Книга Зоровавеля

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Книга Зоровавеля (др.-евр. ספר זרובבל — Сефер Зэрубавэль; также Апокалипсис Зоровавеля) — еврейское эсхатологическое сочинение начала VII века н. э.[1], повествующее об эсхатологической войне, явлении Машиаха бен Йосефа[en] и Машиаха бен Давида[en], и исполненное в жанре библейских видений (подобных например, книгам пророков Даниэля и Йехезкеля) от имени Зоровавеля, вождя иудеев VI века до н. э.[2]. «Книга Зоровавеля» стоит в одном ряду с поздними византийскими эсхатологическими сочинениями («Откровение Мефодия Патраского», «Видения Даниила», «Вопросы Иоанна Богослова Господу на горе Фаворской»).

Поскольку Книга Зоровавеля дает однозначную дату (1058/1060 год н. э.) возвращения Мессии, это оказало значительное влияние на современную мессианскую мысль того времени.[3]







История

Большая часть книги Зоровавеля определённо была написана в византийской Палестине VII века н. э., между 629 и 636 годами[3]. Рассказ о гибели Неемии бен Хушиэля, лидера еврейских повстанцев, поддерживавших персов во время взятия ими Иерусалима в 614 году и о завоевании земли Израиля нечестивым царем Армилусом[en] (по одной версии — анаграмма слова Romulus, то есть «Римлянин»; по другой — от греческого Ερημολαος «Губитель народа»), который вскоре завоюет весь мир, позволяют отнести Книгу Зоровавеля к моменту наибольших успехов ромеев во время византийско-персидской войны 629 года, когда войска императора Ираклия заняли Иерусалим, а на востоке вышли к персидской столице Ктесифону. Сообщение о сражении Армилуса с сынами Кидара говорит в пользу датировки Книги Зоровавеля 631—636 гг. — от первых столкновений мусульман с византийцами до битвы при Ярмуке, положившей конец гегемонии Византии в Палестине.

Книга Зоровавеля дошла до нас в ряде рукописных и печатных редакциях. Возможно самая старая рукописная копия — часть еврейского молитвенника середины IX века (ок. 840 года н. э.), находящегося в т. н. «Зелёной коллекции[en]», крупнейшем частном собрании редких библейских текстов и артефактов[4]

Первое печатное издание псевдоэпиграфа осуществлено в 1519 году в Константинополе в составе антологии под названием «Likkutim Schonim».[5] Репринт вышел в Вильно в 1819 году совместно с «Сефер Малкиель»[5].

Позднее А. Йеллинеком во втором томе шеститомного собрания мидрашей «Bet ha-Midrasch» (Лейпциг, 1853—1878)[6] издал псевдоэпиграф на основании двух рукописей Лейпцигской городской библиотеки[7][5]. Книга вновь была вновь издана С. А. Вертгеймером[en] в «Leḳeṭ Midrashim» (Иерусалим, 1903).[5] Наиболее полное издание этой работы подготовил И. Леви[fr] в монографии «L’apocalypse de Zorobabel et le roi de Perse Siroès» (Париж, 1914).[5]

Имеется совсем немного информации о ранней истории Книги Зоровавеля; можно предположить, что с ней был знаком составитель «Зогара», включивший туда легенду о Хефцибе, матери Машиаха бен Давида. Книга Зоровавеля упоминается Авраамом ибн Эзрой, Элиазаром из Вормса[en][3] и вероятно Раши[5], при этом Ибн Эзра раскритиковал книгу как «неблагонадежную».[5]

Содержание

Книга Зоровавеля открывается горячей молитвой правителя Иудеи, Зоровавеля (VI в. до н. э.), к Богу, с размышлениями о близости собственной кончины. Бог обещает Зоровавелю воскресить его. Затем Дух Господень переносит Зоровавеля «в Ниневию, город крови» — в Рим. Там он видит заброшенный дом, а в нём — «мужа скорбей, изведавшего болезни» (мессианская аллюзия — Ис. 53). Он говорит Зоровавелю, что он Мессия, заключённый здесь вплоть до конца времен. Зоровавель тут же видит, что Мессия оказывается «юношей совершенный красоты». Он спрашивает Мессию о времени конца, и ему тотчас является Метатрон. Метатрон называет себя «Вождем воинств Господних», отождествляясь с Ангелом Господним, о котором говорится в Торе. Метатрон рассказывает Зоровавелю о Мессии. Мессия родился доме пророка Давида «в час, когда Навуходоносор пришёл на Иерусалим»; Ангел сокрыл его в Риме вплоть до конца времен. Затем Метатрон показывает Зоровавелю статую прекрасной женщины; он говорит, что с ней совокупится сатана и из неё выйдет Армилус (антихрист). Облик его оказывается совершенно гротескным: «волосы головы его, как зелёное золото, ноги его доходят до ступней, ширина лица его в мизинец, и глаза его кривы и голов у него две». Все народы мира поверят в него кроме Израиля. Армилус убьет Машиаха бен Йосефа, Неемию бен Хушиэля и шестнадцать праведников с ним. Сыны Израиля будут оплакивать Неемию сорок дней, после чего удалятся в пустыню. Единственным свободным от его власти местом окажутся Восточные ворота Иерусалима, в которых будет стоять мать Менахема бен Амиэля[en], Хефциба. Армилус в это время сразится с сынами Кидара (арабами) и завоюет весь мир. После этого явится Менахем бен Амиэль — Машиах бен Давид и пророк Илия. В месяц ав они войдут в Иерусалим и воскресят Неемию и других умерших. С неба спустится Храм и жертвоприношение будет восстановлено. В конце книги Метатрон показывает Зоровавелю отстроенный Иерусалим (От Синайской пустыни до Ливана и от Великой Реки[уточнить] до Евфрата, и до последнего моря) и Храм.

В других вариантах книги содержится ещё несколько любопытных мотивов. Так, приход Машиаха бен Давида относится к 1060 году (990 лет после разрушения второго Храма). Мессия придет неожиданно 14 нисана и все мудрецы Израиля выйдут к нему и «будут стыдить его, как ты стыдил его, и не поверят в него». Лишь после того, как Менахем бен Амиэль воскресит убитого Неемию бен Хушиэля евреи поверят в него. В этом отрывке (как и в ряде других мест) невозможно не увидеть христианское влияние. Менахем бен Амиэль «духом уст своих» убьет Армилуса и поразит его войско в долине Арбель.

Источники и литературный контекст

Книга Зоровавеля — типичный средневековый псевдоэпиграф. По своему построению он напоминает византийские «Вопросы Иоанна Богослова», также повествующие о конце мира. Описанные в книге Зоровавеля события навеяны византийско-персидской войной, которая послужила её автору благодатным материалом для построения своей эсхатологической теории. Погибший в 614/617 годах лидер антивизантийского восстания Неемия бен Хушиэль[en] мыслился её автором как Машиах бен Йосеф, страдающий Мессия Израиля. К нему он относит предсказание пророка Захарии об оплакивании евреями «того, которого пронзили» (Зах 12; 20[уточнить]). Менахем бен Амиэль является «спрятанным Избавителем» (фигура, очень типичная для мирового фольклора); он также изображается как страдающий Мессия («муж скорбей и изведавший болезни»). Рассказ о Мессии, по имени Менахем, восходит к Иерусалимскому Талмуду (Брахот 2:4, 5а). В нём описывается, что некий еврейский крестьянин узнает, что в день разрушения Храма родился Мессия. Он находит его мать, даёт ей пелёнки для сына, обещает навестить её снова. Однако при второй встрече она рссказывает ему, что «после того, как повстречала я тебя, пришли ветры и вихри и похитили его [сына] из моих рук». Именно этот эпизод и автор «Книги Зоровавеля» отождествляет с сокрытием Мессии. Пребывание Мессии в Риме отсылает нас к талмудическому образу Мессии, который «сидит в воротах Рима, в окружении бедных, больных и ничтожных» (Вавилонский Талмуд, Санхедрин 98а).

Образ Армилуса как нечестивого царя и противника народа Израиля в своей основе восходит к книге пророка Даниэля (в книге Зоровавеля говорится, что с Армилусом «будет десять царей», что отсылает нас образу зверя с 10 рогами и одного рога, символизирующего нечестивого царя — Дан. 7:7—8). Описание чудесного рождения Армилуса и его внешнего вида явно испытало влияние фольклора; аналогичные описания чудесного рождения и облика антихриста мы находим в византийских апокрифах «Откровение Мефодия Патарского» и «Видения Даниила». Описание эсхатологической битвы, гибели Армилуса и воскресения мертвых основаны на классической пророческой традиции.

Напишите отзыв о статье "Книга Зоровавеля"

Примечания

  1. Himmelfarb Martha. Rabbinic Fantasies: Imaginative Narratives from Classical Hebrew Literature / David Stern and Mark Mirsky. — Yale University Press, 1998. — P. 67 ff. — ISBN 0-300-07402-6.
  2. Strack Hermann Leberecht. Introduction to the Talmud and Midrash. — Fortress Press, 1992. — P. 327. — ISBN 0-8006-2524-2.
  3. 1 2 3 Silver Abba Hillel. II The Mohammedan Period // History of Messianic Speculation in Israel. — Kessinger Publishing, 2003. — P. 49. — ISBN 0-7661-3514-4.
  4. [https://www.museumofthebible.org/news/green-scholars-discover-world%E2%80%99s-oldest-jewish-prayer-book Green Scholars Discover World’s Oldest Jewish Prayer Book : 840 C.E. Discovery from the Green Collection is Important Link between Time of the Dead Sea Scrolls and Medieval Judaism] (англ.). Museum of the Bible (September 26, 2013). Проверено 14 сентября 2016.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Reeves John C. Trajectories in Near Eastern Apocalyptic: A Postrabbinic Jewish Apocalypse Reader. — Society of Biblical Literature, 2005. — P. 40 ff.. — ISBN 1-58983-102-0.
  6. Bet ha-Midrasch, II, 54—57
  7. Апокалиптическая литература новоеврейская // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908. — Т. II. — Стб. 872—894.

Литература

  • Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М. 2000
  • История Востока. Восток в Средние века. Т. 2. М. 1995
  • Книга Зоровавеля http://blend.org.ua/?p=98
  • Книга об Антихристе. — М.: Амфора, 2007. — 656 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-367-00354-3.


Отрывок, характеризующий Книга Зоровавеля

– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...