Каппадокия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Файл:Turkey.Uçhisar07.jpg
Вид крепости Учхисар, выдолбленной в скале
(обитаема в византийский и османский периоды)

Каппадо́кия (греч. Καππαδοκία, лат. Cappadocia, арм. Գամիրք (Гамирк), тур. Kapadokya, перс. کاپادوکیه‎, 'Кападо(у)кья', предположительно от др.-перс. Katpatuka — «Страна прекрасных коней») — историческое название местности на востоке Малой Азии на территории современной Турции (часть земель илов Невшехир, Кайсери, Аксарай и Нигде), употребляющееся со времён античности вплоть до наших дней. Характеризуется чрезвычайно интересным ландшафтом вулканического происхождения, подземными городами, созданными в 1 тыс. до н. э. и обширными пещерными монастырями, ведущими свою историю со времён ранних христиан. Национальный парк Гёреме и пещерные поселения Каппадокии входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.









Местоположение

Файл:Asia minor p20.jpg
<center>Каппадокия на карте Малой Азии. Обозначены другие границы эллинистических государств и римских провинций

В различные периоды времени границы Каппадокии менялись. В настоящее время под этим названием принято понимать её основное ядро. Область находится в центре п-ва Малая Азия, не имея выходов к морю. Это по большей части ровное, лишенное растительности плоскогорье с континентальным климатом, редкими реками, которое находится на высоте 1000 м над уровнем моря. С юга оно ограничено горами Эрджияс (Erciyes Dag, 3916 м, греч. назв. Аргеос) и Хасан (Hasan Dag, 3253 м) (хребет Тавр) и простирается на север рядами долин к реке Кызыл-Ирмак и солёному озеру Туз.

Из рек Каппадокии главными были Галис (ныне Кызыл-Ирмак) и Ирис (ныне Ешиль-Ирмак) с многоводным притоком Ликос (совр. Келькит). Бывшие исторические области Малой Азии, окружавшие Каппадокию, таковы: с севера Понт, с северо-востока — Армения, на востоке Месопотамия, на юге Сирия и Киликия.

Эти территории в древности были известны как Каппадокия Великая или Средиземноморская. Периодически в состав Каппадокии включались земли, выходящие к Чёрному морю, они назывались Каппадокия Малая, Понтийская или Верхняя, (хотя в истории они больше известны под самостоятельным названием Понт, являвшимся время от времени независимым государством).

Города

Большинство городов Каппадокии либо известны с древнейших времён и упоминаются во многих источниках античности, либо были основаны исламскими завоевателями ок. XIII в.

Файл:Classical antiquity historical territory of Minor Asia (ru).jpg
Исторические области Малой Азии во времена классической античности
  • Кайсери — Кесария Каппадокийская,арм.Մաժաք (Мажак), основана ок. 3000 г. до н.э.
  • Невшехир — стар. Мускара, Нисса
  • Ургюп — Прокопион
  • Гёреме — стар. Корама
  • Аванос — стар. Венасса
  • Султанханы — известен с 1229 г.
  • Гюзельюрт — антич. Гельвери
  • Агзыкарахан
  • Алайхан — известен с 1292 г.
  • Оресин-Хан — известен с XIII в.
  • Хаджибекташ — стар. Доара
  • Конья (в отдельные исторические периоды также входила в состав Каппадокии) — стар. Иконион
  • Мустафапаша — стар. Синассос
  • Аксарай — Колония Каппадокийская[1]

Язык и население

Каппадокия, особенно античная и средневековая, имеет довольно богатую языковую историю из-за того что регион лежал на перекрёстке нескольких важных миграционных потоков как индоевропейских, так и неиндоевропейских народов. Причём для средневековой Кападдокии характерна постепенная ассимиляция индоевропейских носителей (армяне, греки),[2][3], неиндоевропейскими (турки).

После захвата региона Александром Македонским в IV-м веке до н. э. в Каппадокии наступает эллинистический период, то есть имеет место прогрессивная ассимиляция или эллинизация местного населения. Тем не менее, ни во времена античности, ни во времена Византии, когда здесь распространяется особая форма греческого языка — византийский язык — полной ассимиляции автохтонного населения не происходит. Так, вероятно, из-за того что греки составляли не более трети местного населения и не проводили агрессивной лингвистической политики, греческий язык являлся лишь лингва франка региона. В 1923 г. по Лозаннскому договору состоялся Греко-турецкий обмен населением, по которому все грекоязычное население покинуло данные земли.

Ситуация резко меняется после 1071 года, когда выигранная битва при Манцикерте открывает туркам ворота в Малую Азию. Массовый наплыв тюркских кочевников и их доминирующее военное положение приводят к исламизации, а затем и к ассимиляции большинства местных народов турками. Большинство греков при этом переходит на турецкий язык, а точнее его особый караманский диалект (см. «Караманлиды»). В среде тех немногих греческих крестьян, которые сохраняют способность общаться на среднегреческом, при сильном турецком влиянии развивается так называемый каппадокийский язык, существовавший до середины XX века. Из существовавших национальных меньшинство следует отметить карманлидов и катаонов (жителей Ю.Катаонии).

По имеющимся данным, в 1813 году, армяне все ещё составляли ок.60 % населения Кесарии, а в области горы Эрджияс, насчитывалось 34 армянских села[4].
Файл:Чудо-Георгия-о-Змие-(икона).jpg
Святой Георгий Победоносец
В 1912 г. в Каппадокии (совр. илы Кайсери, Нигде, Аксарай и Невшехир) проживали: турки — 202 927 чел., греки — 78 719 чел., армяне — 39 489 чел.[5]

С преобразованием империи в 1919 г. регион оказался в составе Турецкой республики (официально с 1923 года). В результате административной реформы регион оказался поделённым между административными провинциями Невшехир, Кайсери, Аксарай и Нигде. Из событий мировой истории, повлиявших на её судьбу следует отметить Греко-турецкий обмен населением 1923 года, когда эти земли покинуло грекоговорящее население, жившее там веками, а остались лишь турки. Кроме того, региона коснулось истребление армян.

В III веке в Каппадокии родился христианский святой великомученик Святой Георгий (Победоносец, Каппадоки́йский, Лиддский; греч. Άγιος Γεώργιος), наиболее почитаемый святой этого имени.

Армяне в Каппадокии

Ряд исследователей считает коренных жителей Каппадокии народом родственным армянам и фригийцам[6][7]. Политика Византии в отношении армян сыграла важную роль в истории Каппадокии. Гранича на северо-востоке с Малой Арменией, а на востоке — с Великой, Каппадокия издавна испытывала демографическое влияние этой нации, но в этот период оно приобрело особый размах. Византийская империя в условиях борьбы с Багдадским халифатом занималась насильственным переселением армян из Армении в Малую Азию. Имела место и обычная, достаточно интенсивная эмиграция из захваченной арабами Армении, вызванная той же войной. Переселение на византийские территории осуществлялось, главным образом в Каппадокию (VII—IX вв.), а также в Месопотамию, Киликию и Сирию. «Так, например, византийский полководец Лев в 688 г. разорил 25 округов Армении и выселил оттуда в Малую Азию 8000 семейств. В 747 г., в 751 г., в 752 г. армяне были переселены в Малую Азию из Мелитены и Карина (Эрзерума[8]. Пик, вызванный агрессией Византии и вторжением сельджуков, пришёлся на XI в. К примеру, в 10201021 гг. император Василий II переселил из Ванской области в Себастию (Малая Азия) 15 тысяч армянских семейств[8]. Византийские императоры, уничтожив Васпураканское, Анийское и другие армянские царства, предоставили Багратидам, Арцрунидам и другим царским и княжеским родам новые владения на территории империи. Эти правители концентрировали в своих руках власть по мере ослабления самой Византии, вдоль восточной границы которой возникли армянские княжества на землях, обитаемых армянами, в том числе и в Каппадокии.

Файл:Istanbul - Chiesa Pammacaristos (Fetiye camii) - San Gregorio armeniaco - Foto G. Dall'Orto 26-5-2006.jpg
<center>Равноапостольный Григорий Просветитель, крестивший Армению, происходил из Каппадокии. Мозаика в Константинополе

Одним из подобных вассальных государств стало Арцрунидское царство, которое возникло в Себастии в 10161020 гг. при царе Сенекериме, когда этот правитель вместе с третью всего населения своей Васпураканской области покинул свои земли и переселился в верховья Кызыл-Ирмака. Это первое вассальное армянское царство, возникшее в Каппадокии, в состав которого входили Себастия, а также ряд городов и уездов между Понтийскими горами и Ефратом. Византия надеялась использовать его как один из барьеров против сельджуков. Армяне титуловали Сенекерима «царём Армении», тогда как Константинополь даровал ему лишь титул «патрика» (11-й ранг в правительственной иерархии Византии), «полководца» Каппадокии или «дука Месопотамии и стратега Каппадокии»[8]. После смерти этого правителя в 1026 году при его наследниках государство продолжало расширять свои границы, пока не было захвачено сельджуками в 1080 году.

В 1045 г. в Каппадокии было образовано Багратидское царство. Оно было основано в 1044 г., когда, захватив царство, Константин Мономах даровал его правителю Гагику II два города (или даже замка) — Пизу и Колонпалат. Гагик II же распространил свою власть на Кесарию, Цамндав и Хавартанек, получив их в качестве приданого за внучку царя Сенекерима, дочь Давида Арцруни. Это вассальное государство просуществовало до 1079 г., когда Гагик был убит греческими феодалами.

Цамндавское царство возникло в 1065 г. из владений, дарованных Гагику, царю Карса, сыну Абаса, взамен потерянных им земель. Ими оказались города Цамндав (бывший Кидн) и Ларисса. Это государственное образование существовало до убийства Гагика в 1081 г. византийцами.

Кроме этих трёх армянских царей на данные земли переселились многочисленные армянские княжеские роды вместе со своими вассалами и подданными. Важным источником по этой теме является сочинения Смбата Спарапета[9].

Арабский историк Абу Аль Фарадж отзывается об армянских поселенцах X века в Сивасе следующим образом: «Сивас, в Каппадокии, доминировал армянами, чьё число увеличилось настолько, что они стали жизненно важными членами имперской армии. Армяне использовались в сильно укреплённых крепостях, отвоёванных у арабов в качестве часовых. Они отличались как опытные солдаты пехоты в имперской армии и постоянно боролись с выдающейся храбростью и успехом у Римлян, другими словами Византийцев». В результате дальнейших военных кампаний Византии, расселение армян продолжилось как в Каппадокии, так и в восточном направлении — в Киликию и в гористые области северной Сирии и Месопотамии — вплоть до эпохи образования государств крестоносцев.

Геологическая характеристика

Файл:Uchisar valley.jpg
Долина реки к северу от Учхисара. Хорошо заметна слоистость расположения горных пород

Каппадокия отличается уникальной геологией. Своим строением она обязана последовательному действию двух противоположных природных сил в период кайнозоя около 65-62 млн лет назад:

  1. Период, когда благодаря извержениям вулканов и излияниям лав её покрыли туфы и другие геологические породы.
  2. Период эрозий.

В период образования гор, в частности хребта Тавр, в средней Анатолии, частью которой является Каппадокия, образовались разломы глубинного заложения. Магма, изливаясь на поверхность, образовывала вулканы, таким образом параллельно Тавру появилась линия новых вулканов (Эрджиес, Девели, Мелендиз, Кейчибойдуран, Хасан и Гюллюдаг). Пик активности этих вулканов пришёлся на период позднего миоцена[10].

Лава и туф, заполняя понижения рельефа, выравнивали долины и склоны и образовали плато на месте горной страны. Так появились конусы потухших вулканов, застывшие потоки лавы, пласты серого пепла и россыпи обломков пирита.

Следующий период характеризуется эрозией и выветриванием. Благодаря резко континентальному климату Каппадокии с внезапными и значительными перепадами температуры, в горных породах образовывались трещины. Вода и лёд способствовали разрушению скал, наряду с проливными дождями и воздействием рек. (В образовании долин этой местности особую роль сыграли р. Кызыл-Ирмак и впадающие в неё р. Невшехир, Дамса и их притоки). Они разрушали вулканические породы. С течением времени из вулканической породы образовывались отдельные холмы.

Каменные столбы

Именно таким образом были образованы знаменитые «каменные столбы» перибаджалары (тур. Peri bacaları, «камины фей», англ. fairy chimney) — останцы в виде каменных грибов и каменных столбов причудливых форм и очертаний. Геологический разрез этих образований выглядит следующим образом:

Файл:Pasa Baglari 2008.JPG
Долина Паша Баглари (Пашабаг). Невшехир, Аванос, Чавушин, нац. парк Гёреме

Ранее базальты и андезиты покрывали туфовую основу полностью, теперь же (благодаря процессу разрушения) увидеть их можно только в отдельных частях скал: они нависают крупными блоками («шляпками») на конусообразных туфовых столбах. Под ними видна четкая горизонтальная линия, обозначающая границу скалы и туфа. Шейка туфового конуса со временем постепенно утончается, благодаря чему в какой-то момент эта «шляпка» будет обрушена. Не защищённые сверху останцы разрушаются полностью. Процесс их образования и разрушения, проявившийся в четвертичном периоде, продолжается и до наших дней[11].

Туфовые конусы высятся либо сплошной стеной, либо отдельными группами. Некоторые из этих скал достигают высоты 40 м. Этот вид образований считается присущим исключительно Каппадокии: 18-ти километровая территория Кызыл-Ирмака, Дамса-Чайы (на востоке), Невшехир-Чайы (на западе), а на юге 288 кв.м. между Ойлы и Кермильскими горами. Типичная форма — «грибы», хотя есть и более экзотические формы. Так, в окрестностях Гёреме находится т. н. Love Valley (Нижняя долина, она же Долина пенисов, Penis Valley)[12], скальные образования которых имеют очевидные формы фаллосов (см. илл.[13]).

В окрестностях г. Кула в Эгейском регионе Турции имеется по аналогии названная область «Куладоккия», площадью 37,5 гектар, образовавшаяся схожим образом из вулканических пород.

Климат и растительность

Климат Каппадокии умеренно континентальный, с жарким и сухим летом и холодной зимой. Зимой (с декабря по февраль) температура в ночные часы понижается до отрицательных значений (0…-15), днем бывает слабо положительной (от 1 до 5 тепла). Самое жаркое время года с июня по сентябрь (ночью +15…+20 , днем около 30 градусов). Самый засушливый месяц — август, в нём месячное количество осадков всего 10 мм, а число дней с дождем в среднем не более 3. Больше всего осадков выпадает в апреле и мае (40-50 мм), в них наблюдается 12-13 дней с осадками.[14] Растительности мало, но почва прекрасно подходит для выращивания винограда (один из немногих регионов в Турции). Горное плато отличается континентальным климатом, неблагоприятным для произрастания южных злаков и плодовых деревьев.

История

Файл:Maps of the Armenian Empire of Tigranes.gif
Каппадокия под властью Армянской Империи Тиграна II Великого

История Каппадокии ведёт своё начало с 5 тыс. до н. э. Все это время регион находился на перекрёстке цивилизаций, входя поочерёдно в состав Хеттской, Персидской, Римской и Османской империй и иных государственных образований, и служа ареной многочисленных войн.

В эпитоме Юстина на труд Помпея Трога «История Филиппа» (2-я пол. I в. до н.э. - I в. н.э.) описываются такие события:

У скифов между тем двое юношей царского рода Плин и Сколопит, изгнанные из отечества вследствие происков вельмож, увлекли за собой множество молодых людей и поселились на берегу Каппадокии Понтийской около реки Термодонта, заняв покоренную ими Темискирскую равнину. Отсюда они в течение многих лет совершали грабительские набеги на соседние племена, которые, договорившись между собой, заманили их в засаду и перебили.

— Юстин, «Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа»»[15]

В Библии описаны некоторые события, связанный с Капподокией: в частности, представители Капподокии присутствовали на Соборе, где на апостолов сошёл Дух Святой (Библия, Деяния святых апостолов, гл. 2, ст. 8 - 9), упомянута Капподокия и в другом месте Писания: Первое послание Петра, гл. 1, ст. 1.

В 302 году до н. э., воспользовавшись помощью приютивших его армян, Ариарат II разбил македонского полководца Аминту и, изгнав войска греков, восстановил владения, хотя страна все ещё оставалась в зоне влияния Селевкидов. Первое время Каппадокия признавала над собой власть понтийских царей, хотя фактически была независима. Окончательный раздел между двумя царствами произошёл около 255 году до н. э., когда Ариарат III принял царский титул[16].

К началу III века до н. э. Каппадокия была разделена на 10 провинций, названия которых сохранены Страбоном. Пять из них находились на Тавре: Мелитена, Катаония, Киликия, Тианитида и Гарсавритида. Названия других пяти были: Лавинсена, Саргаравсена, Саравена, Хаманена, и Моримена.

Ариарат III Благочестивый в 193 до н. э. участвовал в войне против римлян в союзе с Антиохом, за что должен был выплатить часть возложенной на Сирию контрибуции. С тех пор он стал верным союзником пергамцев и римлян. Дружба с римлянами, как отмечает Тит Ливий, была заключена в 189187 годах[17]. В 182 до н. э. его ссора с Фарнаком Понтийским развязала общую войну всех малоазиатских государств. Фарнак напал на Каппадокию, но цари Пергама Эвмен и Аттал неожиданно выступили на стороне Ариарата.

В борьбе против этой коалиции Фарнак потерпел поражение и в 179 году до н. э. был вынужден подписать мир на невыгодных для себя условиях: расторгнуть все неравноправные договоры с галатами, возвратить Пафлагонию и захваченную часть Каппадокии, а также выплатить победителям 1200 талантов контрибуции[16].

Как отмечает Тит Ливий, в 160 — 153 годах царь Ариарат, с помощью хитрости и силы изгнанный из своего царства Деметрием, волею Сената был восстановлен на престоле[17]. Свои армянские владения Ариарата вынудили уступить вновь возникшим государствам — Великой Армении и Софене.

В смутное время после смерти Ариарата IV (156131) Каппадокия оказалась во власти Понта, что произошло благодаря активной деятельности вышеупомянутого понтийского царя Фарнака I[18].

Ариарат V Филопатор воевал с Аристоником Пергамским, поднявшим в 133 году до н. э. восстание против римлян, и погиб в этой войне, зато к владениям его наследников благодарными римлянами были присоединены Ликаония и Киликия.

Вдова Ариарата V Филопатора Лаодика (Ниса?), чтобы продлить время своего правления, убила одного за другим пятерых своих сыновей[18]. В 130129 годах до н. э. власть в стране фактически оставалась в её руках, чтобы затем перейти к её шестому сыну Ариарату VI. Царь соседнего Понта Митридат V Эвергет ввёл в Каппадокию войска, «чтобы поддержать малолетнего наследника», а затем женил его на своей дочери Лаодике.

Как отмечают историки, одним из источников дохода страны являлась работорговля, которую организовали цари Каппадокии и Вифинии, заполняя, например, невольничий рынок острова Делос, поставлявшего рабов в Рим[19]. О каппадокийских рабах упоминают поэты Гораций, Персий, Марциал, Ювенал.

Список правителей Каппадокии

Персидские сатрапы Каппадокии
  • Кир Младший (ум. 401 году до н. э.)
  • Митридат (ум. до 362 до н. э.) — сатрап Каппадокии (Понтийской?) и Ликаонии[20] — родоначальник Понтийской династии (вероятно, его сыном был Ариобарзан, знаменитый сатрап Фригии и Даскилея, ум. 360 году до н. э., а правнуком — первый царь Понта Митридат I Ктист)
  • Ариобарзан, сатрап (362—360 до н. э.)
  • Датамн (ок. 380 — 362 до н. э.; вёл свой род от Отаны, боковая династия — Понтийские цари).
  • Ариамн (Ариарамн I; 362—350 до н. э.)
  • Ариарат I (персидский сатрап: 350—331 до н. э.)
Цари Каппадокии
Ариартиды
Ариобарзаниды
Македонские сатрапы
  • Эвмен (323—316 до н. э.)
  • Аминта (302—301 до н. э.) — наместник
Ариартиды (350—95 до н. э.)
  • Регент Гордий (101—96 до н. э.)
  • Ариарат IX (96—95 до н. э.)
  • Ариарат VIII (вторично; 95—86 до н. э.)
Ариобарзаниды (95—36 до н. э.)

В 17 году н. э. Каппадокия вошла в состав Римской империи.

Армянские правители и цари
  • Сенекерим Арцруни (1022—1026).
  • Давид, сын (1026—1065).
  • Атом, сын (1065—1083)
    • Абусахл, брат (соправитель: 1065—1083)

1083 год — сельджукское завоевание.

Достопримечательности и туризм

Каппадокия является одним из туристических центров Турции. Это связано с наличием уникальных достопримечательностей, созданных как силами природы, так и руками человека.

Основные группы достопримечательностей провинции:

  • Вулканические ландшафты — скалы и останцы причудливых очертаний, созданные в процессе выветривания.
  • Пещерные и подземные города — поселения, вырубленные в мягких породах скал или под землей.
  • Каньоны — сочетают в себе специфические фигуры выветривания и, нередко, пещерные поселения.

Большая часть достопримечательностей Каппадокии расположена в округе города Ургюп. Здесь находятся Гёреме, Зельве, Чавушин, Учхисар и другие музеи под открытым небом [21].

Туристический сервис в Каппадокии налажен на уровне основных курортов Турции. Есть отели всех видов, от домов усадебного типа до специфических пещерных гостиниц. Транспортное сообщение — автомобильное, на автобусах или маршрутках, позволяет добраться до основных достопримечательностей. Туристические офисы различных компаний располагаются во всех городах, предоставляя услуги гидов и всевозможные экскурсии по провинции.

Напишите отзыв о статье "Каппадокия"

Примечания

  1. [http://byzantine.narod.ru/viztown.htm Византийские города на современной территории Турции]
  2. В. П. Степаненко // [http://elar.usu.ru/bitstream/1234.56789/2278/1/adsv-12-08.pdf Государство Филарета Варажнунии // Античная древность и средние века. — Свердловск, 1975. — Вып. 12. — С. 86-103] [http://www.peeep.us/bb3c6756 архив]
  3. Клод Мутафян // Последнее королевство Армении // Изд-во «MEDIACRAT» стр. 21 (161) 2009 г. — ISBN 978-5-9901129-5-7
  4. [http://www.genocide.ru/enc/caesaria.htm Кесария]
  5. George Sotiriadis, An Ethnological Map Illustrating Hellenism in the Balkan Peninsula and Asia Minor, 1918
  6. Немировский А. А. Каппадокийцы и Каппадокия: к формированию этнополитической карты древней Анатолии. Oriens. 1999. #6, с. 5-15.
  7. Габелко О. Л. К династической истории Эллинистической Каппадокии: царский дом Ариаратидов. Античный мир и археология. Вып. 13. Саратов, 2009.
  8. 1 2 3 [http://www.armenianhouse.org/suqiasyan/cilicia/intro.html Алексей Сукиасян. История Киликийского Армянского государства и права]
  9. [http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Smbat_Sparapet/vved2.phtml?id=2178 Смбат Спарапет. Летопись]
  10. [http://cappadociavisit.com/cappadocia-turtsiya/ География Каппадокии]
  11. [http://www.swisseduc.ch/stromboli/perm/turkey/chimney-formation-en.html Formation of «Fairy Chimneys»]
  12. [http://news.tut.by/summer/153821.html Penis Valley: Малоизвестная Турция]
  13. [http://commons.wikimedia.org/wiki/Image:Göreme_Love_Valley.jpg Фото из Love Valley]
  14. [http://cappadociavisit.com/cappadocia-pogoda/ Климат и Погода в Каппадокии],
  15. Юстин, «Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа»»Книга II Гл. 4. ст. 1-4 [http://simposium.ru/ru/node/40]
  16. 1 2 3 [http://slovari.yandex.ru/~книги/Монархи.%20Древний%20Восток/Каппадокии%20цари/ Все монархи мира. Древний Восток. Каппадокии цари](недоступная ссылка с 14-06-2016 (890 дней))
  17. 1 2 Тит Ливий. [http://ancientrome.ru/antlitr/livi/periohae.htm История Рима от основания города]
  18. 1 2 [http://militera.lib.ru/bio/molev_el/index.html Молев Е. В. Властитель Понта]
  19. [http://www.sno.pro1.ru/lib/levec/002.htm Левек П. Эллинистический мир.]
  20. [http://slovari.yandex.ru/~книги/Монархи.%20Древний%20Восток/Понта%20цари/ Все монархи мира. Древний Восток: Понта цари](недоступная ссылка с 14-06-2016 (890 дней))
  21. [http://guide-travel.info/turkey_cappadocia1.html Пещерные города, каньоны и монастыри Каппадокии]

Основные даты

Культура Каппадокии

Файл:Cappadocian Greeks.JPG
Каппадокийские греки в традиционной одежде

До принятия христианства Каппадокия находилась на задворках различных империй, слабо поддаваясь влиянию как эллинизации, так и романизации. Для страны были характерны различные языческие культы. Начиная с первых веков нашей эры регион превращается в одно из основных ядер распространения христианства, благодаря обширному распространению монастырей. Из Каппадокии вышли просветители готов, армян и грузин: Вульфила, Григорий Просветитель и Нино Каппадокийская, бесчисленное количество святых, а также Великие каппадокийцы (Василий Великий, Григорий Нисский и Григорий Богослов), которые в IV веке внесли значимую лепту в христианство, разработав, в частности учение о Троице, а также введя праздник Рождества.

Каппадокийцами являются в апокрифических источниках известные христианские святые воины-мученики свв. Георгий и Лонгин.

С XI—XV вв. начинается активная исламизация данных земель.

Пещерные поселения Каппадокии

В мировой культуре

В литературе

В кинематографе

В компьютерных играх

См. также

Списки:

Напишите отзыв о статье "Каппадокия"

Примечания

  1. [http://ancientrome.ru/antlitr/strabo/geography/kn11.htm Страбон, География. Книга XI]
  2. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок step не указан текст
  3. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Alek не указан текст
  4. Палестинский сборник, Выпуск № 28 стр-ца 56; — Изд-во Академии наук СССР, 1986 г.
    После 1071 г. вследствие сельджукской экспансии в Малой Азии большая часть византийских владений в Сирии и Месопотамии оказалась под властью Филарета Варажнуни, в прошлом доместика схол Востока, порвавшего с империей. В 1076 г. Его войска осадили номинально византийскую Эдессу, открывшую ворота полководцу Филарета Василу, сыну Абукаба, ставшего наместником города от имени Варажнуни
  5. [http://az.lib.ru/m/merezhkowskij_d_s/text_0050.shtml Мережковский Дмитрий Сергеевич. Смерть богов. Юлиан Отступник]
  6. [http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7843 Иосиф Бродский. Стихотворение «Каппадокия»]
  7. [http://cappadociavisit.com/kappadokiya-kinostudiya-pod-otkrytym-nebom/ Каппадокия - киностудия под открытым небом]

Литература

  • Hisely, «Disp. de historia Cappadociae» (1883)
  • Clinton, «Fasti Hellenici» (III, 429—438)
  • E. Meyer, «Kappadokien» (в энцикл. Эрша и Грубера, II, 32)
  • Neslihan Asutay-Fleissig: Templonanlagen in den Höhlenkirchen Kappadokiens. Frankfurt am Main 1996. ISBN 3-631-49656-7
  • Roberto Bixio (Hrsg.): Cappadocia — le città sotterranee. Rom 2002. ISBN 88-240-3523-X
  • Andus Emge: Wohnen in den Höhlen von Göreme. Traditionelle Bauweise und Symbolik in Zentralanatolien. Berlin 1990. ISBN 3-496-00487-8
  • Michael Henke: Kappadokien in hellenistischer Zeit. Münster 2005
  • Friedrich Hild, Marcell Restle: Kappadokien (Kappadokia, Charsianon, Sebasteia und Lykandos). Tabula Imperii Byzantini. Wien 1981. ISBN 3-7001-0401-4
  • Catherine Jolivet-Lévy: Les églises byzantines de Cappadoce. Le programme iconographique de l’abside et de ses abords. Paris 1991. ISBN 2-222-04451-0
  • Catherine Jolivet-Lévy: La Cappadoce. Mémoire de Byzance. Paris 1997. ISBN 2-84272-021-0, ISBN 2-271-05500-8
  • Catherine Jolivet-Lévy: La Cappadoce médiévale. 14. St.-Léger-Vauban 2001. ISBN 2-7369-0276-9
  • Catherine Jolivet-Lévy: Etudes cappadociennes. Pindar Press, London 2002. ISBN 1-899828-48-6
  • Brigitte LeGuen-Pollet (Hrsg.): La Cappadoce méridionale jusqu'à la fin de l'époque romaine, Ètat des recherches; actes du colloque d’Istanbul. Institut Français d’Etudes Anatoliennes, 13. — 14. avril 1987. Paris 1991. ISBN 2-86538-225-7
  • Lyn Rodley: Cave monasteries of Byzantine Cappadocia. Cambridge 1985. ISBN 0-521-26798-6
  • Jürgen Süß, Andus Emge, u. a.: Kappadokien — Land der Höhlenkirchen und Vulkane. Brühl 2004, CD-ROM, ISBN 3-00-013413-1, [http://www.mediacultura.de/ Infos]
  • Nicole Thierry: Haut moyen-âge en Cappadoce. Les églises de la région de Çavusin. Bibliothèque archéologique et historique. Bd. 102 (2 Bde.). Paris 1983, 1994.
  • Nicole Thierry: La Cappadoce de l’antiquité au Moyen Age. Bibliothèque de l’antiquité tardive. Bd 4. Turnhout 2002. ISBN 2-503-50947-9
  • Nicole Thierry (Hrsg.): Mystérieuse Cappadoce. Les dossiers d’archéologie. Bd 283. Dijon 2003.
  • Hanna Wiemer-Enis: Die Wandmalerei einer kappadokischen Höhlenkirche. Die neue Tokalı in Göreme. Frankfurt am Main 1993. ISBN 3-631-46260-3
  • Hanna Wiemer-Enis: Spätbyzantinische Wandmalerei in den Höhlenkirchen Kappadokiens in der Türkei. Petersberg 2000. ISBN 3-932526-70-8
  • Susanne Oberheu, Michael Wadenpohl: Kappadokien: Ein Reiseführer durch das Land der Feenkamine und Felsenburgen. Books on Demand GmbH, Norderstedt 2007, ISBN 978-3-8334-8086-7, [http://kappadokien-reisefuehrer.com/ Buchinfos]
  • Каппадокия. Путеводитель. Русс.яз. Автор — Mehmet Cuhadar. Turkey, 2007. ISBN 975-285-108-8
  • Бибиков M.B. Византийская Каппадокия: Основные направления геополитического развития // Каптеревские чтения — 7. Сборник статей / Отв. ред. М. В. Бибиков М.: ИВИ РАН, 2008. С. 5-17.

Ссылки

  • [http://nasledie-rus.ru/podshivka/8610.php Каппадокия как место сплетения культурных традиций: роспись древних подземных храмов и монастырей.]
  • [http://history.kubsu.ru/pdf/ar_kuz.pdf Кузнецов И. В. Pontica Caucasica Ethnica. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995]
  • [http://tengrinews.kz/science/ogromnyiy-drevniy-podzemnyiy-gorod-obnarujen-v-kappadokii-272334/ Огромный древний подземный город обнаружен в Каппадокии]

Отрывок, характеризующий Каппадокия

Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...
Анна же пока что была в относительной безопасности, среди покоя и тишины, окружённая знанием, и охраняемая чистыми добрыми людьми... И могла находиться там до тех пор, пока её не востребует к себе непредсказуемый Святейший Папа.
Глубоко уйдя в свои невесёлые думы, я остановилась у открытого настежь окна...
Погода была на редкость приятной – мягкой, солнечной и тёплой. Пахло просыпающейся землёй и жасмином. Начиналась настоящая весна... Во внутреннем дворе замка, оживляя серость его хмурых высоких стен, пушистым ковром стлалась сочная молодая трава, на которой то тут, то там открывали голубые глаза робкие незабудки... По крышам носились «пьяные» от весеннего воздуха воробьи. Мир просыпался, широко раскрывая счастью свои тёплые, ласковые объятия... И только здесь, в заточении у страшного, жестокого человека, неизменно витала смерть... Мне не хотелось верить, что в такой светлый, радостный день в ужасающих Папских подвалах мучились и умирали люди! Жизнь была слишком ценной и прекрасной, чтобы по мановению чей-то «святой» руки можно было так просто её отнимать.
– Что вы здесь делаете, мадонна Изидора? Или вам не по душе ваши покои? – прервал мои грустные размышления неслышно появившийся Караффа. – Я ведь просил вас не покидать ваших комнат. Думаю, они достаточно просторны для одного человека?
Папа был недоволен. Он прекрасно понимал, что мне ничего не стоило сейчас же взять и «уйти», если бы только я этого захотела. И моё «условное» заточение бесило его, не позволяя иметь над моей душой полный контроль.
– Так что же вы ищете, Изидора? – уже более мягким тоном произнёс Караффа.
– Ничего, Ваше святейшество. Просто здесь легче дышится. Воспоминания, знаете ли, не всегда оказываются приятными... Даже самые дорогие...
– Не согласитесь ли со мною отужинать, мадонна? В последнее время мне очень не хватает приятного общества... – неожиданно поменяв тему, светским голосом произнёс Папа.
Я совершенно опешила, не находясь, что ответить!.. Конечно же, каждый лишний момент, проведённый с Караффой, мог принести мне тот долгожданный счастливый случай, который помог бы избавить мир от его ужасающего присутствия. Поэтому, не долго думая, я согласилась.
– Простите мой туалет, Ваше святейшество, но у меня с собой нет слишком большого выбора, – так же светски ответила я.
Караффа лишь улыбнулся.
– Вы прекрасно знаете, Изидора, что для вас это не имеет значения! Даже в платье пастушки вы затмите любую разодетую королеву!
Он протянул мне руку, на которую, опираясь, я проследовала с ним рядом по потрясающей красоты залам и коридорам, пока мы не оказались в, опять же, почти что золотой, сплошь расписанной чудесными фресками комнате, в которой стоял накрытый, ломящийся от тяжёлой золотой посуды, длиннющий стол...
– О, я не предполагала, что вы ждёте гостей, ваше святейшество! – удивлённо воскликнула я. – Мой наряд по-настоящему не подходящий для званного ужина. Это может вызвать ненужные толки. Не лучше ли будет мне удалиться?
– Бросьте ваши формальности, Изидора! Я никого не жду. Это мой обычный, еженощный(!) стол, моя дорогая. Я люблю всегда и во всём иметь достаточный выбор, видите ли!
– Сколько же здесь всего блюд?.. – удивлённо разглядывая увиденное, не удержавшись, спросила я.
– Никогда не бывает менее двадцати пяти! – довольно ответил Папа.
О, Боги! Самому большому гурману на свете не понадобилось бы такое количество!.. Этот человек даже в еде не знал никаких границ!
– Располагайтесь, мадонна! Надеюсь, хотя бы одно из этих блюд удовлетворит ваш утончённый вкус?..
Я чувствовала себя настолько жутко, что вдруг, неожиданно для себя, захотела расхохотаться... Разве могла я когда-то себе представить, что в один прекрасный день смогу сидеть за одним столом с человеком, которого больше всего на свете желала уничтожить?!. И почувствовав странную неловкость, постаралась тут же заговорить...
– Что побудило вас пригласить меня сегодня, Ваше святейшество? – осторожно спросила я.
– Ваша приятная компания, – рассмеялся Караффа, и чуть подумав, добавил: – Я хотел побеседовать с вами о некоторых, важных для меня вопросах, мадонна, и предпочёл делать это в более приятной для вас обстановке.
Вошёл слуга, и низко поклонившись Караффе, начал пробовать первые блюда. Как же я в тот момент пожалела, что у меня не было с собою знаменитого Флорентийского травяного яда!.. Он был безболезненным и безвкусным, и определению не поддавался... Срабатывал этот яд только лишь через неделю. Им убивали принцев и королей... И он уж точно успокоил бы навсегда сумасшедшего Папу!!!
Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...
– Ну что ж, мадонна, на всё ваша воля... Когда вы закончите, вас отведут в ваши покои.
И к моему величайшему удивлению, не сказав больше ни слова, он, как ни в чём не бывало, спокойно поднялся и ушёл, бросив, свой неоконченный, поистине королевский, ужин.... Опять же – выдержка этого человека поражала, заставляя невольно уважать его, в то же время, ненавидя за всё им содеянное...
В полном молчании прошёл день, приближалась ночь. Мои нервы были взвинчены до предела – я ждала беды. Всем своим существом чувствуя её приближение, я старалась из последних сил оставаться спокойной, но от дикого перевозбуждения дрожали руки, и леденящая душу паника охватывала всё моё естество. Что готовилось там, за тяжёлой железной дверью? Какое новое зверство на этот раз изобрёл Караффа?.. Долго ждать, к сожалению, не пришлось – за мной пришли ровно в полночь. Маленький, сухонький, пожилой священник повёл меня в уже знакомый, жуткий подвал...
А там... высоко подвешенный на железных цепях, с шипастым кольцом на шее, висел мой любимый отец... Караффа сидел в своём неизменном, огромном деревянном кресле и хмуро взирал на происходящее. Обернувшись ко мне, он взглянул на меня пустым, отсутствующим взором, и совершенно спокойно произнёс:
– Ну что ж, выбирайте, Изидора – или вы дадите мне то, что я у вас прошу, или ваш отец утром пойдёт на костёр... Мучить его не имеет смысла. Поэтому – решайте. Всё зависит только от вас.
Земля ушла у меня из-под ног!... Пришлось прилагать все оставшиеся силы, чтобы не упасть прямо перед Караффой. Всё оказалось предельно просто – он решил, что мой отец не будет больше жить... И обжалованию это не подлежало... Некому было заступится, не у кого было просить защиты. Некому было нам помочь... Слово этого человека являлось законом, противостоять которому не решался никто. Ну, а те, кто могли бы, они просто не захотели...
Никогда в жизни я не чувствовала себя столь беспомощной и никчемной!.. Я не могла спасти отца. Иначе предала бы то, для чего мы жили... И он никогда бы мне этого не простил. Оставалось самое страшное – просто наблюдать, ничего не предпринимая, как «святое» чудовище, называемое Римским Папой, холоднокровно отправляет моего доброго отца прямо на костёр...
Отец молчал... Смотря прямо в его добрые, тёплые глаза, я просила у него прощения... За то, что пока не сумела выполнить обещанное... За то, что он страдал... За то, что не смогла его уберечь... И за то, что сама всё ещё оставалась живой...
– Я уничтожу его, отец! Обещаю тебе! Иначе, мы все умрём напрасно. Я уничтожу его, чего бы мне это не стоило. Я верю в это. Даже если больше никто в это не верит... – мысленно клялась ему своей жизнью, что уничтожу чудовище.
Отец был несказанно грустным, но всё ещё стойким и гордым, и только в его ласковых серых глазах гнездилась глубокая, невысказанная тоска... Повязанный тяжёлыми цепями, он не в силах был даже обнять меня на прощание. Но просить об этом у Караффы не было смысла – он наверняка не позволил бы. Ему незнакомы были чувства родства и любви... Ни даже чистейшего человеколюбия. Он их просто не признавал.
– Уходи, доченька! Уходи, родная... Ты не убьёшь эту нелюдь. Только погибнешь напрасно. Уходи, сердце моё... Я буду ждать тебя там, в другой жизни. Север о тебе позаботится. Уходи доченька!..
– Я так люблю тебя, отец!.. Так сильно люблю тебя!..
Слёзы душили меня, но сердце молчало. Надо было держаться – и я держалась. Казалось, весь мир превратился в жернова боли. Но она почему-то не касалась меня, будто я уже и так была мертва...
– Прости, отец, но я останусь. Я буду пробовать, пока жива. И даже мёртвой я его не оставлю, пока не заберу с собой... Ты уж прости меня.
Караффа встал. Он не мог слышать нашего разговора, но прекрасно понимал, что между мною и отцом что-то происходит. Эта связь не подчинялась его контролю, и Папу бесило, что он невольно оставался в стороне...
– На рассвете ваш отец взойдёт на костёр, Изидора. Это Вы убиваете его. Так что – решайте!
Моё сердце стукнуло и остановилось... Мир рушился... и я не могла ничего с этим поделать, ни что-либо изменить. Но надо было отвечать – и я отвечала...
– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...
Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение – это был отец!.. Стоя, уже привязанным, у кошмарного столба, он ласково прощался со мной...
– Я ухожу, доченька... Будь сильной. Это всего лишь переход – я не почувствую боли. Он просто хочет сломать тебя, не позволяй ему, радость моя!.. Мы скоро встретимся, ты ведь знаешь. Там больше не будет боли. Там будет только свет...
Как бы мне не было больно, я смотрела на него, не опуская глаз. Он снова помогал мне выстоять. Как когда-то давно, когда я была совсем ещё малышкой и мысленно искала его поддержку... Мне хотелось кричать, но душа молчала. Будто в ней не было больше чувств, будто она была мертва.
Палач привычно подошёл к костру, поднося смертоносное пламя. Он делал это так же легко и просто, как если бы зажигал в тот момент у себя в доме уютный очаг...
Сердце дико рванулось и застыло... зная, что именно сейчас отец будет уходить... Не выдержав более, я мысленно закричала ему:
– Отец, подумай!.. Ещё не поздно! Ты ведь можешь уйти «дуновением»! Он никогда не сможет найти тебя!.. Прошу тебя, отец!!!..
Но он лишь грустно покачал головой...
– Если я уйду – он возьмётся за Анну. А она не сможет «уйти». Прощай, доченька... Прощай родная... Помни – я буду всегда с тобой. Мне пора. Прощай, радость моя....
Вокруг отца засверкал яркий сияющий «столб», светившийся чистым, голубоватым светом. Этот чудесный свет объял его физическое тело, как бы прощаясь с ним. Появилась яркая, полупрозрачная, золотистая сущность, которая светло и ласково улыбалась мне... Я поняла – это и был конец. Отец уходил от меня навсегда... Его сущность начала медленно подниматься вверх... И сверкающий канал, вспыхнув голубоватыми искорками, закрылся. Всё было кончено... Моего чудесного, доброго отца, моего лучшего друга, с нами больше не было...
Его «пустое» физическое тело поникло, безвольно повиснув на верёвках... Достойная и Честная Земная Жизнь оборвалась, подчиняясь бессмысленному приказу сумасшедшего человека...
Почувствовав чьё-то знакомое присутствие, я тут же обернулась – рядом стоял Север.
– Мужайся, Изидора. Я пришёл помочь тебе. Знаю, тебе очень тяжко, я обещал твоему отцу, что помогу тебе...
– Поможешь – в чём? – горько спросила я. – Ты поможешь мне уничтожить Караффу?
Север отрицательно мотнул головой.
– А другая помощь мне не нужна. Уходи Север.
И отвернувшись от него, я стала смотреть, как горело то, что всего ещё минуту назад было моим ласковым, мудрым отцом... Я знала, что он ушёл, что он не чувствовал этой бесчеловечной боли... Что сейчас он был от нас далеко, уносясь в неизвестный, чудесный мир, где всё было спокойно и хорошо. Но для меня это всё ещё горело его тело. Это горели те же родные руки, обнимавшие меня ребёнком, успокаивая и защищая от любых печалей и бед... Это горели его глаза, в которые я так любила смотреть, ища одобрения... Это всё ещё был для меня мой родной, добрый отец, которого я так хорошо знала, и так сильно и горячо любила... И именно его тело теперь с жадностью пожирало голодное, злое, бушующее пламя...
Люди начали расходиться. На этот раз казнь для них была непонятной, так как никто не объявил, кем был казнимый человек, и за что он умирал. Никто не потрудился сказать ни слова. Да и сам приговорённый вёл себя довольно странно – обычно люди кричали дикими криками, пока от боли не останавливалось сердце. Этот же молчал даже тогда, когда пламя пожирало его... Ну, а любая толпа, как известно, не любит непонятное. Поэтому многие предпочитали уйти «от греха подальше», но Папские гвардейцы возвращали их, заставляя досматривать казнь до конца. Начиналось недовольное роптание... Люди Караффы подхватили меня под руки и насильно впихнули в другой экипаж, в котором сидел сам «светлейший» Папа... Он был очень злым и раздражённым.
– Я так и знал, что он «уйдёт»! Поехали! Здесь нечего больше делать.
– Помилуйте! Я имею право хотя бы уж видеть это до конца! – возмутилась я.
– Не прикидывайтесь, Изидора! – зло отмахнулся Папа, – Вы прекрасно знаете, что его там нет! А здесь просто догорает кусок мёртвого мяса!.. Поехали!
И тяжёлая карета тронулась с площади, даже не разрешив мне досмотреть, как в одиночестве догорало земное тело безвинно казнённого, чудесного человека... моего отца... Для Караффы он был всего лишь «куском мёртвого мяса», как только что выразился сам «святейший отец»... У меня же от такого сравнения зашевелились волосы. Должен же был, даже для Караффы, существовать какой-то предел! Но, видимо, никакого предела и ни в чём, у этого изверга не было...
Страшный день подходил к концу. Я сидела у распахнутого окна, ничего не чувствуя и не слыша. Мир стал для меня застывшим и безрадостным. Казалось – он существовал отдельно, не пробиваясь в мой уставший мозг и никак не касаясь меня... На подоконнике, играясь, всё также верещали неугомонные «римские» воробьи. Внизу звучали человеческие голоса и обычный дневной шум бурлящего города. Но всё это доходило до меня через какую-то очень плотную «стену», которая почти что не пропускала звуков... Мой привычный внутренний мир опустел и оглох. Он стал совершенно чужим и тёмным... Милого, ласкового отца больше не существовало. Он ушёл следом за Джироламо...
Но у меня всё ещё оставалась Анна. И я знала, что должна жить, чтобы спасти хотя бы её от изощрённого убийцы, звавшего себя «наместником Бога», святейшим Папой... Трудно было даже представить, если Караффа был всего лишь его «наместником», то каким же зверем должен был оказаться этот его любимый Бог?!. Я попыталась выйти из своего «замороженного» состояния, но как оказалось – это было не так-то просто – тело совершенно не слушалось, не желая оживать, а уставшая Душа искала только покоя... Тогда, видя, что ничего путного не получается, я просто решила оставить себя в покое, отпустив всё на самотёк.
Ничего больше не думая, и ничего не решая, я просто «улетела» туда, куда стремилась моя израненная Душа, чтобы спастись... Чтобы хотя бы чуточку отдохнуть и забыться, уйдя далеко от злого «земного» мира туда, где царил только свет...
Я знала, что Караффа не оставит меня надолго в покое, несмотря на то, что мне только что пришлось пережить, даже наоборот – он будет считать, что боль ослабила и обезоружила меня, и возможно именно в этот момент попробует заставить меня сдаться, нанеся какой-то очередной ужасающий удар...
Дни шли. Но, к моему величайшему удивлению, Караффа не появлялся... Это было огромным облегчением, но расслабляться, к сожалению, не позволяло. Ибо каждое мгновение я ожидала, какую новую подлость придумает для меня его тёмная, злая душа...
Боль с каждым днём потихонечку притуплялась, в основном, благодаря пару недель назад происшедшему и совершенно меня ошеломившему неожиданному и радостному происшествию – у меня появилась возможность слышать своего погибшего отца!..
Я не смогла увидеть его, но очень чётко слышала и понимала каждое слово, будто отец находился рядом со мной. Сперва я этому не поверила, думая, что просто брежу от полного измождения. Но зов повторился... Это и, правда, был отец.
От радости я никак не могла придти в себя и всё боялась, что вдруг, прямо сейчас, он просто возьмёт и исчезнет!.. Но отец не исчезал. И понемножку успокоившись, я наконец-то смогла ему отвечать...
– Неужели это и правда – ты!? Где же ты сейчас?.. Почему я не могу увидеть тебя?
– Доченька моя... Ты не видишь, потому, что совершенно измучена, милая. Вот Анна видит, я был у неё. И ты увидишь, родная. Только тебе нужно время, чтобы успокоиться.
Чистое, знакомое тепло разливалось по всему телу, окутывая меня радостью и светом...
– Как ты, отец!?. Скажи мне, как она выглядит, эта другая жизнь?.. Какая она?
– Она чудесна, милая!.. Только пока ещё непривычна. И так не похожа на нашу бывшую, земную!.. Здесь люди живут в своих мирах. И они так красивы, эти «миры»!.. Только у меня не получается ещё. Видимо, пока ещё рано мне... – голос на секунду умолк, как бы решая, говорить ли дальше.
– Меня встретил твой Джироламо, доченька... Он такой же живой и любящий, каким был на Земле... Он очень сильно скучает по тебе и тоскует. И просил передать тебе, что так же сильно любит тебя и там... И ждёт тебя, когда бы ты ни пришла... И твоя мама – она тоже с нами. Мы все любим и ждём тебя, родная. Нам очень не хватает тебя... Береги себя, доченька. Не давай Караффе радости издеваться над тобою.
– Ты ещё придёшь ко мне, отец? Я ещё услышу тебя? – боясь, что он вдруг исчезнет, молила я.
– Успокойся, доченька. Теперь это мой мир. И власть Караффы не простирается на него. Я никогда не оставлю ни тебя, ни Анну. Я буду приходить к вам, когда только позовёшь. Успокойся, родная.
– Что ты чувствуешь, отец? Чувствуешь ли ты что-либо?.. – чуть стесняясь своего наивного вопроса, всё же спросила я.
– Я чувствую всё то же, что чувствовал на Земле, только намного ярче. Представь рисунок карандашом, который вдруг заполняется красками – все мои чувства, все мысли намного сильнее и красочнее. И ещё... Чувство свободы потрясающе!.. Вроде бы я такой же, каким был всегда, но в то же время совершенно другой... Не знаю, как бы точнее объяснить тебе, милая... Будто я могу сразу объять весь мир, или просто улететь далеко, далеко, к звёздам... Всё кажется возможным, будто я могу сделать всё, что только пожелаю! Это очень сложно рассказать, передать словами... Но поверь мне, доченька – это чудесно! И ещё... Я теперь помню все свои жизни! Помню всё, что когда-то было со мною... Всё это потрясает. Не так уж и плоха, как оказалось, эта «другая» жизнь... Поэтому, не бойся, доченька, если тебе придётся придти сюда – мы все будем ждать тебя.