Каликст III

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Каликст III
Callistus PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Каликст III</td></tr>
209-й папа римский
8 апреля 1455 года — 6 августа 1458 года
Коронация: 20 апреля 1455 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Николай V
Преемник: Пий II
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Алонсо де Борха (Альфонсо ди Борджа)
Оригинал имени
при рождении:
Alfonso de Borja
Рождение: 31 декабря 1378(1378-12-31)
Хатива, Арагон
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 1424 год
Кардинал с: 1444 год
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Ка́ликст III (лат. Callistus PP. III, в миру — Альфо́нсо ди Бо́рджиа (традиционная русская передача этой фамилии), точнее было бы «ди Бо́рджа» — от итал. di Borgia, или «Ало́нсо де Бо́рха» — от исп. de Borja; 31 декабря 1378, Хатива, Арагон — 6 августа 1458, Рим) — папа римский с 8 апреля 1455 года по 6 августа 1458 года.







Ранние годы

Алонсо де Борха (Борджа, Борджиа) родился в 31 декабря 1378 года в Испании. Он был сыном Доминго де Борха и Франсины Льянсоль и был крещен в базилике Святой Марии в Хативе, где ныне стоит статуя в его честь[1][2].

Антипапой Бенедиктом XIII был назначен каноником и профессором в Лериде. Затем переехал в Италию. Когда благодаря его стараниям король Неаполя Альфонс I признал папой Мартина V, последний назначил Алонсо епископом Валенсии. В 1444 году Евгений IV поднял его до кардинальского достоинства.

Будучи ещё молодым священником, Алонсо принял участие в проповеди Викентия Феррера. В конце своего послания Феррер сказал будущему папе: «Сын мой, в один прекрасный день Вы будете призваны стать украшением своего рода и своей страны, Вы будете наделены высшим достоинством, которым только может быть наделен человек. После своей смерти я буду объектом вашего особого почета. Стремитесь пребывать в добродетели»[3]. Став папой, Борха канонизировал Феррера 3 июня 1455 года[4].

Уже в преклонном возрасте, 8 апреля 1455 года, при поддержке влиятельных римских семейств Колонна и Орсини Алонсо был выдвинут претендентом на Святой Престол как компромиссный кандидат.

Папство

Став папой, Каликст посвятил все свои силы и средства поддержке регента Венгерского королевства Яноша Хуньяди, армия которого в 1456 году остановила под Белградом наступление турецких войск (см. Осада Белграда (1456)). В честь этой победы папа установил праздник Преображения Господня, который отмечается 6 августа обязательным во всей Западной Церкви. Он ввел также в храмах ежедневно в полдень колокольный звон (называемый «турецким») в честь Ангела Господня[5]. В правление Каликста вернулись времена безграничного непотизма, раздачи церковных должностей и кардинальских шапок родственникам и сторонникам семьи Борджа. В 1456 Каликст III приказал пересмотреть процесс, в результате которого в 1431 была приговорена к сожжению на костре героиня французского народа Жанна д'Арк. Рескрипт о реабилитации Жанны был подписан 7 июля 1456 года.

Одной из главных целей его понтификата была организация крестового похода против турок, захвативших в 1453 году Константинополь. Вопреки героическим усилиям, предпринятым им, ни один из государей Европы так и не откликнулся на призыв. Тем не менее, Каликсту удалось собрать сравнительно крупный флот, который затем был использован для освобождения некоторых из Эгейских островов.

В 1456 году он издал папскую буллу «Inter Caetera», которая подтвердила право португальцев на территории, обнаруженные вдоль западного побережья Африки, и порабощение иноверцев там. Он также дал разрешение на учреждение португальского Ордена Христа[6]. Булла «Inter Caetera» 1456 года противоречила позиции, занятой папой Евгением IV в 1435 году в булле «Sicut Dudum», связанной с запретом захвата рабов на Канарских островах.

Каликст назначил новое судебное разбирательство для Жанны д’Арк (ок. 1412—1431), на котором она была посмертно оправдана[7]. Он одобрил основания университета Грайфсвальд, который состоялся в 1456 году.

Сделал двух своих племянников — Родриго и Луиса Хулиана — кардиналами. Впоследствии один из них, Родриго Борха (Борджа), назначенный, кроме того, генералиссимусом папского войска, также стал папой под именем Александр VI.

«Булла против кометы»

По одной из версий (она впервые появилась в 1475 году в посмертной биографии Каликста и впоследствии была приукрашена и популяризирована Пьер-Симоном Лапласом), Каликст III наложил анафему на комету Галлея, которая появилась в 1456 году, полагая, что это плохое предзнаменование для христианских защитников Белграда от османов[8]. Ни один из известных источников не подтверждает подлинность этой информации. 29 июня 1456 года в папской булле Каликст III призывал к молитве за успех крестового похода, но не делал никаких упоминаний о комете. По состоянию на 6 августа, когда турецкая осада была снята, комета не была видна в Европе или Турции в течение нескольких недель[9].

Наследие

Католический историк Людвиг фон Пастор так отозвался о Каликсте:

«За исключением непотизма, Каликст III заслуживает высокой похвалы, в особенности за проявленную энергию и постоянство, которые он проявил в достижении главной на тот момент цели — защиты западной цивилизации от турецкой экспансии…При этом следует отметить, что в разгар военных и политических событий, требовавших много времени и внимания, он не забывал о внутренних делах Церкви, а также активно выступал против ереси»[10]

Интересные факты

  • Понтификат Каликста III был самым коротким в XV столетии.

Напишите отзыв о статье "Каликст III"

Примечания

  1. Rolfe, p. 12
  2. [http://m.inmagine.com/image-ptg01400931-Statue-of-Pope-Calixtus-III%20St.-Mary%27s-Basilica%20La-Seu-Cathedral%20X%C3%A0tiva-%28J%C3%A1tiva%29%20Valencia%20Spain%20Europe.html Statue of Pope Calixtus III,St. Mary’s Basilica,La Seu Cathedral,Xàtiva,Valencia,Spain,]
  3. Rolfe, p. 12-13
  4. [http://www.newadvent.org/cathen/15437a.htm Reinhart, Albert. «St. Vincent Ferrer.» The Catholic Encyclopedia. Vol. 15. New York: Robert Appleton Company, 1912. 24 Jul. 2014]
  5. [http://www.newadvent.org/cathen/03187a.htm MacCaffrey, James. «Pope Callistus III.» The Catholic Encyclopedia. Vol. 3. New York: Robert Appleton Company, 1908. 24 Jul. 2014]
  6. European treaties bearing on the history of the United States and its Dependencies to 1648, ed. Frances Gardiner Davenport, (Carnegie Institute of Washington, 1917), 27.
  7. Gower, Ronald Sutherland, Joan of Arc, (BiblioBazaar LLC, 2007), 180. (англ.)
  8. John Stein (1913), [http://www.newadvent.org/cathen/12158a.htm "Bartolomeo Platina"], in Charles George Herbermann, The Catholic Encyclopedia, vol. 12, Robert Appleton Co., pp. 158–159, OCLC [http://worldcat.org/oclc/1017058 1017058], <http://www.newadvent.org/cathen/12158a.htm> 
  9. [http://adsabs.harvard.edu/full/1910PA.....18..214R Rigge, William F. «An Historical Examination of the Connection of Callixtus III with Halley’s Comet», Popular Astronomy, p.214, 1910]
  10. Ludwig von Pastor, History of the Popes, Vol. 2, p. 479—480, [https://archive.org/stream/thehistoryofthep02pastuoft#page/478/mode/2up]

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Каликст III

Мне хотелось бежать на улицу, хватать людей за руки и кричать всем и каждому, как это дико и страшно, когда всё становится слишком поздно!.. И ещё мне до боли хотелось, чтобы каждый человек знал, что «после» уже не поможет никто и никогда!.. Но, к сожалению, я тогда уже прекрасно понимала, что всё, что я получу за такое «искреннее предупреждение», будет всего лишь лёгкий путь в сумасшедший дом или (в лучшем случае) просто смех… Да и что я могла кому-либо доказать, маленькая девятилетняя девочка, которую никто, не хотел понять, и которую легче всего было считать просто «чуточку странной»…
Я не знала, что я должна делать, чтобы помочь всем этим несчастным, страдающим от своих ошибок или от жестокой судьбы, людям. Я готова была часами выслушивать их просьбы, забывая о себе и желая, как можно больше открыться, чтобы ко мне могли «постучаться» все, кто в этом нуждался. И вот начались настоящие «наплывы» моих новых гостей, которые, честно говоря, поначалу меня чуточку пугали.
Самой первой у меня появилась молодая женщина, которая сразу же мне чем-то понравилась. Она была очень грустной, и я почувствовала, что где-то глубоко в её душе «кровоточит» незаживающая рана, которая не даёт ей спокойно уйти. Незнакомка впервые появилась, когда я сидела, уютно свернувшись «калачиком» в папином кресле и с упоением «поглощала» книжку, которую выносить из дома не разрешалось. Как обычно, с большим удовольствием наслаждаясь чтением, я так глубоко погрузилась в незнакомый и такой захватывающий мир, что не сразу заметила свою необычную гостью.
Сначала появилось беспокоящее чувство чужого присутствия. Ощущение было очень странным – как будто в комнате вдруг подул лёгкий прохладный ветерок, и воздух вокруг наполнился прозрачным вибрирующим туманом. Я подняла голову и прямо перед собой увидела очень красивую, молодую светловолосую женщину. Её тело чуть-чуть светилось голубоватым светом, но в остальном она выглядела вполне нормально. Незнакомка смотрела на меня, не отрываясь, и как бы о чём-то умоляла. Вдруг я услышала:
– Пожалуйста, помоги мне…
И, хотя она не открывала рта, я очень чётко слышала слова, просто они звучали чуть-чуть по-другому, звук был мягким и шелестящим. И тут я поняла, что она говорит со мной точно так же, как я уже слышала раньше – голос звучал только в моей голове (что, как я позже узнала, было телепатией).
– Помоги мне… – опять тихо прошелестело.
– Чем я могу вам помочь? – спросила я.
– Ты меня слышишь, ты можешь с ней говорить… – ответила незнакомка.
– С кем я должна говорить? – поинтересовалась я.
– С моей малышкой, – был ответ.
Её звали Вероника. И, как оказалось, эта печальная и такая красивая женщина умерла от рака почти год назад, когда ей было всего лишь тридцать лет, и её маленькая шестилетняя дочурка, которая думала, что мама её бросила, не хотела ей этого прощать и всё ещё очень глубоко от этого страдала. Сын Вероники был слишком маленьким, когда она умерла и не понимал, что его мама уже никогда больше не вернётся… и что на ночь теперь его всегда будут укладывать уже чужие руки, и его любимую колыбельную будет петь ему какой-то чужой человек… Но он был ещё слишком мал и не имел ни малейшего понятия о том, сколько боли может принести такая жестокая потеря. А вот с его шестилетней сестрой дела обстояли совершенно иначе... Вот почему эта милая женщина не могла успокоиться и просто уйти, пока её маленькая дочь так не по-детски и глубоко страдала…
– Как же я её найду? – спросила я.
– Я тебя отведу, – прошелестел ответ.
Только тут я вдруг заметила, что, когда она двигалась, её тело легко просачивалось через мебель и другие твёрдые предметы, как будто оно было соткано из плотного тумана... Я спросила, трудно ли ей здесь находиться? Она сказала – да, потому что ей давно пора уходить… Ещё я спросила, страшно ли было умирать? Она сказала, что умирать не страшно, страшнее наблюдать тех, кого оставляешь после себя, потому, что столько ещё хочется им сказать, а изменить, к сожалению, уже ничего нельзя... Мне было очень её жаль, такую милую, но беспомощную, и такую несчастную... И очень хотелось ей помочь, только я, к сожалению, не знала – как?
На следующий день я спокойно возвращалась домой от своей подруги, с которой мы обычно вместе занимались игрой на фортепиано (так как своего у меня в то время ещё не было). Как вдруг, почувствовав какой-то странный внутренний толчок, я, ни с того ни с сего, свернула в противоположную сторону и пошла по мне совершенно незнакомой улице... Шла я недолго, пока не остановилась у очень приятного домика, сплошь окружённого цветником. Там, внутри двора, на маленькой игровой площадке сидела грустная, совершенно крошечная девочка. Она была скорее похожа на миниатюрную куклу, чем на живого ребёнка. Только эта «кукла» почему-то была бесконечно печальной... Сидела она совершенно неподвижно и выглядела ко всему безразличной, как будто в тот момент окружающий мир для неё просто не существовал.
– Её зовут Алина, – прошелестел внутри меня знакомый голос, – пожалуйста, поговори с ней...
Я подошла к калитке и попробовала открыть. Ощущение было не из приятных – как будто я насильно врывалась в чью-то жизнь, не спрашивая на это разрешения. Но тут я подумала о том, какой же несчастной должна была быть бедная Вероника и решила рискнуть. Девчушка подняла на меня свои огромные, небесно-голубые глаза и я увидела, что они наполнены такой глубокой тоской, какой у этого крошечного ребёнка просто ещё никак не должно было быть. Я подошла к ней очень осторожно, боясь спугнуть, но девочка совершенно не собиралась пугаться, только с удивлением на меня смотрела, как будто спрашивая, что мне от неё нужно.
Я подсела к ней на край деревянной перегородки и спросила, почему она такая грустная. Она долго не отвечала, а потом, наконец, прошептала сквозь слёзы:
– Меня мама бросила, а я её так люблю... Наверное, я была очень плохой и теперь она больше не вернётся.
Я растерялась. Да и что я могла ей сказать? Как объяснить? Я чувствовала, что Вероника находится со мной. Её боль буквально скрутила меня в твёрдый жгучий болевой ком и жгла так сильно, что стало тяжело дышать. Мне так хотелось им обеим помочь, что я решила – будь что будет, а, не попробовав, не уйду. Я обняла девчушку за её хрупкие плечики, и как можно мягче сказала:
– Твоя мама любит тебя больше всего на свете, Алина и она просила меня тебе передать, что она тебя никогда не бросала.
– Значит, она теперь живёт с тобой? – ощетинилась девчушка.
– Нет. Она живёт там, куда ни я, ни ты не можем пойти. Её земная жизнь здесь с нами, кончилась, и она теперь живёт в другом, очень красивом мире, из которого может тебя наблюдать. Но она видит, как ты страдаешь, и не может отсюда уйти. А здесь она уже находиться дольше тоже не может. Поэтому ей нужна твоя помощь. Ты хотела бы ей помочь?
– А откуда ты всё это знаешь? Почему она разговаривает с тобой?!.
Я чувствовала, что пока ещё она мне не верит и не хочет признавать во мне друга. И я никак не могла придумать, как же объяснить этой маленькой, нахохлившейся, несчастной девчушке, что существует «другой», далёкий мир, из которого, к сожалению, нет возврата сюда. И что её любимая мама говорит со мной не потому, что у неё есть выбор, а потому, что мне просто «посчастливилось» быть немножечко «другой», чем все остальные…