Кардинал-дьякон

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Кардина́л-дья́кон или кардинал-диакон — самая низшая ступень из трех ступеней кардинальского достоинства Римско-католической церкви. Кардиналы, возведённые в сан кардиналов-дьяконов являются либо должностными лицами Римской курии либо священниками, возведёнными в сан после их восьмидесятилетия. Епископы с пастырскими обязанностями с другой стороны — возведены в кардиналы-священники.







История

Первоначально титул кардинала-дьякона получали наблюдатели за работами церквей в различных районах Рима.

До 1918 года можно было стать кардиналом-дьяконом, не имея священнического сана. Стать кардиналом-священником мог только священник, а кардиналом-епископом — только епископ.

После 1918 года было установлено, что все кардиналы, даже кардиналы-дьяконы, должны быть священниками, а с 1962 года все кардиналы должны быть в епископском сане, за редкими исключениями, когда разрешалось человеку, ставшему кардиналом в преклонном возрасте, не становиться епископом (например, кардинал Роберто Туччи).

Согласно декрету 1587 году, изданному папой Сикстом V, было установлено максимальное число кардиналов-дьяконов в Священной Коллегии Кардиналов. До 1958 года их было четырнадцать, но при Иоанне XXIII и Павле VI их число увеличилось. В 2016 году 35 кардиналов-дьяконов. После того, как прелат в течение десяти лет был кардиналом-дьяконом, он становится кардиналом-священником.

Сегодняшний день

Сегодня, согласно канону 351 ККП определённо требуется, чтобы кардинал был по крайней мере в сане священника в своем назначении, а те кто не является епископом, должен получить епископскую ординацию, или получить особое разрешение (диспенсацию) от папы римского, чтобы не быть посвящённым в епископа. Большинство этих разрешений давалось выдающимся богословам, которые являются священниками. Так, подобное разрешение было представлено в 2001 году ныне скончавшемуся Эвери Даллесу. Хотя он и не был епископом, а также не мог быть назначен ни на одну из субурбикарных епархий, он имел право носить епископские одеяния и другие pontificalia (епископские регалии: митру, епископские посох, нагрудной крест и перстень) и обладать кардинальским гербом.

Когда кардинал-дьякон не участвует в мессе, но все ещё служит и исполняет некоторые литургические функции, например: преподания папского благословения Urbi et Orbi и в некоторых моментах на Вселенских соборах, кардиналы-дьяконы могут быть облачены в далматики, и они должным быть в простой белой митре.

Главой кардиналов-дьяконов является кардинал-протодьякон (то есть старший кардинал-дьякон во порядке назначения в Коллегии кардиналов) — ныне (2015 год) это итальянский кардинал Ренато Раффаэле Мартино.

Ныне живущие кардиналы-дьяконы

Ниже представлен список ныне живущих кардиналов-дьяконов в порядке старшинства по возведению в сан.

  1. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Франческо-ди-Паола-аи-Монти Ренато Раффаэле Мартино — кардинал-протодьякон;
  2. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Санти-Бьяджо-э-Карло-аи-Катинари Леонардо Сандри;
  3. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Санта-Мария-Либератриче-а-Монте-Тестаччо Джованни Лайоло;
  4. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Лоренцо-ин-Пишибус Пауль Йозеф Кордес;
  5. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Сальваторе-ин-Лауро Анджело Комастри;
  6. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сакро-Куоре-ди-Кристо-Ре Станислав Рылко;
  7. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Джованни-делла-Пинья Раффаэле Фарина, салезианец;
  8. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Санта-Мария-ин-Аквиро Анджело Амато, салезианец;
  9. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Джованни-Боско-ин-виа-Тусколана Робер Сара.
  10. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Паоло-алла-Регола Франческо Монтеризи.
  11. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сант-Агата-деи-Готи Рэймонд Лео Бёрк.
  12. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Nostra Signora del Sacro Cuore in Circo Agonale Курт Кох.
  13. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Maria Ausiliatrice in via Tuscolana Паоло Сарди.
  14. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Паоло-алле-Тре-Фонтане Мауро Пьяченца.
  15. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Gesu Buon Pastore alla Montagnola Велазио Де Паолис.
  16. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сан-Джорджио-ин-Велабро Джанфранко Равази.
  17. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Angelo in Pescheria Элио Сгречча.
  18. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Giuliano dei Fiaminghi Вальтер Брандмюллер.
  19. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Nostra Signora di Coromoto in S. Giovanni di Dio Фернандо Филони.
  20. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Domenico di Guzman Мануэл Монтейру де Каштру.
  21. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Ponziano Сантос Абриль-и-Кастельо.
  22. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Cesareo in Palatio Антонио Мария Вельо.
  23. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Ss. Vito, Modesto e Crescenzia Джузеппе Бертелло.
  24. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Giuseppe dei Falegnami Франческо Коккопальмерио.
  25. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Elena fuori Porta Prenestina Жуан Брас де Авис.
  26. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Sebastiano al Palatino Эдвин Фредерик О’Брайен.
  27. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Annunciazione della Beata Vergine Maria a Via Ardeatina Доменико Кальканьо.
  28. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Sacro Cuore di Gesu a Castro Pretorio Джузеппе Версальди.
  29. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Maria Goretti Проспер Грек.
  30. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Pio V a Villa Carpegna Джеймс Майкл Харви.
  31. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сант-Ансельмо-аль-Авентино Лоренцо Бальдиссери.
  32. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Сант-Аньезе-ин-Агоне Герхард Людвиг Мюллер.
  33. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Санти-Косма-э-Дамиано Беньямино Стелла.
  34. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Spirito in Sassia Доминик Мамберти.
  35. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией Santissimo Nome di Gesù e Maria in Via Lata Луиджи Де Маджистрис.
  36. Кардинал-дьякон с титулярной диаконией S. Antonio di Padova a Circonvallazione Appia Карл Йозеф Раубер.

См. также

Напишите отзыв о статье "Кардинал-дьякон"

Ссылки

  • [http://www.gcatholic.org/hierarchy/cardinals-title-c3.htm Кардиналы-дьяконы с титулярными диакониями Рима]. (недоступная ссылка) Проверено 17 февраля 2014.

Отрывок, характеризующий Кардинал-дьякон

А пока, вернёмся туда, где в 1927 году, у добрейшей души людей – Анны и Василия Серёгиных, была только одна забота – сдержать слово, данное умершим друзьям, и, во что бы то ни стало, вывезти маленького Василька из этой, «проклятой Богом и людьми» земли в хоть сколько-то безопасное место, а позже, попытаться выполнить своё обещание и доставить его в далёкую и им совершенно незнакомую, Францию... Так они начали свое нелёгкое путешествие, и, с помощью тамошних связей и друзей, вывезли моего маленького папу в Пермь, где, насколько мне известно, прожили несколько лет.
Дальнейшие «скитания» Серёгиных кажутся мне сейчас абсолютно непонятными и вроде бы нелогичными, так как создавалось впечатление, что Серёгины какими-то «зигзагами» кружили по России, вместо того, чтобы ехать прямиком в нужное им место назначения. Но наверняка, всё было не так просто, как мне кажется сейчас, и я совершенно уверена, что на их странное передвижение были тысячи очень серьёзных причин...
Потом на их пути оказалась Москва (в которой у Серёгиных жила какая-то дальняя родня), позже – Вологда, Тамбов, и последним, перед отъездом из родной России для них оказался Талдом, из которого (только через долгих и очень непростых пятнадцать лет после рождения моего папы) им наконец-то удалось добраться до незнакомой красавицы Литвы… что было всего лишь половиной пути к далёкой Франции...
(Я искренне благодарна Талдомской группе Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век», и лично господину Витольду Георгиевичу Шлопаку, за неожиданный и очень приятный подарок – нахождение фактов, подтверждающих пребывание семьи Серёгиных в городе Талдоме с 1938 по 1942 год. По этим данным, они проживали на улице Кустарной, дом 2а, недалеко от которой Василий посещал среднюю школу. Анна Фёдоровна работала машинисткой в редакции районной газеты «Коллективный труд» (сейчас – «Заря»), а Василий Никандрович был бухгалтером в местном заготзерно. Такую вот информацию удалось найти членам Талдомской ячейки Движения, за что им моя огромнейшая благодарность!)
Думаю, что во время своих скитаний Серёгиным приходилось хвататься за любую работу, просто чтобы по-человечески выжить. Время было суровое и на чью-либо помощь они, естественно, не рассчитывали. Чудесное поместье Оболенских осталось в далёком и счастливом прошлом, казавшимся теперь просто невероятно красивой сказкой... Реальность была жестокой и, хочешь не хочешь, с ней приходилось считаться...
В то время уже шла кровавая вторая мировая война. Пересекать границы было очень и очень непросто.
(Я так никогда и не узнала, кто и каким образом помог им перейти линию фронта. Видимо, кто-то из этих трёх людей был очень кому-то нужен, если им всё же удалось со-вершить подобное... И я так же совершенно уверена, что помогал им кто-то достаточно влиятельный и сильный, иначе никоим образом перейти границу в такое сложное время им никогда бы не удалось... Но как бы не доставала я позже свою бедную терпеливую бабушку, ответа на этот вопрос она упорно избегала. К сожалению, мне так и не удалось узнать хоть что-нибудь по этому поводу).
Так или иначе, они всё же оказались в незнакомой Литве... Дедушка (я буду его дальше так называть, так как только его я и знала своим дедушкой) сильно приболел, и им пришлось на время остановиться в Литве. И вот эта-то короткая остановка, можно сказать, и решила их дальнейшую судьбу... А также и судьбу моего отца и всей моей семьи.
Они остановились в маленьком городке Алитус (чтобы не слишком дорого приходилось платить за жильё, так как финансово, к сожалению, им в то время было довольно тяжело). И вот, пока они «осматривались по сторонам», даже не почувствовали, как были полностью очарованы красотой природы, уютом маленького городка и теплом людей, что уже само по себе как бы приглашало хотя бы на время остаться.

А также, несмотря на то, что в то время Литва уже была под пятой «коричневой чумы», она всё же ещё каким-то образом сохраняла свой независимый и воинственный дух, который не успели вышибить из неё даже самые ярые служители коммунизма... И это притягивало Серёгиных даже больше, чем красота местной природы или гостеприимство людей. Вот они и решили остаться «на время»… что получилось – навсегда… Это был уже 1942 год. И Серёгины с сожалением наблюдали, как «коричневый» осьминог национал-социализма всё крепче и крепче сжимал своими щупальцами страну, которая им так полюбилась... Перейдя линию фронта, они надеялись, что из Литвы смогут добраться до Франции. Но и при «коричневой чуме» дверь в «большой мир» для Серёгиных (и, естественно, для моего папы) оказалась закрытой и на этот раз навсегда… Но жизнь продолжалась... И Серёгины начали понемногу устраиваться на своём новом месте пребывания. Им заново приходилось искать работу, чтобы иметь какие-то средства для существования. Но сделать это оказалось не так уж сложно – желающим работать в трудолюбивой Литве всегда находилось место. Поэтому, очень скоро жизнь потекла по привычному им руслу и казалось – снова всё было спокойно и хорошо...
Мой папа начал «временно» ходить в русскую школу (русские и польские школы в Литве не являлись редкостью), которая ему очень понравилась и он категорически не хотел её бросать, потому что постоянные скитания и смена школ влияла на его учёбу и, что ещё важнее – не позволяла завести настоящих друзей, без которых любому нормальному мальчишке очень тяжело было существовать. Мой дедушка нашёл неплохую работу и имел возможность по выходным хоть как-то «отводить душу» в своём обожаемом окружном лесу.

А моя бабушка в то время имела на руках своего маленького новорождённого сынишку и мечтала хотя бы короткое время никуда не двигаться, так как физически чувствовала себя не слишком хорошо и была так же, как и вся её семья, уставшей от постоянных скитаний. Незаметно прошло несколько лет. Война давно кончилась, и жизнь становилась более нормальной во всех отношениях. Мой папа учился всё время на отлично и учителя порочили ему золотую медаль (которую он и получил, окончив ту же самую школу).
Моя бабушка спокойно растила своего маленького сына, а дедушка наконец-то обрёл свою давнишнюю мечту – возможность каждый день «с головой окунаться» в так полюбившийся ему алитуский лес.
Таким образом, все были более или менее счастливы и пока что никому не хотелось покидать этот поистине «божий уголок» и опять пускаться странствовать по большим дорогам. Они решили дать возможность папе закончить так полюбившуюся ему школу, а маленькому бабушкиному сыну Валерию дать возможность как можно больше подрасти, чтобы было легче пускаться в длинное путешествие.
Но незаметно бежали дни, проходили месяцы, заменяясь годами, а Серёгины всё ещё жили на том же самом месте, как бы позабыв о всех своих обещаниях, что, конечно же, не было правдой, а просто помогало свыкнутся с мыслью, что возможно им не удастся выполнить данное княжне Елене слово уже никогда... Все Сибирские ужасы были далеко позади, жизнь стала каждодневно привычной, и Серёгиным иногда казалось, что этого возможно и не было никогда, как будто оно приснилось в каком-то давно забытом, кошмарном сне...

Василий рос и мужал, становясь красивым молодым человеком, и его приёмной матери уже всё чаще казалось, что это её родной сын, так как она по-настоящему очень его любила и, как говорится, не чаяла в нём души. Мой папа звал её матерью, так как правды о своём рождении он пока ещё (по общему договору) не знал, и в ответ любил её так же сильно, как любил бы свою настоящую мать. Это касалось также и дедушки, которого он звал своим отцом, и также искренне, от всей души любил.