История судоходства на Енисее

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

История судоходства на Енисее

Файл:Yenisey from the Railway Bridge.JPG
Енисей в черте Красноярска

До середины XVIII века водный транспорт был основным средством перевозки товаров в Сибири. После строительства Сибирского тракта большая часть грузоперевозок стала осуществляться гужевым транспортом. Так, к началу XIX века водным транспортом перевозится всего 10 % — 30 % китайских товаров, приобретённых в Кяхте.







XVI век

В конце XVI века в Енисей заходят баркасы и боты поморов через моря Северного Ледовитого океана. Об этом свидетельствуют результаты раскопок, произведённых сотрудниками Красноярского краеведческого музея в 1920 — 1921 годах[1][2][3].

XVII век

В 1607 году мангазейские казаки по реке Турухан выходят в Енисей, и основывают одно из первых поселений на Енисее — Туруханск.

В 1619 году тобольские казаки основали Енисейск.

Летом 1628 года воевода Андрей Дубенский на 13 дощаниках и 3 стругах, построенных в Енисейске, отправляется вверх по течению Енисея. Три недели караван шел до Казачинского порога, и ещё три до места основания Красноярского острога.

В в 1630 году на реке Илим (приток Ангары) был основан Илимский острог. Вблизи Илимского острога находился Ленский волок. В Илимске проходил крупный торг. Был построен гостиный двор, таможня, постоялые дворы, амбары. Основные товары: хлеб, пушнина, лес. Плавание от Енисейска до Илимска продолжалось около 60 дней из-за большого количества порогов. В Илимске товары перегружали на подводы, и по Ленскому волоку за один день перевозили до реки Мука. По реке Мука доплывали до реки Купа, и далее до Лены. По берегам Муки и Купы стояли селения, жители которых занимались строительством речных судов[4].

В 1675 году южнее Красноярска поставлен Караульный острог.

XVIII век

В начале XVIII века енисейские посадские закупают в Мангазее рыбу, икру, рыбий жир. Далее они продаются в остроги.

В 1707 году поставлен Абаканский острог, а в 1718 году Саянский острог.

В 1725 году по указу Петра I из Санкт-Петербурга по Московскому тракту в Енисейск прибыл Витус Беринг. По Ангаре он поднялся до устья Илима, где были построены барки, и в 1726 году волоком прошел на Лену, а затем — в Карское море.

Барки и другие суда для сплава строятся в специальных местах — плотбищах. Владельцы судов уплачивали налог — «топорные деньги». Плотбища находятся в сёлах и деревнях: Ладейки, Подпорожное, Стрелковская, Казачий луг, усть-Тунгуская. В XVIII веке судостроение начинается в Абаканском остроге, деревне Подтёсово. В XX веке село Ладейки попало в черту Красноярска — ныне там находится улица 2-я Краснофлотская.

Енисейские купцы широко использовали хлеб для торговых операций с поставщиками пушнины. Например, в 1765 году 13 енисейских купцов поставляли хлеб в Енисейск и Мангазею. Грузоподъёмность барок с хлебом составляла от 100 пудов до 1500 пудов.

Енисейская ярмарка была главным центром пушной торговли в Сибири в XVIII веке. Енисейск располагался между водными путями Западной и Восточной Сибири. Ярмарка проводилась ежегодно с 1 по 15 августа. Западносибирские купцы привозили на ярмарку мануфактурные и галантерейные товары, виноградное вино и т. д. Восточносибирские купцы привозили на продажу кяхтинские товары. Иркутские купцы-судовладельцы товары из Кяхты доставляли по Селенге и Байкалу до Иркутска, и далее — по Ангаре и Енисею до Енисейска.

На ярмарке в больших количествах скупалась пушнина для обмена в Кяхте. В 1730-е годы в Енисейск из Тобольска во время навигации приходило 20-25 купеческих судов грузоподъемностью в 2000 пудов, а из Иркутска до 30 судов меньшей грузоподъемностью. На Енисейскую ярмарку пушнина также поступала с Туруханской ярмарки, где ярмарка проводилась в начале июля. В 1785 году томский купец И. Раев купил на Енисейской ярмарке пушнины на 15 тысяч рублей.

В 1760-е годы 10 — 15 енисейских купцов плавали в Мангазею на своих судах грузоподъемностью от 100 до 1500 пудов для покупки мехов и рыбы. В 1760-е годы плавание вверх по Ангаре практически прекращается из-за быстрого течения и большого количества порогов.

В 1775 году енисейский купец Лобанов построил в Енисейске два морских судна и отправил их к Архангельску. Большая часть команды погибла в плавании от цинги[5].

С середины XVIII века до 1850 года через Енисейск поставляется свинец с Нерчинских рудников на алтайские заводы. Всего с 1747 года по 1850 год с Нерчинских заводов на Алтай было доставлено более 1,6 млн пудов свинца.

XIX век

Файл:Istoria sudohodstva Enisey.jpg
Схема судоходства в Сибири в XVII—XIX веках. По германской карте 1792 года.

В начале XIX века, в связи с упадком Енисейска, как торгового центра, кроме енисейских купцов поставками хлеба по Енисею начинает заниматься красноярское купечество (Кузнецов И. К., И. Попов, М. Коростелев). Ежегодно в первой половине XIX века по Енисею сплавлялось в Туруханский край 30 — 50 тысяч пудов хлеба. Летом 1820 года частными торговцами было доставлено в Енисейск 120 тысяч пудов хлеба.

В 1820-е годы енисейские купцы ежегодно отправляли на ловлю и покупку рыбы в Туруханском крае до 10 судов. На снаряжение каждого судна тратилось до 1500 рублей. В Туруханский край купцы поставляли хлеб и другие товары, обратным рейсом везли рыбу и пушнину.

Значительно выросли поставки хлеба по Енисею во времена Золотой лихорадки. В 1859 году на золотые прииски Енисейской губернии было поставлено около 2 млн пудов хлеба; из них 900 тысяч пудов было сплавлено из Минусинска. По Ангаре и Енисею хлеб на золотые прииски поставлют и иркутские купцы. К 1861 году поставками хлеба занимались около 50 крупных хлеботорговцев. В 1840-е годы поставки рыбы из Туруханского края выросли в три раза в сравнении с 1820-ми годами.

Первый пароход на Енисее появился в 1863 году. Пароход назывался «Енисей». Он был построен в Енисейске компанией «Судоходство и торговля». Компанией владели енисейские купцы: А. Баландин, И. и А. Кытмановы, С. и А. Калашниковы, Е. и А. Грязновы. Кроме парохода «Енисей» компании принадлежало две баржи. Основная деятельность компании — поставки хлеба, закупки в Туруханском крае пушнины и рыбы.

В 18741899 годах состоялись несколько экспедиций морских пароходов «Diana», «Whim», «Thames», «Warkworth», «Blencathra», «Seagull», «Phoenix», «Labrador», «Orestes», «Stjernen», «Lorna Doone», возглавляемых английским капитаном Джозефом Виггинсом (англ. Joseph Wiggins, Ливерпульский торговый дом). В 1875 году и 1876 году из Швеции в устье Енисея приходят экспедиция Норденшельда.

Парусная шхуна «Утренняя заря» под командованием капитана Д. И. Шваненберга в 1877 году доставила из Енисейска в Санкт-Петербург образцы сибирских товаров. Экспедиции Д. Виггинса, Норденшельда и «Утренней зари» финансировались золотопромышленником М. К. Сидоровым.

В 1894 — 1895 году гидрографическая экспедиция под руководством генерал-лейтенанта А. И. Вилькицкого исследовала Енисей. По результатам работы экспедиции впервые в России был издан атлас реки Енисей.

В Красноярске первый пароход появился 14 мая 1882 года. Пароход «Москва» был построен в германском городе Штетене. Пароход был приобретен купцом Н. Г. Гадаловым у барона Кноппа. Пароход с использованием тросов и воротов был поднят лямщиками через Казачинский порог и прибыл в Красноярск.

11 июня 1882 года Красноярская городская управа выделила место для пристани на берегу Енисея, на Воротниковском взвозе.

Первое судно, которое своим ходом в 1884 году преодолело Казачинский порог и проложило речной путь из Енисейска в Красноярск, был пароход «Капитан Дальман» мощностью в 500 л.с. «Дальман» и «Москва» открыли регулярное пассажирское и грузовое сообщение от Енисейска до Минусинска.

В 1900 году на Енисее эксплуатируются 26 пароходов.

Название Тип Мощность, номинальных сил Владелец
«Красноярец» двухвинтовой железный 25 Черепенников
Св. Николай двухколёсный железный 140 (500 л.с.) Сибиряков
«Дедушка» двухколёсный железный 100 Гадалов
«Россия» двухколёсный железный 100 Гадалов
«Москва» двухколёсный железный 60 Иванов
«Минусинск» винтовой железный морского типа 25 К°-Поппам
«Барнаул» нет данных 40 Франсуа Лаббон
«Енисей» двухколёсный с деревянным корпусом 60 Енисейская К°
«Анна» винтовой деревянный 20 Буданцев
«Игнатий» двухколёсный деревянный 45 Кытманов
«Абаканец» двухвинтовой деревянный 22 Поретчин
«Храбрый» двухвинтовой деревянный нет данных инж. механик Кнорре
«Лейтенант Малыгин» двухвинтовой морского типа 140 Немчинов (Иркутск)

Источник: [http://frontiers.loc.gov/cgi-bin/ampage?collId=mtfxtx&fileName=txn/nb0005//mtfxtxnb0005.db&recNum=3&itemLink=r%3Fintldl%2Fmtfront%3A@field%28NUMBER%2B@od1%28mtfxtx%2Bnb0005%29%29&linkText=0 Путеводитель по Великой сибирской железной дороге. С-Петербург, 1900 год. Издание Министерства путей сообщения.]

Купцы Востротин, Кытманов, Баландин создали «Товарищество пароходства по р. Енисею». Товарищество приобрело у английской морской торговой экспедиции Поппам пароходы полуморского типа «Гленмор» и «Скошия».

Девять казённых пароходов использовались для строительства железной дороги и расчистки Ангары.

«Лейтенант Малыгин» позднее был переведён на Байкал.

Пароходы осуществляют регулярные грузопассажирские перевозки между Красноярском и Енисейском. Сообщение между Красноярском и Минусинском осуществляется только во время половодья. После спада воды суда доходят только до деревни Сорокиной. От Енисейска до устья Енисея ходят только товарно-буксирные пароходы.

По праздничным дням практически все пароходы используются для загородных прогулок по Енисею. Вход на пароход являлся платным. Посетителям предлагался буфет, часто путешествие сопровождалось музыкальными номерами.

XX век

В 1903 году туер «Ангара» был поставлен в Казачинский порог для подъема судов. Его заменили только в 1964 году на туер «Енисей».

Импортные грузы для строительства железной дороги доставлялись в Красноярск и Иркутск по Енисею и Ангаре. В Иркутск было доставлено около 200 тысяч пудов рельсов. Для этого несколько лет на Ангаре велись работы по очистке русла реки[6].

Для строительства Транссибирской железной дороги в 1905 году в Англии, Германии и Нидерландах были закуплены шесть пароходов («Енисейск», «Красноярск», «Туруханск», «Ангара», «Лена», «Минусинск») и девять лихтеров.

В 1905 году было создано первое на Енисее пароходство — «Срочное казенное пароходство на реке Енисей». Оно просуществовало до 1918 года.

В 1907 году в Красноярск создано первое акционерное общество под названием «Акционерное общество пароходства по реке Енисею». Владельцами пароходства были купцы А. И. Кытманов (Енисейск), Н. Н. Гадалов (Красноярск), В. И. Корнаков (Красноярск), А. П. Кузнецов (Красноярск). Общество было фактически монополистом на Енисее. Чистая прибыль общества в 19101911 годы составила 91755 руб. (13 % на основной капитал), а в годы Первой мировой войны чистая прибыль возросла до 22 %.

В 1907 году началась добыча каменного угля в местечке Каратигей (ныне город Черногорск). До пристани на Енисее была построена узкоколейная железнодорожная ветка длиной 9 вёрст. Для транспортировки угля купили буксирный пароход и несколько барж. До этого времени пароходы и паровозы работали на дровах.

На научно-исследовательской парусно-моторной яхте «Омуль», в 1913 году из устья Енисея в Енисейск прибыл норвежский исследователь Арктики Фритьоф Нансен.

В 1914 году количество пароходов на Енисее возрастает до 60.

До строительства Железнодорожного и Коммунального мостов действовала паромная переправа через Енисей. Деревянные плашкоуты с конца XIX века до 1930-х годов обеспечивали переправу через Енисей в районе Красноярска: два плашкоута — через основное русло и два — через Абаканскую протоку. Плашкоут мог разместить до 20 телег с грузом и лошадьми.

Советский период

В годы первой пятилетки строится перевалочный порт в Игарке. Через порт на запад отправляется лес, завозятся машины и оборудование для строительства.

В 1930 году в Германии были приобретены три однотипных дизельных силача-буксира, которые получили названия: «Красноярский рабочий», «Советская Сибирь» (позднее «Владимир Ленин») и «Клим Ворошилов» (позднее «Михаил Калинин»).

5 февраля 1931 года создано Енисейское речное пароходство.

1 апреля 1934 года образован «Красноярский речной порт». 23 июля 1934 года в Красноярске начал работать речной трамвай.

10 августа 1935 года началось строительство Красноярского судостроительного завода. Также в Красноярске были построены Судоремонтный завод и Красноярская судоверфь.

Первый пассажирский теплоход появился на Енисее в 1938 году. Он был построен на Красноярском судоремонтном заводе. Теплоход мощностью 800 л.с. назывался «Иосиф Сталин». Он курсировал на линии Красноярск-Дудинка как грузопассажирское судно.

После строительства комбината Норильский Никель в 1939 году, основной грузопоток, перемещаемый по Енисею, связан с деятельностью комбината.

Великая Отечественная война

В 1942 году Енисейское речное пароходство организовало экспедицию из Красноярска в Новосибирск. В мае 1942 года караван из четырёх судов вышел из Красноярска и прошел через Обь-Енисейский канал. Экспедиция продолжалась четыре месяца.

Летом 1942 года армия нацистской Германии организовала операцию «Вундерланд». Целью операции было парализовать перевозку грузов по Северному морскому пути.

25 августа тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер» после часового боя потопил ледокольный пароход «Александр Сибиряков».

27 августа «Адмирал Шеер» обстрелял порт Диксона, произведя по порту 450 орудийных выстрелов.

После операции «Вундерланд» были организованы операции «Вундерланд-2», «Морской узел» и другие.

9 мая 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР весь речной транспорт СССР переведён на режим военного положения.

В 1944 году Марина Николаевна Ильина стала первой женщиной-капитаном Енисейского пароходства.

После войны

В 1948 году при Министерстве речного флота было создано подразделение «Арктическая экспедиция специальных морских проводок речных судов». Речные суда Северным морским путём переводятся из стран Европы, Архангельска и Волги. В 1948 году состоялся первый массовый перегон речных судов на Енисей Северным морским путём. С 1948 по 1973 год самоходный флот Енисейского пароходства вырос с 80 до 500 единиц.

В 1963 году в Красноярске недалеко от Речного вокзала установили памятник, посвященный 100-летию постройки первого парохода на Енисее. Он представляет собой адмиралтейский якорь с цепью, лежащие на большом постаменте.

«Лесосибирский речной порт» создан 15 января 1975 года на базе двух пристаней — «Енисейск» и «Маклаково». Порт создан для нужд Норильского горно-металлургического комбината.

В 1978 году в Австрии построен 4-палубный круизный теплоход «Антон Чехов». По Енисею начинают проводиться туристические круизы.

14 апреля 1994 года Енисейское речное пароходство прошло процесс акционирования.

XXI век

Началось освоение группы нефтегазовых месторождений в северо-восточной части Западно-Сибирской низменности: Ванкорское месторождение, Лодочное, Сузунское и Тагульское. Основной способ доставки грузов и оборудования — водный транспорт. По Енисею караваны судов доводят до реки Большая Хета. По реке Большая Хета может ходить только низкосидящий флот и только одну неделю июня. Доставляются большие партии грузов — до 35 000 тонн.

Другой путь проходит через базу «Прилуки», принадлежащую ЗАО «Ванкорнефть». «Прилуки» расположена в 12 км ниже Игарки.

См. также

Обь-Енисейский канал

Напишите отзыв о статье "История судоходства на Енисее"

Примечания

  1. Н. К. Ауэрбах «К истории археологии низовьев Енисея». Этнографический бюллетень. № 4, 1923
  2. Н. К. Ауэрбах «Зимовье в бухте Промысловой Енисейского залива». Северная Азия. № 5, № 6. 1928
  3. Н. К. Ауэрбах «Заселение русскими низовьев Енисея». Труды Сибрыбохозяйственной станции
  4. Костомаров Н. И. Очерк Торговли Московскаго государства в XVI и XVII Столетиях. С-Петербург. В Тип. Н. Тиблена и Комп., 1862 стр. 117—118
  5. И. В. Щеглов. Хронологический перечень важнейших данных из истории Сибири. Издание ВСРГО. Иркутск. 1883. Стр. 186
  6. С. Миклашевский Забытый вспомогательный путь для грузового движения в Сибири // Восточное обозрение. Иркутск. №58, 9 марта 1904 года. стр.2-3

Литература

  • А. В. Старцев, Ю. М. Гончаров «История предпринимательства в Сибири» (XVII — начало XX в.). Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. ISBN 5-7904-0087-6
  • В. Н. Разгон, «Сибирское купечество в XVIII-первой половине XIX в. Региональный аспект предпринимательства традиционного типа». Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998. ISBN 5-7904-0109-0
  • И. А. Булава, «Енисей — река жизни» — Красноярск, 2005.
  • И. А. Булава, «Флотская судьба» — Красноярск, 2001.
  • П. П. Борейша, «В Енисейском заливе» — Красноярск, 2000.
  • И. М. Назаров, «Были великой реки» — Красноярск, 1996.
  • Н. Н. Балакин, «О чем рассказывают старые пароходы» — Красноярск, 1993.
  • А. Н. Копылов, «Русские на Енисее в XVII в. Земледелие, промышленность, торговые связи Енисейского уезда». Новосибирск, Наука СО, 1965

Ссылки

  • Гадаловская пароходно-промышленная Сибириада http://www.proza.ru/2013/06/14/995
  • [http://orel.rsl.ru/nettext/maps/mf0004.gif Карта движения судов со свинцом по Байкалу, 1799 год]

Отрывок, характеризующий История судоходства на Енисее

От этой горестной картины у меня резко заныло сердце и по предательски защипало в глазах... Мне стало вдруг дико жаль эту чудесную, храбрую девчушку... И я не могла даже себе представить, как же сможет она, бедняжка, совсем одинокой, в этом страшном, зловещем мире, за себя постоять?!
Стеллины глаза тоже вдруг влажно заблестели – видимо, её посетили схожие мысли.
– Прости меня, Мария, как же погиб твой Дин? – наконец-то решилась спросить я.
Девчушка подняла на нас свою заплаканную мордашку, по-моему даже не понимая, о чём её спрашивают. Она была очень далеко... Возможно там, где её верный друг был ещё живой, где она не была такой одинокой, где всё было понятно и хорошо... И малышка никак не хотела сюда возвращаться. Сегодняшний мир был злым и опасным, а ей больше не на кого было опереться, и некому было её защищать... Наконец-то, глубоко вздохнув и геройски собрав свои эмоции в кулачок, Мария поведала нам грустную историю Дининой смерти...
– Я была с мамой, а мой добрый Дин, как всегда, нас стерёг... И тут вдруг откуда-то появился страшный человек. Он был очень нехороший. От него хотелось бежать, куда глаза глядят, только я никак не могла понять – почему... Он был таким же, как мы, даже красивым, просто очень неприятным. От него веяло жутью и смертью. И он всё время хохотал. А от этого хохота у нас с мамой стыла кровь... Он хотел забрать с собой маму, говорил, что она будет ему служить... А мама вырывалась, но он, конечно же, был намного сильнее... И тут Дин попробовал нас защитить, что раньше ему всегда удавалось. Только человек был наверняка каким-то особенным... Он швырнул в Дина странное оранжевое «пламя», которое невозможно было погасить... А когда, даже горящий, Дин попытался нас защитить – человек его убил голубой молнией, которая вдруг «полыхнула» из его руки. Вот так погиб мой Дин... И теперь я одна.
– А где же твоя мама? – спросила Стелла.
– Мама всё здесь же, – малышка смутилась.– Просто она очень часто злится... И теперь у нас нет защиты. Теперь мы совсем одни...
Мы со Стеллой переглянулись... Чувствовалось, что обоих одновременно посетила та же самая мысль – Светило!.. Он был сильным и добрым. Оставалось только надеяться, что у него возникнет желание помочь этой несчастной, одинокой девчушке, и стать её настоящим защитником хотя бы до тех пор, пока она вернётся в свой «хороший и добрый» мир...
– А где теперь этот страшный человек? Ты знаешь, куда он ушёл? – нетерпеливо спросила я. – И почему он не взял-таки с собой твою маму?
– Не знаю, наверное, он вернётся. Я не знаю, куда он пошёл, и я не знаю, кто он такой. Но он очень, очень злой... Почему он такой злой, девочки?
– Ну, это мы узнаем, обещаю тебе. А теперь – хотела бы ты увидеть хорошего человека? Он тоже здесь, но, в отличие от того «страшного», он и правда очень хороший. Он может быть твоим другом, пока ты здесь, если ты, конечно, этого захочешь. Друзья зовут его Светило.
– О, какое красивое имя! И доброе...
Мария понемножечку начала оживать, и когда мы предложили ей познакомиться с новым другом, она, хоть и не очень уверенно, но всё-таки согласилась. Перед нами появилась уже знакомая нам пещера, а из неё лился золотистый и тёплый солнечный свет.
– Ой, смотрите!.. Это же солнышко?!.. Оно совсем, как настоящее!.. А как оно попало сюда? – ошарашено уставилась на такую необычную для этого жуткого места красоту, малышка.
– Оно и есть настоящее, – улыбнулась Стелла. – Только его создали мы. Иди, посмотри!
Мария робко скользнула в пещеру, и тут же, как мы и ожидали, послышался восторженный визг...
Она выскочила наружу совершенно обалдевшая и от удивления всё никак не могла связать двух слов, хотя по её распахнутым от полного восторга глазам было видно, что сказать ей уж точно было что... Стелла ласково обняла девочку за плечи и вернула её обратно в пещеру... которая, к нашему величайшему удивлению, оказалась пустой...
– Ну и где же мой новый друг? – расстроено спросила Мария. – Разве вы не надеялись его здесь найти?
Стелла никак не могла понять, что же такое могло произойти, что заставило бы Светило покинуть свою «солнечную» обитель?..
– Может что-то случилось? – задала совершенно глупый вопрос я.
– Ну, естественно – случилось! Иначе он бы никогда отсюда не ушёл.
– А может здесь тоже был тот злой человек? – испуганно спросила Мария.
Честно признаться, у меня тоже мелькнула такая мысль, но высказать её я не успела по той простой причине, что, ведя за собой троих малышей, появился Светило... Детишки были чем-то смертельно напуганы и, трясясь как осенние листики, боязливо жались к Светилу, боясь от него отойти хоть на шаг. Но детское любопытство вскоре явно пересилило страх, и, выглядывая из-за широкой спины своего защитника, они удивлённо рассматривали нашу необычную тройку... Что же касалось нас, то мы, забыв даже поздороваться, вероятно, с ещё большим любопытством уставились на малышей, пытаясь сообразить, откуда они могли взяться в «нижнем астрале», и что же всё-таки такое здесь произошло...
– Здравствуйте, милые... Не надо вам было сюда приходить. Что-то нехорошее здесь происходит... – ласково поздоровался Светило.
– Ну, хорошего здесь вряд ли можно было бы ожидать вообще... – грустно усмехнувшись, прокомментировала Стелла. – А как же получилось, что ты ушёл?!... Ведь сюда любой «плохой» мог за это время явиться, и занять всё это...
– Что ж, тогда ты бы обратно всё «свернула»... – просто ответил Светило.
Тут уж мы обе на него удивлённо уставились – это было самое подходящее слово, которое можно было употребить, называя данный процесс. Но откуда его мог знать Светило?!. Он ведь ничего в этом не понимал!.. Или понимал, но ничего об этом не говорил?...
– За это время много воды утекло, милые... – как бы отвечая на наши мысли, спокойно произнёс он. – Я пытаюсь здесь выжить, и с вашей помощью начинаю кое-что понимать. А что привожу кого, так не могу я один такой красотой наслаждаться, когда всего лишь за стеной такие малые в жутком ужасе трясутся... Не для меня всё это, если я не могу помочь...
Я взглянула на Стеллу – она выглядела очень гордой, и, конечно же, была права. Не напрасно она создавала для него этот чудесный мир – Светило по-настоящему его стоил. Но он сам, как большое дитя, этого совершенно не понимал. Просто его сердце было слишком большим и добрым, и не желало принимать помощь, если не могло делиться ею с кем-то другим...
– А как они здесь оказались? – показывая на испуганных малышей, спросила Стелла.
– О, это длинная история. Я время от времени их навещал, они к отцу с матерью с верхнего «этажа» приходили... Иногда к себе забирал, чтобы от беды уберечь. Они же малые, не понимали, насколько это опасно. Мама с папой были здесь, вот им и казалось, что всё хорошо... А я всё время боялся, что опасность поймут, когда уже поздно будет... Вот и случилось только что это же самое «поздно»...
– А что же такого их родители натворили, что попали сюда? И почему они все «ушли» одновременно? Они погибли что ли? – не могла остановиться, сердобольная Стелла.
– Чтобы спасти своих малышей, их родителям пришлось убить других людей... За это здесь и платили посмертно. Как и все мы... Но сейчас их уже и здесь больше нет... Их нигде нет более... – очень грустно прошептал Светило.
– Как – нет нигде? А что же случилось? Они что – и здесь сумели погибнуть?! Как же такое случилось?.. – удивилась Стелла.
Светило кивнул.
– Их убил человек, если «это» можно назвать человеком... Он чудовище... Я пытаюсь найти его... чтобы уничтожить.
Мы сразу же дружно уставились на Марию. Опять это был какой-то страшный человек, и опять он убивал... Видимо, это был тот же самый, кто убил её Дина.
– Вот эта девочка, её зовут Мария, потеряла свою единственную защиту, своего друга, которого тоже убил «человек». Я думаю, это тот же самый. Как же мы можем найти его? Ты знаешь?
– Он сам придёт... – тихо ответил Светило, и указал на жмущихся к нему малышей. – Он придёт за ними... Он их случайно отпустил, я ему помешал.
У нас со Стеллой поползли по спинам большие-пребольшие, шипастые мурашки...
Это звучало зловеще... А мы ещё не были достаточно взрослыми, чтобы кого-то так просто уничтожать, и даже не знали – сможем ли... Это в книгах всё очень просто – хорошие герои побеждают чудовищ... А вот в реальности всё гораздо сложнее. И даже если ты уверен, что это – зло, чтобы побеждать его, нужна очень большая смелость... Мы знали, как делать добро, что тоже не все умеют... А вот, как забирать чью-то жизнь, даже самую скверную, научиться ни Стелле, ни мне, пока ещё как-то не пришлось... И не попробовав такое, мы не могли быть совершенно уверены, что та же самая наша «смелость» в самый нужный момент нас не подведёт.
Я даже не заметила, что всё это время Светило очень серьёзно за нами наблюдает. И, конечно же, наши растерянные рожицы ему говорили обо всех «колебаниях» и «страхах» лучше, чем любая, даже самая длинная исповедь...
– Вы правы, милые – не боятся убить лишь глупцы... либо изверги... А нормальный человек к этому никогда не привыкнет... особенно, если даже ещё не пробовал никогда. Но вам не придётся пробовать. Я не допущу... Потому что, даже если вы, праведно кого-то защищая, мстить будете, оно сожжёт ваши души... И уже больше никогда прежними не будете... Вы уж поверьте мне.
Вдруг прямо за стеной послышался жуткий хохот, своей дикостью леденящий душу... Малыши взвизгнули, и все разом бухнулись на пол. Стелла лихорадочно пыталась закрыть пещеру своей защитой, но, видимо от сильного волнения, у неё ничего не получалось... Мария стояла не двигаясь, белая, как смерть, и было видно, что к ней возвращалось состояние недавно испытанного шока.
– Это он... – в ужасе прошептала девчушка. – Это он убил Дина... И он убьёт всех нас...
– Ну это мы ещё посмотрим. – нарочито, очень уверенно произнёс Светило. – Не таких видели! Держись, девочка Мария.
Хохот продолжался. И я вдруг очень чётко поняла, что так не мог смеяться человек! Даже самый «нижнеастральный»... Что-то в этом всём было неправильно, что-то не сходилось... Это было больше похоже на фарс. На какой-то фальшивый спектакль, с очень страшным, смертельным концом... И тут наконец-то меня «озарило» – он не был тем человеком, которым выглядел!!! Это была всего лишь человеческая личина, а нутро было страшное, чужое... И, была не была, – я решила попробовать с ним бороться. Но, если бы знала исход – наверное, не пробовала бы никогда...
Малыши с Марией спрятались в глубокой нише, которую не доставал солнечный свет. Мы со Стеллой стояли внутри, пытаясь как-то удержать, почему-то всё время рвущуюся, защиту. А Светило, стараясь сохранить железное спокойствие, встречал это незнакомое чудище у входа в пещеру, и как я поняла, не собирался его туда пропускать. Вдруг у меня сильно заныло сердце, будто в предчувствии какой-то большой беды....
Полыхнуло яркое синее пламя – все мы дружно ахнули... То, что минуту назад было Светилом, за одно лишь коротенькое мгновение превратилось в «ничто», даже не начав сопротивляться... Вспыхнув прозрачным голубым дымком, он ушёл в далёкую вечность, не оставив в этом мире даже следа...
Мы не успели испугаться, как сразу же за происшедшим, в проходе появился жуткий человек. Он был очень высоким и на удивление... красивым. Но всю его красоту портило мерзкое выражение жестокости и смерти на его утончённом лице, и ещё было в нём какое-то ужасающее «вырождение», если можно как-то такое определить... И тут, я вдруг вспомнила слова Марии про её «ужастика» Дина. Она была абсолютно права – красота может быть на удивление страшной... а вот доброе «страшное» можно глубоко и сильно полюбить...
Жуткий человек опять дико захохотал...
Его хохот болезненным эхом повторялся в моём мозгу, впиваясь в него тысячами тончайших игл, а моё немеющее тело слабело, постепенно становясь почти что «деревянным», как под сильнейшим чужеродным воздействием... Звук сумасшедшего хохота фейерверком рассыпался на миллионы незнакомых оттенков, тут же острыми осколками возвращаясь обратно в мозг. И тут я наконец-то поняла – это и правда было нечто наподобие мощнейшего «гипноза», что своим необычным звучанием постоянно наращивало страх, заставляя нас панически бояться этого человека.
– Ну и что – долго вы собираетесь хохотать?! Или говорить боитесь? А то нам надоело вас слушать, глупости всё это! – неожиданно для самой себя, грубо закричала я.
Я понятия не имела, что на меня нашло, и откуда у меня вдруг взялось столько смелости?! Потому, что от страха уже кружилась голова, а ноги подкашивались, как будто я собиралась сомлеть прямо сейчас, на полу этой же самой пещеры... Но недаром ведь говорят, что иногда от страха люди способны совершать подвиги... Вот и я, наверное, уже до того «запредельно» боялась, что каким-то образом сумела забыть про тот же самый страх... К счастью, страшный человек ничего не заметил – видимо его вышиб тот факт, что я посмела вдруг с ним так нагло заговорить. А я продолжала, чувствуя, что надо во что бы то ни стало быстрее разорвать этот «заговор»...
– Ну, как, чуточку побеседуем, или вы и можете всего только хохотать? Говорить-то вас научили?..
Я, как могла, умышленно его злила, пытаясь выбить из колеи, но в то же время дико боялась, что он нам таки покажет, что умеет не только говорить... Быстро глянув на Стеллу, я попыталась передать ей картинку, всегда спасавшего нас, зелёного луча (этот «зелёный луч» означал просто очень плотный, сконцентрированный энергетический поток, исходящий от зелёного кристалла, который когда-то подарили мне мои далёкие «звёздные друзья», и энергия коего видимо сильно отличалась качеством от «земной», поэтому срабатывало оно почти всегда безотказно). Подружка кивнула, и пока страшный человек не успел опомниться, мы дружно ударили его прямо в сердце... если оно, конечно, там вообще находилось... Существо взвыло (я уже поняла, что это не человек), и начало корчиться, как бы «срывая» с себя, так мешавшее ему, чужое «земное» тело... Мы ударили ещё. И тут вдруг увидели уже две разные сущности, которые плотно сцепившись, вспыхивая голубыми молниями, катались на полу, как бы пытаясь друг друга испепелить... Одна из них была той же красивой человеческой, а вторая... такого ужаса невозможно было нормальным мозгом ни представить, ни вообразить... По полу, яро сцепившись с человеком, каталось что-то невероятно страшное и злое, похожее на двухголовое чудище, истекающее зелёной слюной и «улыбающееся» оскаленными ножеобразными клыками... Зелёное, чешуйчато-змеевидное тело ужасающего существа поражало гибкостью и было ясно, что человек долго не выдержит, и что, если ему не помочь, то жить осталось этому бедняге всего ничего, даже и в этом ужасном мире...
Я видела, что Стелла изо всех сил пытается ударить, но боится повредить человека, которому сильно хотела помочь. И тут вдруг из своего укрытия выскочила Мария, и... каким-то образом схватив за шею жуткое существо, на секунду вспыхнула ярким факелом и... навсегда перестала жить... Мы не успели даже вскрикнуть, и уж, тем более, что-то понять, а хрупкая, отважная девчушка без колебаний пожертвовала собой, чтобы какой-то другой хороший человек мог победить, оставаясь жить вместо неё... У меня от боли буквально остановилось сердце. Стелла зарыдала... А на полу пещеры лежал необыкновенно красивый и мощный по своему сложению человек. Только вот сильным на данный момент он никак не выглядел, скорее наоборот – казался умирающим и очень уязвимым... Чудовище исчезло. И, к нашему удивлению, сразу же снялось давление, которое всего лишь минуту назад грозилось полностью размозжить наши мозги.
Стелла подошла к незнакомцу поближе и робко тронула ладошкой его высокий лоб – человек не подавал никаких признаков жизни. И только по всё ещё чуть вздрагивавшим векам было видно, что он пока ещё здесь, с нами, и не умер уже окончательно, чтобы, как Светило с Марией, уже никогда и нигде больше не жить...
– Но как же Мария... Как же она могла?!.. Ведь она маленькая совсем... – глотая слёзы, горько шептала Стелла... блестящие крупные горошины ручьём текли по её бледным щекам и, сливаясь в мокрые дорожки, капали на грудь. – И Светило... Ну, как же так?... Ну, скажи?! Как же так!!! Это ведь не победа совсем, это хуже чем поражение!.. Нельзя побеждать такой ценой!..
Что я могла ей ответить?! Мне, так же, как и ей, было очень грустно и больно... Потеря жгла душу, оставляя глубокую горечь в такой ещё свежей памяти и, казалось, впечатывала этот страшный момент туда навсегда... Но надо было как-то собраться, так как рядом, пугливо прижавшись друг к другу, стояли совсем маленькие, насмерть напуганные детишки, которым было в тот момент очень страшно и которых некому было ни успокоить, ни приласкать. Поэтому, насильно загнав свою боль как можно глубже и тепло улыбнувшись малышам, я спросила, как их зовут. Детишки не отвечали, а лишь ещё крепче жались друг к дружке, совершенно не понимая происходящего, ни также и того, куда же так быстро подевался их новый, только что обретённый друг, с очень добрым и тёплым именем – Светило....
Стелла, съёжившись, сидела на камушке и, тихо всхлипывая, вытирала кулачком, всё ещё льющиеся, горючие слёзы... Вся её хрупкая, скукоженная фигурка выражала глубочайшую печаль... И вот, глядя на неё, такую скорбящую, и такую не похожую на мою обычную «светлую Стеллу», мне вдруг стало до ужаса холодно и страшно, как будто, в одно коротенькое мгновение, весь яркий и солнечный Стеллин мир полностью погас, а вместо него нас теперь окружала только тёмная, скребущая душу, пустота...