Камское побоище

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Камское побоище» (или «Гибель богатырей»[комм. 1]; «Как перевелись богатыри на Руси»[1]; «Илья и Мамай»[2]) — русская былина о том, как перевелись богатыри на Руси[3].

Под названием «Камское побоище» былина была записана А. В. Марковым в Архангельской губернии[4] летом 1899 года в трёх вариантах и названа им (со слов сказателя) «Камское побоище». Марков опубликовал былину в своей статье «Беломорская былина о походе новгородцев в Югру в XIV веке» (1900[5]), а затем в основанном на собственных записях сборнике «Беломорские былины» (1901)[6].

По предположению Б. А. Рыбакова, былина о гибели богатырей «не отображение событий, а придуманный сказителями-скоморохами, или, вернее, каликами, стилизованный под былину ответ на вопрос — куда делись русские богатыри»[7].







Историческая основа

В своей статье «Беломорская былина о походе новгородцев в Югру в XIV веке» (1900) А. В. Марков увидел в основе былины рассказ об историческом событии из новгородского прошлого — одном из неудачных походов новгородцев в Югру в 1357 году, который окончился поражением новгородской дружины и убиением её предводителя Самсона Колыванова. Так, в Новгородской четвёртой летописи под 1357 годов кратко сообщается: «Тогда Самсона Колыванова с дружиною на Югре побиша». Марков находит предположительно и объяснение названия былины: «Если в названии „Камское побоище“, говорит он, можно видеть указание на речку Каму, левый приток реки Конды, впадающей слева в Иртыш недалеко от его устья, — то наша былина точнее летописи определяет место битвы…»[8].

Ряд исследователей (А. Н. Веселовский, В. Ф. Миллер, Н. П. Дашкевич) предполагали, что былина была посвящена поражению русских от татар в битве на Калке в 1223 году. Эта гипотеза воспроизводилась в литературе до 1950-х годов[9]. Ряд исследователей не признавали былину отдельным произведением: так, по мнению В. Я. Проппа её текст относится к былине «Илья Муромец и Калин-царь» с другой версией конца. Однако сопоставление эпизодов и в центральной части былины свидетельствует о разном содержании двух былин[10].

Объяснение Азбелевым

Былина «Камское побоище» содержит 11 основных эпизодов:

  1. Татарский царь подступает к Киеву.
  2. Татарский посол направляется к князю Владимиру с дерзкими требованиями.
  3. Обсуждение условий татар и переговоры с ними.
  4. Распространение по Руси вести о татарской угрозе и призыв к богатырям встать на защиту Киева.
  5. Богатыри собираются в Киеве.
  6. Богатыри выезжают в поле и разбивают лагерь.
  7. Перед сражением богатыри условливаются о своих действиях.
  8. Столкновение между Ильёй Муромцем и татарским царём.
  9. Сражение богатырей с войском татар, победа богатырей.
  10. Двое богатырей своим хвастовством навлекают воскрешение татар.
  11. Богатыри снова сражаются с татарами.

Далее богатыри уезжают (в 13 вариантах былины), одерживают победу (14 вариантов), татарская сила «пропадает» (5 вариантов), либо исход сражения не ясен[11].

Вероятно, былина была создана на основе какой-то другой былины о Калкской битве. Противопоставление победы в Куликовской битве именно поражению в битве при Калке имело место в Сказании о Мамаевом побоище и в Задонщине. По всей видимости, былина выросла из нескольких произведений[12]. Главные эпизоды былины соответствуют событиям 1380—1382 годов, изложенным в летописи и Повести о Мамаевом побоище:

  1. Мамай со своим войском подошёл к русским границам.
  2. По Руси было разослано известие об угрозе, призыв оказать отпор.
  3. Русские войска собрались в городе Коломне.
  4. Прибытие посольства Мамая к великому князю Дмитрию Ивановичу с требованием уплаты дани в прежнем размере.
  5. Отказ великого князя от требования татар; переговоры не дали результата.
  6. Русские войска пришли на Дон, готовясь к бою.
  7. Военный совет в русском лагере, разработавший план расположения сил во время сражения.
  8. Поединок между русским и татарским воинами ознаменовал начало Куликовской битвы.
  9. Победа русских и возвращение русских сил на родину.
  10. Два года спустя татарский хан Тохтамыш подошёл к Москве. Суздальские княжичи пришли вместе с татарами.
  11. Русские князья и воеводы отбыли для сбора подкрепления. Отряд русского войска разбил часть татар. После чего Тохтамыш ушёл вместе с войском[13].

Напишите отзыв о статье "Камское побоище"

Примечания

Комментарии
  1. Название былины «Гибель богатырей» не достаточно обосновано, так как об их гибели рассказывается лишь в 12 из 41 варианта былины. См.: Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 144.
Источники
  1. Чичеров, В. И. Русское народное творчество. — Изд-во Московского университета, 1959. — С. 216.
  2. Рыбаков, Б. А. Древняя Русь: сказания, былины летописи. — Академия наук СССР, 1963. — С. 153.
  3. Былины. — М.: Терра — Книжный клуб, 1998. — С. 312.
  4. Скафтымов, А. П. Поэтика и генезис былин. — Издательство Саратовского университета, 1994. — С. 250.
  5. Бѣломорскія былины. — Т-во Скоропечатни А. А. Левенсонъ, 1901. — С. XI.
  6. Миллер, В. Ф. [http://e-heritage.ru/ras/view/publication/general.html?id=48526931 Очерки русской народной словесности]. — М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1910. — Т. 2. — С. 32.
  7. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 148, 149.
  8. Миллер, В. Ф. [http://e-heritage.ru/ras/view/publication/general.html?id=48526931 Очерки русской народной словесности]. — М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1910. — Т. 2. — С. 32, 33, 49.
  9. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 144, 145.
  10. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 143.
  11. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 143, 144.
  12. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 145—149.
  13. Азбелев, С. Н. Историзм былин и специфика фольклора. — Л.: Наука, 1982. — С. 146, 147.

Литература

  • Бѣломорскія былины / записанныя А. Марковымъ. — Т-во Скоропечатни А. А. Левенсонъ, 1901. — С. 434—444, 478—491, 523.

Отрывок, характеризующий Камское побоище

Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.