Кача (приток Енисея)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Кача
250px
Кача в черте Красноярска
Характеристика
Длина

102 км

[[d:{{#property:P1200}}|Бассейн]]

1230 км²

Расход воды

4,3 м³/с

[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&article=Кача+(приток+Енисея) Водоток]
Исток

 

— Местоположение

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

— Высота

581 м

— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0_(%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA_%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F)&params=55.9984_N_92.1062_E_scale:10000_region:RU_type:river&title=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0+%28%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA+%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F%29%2C+%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA 55°59′54″ с. ш. 92°06′22″ в. д. / 55.9984° с. ш. 92.1062° в. д. / 55.9984; 92.1062 (Кача (приток Енисея), исток)[//maps.google.com/maps?ll=55.9984,92.1062&q=55.9984,92.1062&spn=0.01,0.01&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=55.9984&mlon=92.1062&zoom=15 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=92.1062,55.9984&pt=92.1062,55.9984&spn=0.01,0.01&l=sat,skl (Я)]

Устье

Енисей

— Местоположение

2460 км от устья по левому берегу, Красноярск

— Высота

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

— Координаты

[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0_(%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA_%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F)&params=56_0_55_N_92_53_58_E_scale:100000_region:RU_type:river&title=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0+%28%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA+%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F%29%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 56°00′55″ с. ш. 92°53′58″ в. д. / 56.01528° с. ш. 92.89944° в. д. / 56.01528; 92.89944 (Кача (приток Енисея), устье)[//maps.google.com/maps?ll=56.01528,92.89944&q=56.01528,92.89944&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=56.01528&mlon=92.89944&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=92.89944,56.01528&pt=92.89944,56.01528&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0_(%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA_%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F)&params=56_0_55_N_92_53_58_E_scale:100000_region:RU_type:river&title=%D0%9A%D0%B0%D1%87%D0%B0+%28%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BA+%D0%95%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B5%D1%8F%29%2C+%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5 56°00′55″ с. ш. 92°53′58″ в. д. / 56.01528° с. ш. 92.89944° в. д. / 56.01528; 92.89944 (Кача (приток Енисея), устье)[//maps.google.com/maps?ll=56.01528,92.89944&q=56.01528,92.89944&spn=0.1,0.1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=56.01528&mlon=92.89944&zoom=12 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=92.89944,56.01528&pt=92.89944,56.01528&spn=0.1,0.1&l=sat,skl (Я)]

Уклон реки

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[https://tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&l=10&article={{#property:P1200}} Расположение]
Водная система

Енисей → Карское море


Россия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[[]]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна

Россия22x20px Россия

Регион

Красноярский край

Район

Емельяновский район, Красноярск

Водный реестр России

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код бассейна

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Код по ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Том ГИ

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/p884 на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

7px — исток, 7px — устье

[[:commons:Category:Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.|Кача на Викискладе]]
К:Реки по алфавитуК:Водные объекты по алфавитуК:Карточка реки: Викиданные: используется свойство: код ГВР[[Категория:]]К:Реки до 500 км в длинуК:Карточка реки: исправить: разногласие с Викиданными: ДлинаК:Карточка реки: Викиданные: заполнить: категория бассейна

Ка́ча (в верховье Гладкая Кача) — река в Красноярском крае России. Левый приток Енисея, впадающий в него в черте Красноярска.

На языке качинцев река называлась Изыр-Су (стремительно несущаяся)[1].

Длина 102 км (с Гладкой Качей), площадь водозабора 1280 км², средний расход воды — 4,3 м³/с. В бассейне реки ведутся лесозаготовки, сельское хозяйство. Общее водопотребление на орошение и сельскохозяйственные нужды не превышает 2 % годового стока (2 млн м³). Вливается в Енисей в месте называемом " Стрелка ".

Населённые пункты на реке: п. Памяти 13 Борцов, д. Крутая, пгт. Емельяново, д. Творогово, п. Логовой, с. Дрокино, п. Солонцы, г. Красноярск.

Река берёт своё начало из гор,в районе посёлка Кача в Емельяновском районе, впадает в Енисей в черте Красноярска. Именно в месте впадения реки в большой Енисей и был основан Красноярск в 1628 году. [2]

Река Кача не судоходна, течет в основном по равнинной местности. В половодье уровень воды в реке поднимается, река выходит из берегов и затапливает городские строения в черте Красноярска.





Притоки

  • 5 км: Бугач
  • Нанжуль
  • Большой Арей
  • 35 км: Малый Арей
  • 35 км: Еловка
  • 75 км: Крутая Кача
  • Сумасшедшая
  • Грязная
  • Становая
  • Тёплая
Файл:091 Мост через р Качу Гладкую (cropped).jpg
Мост через Гладкую Качу на Транссибе, 1899

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Енисейскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Енисей от Красноярского г/у до впадения Ангары без Кана, речной подбассейн реки — Енисей между слиянием Большого и Малого Енисея и впадением Ангары. Речной бассейн реки — Енисей[3].

Рыбалка на Каче

В Каче водятся такие рыбы как:

пескарь (Gobio gobio)

хариус (Thymallus arcticus)

окунь (Perca fluviatilis)

щука (Esox lucius)

карась (Carassius auratus)

сорога (плотва) (Rutilus rutilus)

гольян (Phoxinus phoxinus)

налим (Lota lota)

ёрш (Acerina cernua)

таймень (Hucho taimen)

в нижней части (предустьевой) - верховка (Leucaspius delineatus) и лещ (Abramis brama) .

Возможно есть голец усатый, по крайней мере в прудах на ручьях бассейна Качи, например, р.Еловый. Насчет обитания ленка (Brachymystax lenok) и других видов рыб неизвестно.[4]

Утки на Каче

В последнее 7-10 лет утки живут на Каче круглый год и горожане всегда их подкармливают. [5]

Народы жившие на Каче

Иоган Фишер в книге «Сибирская история» , писал, что татары, живущие на берегу реки, называли левый приток, впадающий в Енисей, Изир-Ссу (Изыр-Су), что в переводе означает «стремительно несущаяся». Сами себя коренные жители называли изыр-кичи. То есть люди, живущие на берегах Изыра. Русские стали со временем называть их качинцами, а реку — Качей. [6]

Первое время русские документы их так и называли. Например, в 1627 г. кузнецкий воевода Федор Голенищев - Кутузов послал служилых людей в "новую Кичинскую землю по ясак". Но, видимо, татарское "кичи" оказалось неудобопроизносимым для русских, и они переиначили его в качи. Татар начали звать качинцами, а реку, на которой они обитали - Качей. Северная граница Качинской земли, примерно совпадала с современным Московским трактом на участке Красноярск - Большой Кемчуг, вдоль которого и протекает Кача. В конце XVI в. дружина Ермака разгромила Кучумово царство". Часть тобольских и иртышских татар бежали на восток, вначале на Обь, затем на Енисей. В бассейне Енисея татары осели по его левому берегу, вдоль среднего течения реки Июс (Чулым) и в долине реки, служившей границей владений киргизского племени Изыр или Езер и поэтому называвшейся Изыр - Су.

В первые годы существования Красноярска улусы качинцев возглавлялись князцами Талбиреем, Кускешем и Мунгатом. Красноярский атаман Мунгучаков, судя по фамилии, выходец из тех же качинцев, в 1737 году перед историком Г.Ф. Миллером в красноярской съезжей избе подал следующую "скаску" о качинцах: "народ оный средний ростом, лицом смугловат, глаза серые и черные, волосом черные же, и носят на голове косы (мужчины) родного волоса, а вокруг косы бреют. А платье носят: мужики сарги тучук… тулупы козлиные и бараньи, а заматывают левую полу направо и опушивают те тулупы бобрами и овчинами черными, а сверх тех тулупов надевают однорядки из цветного сукна и из сермяжного. А на голове носят малахаи лисьи и рысьи, и волчьи, и овчиные с челами шелковыми и бумажными и нитенными, кроме медвежьих. А на руках носят рукавицы овчинные и козлиные, а на ногах пимы, подобные сапогам без каблуков.

А женский пол носят зимою тулупы, а летом носят жалойки по их вере и сверх того носят чигилек, подобен басроку. А на головах девки плетут кос по 15 и меньше из родимых волосьев. Да на ногах носят штаны ровдужные (род замши) и холщевые.

А юрты у себя имеют летом берестеные круглые, а зимою у них бывают и войлошные и делают иные избы. Имеют у себя богатство: деньги, скот и ясак платят в казну соболями, лисицами и волками, и белкою с сохатиными". Основными видами хозяйственной деятельности качинцев были охота и скотоводство. Земледелием подгорные качинцы занимались более интенсивно, чем арины. В дальнейшем среди них появились и служивые люди, но в основном только князьки, "которые свою братию татар держали и проведав про шатость их, приходя в приказную избу, воеводам извещали". Таково одно из описаний качинских татар.

Как и у аринов, у качинцев жизнь с приходом русских осложнилась. Сближению с русскими препятствовали старые связи с киргизами, которые пытались не выпускать качинцев из-под своего влияния. Во время киргизских набегов в 1632, 1634 и 1636 гг. киргизы увели к себе поголовно всех качинцев. Некоторые качинцы вернулись в ближайшие пять лет, но основная их масса пребывала у киргизов до 1647 года, когда лишь после категорического требования русских властей они вернулись на свои кочевья.

В 1703 году до половины обитателей "Киргизской землицы", куда входили территории Аринской и Качинской земли, было уведено многочисленным войском черных калмыков (ойротов) в глубь своей страны, и набеги на Красноярский острог прекратились совершено. Качинские татары после этого частично перекочевали в долины рек Июса (Чулым) и Абакана, т.е. бывшие киргизские владения. Постепенно перемешавшись с оставшимися киргизами и другими племенами, они приняли участие в заключительном этапе формирования хакасской народности..[7]

Из Истории Качи

1624 г. А. А. Дубенский отправлен был по Енисею отыскать подходящее место под будущий острог. Поднявшись по Енисею до впадения речки Изыр-Су, он достиг места, где нашел укрепленное зимовье. Такие «острожки зимовые» были разбросаны по всей Сибири в период освоения, служили убежищем горстке казаков-первопроходцев.

«Равнинная местность между Енисеем и Качей с запада ограничивалась Большой сопкой и ее склонами, — писала в своей книге „Красноярское урочище“ Е.В.Гевель, —  и была покрыта сосновым лесом. Левый берег Качи, сложенный из красных мергелей, круто поднимался вверх, образуя живописную гряду вдоль речки Кача. Вершина гряды называлась Кум-Тигей (гора тетивы тугого лука – с тюрк.) и просматривалась отовсюду. С крутого холма Кум-Тигей открывалась прекрасная панорама берегов Енисея, долина которого ограничивалась Куйсумскими и Ботойскими горами». В 1822 году Красноярск был переименован из окружного города в губернский.

Енисей и Кача играли очень важную роль в жизни города, но люди, живущие на берегах рек,  относились к ним довольно небрежно и равнодушно. «Кача река, текущая из гор по Красноярскому округу, — писал Пестов в „Записках об Енисейской губернии“, - имеет в себе мелкую рыбу, впадает устьем у самого губернского города Красноярска в Енисей. Кача судоходства никакого не имеет, но весьма полезна по легкости ее и вкусу как родниковой воды в пищу для людей, а в особенности, по всему ее пространству по берегам, по лучшим пастбищам для табунов конского и рогатого скота». Совсем недолго вода Качи оставалась «питьевой». Не прошло и ста лет, как река была настолько загрязнена, что санитарная комиссия вынесла однозначный вердикт, запрещающий использовать воду в пищу.

Город развивался, увеличивалось число желающих поселиться на берегах Качи. На плане Красноярска инженера С.Плаутина 1748 года за рекой еще ничего не было. К концу XVII века образовалась Закаченская слобода. На карте под номером 15 показаны мясные ряды за Качей. Со стороны города около реки были возведены питейные дома (№9), еще одни мясные ряды (№13), пушечный ценхаус (№6).

Горожане также активно осваивали эти земли. В начале XIX века за Качей начали строиться заводы, появилась Закаченская слобода, Казачья слобода. На карте 1852 года, изданной с дополнениями по карте 1828 года,  синим цветом закрашены места, предназначенные для огородов, а белые участки с номерами — еще никем не занимаемые территории. Можно видеть, что большинство Закаченской слободы было уже распланировано, но она еще была почти не заселена. Уже существовала Церковь кладбищенская (4), скотобойня (33). Долгое время заведовал скотобойней ветеринарный врач В.И.Пальмин. Со стороны города около берега располагались питейные дома (27) и  мясные лавки (32).

Острой необходимостью была связь между частями города.  На карте 1894 года можно увидеть мосты, существовавшие в то время. Раньше переправлялись через Качу вброд и по льду зимой, пытались строить мост, но он был разрушен весенним половодьем. Кача была капризной рекой, меняла русло, мелела и разливалась, подмывала берега и разрушала строения жителей города, решивших поселиться вдоль Качи. Много раз городские власти пытались укротить строптивую реку. Выбирали. как обычно, что дешевле, средств у города всегда не хватало на капитальное устройство русла.

В 1905 году была  создана специальная комиссия по урегулированию течения речки Качи между мельницей Круглова и Почтамтским мостом. Городской архитектор предложил устройство запруд с забивкой свай и завалкой хворостом, соломой и балластом. Комиссия же решила просто произвести пересыпку русла землей, хворостом и соломой.

Для укрепления берегов архитектор предусмотрел возведение ряжевых стенок, но комиссия решила, что более дешевым способом будет забить сваи на расстоянии одна от другой 1,5 аршин и на такую же глубину, сваи забрать горбылями и затрамбовать глиной. Сверху установить общую насадку. Смета составила сумму в 2008 рублей 50 копеек.

И все равно было достаточно желающих поселиться на берегах Качи. В городскую управу приходило много заявок и просьб разрешить выкупить у города землю под строительство. Городская управа в 1906 году назначила цену 8 рублей за квадратную сажень за продажу в собственность городской земли по Береговой Каченской улице. На карте 1906 года изображены 4 моста через Качу:

1. Закаченский мост, ведущий в Закаченскую слободу;

2. Покровский мост, идущий по Покровскому переулку. Иногда жители называли его Хилковским, потому что около него Хилковым была выстроена баня,  затем она стала называться Ильинской. а потом перешла во владение Тересиной;

3. Мост по Почтамскому переулку. который в народе называли еще Радайкин мост, который вел в Казачью слободу;

4. Юдинский мост.

Около Качи за тюремным замком располагалась слобода Попов луг. Слобода располагалась довольно далеко от центра города, поэтому, несмотря на близость Качи, у нее было много проблем с водой.

Вода реки Качи по своему химическому составу и загрязнению ее расположенными выше города деревнями разными отбросами давно врачами была признана негодной для употребления в пищу. Поэтому городские власти разрешили загрязнить ее еще больше (!) назёмом (смесью помёта домашних животных с соломой), но не разрешили выбрасывать в реку нечистоты. Медицинский совет в связи с этим выпустил постановление от 9 -го декабря 1906 года о том, что брать воду и лед для ледников из русла Качи населению категорически запрещается.[8]

Сквер на Каче

На Каче присутствует сквер " Сказочный Городок ". Игровая площадка возле Качи на улице Конституции, г. Красноярска была одной из главных достопримечательностей Центрального района Красноярска. Со всех районов города сюда съезжаются родители с детьми, чтобы погрузиться в атмосферу средневековья, поиграть среди крепостей и мостов, а также искупаться в фонтане в жаркую погоду. В 2013 г. власти решили снести ветхий «Сказочный городок» и построить новый из бюджета было выделено около 46 миллионов рублей на ремонт. Обновленная крепость, гранитные элементы декора, брусчатка, лавочки, современная детская игровая зона,

площадка для экстремалов-велосипедистов, роллеров.[9]

Критика

Однако ремонт детского городка на Каче подвергся критике местных жителей, из-за того, что были уничтожанны многие интересный площадки для детей. Был закопан ров, вокруг замка; Уничтоженный второй этаж замка; уничтожен мост через ров и другие интереснейшие места в "сказочном городке". Так же недовольство вызвало то, что на 60 миллионов бюджетных рублей, было сделано очень мало работ, которые независимые эксперты оценивают максимум в 7-10 миллионов рублей.


Загрязнение воды в Каче.

Берег Качи постоянно захламлялся отходами овощной продукции. Вонючая помойка на берегу речки с каждым днем увеличивалась. Руководство рынка, чтобы снять с себя ответственность за очистку прибрежной полосы, распорядилось выстроить вдоль берега высоченный забор. С таким решением общественники не согласились и умудрились победить. Берег стал намного чище. Но вода в Каче по-прежнему оставалась очень грязной. Причина одна. С давних времен по недомыслию властей в Качу, словно жерла пушек, направлено не менее тридцати довольно объёмных труб, изрыгающих зловонную канализационную жижу. Кто конкретно и когда их установил, теперь уже никто не знает. Руководители предприятий сделали свое черное дело и ушли в безвестность, оставив красноярцам на многие годы "дурное наследство". И теперь от него избавиться очень сложно. Правда, совсем недавно мэр города Петр Пимашков бил кулаком себя в грудь, обещая, что заварит "качинские выпуски". Однако его скоропалительное заявление всерьез никак нельзя принимать. Жизнедеятельность человека в городе не остановишь. Если канализационные выпуски заварить, то содержимое канализации растечется по всему городу. Проблемой ликвидации канализационных стоков следовало заниматься давно и поочередно. Тогда мэру наверняка не пришлось бы делать непродуманные заявления.

Многие красноярцы помнят время, когда вода в речке была настолько прозрачной, что даже чрезмерно требовательный к чистой и проточной воде благородный хариус заходил сюда на нерест. Теперь она стала обиталищем так называемой сорной рыбы. В неё заходят вечно голодные пескарики, неприхотливый карась и окунишка, обмельчавший от неблагоприятных жизненных условий. Однако и эта рыбешка нередко украшает водную гладь кверху брюшком. Концентрации загрязняющих веществ оказываются несовместимы с жизнью даже столь неприхотливых рыбок. Согласно данным Гидромета, превышение нормативов загрязнения в качинской воде составляет по азоту аммонийному в 13,6 раза, по железу - 36,6 раза, по фенолу - 8 раз. Неудивительно, что в такой воде не удается выжить не только благородной рыбе, но и неприхотливой сорожке и пескарикам.

Многие предприятия, расположенные по обоим берегам Качи, загрязняют речку ядовитыми стоками. Чтобы спрятать произведенные загрязнения, они отгораживаются заборами и продолжают выбрасывать различные отходы на прибрежную полосу. Чего только нет в воде и на берегах речки! Шины и кузова легковых и грузовых машин, резиновые изоляции кабелей, полиэтиленовые пакеты и бутылки. Промышленные и бытовые отходы тянутся вдоль берега от самого истока Качи. Напротив поселка Солонцы общественники насчитали на участке длиною в сто метров десять затопленных в воде салонов легковых автомобилей.

Но есть угрозы и пострашнее. На правом берегу речки, в районе специализированного предприятия по вывозке городского мусора "Автоспецбаза", расположена насосная канализационная станция. Прямо скажем, место для нее выбрано очень неудачно. В случае возникновения аварийной ситуации поступающие на станцию городские нечистоты, как водится, напрямую сбрасываются в речку и далее - в Енисей. Такое случалось много раз. Общественники неоднократно ставили перед городскими властями вопрос о необходимости построения отводного канала и подготовки специального котлована, куда бы можно было сбрасывать в случае аварии канализационные воды. Но власти и горжилкомхозовское начальство не реагировало на их просьбы. Более того, в минувшем году они полностью вырубили вдоль берега кустарники и деревья, чтобы не мешали водостоку во время весеннего половодья. Вырубили даже там, куда вода никогда не доходила в половодье. И вместо того, чтобы очистить берега от древесных захламлений и вывезти вырубленный кустарник на свалку, оставили его тут же, у самого уреза воды. Расчет был прост: не нужно задействовать автотранспорт, половодье все унесет. Это головотяпство обошлось городской казне не в одну сотню тысяч рублей. А природе нанесен огромный урон.

Красноярцы также не могут согласиться с другими непродуманными решениями. Уже несколько лет идет покрытие берегов Качи бетонными плитами. На первый взгляд вроде бы хорошее дело. Но только на первый. Те, кто дружит с природой, кого радует вид буйно разросшейся вдоль берега древесной растительности, наверняка скажут, что сплошное бетонирование речки неоправданно. Там, где берег размывается, нет вопроса. А вот там, где не размывается, возможно, надо оставлять разрывы в 3 - 5 метров, чтобы могли расти кустарники не только для укрепления берегов, но и для убежища прибрежных и залетных птиц.

Качу загрязняют не только городское население и промышленные предприятия. Жители деревень, расположенных выше по течению, не очень-то беспокоятся о чистоте водоема. Животноводческие комплексы и домовладения, расположенные вдоль берега, используют Качу в качестве мусороприемника.

Огромная доля загрязнения речки канализационными и животноводческими стоками принадлежит поселку Солонцы. Несколько лет назад по инициативе известного в Красноярске хозяйственника В.Я. Гладчука в поселке было начато строительство очистных сооружений. Они вполне могли обеспечить хорошую очистку канализационных стоков. Однако скоро только сказка сказывается, да не очень быстро дело делается. На строительство сооружений были израсходованы крупные капиталовложения. До сих пор сохранились построенные в земной толще бетонные сооружения отстойников. Кое-где проглядывают из земли заржавленные и искореженные трубы. Но основных сооружений уже нет. Кирпичную кладку объектов кое-где разобрали жители поселка. А то, что осталось, развалилось от времени и природных катаклизмов. Жители Солонцов неоднократно обращались к властям Емельяновского района с просьбой продолжить строительство очень нужного объекта, как для поселка, так и для Красноярска. Пока тщетно.

В том же районе, в селе Емельяново, находится птицефабрика "Заря". Она размещается на довольно крутом склоне горы, поэтому все отходы птицеводческой фабрики вместе с ливневыми водами свободно поступают в злосчастную речку.

Видимо, Емельяновской санитарно-эпидемиологической станции следует более активно проверять сельскохозяйственные предприятия и стоки от частных домов.

Стоит сказать и о притоке Качи - речке Бугаче. Это сравнительно небольшой водоем, в три раза меньше Качи, но во столько же раз и грязнее, за что местнымие жителями прозван "вонючкой". Действительно, на берегу Бугача хоть противогаз надевай. У этой речушки те же источники загрязнения, что и у Качи. Разве что бытовых отходов и различного автомобильного хлама больше.

По классификации загрязненность реки и озера подразделяется на три вида. И Кача, и Бугач значатся под литерой "а", как очень грязные. Выловленную из этих речек рыбу есть нельзя. Рыбаки-любители кормят этой рыбой своих кошек и собак. Животным неведомо, съедобна она или нет.

Необходимо вернуть полноценную жизнь речке. Ведь Кача, впадая в Енисей и обильно снабжая его различными загрязняющими веществами, делает и его воду непригодной для питья. Недалеко от устья Качи находится водозабор "Гремячий лог". Нет никакой гарантии, что грязная качинская водичка не попадает в кран горожан. Городские власти обязаны иметь это в виду. Вода в Каче должна быть прозрачной и чистой. Только тогда в нее может вернуться благородный житель речной фауны - хариус.[10]

Напишите отзыв о статье "Кача (приток Енисея)"

Примечания

  1. Н. Н. Козьмин Этнография и народность // Сибирская живая старина. Иркутск. 1927 год. стр. 1-22
  2. [http://krsk-e.ru/video/1075_reka-kacha-krasnoyarsk-zhk-u-reki.html РЕКА КАЧА КРАСНОЯРСК (ЖК У РЕКИ)]. krsk-e.ru. Проверено 10 января 2016.
  3. [http://textual.ru/gvr/index.php?card=213725 Государственный водный реестр РФ: Кача].
  4. [http://www.bylkov.ru/publ/22-1-0-1567 Река Кача - Статьи и отчёты - Летняя рыбалка (прочее) - Туризм, Рыбалка в Сибири. Отчёты, видео о рыбалке Форум рыбаков]. www.bylkov.ru. Проверено 9 января 2016.
  5. [http://www.nofollow.ru/video.php?c=ryrEl8Zfueo Утки на Каче. — видео NofolloW.Ru] (ru-RU). Video.NofolloW.Ru. Проверено 9 января 2016.
  6. [http://my.krskstate.ru/docs/relief/reka-kacha/ Река Кача — Интернет-энциклопедии Красноярского края]. my.krskstate.ru. Проверено 9 января 2016.
  7. [http://svyato.info/krasnojarskijj-krajj/emeljanovskijj-rajjon-krasnojarskijj-krajj/5546-reka-kacha.html Река Кача]. Святой источник. Проверено 10 января 2016.
  8. [http://www.krasplace.ru/reka-kacha Маленькая речушка текущая через большой город]. Красное Место (4 ноября 2012). — «Губернский город Красноярск стоит на левом берегу Енисея при впадении в него с той же стороны реки Качи, следовательно на мысе, омытом с трех сторон водою. Енисей возле Красноярска течет течет прямо на восток. Кача впадает от Северо-Запада. Таким образом, равнина, на которой расположен город, имеет вид треугольника, основание м которому служит протянутое от юга на север, то есть от Енисея до Качи, возвышение, называемое Афонтовою горою... Кача по широкому рву вьется ручьями, переменяющими беспрестанно свои русла. Если бы постоянно действовать, чтобы хотя исподволь прорыты были в Качу через весь город поперечные каналы, прочные в отделке; чтоб впоследствии все общественные и казенные жилые здания возводимы были под рвом, по которому Кача стремится; если бы весь сор, вся нечистота свозимы были на скалы рва, — то речка сия была бы как нарочно устроенное средство для очищения города.»
  9. [http://www.j100.ru/news/sibnovosti/detail.php?news=2301743 Строители завершили реставрацию «Сказочного городка» на набережной Качи - Главные новости Красноярска [18+]]. www.j100.ru. Проверено 9 января 2016.
  10. [http://ecoclub.nsu.ru/isar/mu13/06.htm Медвежий угол №13]. ecoclub.nsu.ru. Проверено 25 июля 2016.

Литература

  • Величко М. Ф. Маленькие путешествия вокруг большого города. — Красноярск: Кн. изд-во, 1989. ISBN 5-7479-0148-6

Ссылки

  • [http://krsk.kp.ru/2004/06/04/doc24551 Комсомольская Правда: Я на Качу ехал плача, возвращался хохоча]
  • [http://atf.krgtu.ru:8088/liter/gai_eis.html Енисейский энциклопедический словарь / Гл. редактор Н. И. Дроздов. Красноярск: КОО Ассоциация «Русская энциклопедия», 1998. 736 с.]

Отрывок, характеризующий Кача (приток Енисея)

Я благодарна моей маме за её чудесную доброту и веру в меня, за её помощь и решительность сохраняя мои «неординарные» способности.
Я благодарна моему чудесному сыну Роберту, за возможность чувствовать себя гордой матерью, за его открытое сердце и за его талант, а также за то, что он просто есть на этой земле.
И я всей душой благодарна моему удивительному мужу – Николаю Левашову – помогшему мне найти себя в моём «затерянном» мире, давшему мне понимание всего того, на что я мучительно пыталась найти ответы долгие годы, и открывшему для меня дверь в невероятный и неповторимый мир большого Космоса. Ему, моему лучшему другу, без которого я не могла бы сегодня представить своего существования, я посвящаю эту книгу.

Пояснение первое
По мере того, как мы растём, взрослеем, стареем, наша жизнь наполняется множеством нам дорогих (а частично и совершенно ненужных), воспоминаний. Всё это перегружает нашу, и так уже чуть уставшую, память, оставляя в ней лишь «осколки» давно произошедших событий и лица каких-то давным-давно встреченных людей.
Настоящее понемножку вытесняет прошлое, загромождая наш и так уже сильно «натруженный» мозг важными событиями сегодняшнего дня, и наше чудесное детство, вместе с так дорогой нам всем юностью, «затуманенные» потоком «важного сегодняшнего», постепенно уходят на второй план...
И какую бы яркую мы не прожили жизнь, и какой бы блестящей памятью не обладали, никто из нас не сможет восстановить с полной точностью события, происходившие сорок (или более) лет назад.
Иногда, по неизвестным нам причинам, какой-то человек или факт оставляет в нашей памяти неизгладимое впечатление и буквально «впечатывается» в неё навсегда, а иногда даже что-то очень важное просто исчезает в «вечнотекущем» потоке времени, и только случайный разговор с каким-то старым знакомым неожиданно «выхватывает» из закоулков нашей памяти какое-то исключительно важное событие и несказанно удивляет нас тем, что мы вообще могли такое как-то забыть!..
Перед тем, как я решилась написать эту книгу, я попыталась восстановить в своей памяти некоторые для меня важные события, которые я считала достаточно интересными, чтобы о них рассказать, но, к моему большому сожалению, даже обладая великолепной памятью, я поняла, что не смогу достаточно точно восстановить многие детали и особенно диалоги, которые происходили так давно.
Поэтому я решила воспользоваться самым надёжным и хорошо проверенным способом – перемещением во времени – для восстановления любых событий и их деталей с абсолютной точностью, проживая заново именно тот день (или дни), когда выбранное мною событие должно было происходить. Это было единственным верным для меня способом достичь желаемого результата, так как обычным «нормальным» способом и вправду абсолютно невозможно воспроизвести давно прошедшие события с такой точностью.
Я прекрасно понимала, что такая детальная точность до мельчайших подробностей воспроизведённых мною диалогов, персонажей и давно происходивших событий, может вызвать недоумение, а может даже и некоторую настороженность моих уважаемых читателей (а моим «недоброжелателям», если такие вдруг появятся, дать возможность назвать всё это просто «фантазией»), поэтому сочла своим долгом попытаться всё происходящее как-то здесь объяснить.
И даже если это мне не совсем удалось, то просто пригласить желающих приоткрыть со мной на какое-то мгновение «завесу времени» и прожить вместе мою странную и временами даже чуть-чуть «сумасшедшую», но зато очень необычную и красочную жизнь...

После стольких прошедших лет, для всех нас детство становится больше похожим на давно слышанную добрую и красивую сказку. Вспоминаются тёплые мамины руки, заботливо укрывающие перед сном, длинные солнечные летние дни, пока ещё не затуманенные печалями и многое, многое другое – светлое и безоблачное, как само наше далёкое детство… Я родилась в Литве, в маленьком и удивительно зелёном городке Алитус, далеко от бурной жизни знаменитых людей и «великих держав». В нём жило в то время всего около 35,000 человек, чаще всего в своих собственных домах и домиках, окружённых садами и цветниками. Весь городок окружал древний многокилометровый лес, создавая впечатление огромной зелёной чаши, в которой тихо мирно ютился, живя своей спокойной жизнью, княжеский городок.

Он строился в 1400 году литовским князем Алитис на берегу широкой красавицы реки Нямунас. Вернее, строился замок, а вокруг уже позже обстраивался городок. Вокруг городка, как бы создавая своеобразную защиту, река делала петлю, а в середине этой петли голубыми зеркалами сияли три небольших лесных озера. От старинного замка до наших дней, к сожалению, дожили только лишь руины, превратившиеся в огромный холм, с вершины которого открывается изумительный вид на реку. Эти руины были любимым и самым загадочным местом наших детских игр. Для нас это было местом духов и привидений, которые казалось всё ещё жили в этих старых полуразрушенных подземных тоннелях и искали своих «жертв», чтобы утащить их с собой в свой загадочный подземный мир… И только самые храбрые мальчишки отваживались идти туда достаточно глубоко, чтобы потом пугать всех оставшихся страшными историями.

Насколько я себя помню, большая половина моих самих ранних детских воспоминаний была связана именно с лесом, который очень любила вся наша семья. Мы жили очень близко, буквально через пару домов, и ходили туда почти каждый день. Мой дедушка, которого я обожала всем своим детским сердечком, был похож для меня на доброго лесного духа. Казалось, он знал каждое дерево, каждый цветок, каждую птицу, каждую тропинку. Он мог часами рассказывать об этом, для меня совершенно удивительном и незнакомом мире, никогда не повторяясь и никогда не уставая отвечать на мои глупые детские вопросы. Эти утренние прогулки я не меняла ни на что и никогда. Они были моим любимым сказочным мирком, которым я не делилась ни с кем.

К сожалению, только спустя слишком много лет я поняла, кем по-настоящему был мой дед (к этому я ещё вернусь). Но тогда это был просто самый близкий, тёплый и хрупкий человечек с яркими горящими глазами, который научил меня слышать природу, говорить с деревьями и даже понимать голоса птиц. Тогда я ещё была совсем маленьким ребёнком и искренне думала, что это совершенно нормально. А может даже и не думала об этом вообще… Я помню моё первое знакомство с «говорящим» деревом. Это был старый огромный дуб, который был слишком объёмистым для моих маленьких детских ручонок.
– Видишь, какой он большой и добрый? Слушай его… Слушай... – как сейчас помнится тихий, обволакивающий дедушкин голос. И я услышала…
До сих пор ярко, как будто это случилось только вчера, я помню то, ни с чем не сравнимое чувство слияния с чем-то невероятно огромным и глубоким. Ощущение, что вдруг перед моими глазами начали проплывать странные видения каких-то чужих далёких жизней, не по-детски глубокие чувства радости и грусти… Знакомый и привычный мир куда-то исчез, а вместо него всё вокруг сияло, кружилось в непонятном и удивительном водовороте звуков и ощущений. Не было страха, было только огромное удивление и желание чтобы это никогда не кончалось...
Ребёнок – не взрослый, он не думает о том, что это неправильно или что этого (по всем нашим «знакомым» понятиям) не должно быть. Поэтому для меня совершенно не казалось странным, что это был другой, абсолютно ни на что не похожий мир. Это было чудесно, и это было очень красиво. И показал мне это человек, которому моё детское сердце доверяло со всей своей непосредственной чистой и открытой простотой.
Природу я очень любила всегда. Я была «намертво» слита с любым её проявлением вне зависимости от места, времени или чьих-то желаний. С самых первых дней моего сознательного существования любимым местом моих каждодневных игр являлся наш огромный старый сад. До сих пор я буквально до мельчайших подробностей помню ощущение того неповторимого детского восторга, которое я испытывала, выбегая солнечным летним утром во двор! Я с головой окуналась в тот удивительно знакомый и в то же время такой загадочный и меняющийся мир запахов, звуков и совершенно неповторимых ощущений.

Мир, который, к нашему общему сожалению, растёт и меняется соответственно тому, как растём и меняемся мы. И позже уже не остаётся ни времени, ни сил чтобы просто остановиться и прислушаться к своей душе.
Мы постоянно мчимся в каком-то диком водовороте дней и событий, гонясь каждый за своей мечтой и пытаясь, во что бы то ни стало, «добиться чего-то в этой жизни»… И постепенно начинаем забывать (если когда-то помнили вообще...) как удивительно красив распускающийся цветок, как чудесно пахнет лес после дождя, как невероятно глубока порой бывает тишина… и как не хватает иногда простого покоя нашей измученной каждодневной гонкой душе.
Обычно я просыпалась очень рано. Утро было моим любимым временем суток (что, к сожалению, полностью изменилось, когда я стала взрослым человеком). Я обожала слышать, как просыпается от утренней прохлады ещё сонная земля; видеть, как сверкают первые капли росы, ещё висящие на нежных цветочных лепестках и от малейшего ветерка бриллиантовыми звёздочками срывающиеся вниз. Как просыпается к новому дню ЖИЗНЬ… Это был по-настоящему МОЙ мир. Я его любила и была абсолютно уверена, что он будет со мной всегда…
В то время мы жили в старинном двухэтажном доме, сплошь окружённом огромным старым садом. Моя мама каждый день уходила на работу, а папа в основном оставался дома или уезжал в командировки, так как в то время он работал журналистом в местной газете, названия которой я, к сожалению, уже не помню. Поэтому почти всё своё дневное время я проводила с дедушкой и бабушкой, которые были родителями моего отца (как я узнала позже – его приёмными родителями).

Вторым моим самым любимым увлечением было чтение, которое так и осталось моей большой любовью навсегда. Я научилась читать в три года, что, как оказалось позже, было весьма ранним для этого занятия возрастом. Когда мне было четыре, я уже «взахлёб» зачитывалась своими любимыми сказками (за что и поплатилась на сегодняшний день своими глазами). Я обожала жить с моими героями: сопереживала и плакала, когда что-то шло не так, возмущалась и обижалась, когда побеждало зло. А когда сказки имели счастливый конец – тут уж всё ярко сияло «розовым цветом» и мой день становился настоящим праздником.
Смешно и грустно вспоминать эти удивительно чистые детские дни, когда всё казалось возможным, и всё было абсолютно реальным. Насколько реальным – я не могла тогда даже предположить. Это произошло, когда я с очередным упоением читала одну из своих любимых сказок. Ощущение было настолько ярким, что я помню, как будто это случилось только вчера: привычный мир вокруг меня вдруг куда-то исчез, и я оказалась в своей любимой сказке. Я имею в виду – по-настоящему оказалась. Всё вокруг было реально живое, движущееся, меняющееся… и абсолютно потрясающее.
Я не знала точно, сколько я пробыла в этом удивительном мире, но когда это вдруг исчезло, внутри осталась какая-то болезненно-глубокая звенящая пустота… Казалось, что наш «нормальный» мир вдруг потерял все свои краски, настолько ярким и красочным было моё странное видение. Я не хотела с ним расставаться, не хотела чтобы это кончалось… И вдруг почувствовала себя настолько «обделённой», что разревелась навзрыд и бросилась жаловаться всем, кого в тот момент нашла, о своей «невозвратимой потере»… Моя мама, которая к счастью в тот момент находилась дома, терпеливо выслушала мой сбивчивый лепет, и взяла с меня обещание пока не делиться своей «необыкновенной» новостью с друзьями.
Когда я удивлённо спросила: – Почему?
Мама растерянно сказала, что это пока будет нашим секретом. Я, конечно, согласилась, но это казалось чуточку странным, так как я привыкла открыто делиться всеми своими новостями в кругу своих друзей, и теперь это вдруг почему-то было запрещено. Постепенно моё странное «приключение» забылось, так как в детстве каждый день обычно приносит что-то новое и необычное. Но однажды это повторилось опять, и уже повторялось почти каждый раз, когда я начинала что-то читать.
Я полностью погрузилась в свой удивительный сказочный мир, и он казался мне намного реальнее, чем все остальные, привычные «реальности»… И я никак не могла понять своим детским умом, почему моя мама приходит во всё меньший и меньший восторг от моих вдохновенных рассказов…
Моя бедная добрая мама!.. Я могу только представить себе теперь, после стольких прожитых лет, что она должна была пережить! Я была её третьим и единственным ребёнком (после умерших при рождении моих брата и сестры), который вдруг погрузился непонятно во что и не собирается оттуда выходить!.. Я до сих пор благодарна ей за её безграничное терпение и старание понять всё, что происходило со мной тогда и все последующие «сумасшедшие» годы моей жизни. Думаю, что многим ей помог тогда мой дед. Так же, как он помогал и мне. Он находился со мной всегда, и наверное поэтому его смерть стала для меня самой горькой и невосполнимой потерей моих детских лет.

Жгучая, незнакомая боль швырнула меня в чужой и холодный мир взрослых людей, уже никогда больше не давая возможности вернуться назад. Мой хрупкий, светлый, сказочный детский мир разбился на тысячи мелких кусочков, которых (я откуда-то знала) мне уже никогда не удастся полностью восстановить. Конечно же, я всё ещё оставалась малым шестилетним ребёнком, с моими грёзами и фантазиями, но в то же время, я уже знала наверняка, что не всегда этот наш удивительный мир бывает так сказочно красив, и не всегда в нём, оказывается, безопасно существовать…
Я помню как буквально несколько недель до того страшного дня, мы сидели с дедушкой в саду и «слушали» закат. Дедушка почему-то был тихим и грустным, но эта грусть была очень тёплой и светлой, и даже какой-то глубоко доброй… Теперь-то я понимаю, что он тогда уже знал, что очень скоро будет уходить… Но, к сожалению, не знала этого я.
– Когда-нибудь, через много, много лет… когда меня уже не будет рядом с тобой, ты так же будешь смотреть на закат, слушать деревья… и может быть вспоминать иногда своего старого деда, – журчал тихим ручейком дедушкин голос. – Жизнь очень дорога и красива, малыш, даже если временами она будет казаться тебе жестокой и несправедливой... Что бы с тобой не случилось, запомни: у тебя есть самое главное – твоя честь и твоё человеческое достоинство, которых никто у тебя не может отнять, и никто не может их ронить, кроме тебя… Храни это, малыш, и не позволь никому тебя сломать, а всё остальное в жизни восполнимо...
Он качал меня, как маленького ребёнка, в своих сухих и всегда тёплых руках. И было так удивительно покойно, что я боялась дышать, чтобы случайно не спугнуть этот чудесный миг, когда согревается и отдыхает душа, когда весь мир кажется огромным и таким необычайно добрым… как вдруг до меня дошёл смысл его слов!!!
Я вскочила, как взъерошенный цыплёнок, задыхаясь от возмущения, и, как назло, никак не находя в своей «взбунтовавшейся» голове таких нужных в этот момент слов. Это было так обидно и совершенно несправедливо!.. Ну почему в такой чудесный вечер ему вдруг понадобилось заводить речь о том грустно-неизбежном, что (уже понимала даже я) рано или поздно должно будет произойти?!. Моё сердце не хотело этого слушать и не хотело такого «ужаса» принимать. И это было совершенно естественно – ведь все мы, даже дети, настолько не хотим признавать себе этот грустный факт, что притворяемся, будто оно не произойдёт никогда. Может быть с кем-то, где-то, когда-то, но только не с нами... и никогда…
Естественно, всё обаяние нашего чудесного вечера куда-то исчезло и уже не хотелось ни о чём больше мечтать. Жизнь опять же давала мне понять, что, как бы мы ни старались, не столь уж и многим нам по-настоящему дано право в этом мире располагать… Смерть моего дедушки по-настоящему перевернула всю мою жизнь в буквальном смысле этого слова. Он умер на моих детских руках, когда мне было всего-навсего шесть лет. Случилось это ранним солнечным утром, когда всё вокруг казалось таким счастливым, ласковым и добрым. В саду радостно перекликались первые проснувшиеся птицы, весело передавая друг другу последние новости. Tолько-только открывала свои yмытые утренней росой глаза разнеженная последним утренним сном розовощёкая заря. Воздух благоухал удивительно «вкусными» запахами летнего буйства цветов.
Жизнь была такой чистой и прекрасной!.. И уж никак невозможно было представить, что в такой сказочно-чудесный мир могла вдруг безжалостно ворваться беда. Она просто не имела на это ни какого права!!! Но, не напрасно же говорится, что беда всегда приходит незванно, и никогда не спрашивает разрешения войти. Так и к нам в это утро она вошла не постучавшись, и играючи разрушила мой, так вроде бы хорошо защищённый, ласковый и солнечный детский мир, оставив только нестерпимую боль и жуткую, холодную пустоту первой в моей жизни утраты…
В это утро мы с дедушкой, как обычно, собирались пойти в наш любимый лес за земляникой, которую я очень любила. Я спокойно ждала его на улице, как вдруг мне почудилось, что откуда-то подул пронизывающий ледяной ветер и на землю опустилась огромная чёрная тень. Стало очень страшно и одиноко… В доме кроме дедушки в тот момент никого не было, и я решила пойти посмотреть, не случилось ли с ним чего-то.
Дедушка лежал на своей кровати очень бледный и я почему-то сразу поняла что он умирает. Я бросилась к нему, обняла и начала трясти, пытаясь во что бы то ни стало вернуть назад. Потом стала кричать, звать на помощь. Было очень странно – никто меня почему-то не слышал и не приходил, хотя я знала, что все находятся где-то рядом и должны меня услышать наверняка. Я тогда ещё не понимала, что это кричала моя душа…
У меня появилось жуткое ощущение, что время остановилось и мы оба в тот момент находимся вне его. Как будто кто-то поместил нас обоих в стеклянный шар, в котором не было ни жизни, ни времени… И тут я почувствовала, как все волосы на голове встают дыбом. Я никогда не забуду этого ощущения, даже если проживу сто лет!.. Я увидела прозрачную светящуюся сущность, которая вышла из тела моего дедушки и, подплыв ко мне, начала мягко в меня вливаться… Сначала я сильно испугалась, но сразу же почувствовала успокаивающее тепло и почему-то поняла, что ничего плохого со мной не может случиться. Сущность струилась светящимся потоком, легко и мягко вливаясь в меня, и становилась всё меньше и меньше, как бы понемножку «тая»... А я ощущала своё тело огромным, вибрирующим и необычайно лёгким, почти что «летящим».
Это был момент слияния с чем-то необыкновенно значительным, всеобъемлющим, чем-то невероятно для меня важным. А потом была жуткая, всепоглощающая боль потери… Которая нахлынула чёрной волной, сметая на своём пути любую мою попытку ей противостоять… Я так плакала во время похорон, что мои родители начали бояться, что заболею. Боль полностью завладела моим детским сердечком и не хотела отпускать. Мир казался пугающе холодным и пустым… Я не могла смириться с тем, что моего дедушку сейчас похоронят и я не увижу его уже никогда!.. Я злилась на него за то, что он меня оставил, и злилась на себя, что не сумела его спасти. Жизнь была жестокой и несправедливой. И я ненавидела её за то, что приходилось его хоронить. Наверное поэтому это были первые и последние похороны, при которых я присутствовала за всю мою дальнейшую жизнь…

После, я ещё очень долго не могла придти в себя, стала замкнутой, и очень много времени проводила в одиночестве, чем до глубины души огорчала всех своих родных. Но, мало-помалу, жизнь брала своё. И, спустя какое-то время, я потихонечку начала выходить из того глубоко изолированного состояния, в которое погрузила себя сама, и выходить из которого оказалось весьма и весьма непросто... Мои терпеливые и любящие родители пытались мне помочь, как могли. Но при всём их старании, они не знали, что по-настоящему я больше уже не была одна – что мне, после всех моих переживаний, вдруг открылся ещё более необычный и фантастический мир, чем тот, в котором я уже какое-то время жила. Мир, который превосходил своей красотой любые воображаемые фантазии, и который (опять же!) подарил мне со своей необыкновенной сущностью мой дед. Это было ещё более удивительно чем всё то, что происходило со мною раньше. Только почему-то на этот раз мне уже не хотелось ни с кем этим делиться…
Дни шли за днями. В моей повседневной жизни я была абсолютно нормальным шестилетним ребёнком, который имел свои радости и горести, желания и печали и такие неисполнимо-радужные детские мечты… Я гонялась за голубями, обожала ходить с родителями к реке, играла с друзьями в детский бадминтон, помогала, в силу своих возможностей, маме и бабушке в саду, читала свои любимые книжки, училась игре на фортепиано. Другими словами – жила самой нормальной обычной жизнью всех маленьких детей. Только беда-то была в том, что Жизни у меня к тому времени были уже две… Я как будто жила в двух совершенно разных мирах: первый – это был наш обычный мир, в котором мы все каждый день живём, и второй – это был мой собственный «скрытый» мир, в котором жила только моя душа. Мне становилось всё сложнее и сложнее понять, почему то, что происходило со мной, не происходило ни с одним из моих друзей?
Я стала чаще замечать, что, чем больше я делилась своими «невероятными» историями с кем-либо из моего окружения, тем чаще чувствовалась с их стороны странная отчуждённость и недетская настороженность. Это ранило и от этого становилось очень грустно. Дети любопытны, но они не любят непонятное. Они всегда как можно быстрее стараются докопаться своим детским умом до сути происходящего, действуя по принципу: «что же это такое и с чем его едят?»… И если они не могут этого понять – оно становится «чужеродным» для их повседневного окружения и очень быстро уходит в забытье. Вот таким «чужеродным» понемножку начала становиться и я…