Климент XI

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Его Святейшество папа римский
Климент XI
Clemens PP. XI<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Климент XI</td></tr>
243-й папа римский
23 ноября 1700 года — 19 марта 1721 года
Интронизация: 8 декабря 1700 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иннокентий XII
Преемник: Иннокентий XIII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Джанфранческо Альбани
Оригинал имени
при рождении:
Gianfrancesco Albani
Рождение: 23 июля 1649(1649-07-23)
Урбино, Папская область
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: сентябрь 1700 года
Епископская хиротония: 30 ноября 1700 года
Кардинал с: 13 февраля 1690 года
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Климент XI (лат. Clemens PP. XI, в миру Джанфранческо Альбани; 23 июля 1649 — 19 марта 1721) — папа римский с 23 ноября 1700 по 19 марта 1721 года.







Папа-дипломат

Джанфранческо Альбани родился 23 июля 1649 года в Урбино. Получил основательное и всестороннее образование. В возрасте 28 лет принял священнический сан. В 1690 году Александр VIII вручил ему кардинальскую шапку. Пробыв кардиналом 10 лет 10 месяцев и 10 дней, был избран на конклаве папой римским, став на 52-м году жизни самым молодым папой римским ХVIII века. Папа Альбани строго придерживался принципов своего предшественника и не протежировал родственникам. Единственным исключением был Аннибале Альбани, назначенный кардиналом в 1711 году. Его брат стал кардиналом только в правление Иннокентия XIII. Понтификат Климента XI, длившийся 21 год, был заполнен дипломатической деятельностью папских легатов и нунциев, которые принимали активное участие в многочисленных интригах тогдашних королевских дворов. Все историки разделяют ныне мнение, что эти интенсивные меры ватиканских дипломатов в небольшой степени способствовали повышению авторитета папства на международной арене. Конечно, с влиянием папского государства считались, но было известно, что с помощью подкупа и нажима при папском дворе можно было достигнуть многого.

Против кальвинизма

Климент XI благословлял французского «короля-солнце» Людовика XIV на унижение и уничтожение гугенотов. При подавлении восстания камизаров в Севеннских горах королевские войска совершали ужасные жестокости в отношении мирного населения. С одобрения Климента XI, который издал специальную буллу об отлучении камизаров, солдаты короля разрушили более 450 деревень, иногда убивая всех подряд[1]. Был случай сожжения в одном сарае 300 гугенотов.

Против янсенизма

Файл:ClemensXI.png
Портрет Папы Климента XI (1649—1721) на старинной монете (1706 года)

В богословской области самым значительным шагом Климента XI была публикация 8 сентября 1713 года буллы «Unigenitus», направленной против янсенизма: 101 предложение из книги ведущего идеолога янсенизма, французского теолога Паскье Кенеля, были объявлены буллой еретическими. Осуждение выдернутых из контекста предложений, истинный смысл которых был часто вследствие такого приема искажен, не с лучшей стороны характеризовало теологов Римской курии, тем более когда оказалось, что некоторые осужденные фразы были цитатами из трудов Августина, творца идеологии западного христианства. Опубликование буллы Unigenitus не успокоило догматические споры во Франции, но зато способствовало росту религиозного скептицизма и индифферентизма, которые характеризовали эпоху Просвещения. В 1708 году Папа установил праздник Непорочного зачатия, отмечающийся 8 декабря.

Напишите отзыв о статье "Климент XI"

Литература

Примечания

  1. Abraham Mazel, Élie Marion, Jacques Bonbonnoux, 1983. Mémoires sur la guerre des Camisards. Les Presses du Languedoc, Montpellier.

Ссылки

  • [http://allvatican.ru/publ/rimskie_papy/kliment_xi/kliment_xi_dzhovanni_franchesko_albani/36-1-0-54 Климент XI (Джованни Франческо Альбани) - статья на allvatican.ru]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Климент XI

Могучий палач легко поднял кардинала, привязывая к его ступням тяжёлый камень. Вначале я не могла понять, что означала такая пытка, но продолжение, к сожалению, не заставило себя ждать... Палач потянул рычаг, и тело кардинала начало подниматься... Послышался хруст – это выходили из мест его суставы и позвонки. Мои волосы встали дыбом! Но кардинал молчал.
– Кричите, Мороне! Доставьте мне удовольствие! Возможно, тогда я отпущу вас раньше. Ну, что же вы?.. Я вам приказываю. Кричите!!!
Папа бесился... Он ненавидел, когда люди не ломались. Ненавидел, если его не боялись... И поэтому для «непослушных» пытки продолжались намного упорнее и злей.
Мороне стал белым, как смерть. По его тонкому лицу катились крупные капли пота и, срываясь, капали на землю. Его выдержка поражала, но я понимала, что долго так продолжаться не сможет – каждое живое тело имело предел... Хотелось помочь ему, попробовать как-то обезболить. И тут мне неожиданно пришла в голову забавная мысль, которую я сразу же попыталась осуществить – камень, висевший на ногах кардинала, стал невесомым!.. Караффа, к счастью, этого не заметил. А Мороне удивлённо поднял глаза, и тут же их поспешно закрыл, чтобы не выдать. Но я успела увидеть – он понял. И продолжала «колдовать» дальше, чтобы как можно больше облегчить его боль.
– Уйдите, мадонна! – недовольно воскликнул Папа. – Вы мешаете мне наслаждаться зрелищем. Я давно хотел увидеть, таким ли уж гордым будет наш милый друг, после «работы» моего палача? Вы мешаете мне, Изидора!
Это означало – он, всё же, понял...
Караффа не был видящим, но многое он как-то улавливал своим невероятно острым чутьём. Так и сейчас, почуяв, что что-то происходит, и не желая терять над ситуацией контроль, он приказывал мне удалиться.
Но теперь я уже сама не желала уходить. Несчастному кардиналу требовалась моя помощь, и я искренне хотела ему помочь. Ибо знала, что оставь я его наедине с Караффой – никто не знал, увидит ли Мороне наступающий день. Но Караффу мои желания явно не волновали... Не дав мне даже возмутиться, второй палач буквально вынес меня за дверь и подтолкнув в сторону коридора, вернулся в комнату, где наедине с Караффой остался, пусть очень храбрый, но совершенно беспомощный, хороший человек...
Я стояла в коридоре, растерянно соображая, как могла бы ему помочь. Но выхода из его печального положения, к сожалению, не было. Во всяком случае, я не могла его так быстро найти... Хотя, если честно, у меня самой положение было, наверное, ещё печальней... Да, пока Караффа ещё не мучил меня. Но ведь физическая боль являлась не столь ужасной, как ужасны были мучения и смерть любимых людей... Я не знала, что происходило с Анной, и, боясь как-то вмешиваться, беспомощно выжидала... Из своего грустного опыта, я слишком хорошо понимала – обозли я каким-то необдуманным действием Папу, и результат получится только хуже – Анне наверняка придётся страдать.
Дни шли, а я не знала, была ли моя девочка всё ещё в Мэтэоре? Не появлялся ли за ней Караффа?.. И всё ли было с ней хорошо.
Моя жизнь была пустой и странной, если не сказать – безысходной. Я не могла покинуть Караффу, так как знала – стоит мне только исчезнуть, и он тут же выместит свою злость на моей бедной Анне... Также, я всё ещё не в силах была его уничтожить, ибо не находила пути к защите, которую подарил ему когда-то «чужой» человек. Время безжалостно утекало, и я всё сильнее чувствовала свою беспомощность, которая в паре с бездействием, начинала медленно сводить меня с ума...
Прошёл почти уже месяц после моего первого визита в подвалы. Рядом не было никого, с кем я могла бы обмолвиться хотя бы словом. Одиночество угнетало всё глубже, поселяя в сердце пустоту, остро приправленную отчаяньем...
Я очень надеялась, что Мороне всё-таки выжил, несмотря на «таланты» Папы. Но возвращаться в подвалы побаивалась, так как не была уверена, находился ли там всё ещё несчастный кардинал. Мой повторный визит мог навлечь на него настоящую злобу Караффы, и платить за это Мороне пришлось бы по-настоящему дорого.