степень — это прилагательное, употреблённое как свойство предмета, без сравнения с аналогичным. То есть, фактически, словарная форма: Esta casa es hermosa.

Сравнительная степень употребляется при сравнении двух объектов, имеющих одинаковые свойства, при этом у одного из них свойства выражены более или менее ярко. Сравнительная степень в основном образуется аналитическим путём с помощью конструкций más(menos) + прилагательное + que (более (менее) ... чем) или tan + прилагательное + como (такой же ... как). Например: Moscú es más numeroso que Sankt-Petersburgo; Fyodor Dostoevsky es tan célebre como León Tolstoi.

Превосходная степень указывает на высшую степень чего либо, при этом различают превосходную степень относительного и абсолютного плана.

Превосходная степень относительного плана показывает превосходство предмета в сравнении с ему подобными и за редким исключением образуется аналитическим путём с помощью конструкции определённый артикль + сравнительная степень прилагательного: Este libro es el más interesante de todos.

Превосходная степень абсолютного плана показывает превосходство предмета без какого-либо сравнения, может образовываться как аналитическим путём, так и синтетическим. При образовании аналитическим путём чаще всего используется конструкция muy (и некоторые другие наречия высшей степени) + прилагательное в положительной степени: Es una novela muy absorbente. При образовании синтетическим путём, к основе прилагательного добавляется аффикс -ísimo: Es un problema difícilísimo. Некоторые прилагательные имеют особые аффиксы для образования абсолютной превосходной степени: peor — pésimo, acre — acérrimo, simple — simplicísimo.

Наречие

Наречие (adverbio), как часть речи, включает все слова, которые означают признак действия или состояния, признак качественного или обстоятельственного признака, реже — семантический признак (признак предмета). По форме все наречия можно разделить на простые, производные и сложные. Простые состоят из одной основы наречия (nunca, mucho, sólo). Производные наречия образуются из основы и суффикса (perfectamente). Сложные состоят из двух и более слов (pasado mañana, de ningún modo, tal vez). Слова с признаками наречия, но образованные сочетаниями существительных с предлогами (например, de repente, de vez en quando, a pie, al fin и т. д.), называются наречными выражениями. По значению все наречия можно разделить на: наречия времени (ahora, hoy, ayer, mañana, antes, después, luego, nunca, siempre, temprano, tarde), места (aquí, allí, abajo, arriba, delante, detrás, a la derecha, a la izquierda, lejos, cerca), образа действия (bien, mal, despacio, apenas, rápidamente), утвердительные (sí, ciertamente, naturalmente, vale), отрицательные (no, tampoco) и количественные (mucho, poco, bastante) наречия.

Как и прилагательные испанские наречия изменяются по трём степеням сравнения. Положительная степень представляет собой обычное наречие в своей неизменной (словарной) форме. Сравнительная степень образуется прибавлением усилительных наречий más и menos, которые придают значение большего или меньшего свойства признака наречия. В конструкциях «más/menos + наречие + que» имеется объект, на который происходит равнение изменяемого наречия. В конструкции «tan + наречие + como» такой объект считается равным по своим свойствам объекту, к которому относится наречие. Отдельная группа наречий, которые не подчиняются данному правилу, исторически имеют собственные формы. Среди них: bien — mejor, mal — peor, mucho — más, poco — menos. Превосходная степень может быть образована путём прибавления наречия muy к наречию в положительной степени или артикля среднего рода lo к форме сравнительной степени. Также превосходная степень может быть образована методом суффиксации, например, присоединением усилительного суффикса -ísimo.

Числительные

Испанские числительные (numerales) — части речи, обозначающие отвлечённые числа или количество предметов и их порядок по счёту. В связи с этим выделяют количественные числительные (números cardinales) и порядковые числительные (numerales ordinales). Числительные стоят перед предшествующим существительным, согласуясь с ним в роде и числе. Порядковые числительные, как правило, употребляются только до 10, далее употребляют количественные числительные. Однако в грамматике имеются чёткие правила образования порядковых числительных после 10.

Числительные от 0 до 29
Цифра Числительное
Количественное Порядковое
0 cero
1 uno primero
2 dos segundo
3 tres tercero
4 cuatro cuarto
5 cinco quinto
6 seis sexto
7 siete séptimo
8 ocho octavo
9 nueve noveno
10 diez décimo
11 once undécimo
12 doce duodécimo
13 trece decimotercero
14 catorce decimocuarto
15 quince decimoquinto
16 dieciséis decimosexto
17 diecisiete decimoséptimo
18 dieciocho decimoctavo
19 diecinueve decimonoveno
20 veinte vigésimo
21 veintiuno vigésimo primero
22 veintidós vigésimo segundo
23 veintitrés vigésimo tercero
24 veinticuatro vigésimo cuarto
25 veinticinco vigésimo quinto
26 veintiséis vigésimo sexto
27 veintisiete vigésimo séptimo
28 veintiocho vigésimo octavo
29 veintinueve vigésimo noveno
Числительные от 30 до 1 000 000
Цифра Числительное
Количественное Порядковое
30 treinta trigésimo
31 treinta y uno trigésimo primero
40 cuarenta cuadragésimo
50 cincuenta quincuagésimo
60 sesenta sexagésimo
70 setenta septuagésimo
80 ochenta octogésimo
90 noventa nonagésimo
100 cien/ciento centésimo
101 ciento uno centésimo primero
200 doscientos ducentésimo
300 trescientos tricentésimo
400 cuatrocientos cuadringentésimo
500 quinientos quingentésimo
600 seiscientos sexcentésimo
700 setecientos septingentésimo
800 ochocientos octingentésimo
900 novecientos noningentésimo
1000 mil milésimo
1001 mil uno milésimo primero
2000 dos mil dosmilésimo
10 000 diez mil diezmilésimo
100 000 cien mil cienmilésimo
1 000 000 un millón millonésimo

Количественное числительное uno перед существительными мужского рода имеет усечённую форму un (например: un alumno, un libro). Перед существительным женского рода вместо o на конце появляется a (una casa, una hermana). Подобным образом изменяются порядковые числительные primero и tercero, принимая усечённую форму перед существительным мужского рода и окончание a перед существительным женского рода. Во множественном числе — os и as, соответственно. Числительные от 200 до 900 оканчиваются на os и as, соответственно. Числительное ciento перед существительными имеет форму cien.

Сложные числительные, включающие несколько разрядов, читаются только слева направо, согласно общим правилам. Например: 569 300 203 — quinientos sesenta y nueve millones trescientos mil doscientos tres (пятьсот + шестьдесят девять + разряд миллионов + триста + разряд тысяч + двести + три).

Местоимение

Личные местоимения

Личные местоимения в испанском языке имеют следующие формы:

yo — я ,  — ты , él - он, ella — она, usted — Вы, nosotros (-as) — мы, vosotros (-as) — вы, ellos (-as) — они, ustedes — Вы

Usted используется при вежливом обращении на «Вы» к одному лицу, ustedes — к нескольким. Vosotros употребляется при обращении к группе лиц, к каждому из которых можно обратиться на «ты», то есть по сути, является множественным числом от . Местоимения nosotros, vosotros и ellos также изменяются по родам.

Отрицательные местоимения

В испанском языке существует три отрицательных местоимения: nada (ничто) , nadie (никто), ninguno (никакой). Первые два местоимения являются неизменяемыми, ninguno согласуется в роде и числе с существительным, к которому оно относится, либо которое оно заменяет, изменяясь аналогично неопределённому артиклю: ningún amigo, ninguna casa, ningunos libros, ningunas chicas. Если одно из отрицательных местоимений располагается перед глаголом, то отрицательная частица no опускается, так как в испанском языке перед глаголом может стоять только одно отрицание. Nadie vive en esta casa. = En esta casa no vive nadie. — «В этом доме никто не живёт».

Вопросительные слова

В испанском языке существуют вопросительные слова, которые делятся на[9]

  • вопросительные прилагательные (adjetivos interrogativos): ¿qué? (какой, какая, какое), ¿cuál? (который, какой), ¿cuánto? (сколько)
  • вопросительные местоимения (pronombres interrogativos): ¿quién (кто), ¿qué? (что), ¿cuál? (который, какой), ¿cuánto? (сколько)
  • вопросительные наречия (adverbios interrogativos): ¿cuánto? (сколько), ¿cuándo? (когда), ¿dónde? (где), ¿cómo? (как)

Глагол

Служебные части речи

Предлог

В испанском языке, в отличие от русского языка, существительные и прилагательные не изменяются по падежам. Взаимосвязи между словами показывают предлоги. Падежному окончанию русского существительного в испанском языке соответствует предлог, который ставится перед данным словом. Между предлогом и словом часто стоит артикль. Например: en la piscina (в бассейне). Наиболее часто используемые предлоги в испанском языке: a (в), bajo (под), con (с), de (указывает на принадлежность предмета или лица при ответе на вопрос чей?), desde (от), en (в), hasta (до), para (для), por (через), sin (без), sobre (на, о), tras (за)[10].

Союз

Союзы в испанском языке делятся на две большие группы: сочинительные союзы (conjunciones coordinantes) и подчинительные союзы (conjunciones subordinantes). Первые связывают слова, не устанавливая иерархических отношений между ними, а вторые устанавливают между связываемыми словами отношение зависимости. К сочинительным союзам относятся: y (и), который перед словами, начинающимися на i-, hi- имеет форму e, например: Enrique y Ana (Энрике и Ана), madre e hijo (мать и сын); ni (ни); o (или), который перед словами, начинающимися на o-, ho- имеет форму u, например: Galicia o Cataluña (Галисия или Каталония), Madrid u Oviedo (Мадрид или Овьедо). Подчинительные союзы делятся на:[11]

  • дополнительные (completivas) — que (что), si (ли)
  • условные (condicionales) — si (если), como (так как)
  • причинные (causales) — porque (потому что), como (так как)
  • уступительные (concesivas) — aunque (хотя), si bien (хотя)
  • временные (temporales) — luego que (только)
  • последствия (consecutivas) — que (что)
  • следствия (ilativas) — luego (следовательно), conque (следовательно)
  • сравнительные (comparativas) — que (чем), como (как)

Лексика

Лексика испанского языка имеет своей основой латинские корни, которые имеются также в итальянском, французском и других романских языках. Некоторые латинские элементы и новообразования можно найти лишь в испанском (comer < comedere, miedo < metus[12]). В целом, в выборе лексики испанский язык консервативен, он ближе к классической латыни, а также имеет много параллелей с восточно-романскими языками, сохраняя корни, исчезнувшие из западно-романских языков, но сохранившиеся в балканской латыни и Иберии (например, слова mesa, hermoso)[13]. Преимущественно лексика черпалась из народной латыни, но имеется множество дублетов и заимствований из классической латыни (hecho vs. facto; llamar vs. clamar; agua vs. acuático; hembra vs. feminino). Во время распространения языка в Испании некоторое влияние на него оказал не связанный с ним баскский язык и язык вестготов.

В раннем средневековье, когда арабы заселили южную часть Пиренейского полуострова, ещё не сформировавшийся староиспанский язык и многие диалекты испытали на себе влияние арабского языка, который привнёс в испанский слова alcohol, naranja, zanahoria, tarea, albañil, alcalde, alguacil, almoneda. В одном из памятников испанской литературы — Cantar de mío Cid — имя главного героя Сида происходит от арабского سيد, что означает «господин».

Позднее после реконкисты лексика испанского языка существенно пополнилась за счёт заимствований из соседних романских языков.

Синтаксис

Структура простого предложения в испанском языке: как и во многих других языках при построении предложений используется прямой порядок слов: подлежащее, сказуемое, дополнение (например: El coche es moderno, что означает: машина современная). А отрицательные предложения строятся с помощью добавления частицы «no» перед глаголом (например: El país no es grande, что означает: страна не большая)[14]. Для построения вопросительных предложений в испанском языке используется инверсия, то есть необходимо поменять местами глагол и подлежащее (например: повествовательное предложение Esto es… (это есть…); вопросительное ¿Es esto …?)[14]. В то же время в испанском (особенно в разговорном) широко практикуется свободный порядок слов, например для смыслового выделения, удобства произношения и т. п.

Испанский язык в мире

В ноябре 2004 года в Росарио (Аргентина) прошёл Третий международный конгресс испанского языка, организованный испанской Королевской академией испанского языка, Институтом Сервантеса и королевской четой Испании. Конгресс, проходивший на высшем уровне, открыли король Испании Хуан Карлос I и президент Аргентины Нестор Карлос Киршнер. Большинство выступающих составили известнейшие латиноамериканские писатели.

Проблемы, обсуждавшиеся конгрессом, касались не только испанского, но и любого языка международного общения, и речь при этом шла не столько о лингвистических изменениях, сколько о политических факторах, влияющих на его судьбу.

Во-первых, как отмечали выступавшие, испанский язык всё более разобщается на уровне диалектов. Во-вторых, процесс глобализации и стремительное развитие технического прогресса упрощают язык, который всё больше рассматривается его носителями лишь как средство элементарной коммуникации, вследствие чего он лишается литературной глубины и художественного разнообразия.

В Аргентине, выбранной местом обсуждения этих проблем, отличие испанского языка от классического кастильского варианта особенно заметно. В Аргентине и Уругвае массы говорят на так называемом лунфардо (lunfardo), диалекте испанских каторжников, которых ссылали в эти края в XVIIXVIII веках. К тому же в XX веке страну захлестнула волна иммиграции из Италии (сейчас потомки итальянцев составляют половину всех жителей страны), вследствие чего язык обогатился массой итальянских заимствований, морфологически оформленных в соответствии с правилами испанского языка.

Как утверждают специалисты, в настоящее время люди одной испаноязычной нации все меньше способны понимать разговорную речь другой нации. Как заявил король Хуан Карлос, «испанский язык — это единый, но полифонический голос. Это единый голос, состоящий из множества голосов, которые в разной степени ушли от первоначальной конфигурации».

Конгресс стал также местом острой дискуссии о последствиях глобализации для испанского языка. Большинство выступавших считают, что глобализация и развитие Интернета приводят к излишнему упрощению испанского языка и засорению его англицизмами.

См. также

Напишите отзыв о статье "Испанский язык"

Примечания

  1. [http://inosmi.ru/world/20130115/204651649.html В 2012 году испанский язык занял второе место в мире по распространенности]
  2. [http://www.actaslengua.org/acta_conclusiones_lengua_espanola.asp?id=1 Результаты анализа на I конгрессе испанского языка] (исп.). Проверено 26 мая 2010. [http://www.webcitation.org/617rdiaH7 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  3. [http://terranoticias.terra.es/cultura/articulo/espanol_sera_segunda_lengua_comunicacion_848372.htm Антонио Малино, директор института Сервантеса в 2014 году] (исп.). Проверено 26 мая 2010. [http://www.webcitation.org/617rec6W0 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  4. [http://www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_04.xls Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации] Всероссийская перепись населения 2002 года
  5. [http://www.ethnologue.org/show_language.asp?code=spa Ethnologue report for language code: spa]
  6. [http://www.sispain.org/spanish/language/worldwid.html El idioma español en el mundo]
  7. [http://www.mercopress.com/Detalle.asp?NUM=5996 Spanish becomes second language in Brazil — MercoPress]
  8. http://uahost.uantwerpen.be/cgct/publications/A%20contrastive%20analysis%20of%20the%20present%20progressive%20in%20French%20and%20English.-1.pdf
  9. [http://dle.rae.es/?w=diccionario Словарь испанского языка] на сайте Королевской академии испанского языка  (исп.)
  10. Gintaras Kaminskas. Praktinė ispanų kalbos gramatika. — Vilnius: Rosma, 2005. — С. 19—20. — ISBN 9986004403.
  11. Nueva gramática básica de la lengua española / Real Academia Española. Asociación de Academias de la Lengua Española. — Madrid: Espasa, 2015. — С. 168—171. — ISBN 9788467034714.
  12. http://lema.rae.es/drae/?val=miedo
  13. [http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/ISPANSKI_YAZIK.html Испанский язык]. Энциклопедия Кругосвет. Проверено 7 марта 2012. [http://www.webcitation.org/6DWpOkRqh Архивировано из первоисточника 9 января 2013].
  14. 1 2 [http://www.es-spb.com/events/синтаксис-испанского-языка-1.html Синтаксис испанского языка] (рус.). es-spb.com. Проверено 16 декабря 2012. [http://www.webcitation.org/6CwRMAmLE Архивировано из первоисточника 16 декабря 2012].

Литература

  • Сюзанна Вальд, Сеси Крайнак. [http://www.dialektika.com/books/978-5-8459-1771-3.html Испанский язык для чайников. 2-е издание] = Spanish For Dummies, 2nd Edition. — М.: «Диалектика», 2011. — 368 с. — ISBN 978-5-8459-1771-3.
  • Сюзана Вальд, Сеси Крайнак. [http://www.dialektika.com/books/978-5-8459-1772-0.html Разговорный испанский для чайников]. — М.: «Диалектика», 2012. — 352 с. — ISBN 978-5-8459-1772-0.

Ссылки

В Викисловаре список слов испанского языка содержится в категории «Испанский язык»
  • [http://www.multitran.ru/c/m.exe?l1=5&l2=2&CL=1&a=0 Испанско-русский и русско-испанский словарь]
  • [http://dle.rae.es/?w=diccionario Словарь испанского языка] на сайте Королевской академии испанского языка  (исп.)
  • [https://es.glosbe.com/es/ru/ Испанско-русский словарь]  (исп.)
  • А. Скромницкий. [http://kuprienko.info/diccionario-medieval-vocabulario-espanol-ruso-de-las-cronicas-del-nuevo-mundo-america-15-16-17-siglos/ Испанско-русский словарь средневековой лексики, извлечённой из испанских хроник Нового Света (Америки) XV, XVI, XVII веков.]. www.kuprienko.info (А. Скромницкий) (30 октября 2009). Проверено 7 марта 2011. [http://www.webcitation.org/617rg4Vas Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].

Отрывок, характеризующий Испанский язык


С двояким чувством, одновременно потери и счастья, я тихо возвращалась домой. И вот тут-то меня ждал бо-ольшой сюрприз. Моя мама, в полуобморочном состоянии, ждала меня в моей комнате. Мир перевернулся, и я в тихом ужасе бухнулась со своих «сверкающих грёз» в безжалостную реальность… Я не могла лгать. Но я абсолютно не знала, что сказать. И ещё я чувствовала, что мама прекрасно знает, что это что-то опять же как-то связано с моими «странными талантами», разговора о которых ни она, ни я, к сожалению, не сможем избежать…

К моему огромному облегчению, в ту ночь она не сказала ничего. Возможно, даже и не знала, что сказать. Но на следующее утро окна в моей комнате надёжно заколотили. Мама не возвращалась к этому происшествию ещё недели две, как бы давая мне время осмыслить «содеянное». Но мне от этого, конечно же, ни чуточку легче не становилось. Папа в то время был в командировке и я от всего сердца надеялась, что может быть всё-таки как-то «пронесёт» и до его приезда всё забудется. Но, не тут-то было… В одно прекрасное утро, перед уходом на работу, мама сказала, что хочет со мной поговорить. Ну и естественно, для меня не было большого секрета – о чём…
Мама была, как всегда, ласковой и тёплой, но я всем своим нутром чувствовала что вся эта история её гнетёт и что она по-настоящему не знает с чего начать. Мы говорили очень долго. Я, как могла, пыталась ей объяснить, как много всё это для меня значит и, как страшно было бы для меня всё это потерять... Но, кажется, на этот раз я её по-настоящему напугала и мама заявила, что, если я не хочу чтобы она рассказала всё это отцу, когда он вернётся из командировки домой, я должна обещать, что такое больше не повторится никогда.
Она не понимала, что все эти мои странные диковатые «сюрпризы» отнюдь не происходят по моему желанию и что я почти никогда не знаю, когда одно или другое произойдёт….. Но, так как мнение отца для меня значило больше чем всё остальное, я дала маме обещание, что не буду делать ничего такого, насколько конечно это будет зависеть от меня. На этом и порешили.

Я честно, как все нормальные дети, ходила в школу, делала уроки, играла с моими «обычными» друзьями… и безмерно скучала о других, о моих необыкновенных, сверкающих «звёздных друзьях». Школа, к сожалению, тоже имела для меня свои сложности. Я начала ходить с шести лет, так как при проверке оказалось, что я могла бы пойти в 3-4 класс, что, естественно, никому не понравилось. Мои школьные друзья считали, что мне даётся всё слишком легко, а их мамы меня за это просто почему-то невзлюбили. И получилось, что в школе я почти всё время тоже проводила одна.
У меня была только одна настоящая школьная подруга, девочка, с которой мы просидели за одной партой все двенадцать школьных лет. А с остальными детьми отношения почему-то всё не налаживались. И не потому, что мне этого не хотелось или потому, что я не старалась – наоборот. Просто у меня всегда было очень странное ощущение, как будто мы все живём на разных полюсах... Домашние задания я почти никогда не делала или, вернее – делала, но это у меня занимало всего несколько минут. Родители, конечно же, всегда всё проверяли, но так как обычно ошибок не находилось, у меня оставалось очень много свободного времени. Я ходила в музыкальную школу (училась игре на фортепиано и пению), занималась рисованием, вышивала и очень много читала. Но всё равно, свободного времени у меня всегда оставалось предостаточно.
Была зима. Все соседские мальчишки катались на лыжах, потому что все они были старше меня (а как раз-то они и были в то время мои лучшими друзьями). А мне доставалось только лишь катание на санках, которое, по моему понятию, годилось только для малышей. И, конечно же, мне тоже дико хотелось покататься на лыжах!..
Наконец-то мне каким-то образом удалось «достать» мою мягкосердечную маму и она купила мне самые маленькие миниатюрные лыжи, какие только можно было достать. Я была на седьмом небе от счастья!!! Тут же помчалась оповестить соседских мальчишек и в тот же день была готова проверить свою обновку. Обычно они ходили кататься на большую гору около реки, где когда-то был княжеский замок. Горки там были весьма и весьма высокие и, чтобы с них спускаться, требовались хотя бы какие-то навыки, которых у меня в тот момент, к сожалению, ещё не было…
Но, естественно, я не собиралась никому уступать. Когда наконец-то, пыхтя и потея (несмотря на 25 градусный мороз!), я вскарабкалась за остальными наверх, мне, честно говоря, стало очень страшно. Ромас, один из мальчишек, спросил не желаю ли я сперва посмотреть, как они будут спускаться, но я, естественно же, сказала нет... и выбрала самую высокую горку. Вот тут-то, как говорится, «боженька меня и покарал»….. Я точно не помню, как мне хватило смелости оттолкнуться и пуститься в низ. Но, что я прекрасно помню – так это настоящую жуть от дико свистящего ветра в ушах и картинку слишком быстро приближающихся деревьев внизу… К моему счастью, я не врезалась в дерево, но со всего размаху грохнулась об огромный пень… Мои бедные новенькие лыжи разлетелись в щепки, а я отделалась маленьким ушибом, которого от возмущения даже не почувствовала. Так плачевно закончилась моя короткая, но весьма красочная, лыжная «эпопея»… Правда, намного позже, я очень полюбила лыжи и каталась часами с папой в зимнем лесу, но уже никогда не любила горки.

После такого обидного фиаско с моими «спортивными приключениями», далее заниматься каким-то зимним спортом у меня естественно никакого желания не было. Поэтому, чтобы хоть как-то заполнить мои, всё ещё остающиеся свободные часы, я старалась, как можно больше читать. И тут опять произошло кое-что непредвиден-ноновенькое… Я читала заданный урок, которой мне не очень нравился и, естественно, мне очень хотелось его быстрее закончить. Вдруг я заметила, что читаю как-то уж очень быстро. Оказалось, что я читаю не так как привычно – горизонтально, а вертикально – сверху вниз… Сначала я сама очень удивилась. Это было непривычно и чуточку странно. Но так как к странностям мне было не привыкать, я попробовала опять. И это правда оказалось намного быстрее. С этого дня я уже почти всегда читала «сверху вниз», только от этого почему-то намного больше уставали глаза. Но зато, это было быстрее и в дальнейшем способ «быстрого чтения», как я его называла, спасал меня много раз.
Другие чудеса тоже происходили постоянно, но я уже стала намного осторожнее и не спешила ими делиться даже с самыми близкими мне людьми. Поначалу было от этого чуточку грустно и горько, но потом я привыкла и, казалось, что жизнь должна быть именно такой, во в сяком случае – моя. Одиночество не создано для ребёнка, точно так же, как и не создан для него он…. Но, к сожалению, временами жизнь бывает с нами безжалостна и не обращает внимания, нравится нам то или иное, или нет. А также возможно, что всё это происходит по каким-то, до поры до времени скрытым от нас, причинам, смысл которых, позже открывшись, сильно кого-то из нас удивит, а кого-то так и оставит долго и грустно гадать: «а что же с нами было бы если бы»…

Моя «шестая» зима уже нехотя отступала, оставляя после себя рваные борозды на некогда таком девственно чистом лице земли. Снежные сугробы безжалостно «оседали», теряя свою гордую белизну и превращаясь в грязные комья льда, стыдливо таяли, рождая множество весёлых ручейков, которые, игриво перешёптываясь, весело бежали по уже начинающим кое-где зеленеть склонам и дорожкам. Дни стояли ясные, прозрачные и безветренные. В воздухе уверенно благоухали «зелёные» запахи весны и разливалось почти уже настоящее тепло, от чего всё больше просыпалась ещё сонная от зимней спячки земля. В очередной раз рождалась новая жизнь...
Я, как и все дети, обожала весну. Казалось что мы тоже, как сонные медвежата, вылезали после долгой спячки из своих «берлог» и радостно подставляли свои улыбающиеся мордашки для поцелуя первым ласковым солнечным лучам. И доброе солнышко с удовольствием «разукрашивало» россыпями веснушек наши детские щёки и носы, вызывая тёплые улыбки наших мам... Дни потихонечку становились длиннее и на нашей улице всё больше и больше старушек выходило со своими скамеечками посидеть у крылечка и порадоваться тёплым солнечным лучам.
Я очень любила нашу добрую тихую улицу. Она была не очень широкой и не слишком длинной, как я всегда её называла – домашней. Одним концом она упиралась в лес, другим же, в огромное ромашковое поле (на месте которого намного позже, к великому моему сожалению, была построена местная железнодорожная станция). На нашей, тогда ещё утопающей в зелени улице ютились всего около двадцати частных домов. Это было «благословенное» время, когда ещё не было телевизоров (первый у нас появился, когда мне было девять лет) и люди просто общались.
Мы все хорошо знали друг друга и жили, как будто это была одна большая дружная семья. Кого-то любили, кого-то не очень... Но каждый знал, что если у него случится беда, к нему всегда кто-то придёт на помощь, и никогда не случалось, чтобы кто-то остался в стороне. Даже самые «вредные» старались помочь, хотя позже они, конечно, так или иначе, не забывали об этом припомнить. Я отнюдь не пытаюсь показать романтическую идилличность места и времени, в котором я жила и, тем более, уменьшить значимость любого появлявшегося «прогресса». Но я никогда не смогу забыть, насколько теплее и чище люди были тогда, когда их души и умы не отягощались чужеродным «туманом благополучия» и «умственной грязью» этого же самого «прогресса».
Всего на всей нашей улице жило в моё время двенадцать мальчишек и четыре девчонки, все мы были разного возраста и имели разные интересы. Но, несмотря на это, было одно любимое всеми нами летнее время – вечернее, когда все собирались вместе и делали что-то, в чём могли участвовать все, как уже подросшие дети, так и малыши. И нашим бедным родителям всегда было весьма сложно, когда приходилось загонять свои «чада» домой, отрывая от какой-то (конечно же, всегда потрясающей!) незаконченной истории или игры…
И вот даже здесь, в самом, кажется, безобидном уголке моей жизни, я, опять получила очередной горькой урок о том, что будет лучше, если свои странные «способности» я буду держать всегда при себе. Получалось так, что в какую бы игру мы не играли, я всегда заранее знала её результат, будь то прятки или загадки, или просто какие-то истории. И поначалу я была искренне уверенна, что так оно и должно быть. Я радовалась, когда выигрывала (а это, в принципе, получалось почти всегда) и совершенно не понимала почему это вызывает «глухую ярость» моих друзей, хотя обычно они относились ко мне очень хорошо. И вот однажды видимо одного из них «прорвало» и после очередного моего успеха он зло сказал:
– Мы не хотим больше с тобой играть, если ты не перестанешь показывать свои противные «штучки»…
Для меня это был шок, потому что никаких таких «штучек», а уж тем более – противных, я не показывала и вообще не могла понять, о чём идёт речь. Я даже никогда не задумывалась, почему я знаю наперёд тот или иной ответ – для меня это было абсолютно нормально. А вот оказалось, что для всех остальных – не совсем. Я пришла домой вся разобиженная и закрылась в своей комнате, чтобы попереживать это в «своём углу»… Но, к сожалению, у моей бабушки было железное чутьё на мои неудачные «приключения». Она всегда знала, если что-то не так и отпираться было абсолютно бесполезно.
И, конечно же, она, как обычно, появилась у меня буквально через минуту и застала меня всю в слезах. Я никогда не была плаксой... Но я всегда тяжело переносила горечь несправедливых обвинений. Особенно, когда они исходили от самых близких друзей. Ведь по настоящему ранить могут только друзья, потому что их слова проникают прямиком в сердце.
– Ничего, вот увидишь, время пройдёт – всё забудется, – успокаивала бабушка, – обида не дым, глаза не выест.
Глаза-то может быть и нет, а вот сердце каждая новая капля выедала, да ещё как! Я была ещё всего лишь ребёнком, но уже знала многое из того, что «лучше не надо показывать» или «лучше не говорить»… И я училась не показывать. После того маленького инцидента во время игры я уже старалась больше не показывать, что я знаю больше чем другие и опять было всё хорошо. Да только, хорошо ли?

Лето пришло совершенно незаметно. И именно этим летом (по маминому обещанию) я должна была впервые увидеть море. Я ждала этого момента ещё с зимы, так как море было моей давнишней «великой» мечтой. Но по совершенно глупой случайности моя мечта чуть было не превратилась в прах. До поездки оставалось всего пару недель и мысленно я уже почти «сидела на берегу»... Но, как оказалось, до берега было ещё далеко. Был приятный тёплый летний день. Ничего особенного не происходило. Я лежала в саду под своей любимой старой яблоней, читала книжку и мечтала о своих любимых пряниках… Да, да, именно о пряниках. Из маленького соседского магазинчика.
Не знаю, ела ли я после когда-нибудь что-либо вкуснее? Даже после стольких лет я до сих пор прекрасно помню потрясающий вкус и запах этого, тающего во рту, изумительного лакомства! Они всегда были свежие и необыкновенно мягкие, с плотной сладкой корочкой глазури, лопающейся от малейшего прикосновения. Одурительно пахнущие мёдом и корицей, и ещё чем-то, что почти не возможно было уловить... Вот за этими-то пряниками я и собралась, долго не раздумывая, пойти. Было тепло, и я (по нашему общему обычаю) была одета только в коротенькие шортики. Магазин был рядом, буквально через пару домов (всего на нашей улице было их целых три!).
В Литве в то время были очень популярны маленькие магазинчики в частных домах, которые занимали обычно всего одну комнату. Они росли буквально, как грибы после дождя и содержались обычно гражданами еврейской национальности. Так же, как и этот магазин, в который я пошла, принадлежал соседу по имени Шрейбер. Человеком он был всегда очень приятным и обходительным, и имел очень хорошие продукты, а особенно – сладости.
К своему удивлению, когда я туда пришла, я не смогла даже войти внутрь – магазин был битком набит людьми. Видимо привезли что-то новое и никто не хотел оплошать, оставшись без новинки… Так я стояла в длиннющей очереди, упорно не собираясь уходить и терпеливо ожидала когда уже наконец получу свои любимые пряники. Двигались мы очень медленно, потому что комната была набита до отказа (а величиной она была около 5х5 м.) и из-за огромных «дядей и тётей» я ничего не видела. Как вдруг, сделав следующий шаг, я, с диким воплем, кубарем полетела по грубо сбитой деревянной лестнице вниз и шлёпнулась на такие же грубые деревянные ящики...
Оказывается, хозяин, то ли спеша продать новый товар, то ли просто забыв, оставил открытой крышку своего (семиметровой глубины!) подвала, в который я и умудрилась свалиться. Ударилась я видимо весьма сильно, так как совершенно не помнила, каким образом и кто меня оттуда вытащил. Вокруг были очень напуганные лица людей и хозяина, без конца спрашивающего всё ли у меня в порядке. В порядке я конечно же была вряд ли, но признаваться в этом почему-то не хотелось и я заявила, что пойду домой. Меня провожала целая толпа... Бедную бабушку чуть не хватил удар, когда она вдруг увидела всю эту ошеломляющую «процессию», ведущую меня домой…
Я пролежала в постели десять дней. И, как оказалось позже, считалось просто невероятным, что мне удалось отделаться всего л ишь одной царапиной после такого ошеломляющего «полёта» вниз головой на семиметровую глубину... Владелец Шрейбер зачем-то ходил к нам каждый день, приносил килограмм конфет и всё спрашивал, правда ли я хорошо себя чувствую... Честно говоря, выглядел он весьма напуганным.
Как бы там ни было, но думаю, что «подушку» мне точно кто-то подстелил… Кто-то, кто считал, что разбиваться мне тогда было пока ещё рановато. Таких «странных» случаев в моей, тогда ещё очень короткой, жизни было очень много. Одни случались и после этого очень быстро уходили в небытие, другие почему-то запоминались, хотя не обязательно были самыми интересными. Так я, по какой-то мне неизвестной причине, очень хорошо запомнила случай с зажиганием огня.

Вся соседская ребятня (включая меня) очень любила жечь костры. А уж особенно, когда нам разрешалось жарить в них картошку!.. Это было одно из самых любимых наших лакомств, а такой костёр мы вообще считали уже чуть ли не настоящим праздником! Да и разве могло сравниться что-то ещё с обжигающей, только что палками выуженной из горящего костра, сногшибающе пахнущей, усыпанной пеплом картошкой?! Надо было очень постараться, желая оставаться серьёзным, видя наши ждущие, напряжённо сосредоточенные рожицы! Мы сидели вокруг костра, как месяц не евшие, голодные Робинзоны Крузо. И в тот момент нам казалось, что ничего не может быть в этом мире вкусней, чем тот маленький, дымящийся шарик, медленно пекущийся в нашем костре!
Именно в один из таких праздничных «картошкопекущих» вечеров со мной и случилась ещё одно моё очередное «невероятное» приключение. Был тихий, тёплый летний вечер, уже понемножку начинало темнеть. Мы собрались на чьём-то «картошечном» поле, нашли подходящее место, натаскали достаточное количество веток и уже были готовы зажечь костёр, как кто-то заметил, что забыли самое главное – спички. Разочарованию не было предела... Никто не хотел за ними идти, потому что мы ушли довольно-таки далеко от дома. Попробовали зажечь по-старинке – тереть деревяшку о деревяшку – но очень скоро даже у всех самых упёртых кончилось терпение. И тут вдруг один говорит:
– Так мы ж забыли, что у нас тут с нами наша «ведьмочка»! Ну, давай что ли, зажигай…
«Ведьмочкой» меня называли часто и это с их стороны было скорее прозвище ласкательное, чем обидное. Поэтому обидеться я не обиделась, но, честно говоря, сильно растерялась. Огня я, к моему большому сожалению, не зажигала никогда и заниматься этим мне как-то не приходило в голову… Но это был чуть ли не первый раз, когда они что-то у меня попросили и я, конечно же, не собиралась упускать такого случая, а уж, тем более, «ударить лицом в грязь».
Я ни малейшего понятия не имела, что нужно делать чтобы оно «зажглось»… Просто сосредоточилась на огне и очень сильно желала чтобы это произошло. Прошла минута, другая, но ничего не происходило... Мальчишки (а они всегда и везде бывают немножечко злыми) начали надо мной смеяться, говоря, что я только и могу что «угадывать», когда мне это нужно… Мне стало очень обидно – ведь я честно пыталась изо всех сил. Но это, конечно же, никого не интересовало. Им нужен был результат, а вот результата-то как раз у меня и не было...
Если честно – я до сих пор не знаю, что тогда произошло. Может быть, у меня просто пошло очень сильное возмущение, что надо мной так незаслуженно смеялись? Или слишком мощно всколыхнулась горькая детская обида? Так или иначе, я вдруг почувствовала, как всё тело будто заледенело (казалось бы, должно было быть наоборот?) и только внутри кистей рук взрывными толчками пульсировал настоящий «огонь»… Я встала лицом к костру и резко выбросила левую руку вперёд... Жуткое ревущее пламя как будто выплеснулось из моей руки прямо в сложенный мальчишками костёр. Все дико закричали... а я очнулась уже дома, с очень сильной режущей болью в руках, спине и голове. Всё тело горело, как будто я лежала на раскалённой жаровне. Не хотелось двигаться и даже открывать глаза.
Мама была в ужасе от моей «выходки» и обвинила меня во «всех мирских грехах», а главное – в недержании слова, данного ей, что для меня было хуже любой всепожирающей физической боли. Мне было очень грустно, что на этот раз она не захотела меня понять и в то же время я чувствовала небывалую гордость, что всё-таки «не ударила лицом в грязь» и что у меня каким-то образом получилось сделать то, что от меня ожидали.
Конечно, всё это сейчас кажется немножко смешным и по-детски наивным, но тогда для меня было очень важно доказать, что я, возможно, могу быть кому-то в чём-то полезной со всеми своими, как они называли, «штучками». И что это не мои сумасшедшие выдумки, а самая настоящая реальность, с которой им теперь придётся хотя бы немножечко считаться. Если бы только всё могло быть так по-детски просто...

Как оказалось, не только моя мама была в ужасе от содеянного мною. Соседние мамы, услышав от своих детей о том, что произошло, начали требовать от них чтобы они держались от меня как можно дальше… И на этот раз я по-настоящему осталась почти совсем одна. Но так как я была человечком весьма и весьма гордым, то я ни за что не собиралась «проситься» к кому-то в друзья. Но одно – показать, а совсем другое – с этим жить.....
Я очень любила своих друзей, свою улицу и всех кто на ней жил. И всегда старалась принести каждому хоть какую-то радость и какое-то добро. А сейчас я была одна и в этом была виновата только сама, потому что не сумела устоять перед самой простой, безобидной детской провокацией. Но что ж было делать, если я сама в то время была ещё совсем ребёнком? Правда, ребёнком, который теперь стал уже понемногу понимать, что не каждый в этом мире достоин того, чтобы ему стоило бы что-то доказывать... А даже если и доказать, то это ещё абсолютно не значило, что тот, кому ты это доказываешь, тебя всегда правильно поймёт.
Через несколько дней я совсем физически «отошла» и чувствовала себя довольно сносно. Но желания зажечь огонь у меня больше не появлялось уже никогда. А вот расплачиваться за свой «эксперимент» пришлось, к сожалению, довольно долго… Первое время я находилась в полной изоляции от всех моих любимых игр и друзей. Это было очень обидно и казалось очень несправедливым. Когда я говорила об этом маме, моя бедная добрая мама не знала, что сказать. Она очень меня любила и, естественно, хотела уберечь меня от любых бед и обид. Но, с другой стороны, ей уже тоже понемножку становилось страшно оттого, что почти постоянно со мной происходило.
Это, к сожалению, было то «тёмное» время, когда ещё было «не принято» говорить открыто о подобных, «странных» и непривычных вещах. Всё очень строго сохранялось в рамках, как «должно» или «не должно» быть. И всё «необъяснимое» или «неординарное» категорически умалчивалось или считалось ненормальным. Честно говоря, я от всего сердца завидую тем одарённым детям, которые родились хотя бы на двадцать лет позже меня, когда все эти «неординарные» способности уже не считались каким-то проклятием, а наоборот – это стало называться ДАРОМ. И на сегодняшний день никто уже не травит и не посылает этих бедных «необычных» детей в сумасшедший дом, а дорожат ими и уважают, как одарённых особым талантом удивительных детей.
Мои же «таланты» в то время такого восторга ни у кого из окружающих, к сожалению, не вызывали. Как-то, несколько дней спустя после моего «скандального» приключения с огнём, одна наша соседка «по секрету» сказала маме, что у неё есть «очень хороший врач», который занимается именно такими «проблемами», как у меня и если мама хочет, то она с удовольствием её с ним познакомит. Это был первый раз, когда маме на прямую «посоветовали» упрятать меня в сумасшедший дом.
Потом этих «советов» было очень много, но я помню, что именно тогда мама была очень огорчена и долго плакала закрывшись в своей комнате. Она не сказала мне про этот случай никогда, но в этот секрет меня «посвятил» соседский мальчик, мама которого и дала моей маме такой драгоценный совет. Конечно же, ни к какому врачу меня, слава богу, не повели. Но я чувствовала, что своими последними «деяниями» я перешагнула какой-то «рубеж», после которого уже даже моя мама не в состоянии была меня понимать. И не было никого, кто мог бы мне помочь, объяснить или просто по-дружески успокоить. Я уже не говорю – чтобы научить…
Так я в одиночестве «барахталась» в своих догадках и ошибках, без чьей-либо поддержки или понимания. Что-то пробовала, что-то не смела. Что-то получалось, что-то – наоборот. И как же часто мне бывало просто-напросто по-человечески страшно! Честно говоря, я точно также всё ещё «барахталась в догадках» и до своих 33 лет, потому, что так и не нашла никого, кто мог бы хотя бы что-либо как-то объяснить. Хотя «желающих» всегда было больше чем нужно.
Время шло. Иногда мне казалось, что всё это происходит не со мной или, что это просто придуманная мною странная сказка. Но эта сказка почему-то была слишком уж реальной реальностью... И мне приходилось с этим считаться. И, что самое главное, с этим жить. В школе всё шло, как и прежде, я получала по всем предметам только пятёрки и у моих родителей (хотя бы уж из-за этого!) не было никаких проблем. Скорее наоборот – в четвёртом классе я уже решала очень сложные задачи по алгебре и геометрии и делала это играючи, с большим удовольствием для самой себя.
Также я очень любила в то время уроки музыки и рисования. Я рисовала почти всё время и везде: на других уроках, во время перерывов, дома, на улице. На песке, на бумаге, на стёклах… В общем – везде, где это было возможно. И рисовала я поче-му-то только человеческие глаза. Мне тогда казалось, что это поможет мне найти какой-то очень важный ответ. Я всегда любила наблюдать человеческие лица и в особенности – глаза. Ведь очень часто люди не любят говорить то, что они по-настоящему думают, но их глаза говорят всё… Видимо недаром их называют зеркалом нашей души. И вот я рисовала сотни и сотни этих глаз – печальных и счастливых, скорбящих и радостных, добрых и злых. Это было для меня, опять же, время познания чего-то, очередная попытка докопаться до какой-то истины... правда я понятия не имела – до какой. Просто это было очередное время «поиска», которое и после (с разными «ответвлениями») у меня продолжалось почти всю мою сознательную жизнь.

Дни сменялись днями, проходили месяцы, а я всё продолжала удивлять (а иногда и ужасать!) своих родных и близких, и очень часто саму себя, множеством моих новых «невероятных» и не всегда совсем безопасных, приключений. Так, например, когда мне исполнилось девять лет я вдруг, по какой-то, мне неизвестной причине, перестала есть, чем очень сильно напугала маму и расстроила бабушку. Моя бабушка была настоящим первоклассным поваром! Когда она собиралась печь свои капустные пироги, на них съезжалась вся наша семья, включая маминого брата, который жил в то время в 150 километрах от нас и, несмотря на это, приезжал специально из-за бабушкиных пирогов.
Я до сих пор очень хорошо и с очень большой теплотой помню те «великие и загадочные» приготовления: пахнущее свежими дрожжами тесто, всю ночь поднимавшееся в глиняном горшке у плиты, а утром превратившееся в десятки белых кружочков, разложенных на кухонном столе и ждущее, когда же уже настанет час его чудесного превращения в пышные пахнущие пироги... И бабушка с белыми от муки руками, сосредоточенно орудующая у плиты. И ещё я помню то нетерпеливое, но весьма приятное, ожидание, пока наши «жаждущие» ноздри не улавливали первых, изумительно «вкусных», тончайших запахов пекущихся пирогов…
Это всегда был праздник, потому что её пироги любили все. И кто-бы в этот момент не заходил, ему всегда находилось место за большим и гостеприимным бабушкиным столом. Мы всегда засиживались допоздна, продлевая удовольствие за «чаепитным» столом. И даже когда наше «чаепитие» заканчивалось, никому не хотелось уходить, как будто вместе с пирогами бабушка «впекала» туда частичку своей доброй души и каждому хотелось посидеть ещё и «погреться» у её тёплого, уютного домашнего очага.
Бабушка по-настоящему любила готовить и что бы она ни делала, это было необыкновенно вкусно всегда. Это могли быть сибирские пельмени, пахнущие так, что у всех наших соседей вдруг появлялась «голодная» слюна. Или мои любимые вишнёво-творожные ватрушки, которые буквально таяли во рту, оставляя надолго изумительный вкус тёплых свежих ягод и молока… И даже её самые простые квашеные грибы, которые она каждый год квасила в дубовой кадушке со смородиновыми листьями, укропом и чесноком, были самыми вкусными которые я когда-либо ела в своей жизни, несмотря на то, что на сегодняшний день я объездила больше половины света и перепробовала всевозможные лакомства, о которых, казалось бы, можно было только мечтать. Но тех незабываемых запахов одурительно вкусного бабушкиного «искусства» никогда не смогло затмить никакое, даже самое изысканно-рафинированое заграничное блюдо.
И вот, имея такого домашнего «чародея», я, к всеобщему ужасу моей семьи, в один прекрасный день вдруг по-настоящему перестала есть. Теперь я уже не помню, был ли для этого какой-либо повод или это просто произошло по какой-то мне неизвестной причине, как это обычно происходило всегда. Я просто начисто потеряла желание к любой мне предлагаемой пище, хотя никакой слабости или головокружения при этом не испытывала, а наоборот – чувствовала себя необычайно легко и совершенно великолепно. Я пыталась объяснить всё это моей маме, но, как я поняла, она была сильно напугана моей новой очередной выходкой и ничего не хотела слышать, а только честно пыталась заставить меня что-то «глотать».
Мне становилось очень плохо и от каждой новой порции принимаемой пищи рвало. Только лишь чистая вода принималась моим истерзанным желудком с удовольствием и легко. Мама уже была почти что в панике, когда к нам совершенно случайно зашла, наш тогдашний семейный врач, моя двоюродная сестра Дана. Обрадованная её приходом, мама, конечно же, тут же рассказала ей всю нашу «ужасную» историю о моём голодании. И как же я обрадовалась, когда услышала, что «ничего такого уж страшного в этом нет» и что я могу на какое-то время быть оставлена в покое без насильственного запихивания в меня еды! Я видела, что моя заботливая мама в это совсем не поверила, но деваться было некуда, и она решила оставить меня в покое хотя бы на какое-то время.
Жизнь сразу стала лёгкой и приятной, так как чувствовала я себя абсолютно прекрасно и больше уже не было того постоянного кошмарного ожидания спазмов желудка, которые обычно сопровождали каждую малейшую попытку принятия какой-либо пищи. Это продолжалось примерно около двух недель. Все мои чувства обострились и восприятия стали намного ярче и сильнее, как бы выхватывалось что-то самое важное, а остальное уходило на второй план.
Мои сны изменились или вернее, я стала видеть один и тот же, повторяющийся сон – как-будто я вдруг поднимаюсь над землёй и иду свободно не касаясь пятками пола. Это было настолько реальное и невероятно прекрасное чувство, что каждый раз просыпаясь, мне немедленно хотелось обратно. Этот сон повторялся каждую ночь. Я до сих пор не знаю, что это было и почему. Но это продолжалось и после, спустя много, много лет. И даже теперь, перед тем, как проснуться, я очень часто вижу тот же самый сон.
Как-то, папин брат приехал в гости из города, в котором он в то время жил и во время разговора сказал папе, что недавно он видел очень хороший фильм и начал его рассказывать. Каково же было моё удивление, когда я вдруг поняла, что уже наперёд знаю, о чём он будет говорить! И хотя я совершенно точно знала, что никогда не видела этот фильм, я могла его рассказать от начала до конца со всеми подробностями... Я никому об этом не сказала, но решила понаблюдать проявится ли что-либо подобное в чём-то ещё. Ну и естественно, моё обычное «новенькое» не заставило себя долго ждать.
В то время в школе мы проходили старые античные легенды. Я была на уроке литературы и учительница сказала, что сегодня мы будем проходить «Песнь о Роланде». Вдруг, неожиданно для самой себя, я подняла руку и сказала, что могу рассказать эту песнь. Учительница очень удивилась и спросила, часто ли я читаю старые легенды. Я сказала, что не часто, но эту я знаю. Хотя, честно говоря, пока что понятия не имела – откуда?
И вот, с того же дня, я начала замечать, что всё чаще и чаще в моей памяти открываются какие-то незнакомые моменты и факты, которых я никаким образом не могла знать и с каждым днём их появляется всё больше и больше. Я немножко уставала от всего этого «наплыва» незнакомой информации, которой, по всей вероятности, для моей детской психики в то время было просто многовато. Но так как оно откуда-то приходило, то, по всей вероятности, для чего-то это было нужно. И я совершенно спокойно всё это принимала, точно так же, как всегда принимала всё незнакомое, что приносила мне моя странная и непредсказуемая судьба.
Правда, иногда вся эта информация проявлялась в весьма забавной форме – я вдруг начинала видеть очень яркие образы незнакомых мне мест и людей, как бы сама в этом принимая участие. «Нормальная» реальность исчезала и я оставалась в каком-то «закрытом» от всех остальных мире, который могла видеть лишь я одна. И вот так я могла оставаться долгое время стоя «столбом» где-нибудь посередине улицы, ничего не видя и ни на что не реагируя, пока какие-нибудь перепуганные, сердобольные «дядя или тётя» не начинали меня трясти, пытаясь как-то привести в чувство, и узнать всё ли со мной в порядке…
Несмотря на свой ранний возраст, я тогда уже (по своему горькому опыту) прекрасно понимала, что всё то, что постоянно происходит со мной, для всех «нормальных» людей, по их обычным и привычным нормам, казалось абсолютно ненормальным (хотя по поводу «нормальности» я готова была спорить с кем угодно уже тогда). Поэтому, как только кто-то в одной из этих «необычных» ситуаций пытался мне помочь, я обычно старалась как можно быстрее убедить, что у меня «совершенно всё хорошо» и что абсолютно не надо за меня волноваться. Правда, убедить мне удавалось далеко не всегда и в таких случаях это кончалось очередным звонком моей бедной, «железобетонно-терпеливой» маме, которая после звонка естественно приезжала меня забирать…
Вот такой была моя сложная и порой смешная, детская реальность, в которой я в то время жила. И так как другого выбора у меня не было, то приходилось находить своё «светлое и прекрасное» даже в том, в чём другие, думаю, не нашли бы этого никогда. Помню как-то после очередного моего необычного «происшествия», я грустно спросила бабушку:
– Почему моя жизнь такая непохожая на всех остальных?
Бабушка покачала головой, обняла меня и тихо ответила:
– Жизнь, моя милая, на десятую долю состоит из того, что с нами происходит и на девять десятых из того, как мы на неё реагируем. Реагируй весело, малыш! Иначе временами может быть очень не просто существовать… А что не похожая, так все мы вначале так или иначе непохожи. Просто ты будешь расти и жизнь начнёт всё больше и больше «подкраивать» тебя под общие мерки, и будет зависеть только лишь от тебя, хочешь ли ты быть такой же, как все.
И я не хотела… Я любила свой необычный красочный мир и не променяла бы его ни на что и никогда. Но, к сожалению, каждое прекрасное стоит в нашей жизни очень дорого и надо это по-настоящему очень сильно любить, чтобы не было больно за это платить. А, как нам всем очень хорошо известно, платить приходится, к сожалению, за всё и всегда... Просто, когда делаешь это сознательно, остаётся удовлетворение от свободного выбора, когда твой выбор и свободная воля зависит только от тебя. А вот за это, по моему личному понятию, по-настоящему стоит платить любую цену, даже если это иногда и очень дорого для самого себя. Но вернёмся к моему голоданию.
Прошли уже две недели, а я всё ещё, к большому огорчению моей мамы, ничего не хотела есть и, как ни странно, физически чувствовала себя сильно и совершенно прекрасно. А так как выглядела я тогда, в общем-то, весьма хорошо, постепенно мне удалось убедить маму, что ничего плохого со мной не происходит и ничего страшного мне, видимо, пока не грозит. Это было абсолютной правдой, так как я по-настоящему чувствовала себя великолепно, если не считать того «сверхчувствительного» психического состояния, которое делало все мои восприятия может быть чуточку слишком «оголёнными» – краски, звуки и чувства были такими яркими, что от этого иногда становилось тяжело дышать. Думаю, эта «сверхчувствительность» и явилась причиной моего следующего и очередного «невероятного» приключения…

В то время на дворе была уже поздняя осень и группа наших соседских ребят после школы собралась в лес за последними осенними грибами. Ну и естественно, как обычно, собралась с ними пойти и я. Погода стояла на редкость мягкая и приятная. Всё ещё тёплые солнечные лучи яркими зайчиками скакали по золотой листве, временами просачиваясь до земли и согревая её последним прощальным теплом. Нарядный лес встречал нас в своём празднично-ярком осеннем наряде и, словно старый друг, приглашал в свои ласковые объятия.
Мои любимые, позолоченные осенью, стройные берёзы при малейшем ветерке щедро роняли на землю свои золотые «листья-монетки» и, казалось, не замечали, что уже очень скоро они останутся один-на-один со своей наготой и будут стыдливо ждать, когда же весна снова оденет их в ежегодный нежный наряд. И только величавые, вечнозелёные ели гордо отряхивали старую хвою, готовясь стать единственным украшением леса в течение долгой и, как всегда, весьма бесцветной зимы. Под ногами тихо шуршали жёлтые листья, пряча последние сыроежки и грузди. Трава под листьями была тёплой, мягкой и влажной и как бы приглашала по ней ступать…
Я, как обычно, сбросила свои ботинки и пошла босиком. Я обожала всегда и везде ходить босиком, если только появлялась такая возможность!!! Правда, за эти прогулки очень часто приходилось расплачиваться ангиной, которая иногда бывала весьма продолжительной, но, как говорится, «игра стоила свеч». Без обуви ноги становились почти что «зрячими» и появлялось особенно острое чувство свободы от чего-то ненужного, что казалось, мешало дышать... Это было настоящее, ни с чем не сравнимое маленькое удовольствие и за него стоило иногда заплатить.
Мы с ребятами, как всегда, разделились парами и пошли кто куда. Очень скоро я почувствовала, что какое-то время иду уже одна. Не могу сказать, что это меня испугало (леса я не боялась вообще), но стало как-то не по себе от странного чувства, что за мной кто-то наблюдает. Решив не обращать на это внимания, я продолжала спокойно собирать свои грибы. Но постепенно чувство наблюдения усиливалось и это уже становилось мало приятным.
Я остановилась, закрыла глаза и попробовала сосредоточиться, чтобы попытаться увидеть того, кто это делал, как вдруг ясно услышала чей-то голос, который сказал: – Правильно… – И мне почему-то показалось, что он прозвучал не снаружи, а только лишь в моей голове. Я стояла посередине маленькой поляны и чувствовала, что воздух вокруг меня начал сильно вибрировать. Прямо передо мной появился серебристо-голубой, прозрачный мерцающий столб и постепенно в нём уплотнилась человеческая фигура. Это был очень высокий (по человеческим меркам) и мощный седой мужчина. Я почему-то подумала, что он до смешного похож на статую нашего бога Перкунас (Перун), для которого у нас на Святой Горе в ночь 24 июня каждый год разжигали костры.
Кстати, это был очень красивый старинный праздник (не знаю, существует ли он до сих пор?), который обычно продолжался до самой зари, и который очень любили все, вне зависимости от возраста и вкуса. На него всегда собирались почти что всем городом и, что было совершенно невероятно – на этом празднике никогда не замечалось никаких негативных инцидентов, несмотря на то, что всё происходило в лесу. Видимо красота обычаев открывала даже самые чёрствые людские души добру, тем же самым захлопывая дверь для любых назревающих агрессивных мыслей или действий.
Обычно, на Святой Горе всю ночь напролёт горели костры, в хороводах звучали старинные песни, и всё это вместе сильно напоминало необычайно красивую фантастическую сказку. Сотни влюблённых пускались ночью искать в лесу цветущий цветок папоротника, желая заручиться его магическим обещанием быть «самыми счастливыми и обязательно навсегда»… А одинокие молодые девушки, загадав желание, опускали в реку Нямунас сплетённые из цветов венки, посередине каждого из которых горела свеча. Таких венков опускалось множество, и река на одну ночь становилась похожей на удивительно красивую, мягко мерцающую отблесками сотен свечей, небесную дорогу, по которой, создавая дрожащие золотистые тени, плыли вереницы добрых золотистых привидений, бережно несущих на своих прозрачных крыльях чужие желания Богу Любви… И вот там же, на Святой Горе, до сих пор стоит статуя бога Перкунаса, на которую так похож был мой неожиданный гость.
Сверкающая фигура, не касаясь ступнями земли, «подплыла» ко мне, и я почувствовала очень мягкое, тёплое прикосновение.
– Я пришёл открыть для тебя Дверь, – опять послышался голос в моей голове.
– Дверь – куда? – спросила я.
– В Большой Мир, – прозвучал ответ.
Он протянул светящуюся руку к моему лбу и я почувствовала странное ощущение лёгкого «взрыва», после которого появилось чувство и вправду похожее на открывающуюся дверь… которая, к тому же, открывалась прямо у меня во лбу. Я увидела удивительно красивые, похожие на огромных разноцветных бабочек, тела, выходившие из самого центра моей головы… Они выстраивались вокруг и, привязанные ко мне тончайшей серебристой нитью, создавали удивительно красочный необычный цветок… По этой «нити» в меня вибрируя вливалась тихая и какая-то «неземная» мелодия, которая вызывала в душе чувство покоя и полноты.
На какое-то мгновение я увидела множество прозрачных человеческих фигур, стоящих вокруг, но они все почему-то очень быстро исчезли. Остался только мой первый гость, который всё ещё касался рукой моего лба и от его прикосновения в моё тело текло очень приятное «звучащее» тепло.
– Кто они? – спросила я, показывая на «бабочек».
– Это ты, – опять прозвучал ответ. – Это ты вся.
Я не могла понять, о чём он говорит, но каким-то образом знала, что от него идёт настоящее, чистое и светлое Добро. Вдруг очень медленно все эти необычные «бабочки» начали «таять» и превратились в изумительный, сверкающий всеми цветами радуги звёздный туман, который стал постепенно втекать обратно в меня... Появилось глубокое чувство завершённости и чего-то ещё, что я никак не могла понять, а только лишь очень сильно чувствовала всем своим нутром.